ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
НОВОСТИ/NEWS
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА, ПРОГРАММЫ
ОБЩИЕ ТЕМЫ
СОБЫТИЯ ОПК
ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА
ФОТО: ВООРУЖЕНИЕ, ВЫСТАВКИ, СОБЫТИЯ
ПРЕДПРИЯТИЯ И ОРГАНИЗАЦИИ ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
ВОЕННЫЕ ОКРУГА, ВИДЫ И РОДА, ОБЪЕДИНЕНИЯ, СОЕДИНЕНИЯ, ЧАСТИ ВС РФ
КОНСТРУКТОРЫ, УЧЕНЫЕ, ЛЮДИ ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ, ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
РЕПОРТАЖИ, ЗАМЕТКИ, СООБЩЕНИЯ
НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
ИЗДАНИЯ ВТС «БАСТИОН» – А.В.КАРПЕНКО
ВТС "НЕВСКИЙ БАСТИОН"
ОВТ «ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА»
ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе

КОНТАКТЫ/CONTACT

12+




1550-ММ ТОРПЕДА Т-15 СО СПЕЦИАЛЬНЫМ ЗАРЯДОМ. 1550-MM TORPEDO T-15 WITH THE SPECIAL CHARGE



1550-ММ ТОРПЕДА Т-15 СО СПЕЦИАЛЬНЫМ ЗАРЯДОМ

1550-MM TORPEDO T-15 WITH THE SPECIAL CHARGE

Во второй половине 1940-х годов тратятся огромные ресурсы страны на создание отечественного ядерного оружия. Нужно было срочно догнать Америку, которая уже обладала таким средством и даже применила этот вид оружия в боевых действиях, нанеся удары по японским городам Хиросиме и Нагасаки.
В 1949 году, когда был испытан первый советский атомный заряд, начались проработка и изучение вопроса о возможности нанесения ударов торпедами с ядерными боезарядами по береговым объектам на территории США.
Подводные лодки, находящиеся под толщей воды и обладающие достаточной скрытностью и малой уязвимостью для противника, после войны стали самым многочисленным классом кораблей в Советском Военно-Морском Флоте. Особенно хорошо все эти свойства могли проявить себя в условиях ядерной войны, что явно давало им преимущества перед надводными кораблями.
Благодаря своим тактическим свойствам подводные лодки могли достаточно близко подходить к берегам противника и наносить сокрушительный удар. Поэтому командование ВМФ в первую очередь хотело иметь атомное оружие именно на подводных лодках.
Инициатором проекта большой торпеды был В.И. Алферов, деятельность которого была связана в разное время с ВМФ, Наркоматом судостроительной промышленности и Министерством среднего машиностроения. Капитан первого ранга В.И. Алферов в КБ-11 принимал активное участие в создании атомной бомбы, разрабатывал схему и приборы системы для подрыва ядерного заряда.
Однако здесь сразу возникали технические трудности и проблемы с максимальным диаметром подводной торпеды и торпедных аппаратов для нее. Боевые зарядные отделения (БЗО) торпед были не сопоставимо меньше авиационных атомных бомб. Как известно, на советских подводных лодках к тому времени имелись торпеды и торпедные аппараты калибром 533 мм, а диаметр «носимого» варианта водородной бомбы составлял 1500 мм.
В.И. Алферов, пользуясь своим авторитетом в промышленности, сразу после испытания первой советской водородной бомбы организовал разработку сверхбольшой торпеды под водородный заряд получившей обозначение Т-15.
По режимным соображениям, а также с учётом сложившихся личностных отношений торпеда Т–15 сначала разрабатывалась без участия Военно-Морского Флота. О ней 6 отдел ВМФ узнал через проект первой атомной подводной лодки, главным конструктором которой являлся В.Н. Перегудов.
К тому времени, по своей инициативе Министерство среднего машиностроения в 1952 году выдало задание ВМФ на проектирование носителя подводного морского оружия с ядерным боеприпасом.
Ввиду особой секретности по «ядерной» тематике только в части торпедного вооружения с ядерным боезарядом первоначально ВМФ СССР был допущен к проекту 627 атомной подводной лодки (АПЛ).

Первоначально основной задачей экспериментальной АПЛ являлось нанесение удара по прибрежным районам вероятного противника. Для этого на АПЛ намечалась установка одной большой торпеды Т-15, несущей заряд огромной мощности.
В то время еще не были созданы атомные заряды в габаритах, приемлемых для обычных торпед. Не были созданы и межконтинентальные ракеты, могущие доставлять атомные заряды на значительные расстояния. Создание такой большой торпеды и системы управления ею представляло собой особо сложную проблему.
Кроме большой торпеды на подводной лодке предусматривались две торпеды калибра 533 мм для самообороны, расположенные в носовых торпедных аппаратах (ТА). Запасных торпед не предусматривалось.
При разработке эскизного проекта 627 атомной ПЛ одними из наиболее сложных были вопросы, связанные с поисковыми работами по созданию торпеды большого калибра, обеспечению её погрузки, хранению на корабле и выстреливанию. Уникальная торпеда разрабатывалась в НИИ-400 под руководством главного конструктора Н.Н.Шамарина.
Длина торпеды Т-15, разработанной в НИИ-400 (гл. конструктора Н.Н.Шамарин), составляла около 23 метров, вес-40 тонн, вес термоядерного заряда- 3,5-4 тонны. Основная весовая нагрузка приходилась на мощную аккумуляторную батарею, обеспечивающую скорость торпеды 29 узлов при дальности хода до 30 км. Торпеда Т-15 предназначалась для удара по военно-морским базам, портам и другим прибрежным объектам.
Боевая ядерная часть торпеды разрабатывалась в КБ-11 Минсредмаша СССР, под руководством главного конструктора Ю.Б. Харитона. Заряд для торпеды конструировали по имплозивной схеме, то есть делящиеся материалы переводились в надкритическое состояние путём симметричного обжатия. Сферический заряд химического взрывчатого вещества на первых ядерных боеприпасах инициировался одновременно в нескольких точках по наружной поверхности.
Предположительно для торпеды Т-15 предлагалось использовать заряд термоядерной бомбы РДС-37, который устанавливался на первую советскую межконтинентальную баллистическую ракету (МБР) Р-7 конструкции С.П.Королева.
Подрыв термоядерного заряда должен был производиться ударным или дистанционным (часовым) взрывателем.
Для стрельбы Т-15 был разработан специальный торпедный аппарат калибром 1,55 метра и длиной до 23,5 м, управление стрельбой этой торпеды обеспечивалась с поста управления торпедной стрельбой (ПУТС) «Тантал».
Всестороннему исследованию подверглись варианты обеспечения выстреливания торпеды большого калибра из ТА. Принудительное выбрасывание торпеды требовало создания весьма мощной установки со значительными массогабаритными характеристиками и большого объема ОКР. Это вело к существенному росту во-доизмещения АПЛ. Альтернативным и наиболее простым вариантом рассматривался способ самовыхода торпеды из ТА. Однако условия безопасного выхода торпеды при возможных скоростях её хода относительно ТА приводили к необходимости обеспечения почти нулевой плавучести торпеды за счет увеличения её диаметра или длины. При этом возникали новые вопросы, связанные с усложнением системы управления её движением, проведением экспериментальных работ с торпедами калибра 533 мм в качестве модели торпеды большого диаметра.
Согласование конструкций торпеды и ТА с общекорабельными вопросами, разработка систем хранения торпеды на корабле, ввода в неё данных, компоновка расположения торпедного и многочисленного корабельного оборудования, систем и устройств в носовом отсеке ПЛ выполнялись в СКБ-143 специалистами сектора второго отдела И.И.Шалаева. Конструкторы Бюро работали в тесном содружестве с коллективом КБА ЦКБ-18 и, наряду с выполнением собственных работ, оказывали ему техническую помощь, командируя своих специалистов для выполнения отдельных наиболее напряженных работ.
В ходе проведения работ по торпеде Т-15 у специалистов появились сомнения в эффективности использования такого оружия. На побережья США просто было очень не много «удобных» для поражения специальной торпедой объектов, не говоря уже о вероятности подхода АПЛ на дистанцию стрельбы.
Эскизный проект атомохода завершили в октябре 1953 года и, после его рассмотрения в Минсудпроме, взялись с ноября того же года за технический, который одобрили на совещании научно-технического совета этого ведомства. Совещание проводил заместитель председателя Совета министров СССР В.А. Малышев. Следует отметить, что Военно-Морской флот в лице его институтов и военной приемки к разработке эскизного и технического проекта первой отечественной АПЛ допущены не были.
Эскизный проект АПЛ проекта 627 рассматривался секции №8 Министерства среднего машиностроения в октябре 1953 года. С ноября 1953 года СКБ-143 преступило к разработке технического проекта 627 атомной подводной лодки, состав вооружения корабля оставался практически без изменений. Тактико-технические элементы корабля утвердили 21 декабря 1953 года.
В конце 1953 года 6-й отдел ВМФ выдал промышленности (через 6-е Управление МО) тактико-техническое задание (ТТЗ) на атомное боевое зарядное отделение (БЗО) корабельной торпеды калибра 533 мм с повышенной дальностью хода.
После этого в разработке оказались две торпеды: „большая“ — калибра 1550 мм и „малая“ — калибра 533 мм, соответственно с термоядерным и атомным зарядами. Первая — по инициативе Минсредмаша, вторая — флота.
Военно-Морской Флот стал возражать против большой торпеды, тем не менее, именно она вошла не только в эскизный, но и в технический проект 627 (1954 г.).
В заключении 5-го Главного управления МСП было отмечено, что замечания по эскизному проекту 627 в основном выполнены и реализованы в техническом проекте, за исключением тех, проработка которых показала нецелесообразность их реализации, а также вопросов о точности стрельбы большой торпедой.
5-е Главное управление обязало СКВ-143 и его контрагентов при разработке рабочих чертежей углубленно проработать следующие важнейшие вопросы: повысить точ¬ность стрельбы торпедами; обеспечить самовыход большой торпеды из ТА; выполнить подробные расчеты прочности и деформации трубы торпедного аппарата Т-1 при обжатии прочного корпуса подводной лодки; завершить работы по уменьшению шума подводной лодки; продолжить работу по улучшению обитаемости АЛЛ; ускорить решение вопроса о влиянии АЭУ на работу радиоэлектронного оборудования АПЛ; предусмотреть добавочную аккумуляторную батарею.
В июле 1954 года СКБ-143 завершило разработку технического проекта 627 атомной подводной лодки. В техпроекте вооружение атомной подводной лодки опять состояло из одной большой торпеды, предназначенной главным образом для стрельбы по портам и базам, и двух торпед с обычными БЗО для самообороны (все торпеды электрические).
Заключение 5-го ГУ от 28 июля 1954 г. было утверждено заместителем министра МСП А.М.Редькиным. Технический проект АПЛ был в дальнейшем рассмотрен и одобрен на заседании научно-технического совета (НТС) Министерства среднего машиностроения под председательством В. А. Малышева.
Для рассмотрения проекта и подготовки заключения приказом Главкома ВМФ адмирала флота СССР Н.Г.Кузнецова в конце июля 1954 года образовали экспертную комиссию во главе с начальником управления Главного штаба ВМФ вице-адмиралом А.Е.Орлом, назначенную решением первого заместителя министра МО и главнокомандующего ВМФ СССР адмирала флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова и первого заместителя министра МСМ СССР Б.Л.Ванникова от 22 июля 1954 г.
Экспертная группа, ознакомившись в период с 24 по 31 июля 1954 г. с основными материалами технического проекта АЛЛ пр.627 непосредственно в СКБ-143 и с работами по ППУ, ПТУ, ПГ, радиоэлектронному оборудованию, осмотрела деревянные макеты отсеков, составила заключение по техническому проекту подводной лодки.
В общих выводах заключения экспертная комиссия отметила необоснованность выбора состава вооружения подводной лодки, исходя из её предназначения для действий у берегов вероятного противника и современного состояния средств и систем противолодочной обороны, и предложила этот вопрос рассмотреть дополнительно. По мнению специалистов ВМФ АПЛ, вооруженная торпедой Т-15, имела очень слабое вооружение для борьбы с кораблями и ПЛ противника — всего два торпедных аппарата калибра 533 мм. Для пуска торпеды Т-15 ПЛ требовалось приблизиться на расстояние не менее 30 км к вражескому берегу, что при достаточно сильной ПЛО было маловероятно. Кроме того, ПЛО противника могли уничтожить торпеду Т-15 на ходу или создать ей непреодолимые препятствия (минные поля, противолодочные сети, затопленные суда и т.д.).
Так же, на побережья США просто было очень не много «удобных» для поражения специальной торпедой объектов, не говоря уже о вероятности подхода АПЛ на дистанцию стрельбы.
Основные возражения со стороны ВМФ были по составу вооружения АПЛ, Н.Г.Кузнецов заявил, что флоту не нужна подводная лодка с таки оружием.
По заключению экспертной группы министром среднего машиностроения В.А.Малышевым, министром судостроительной промышленности И.И.Носенко и главнокомандующим ВМФ адмиралом флота Советского Союза Н.Г.Кузнецовым было принято совместное решение, в соответствии с которым часть замечаний экспертной группы была принята к исполнению в проекте, а по остальным замечаниям поручалось выполнить конструкторские проработки с проведением, в случае необходимости, ОКР и НИОКР. В частности, этим решением поручалось проработать и определить ТТД и возможность создания торпед с самонаведением в целях борьбы с кораблями противоло-дочной обороны вероятного противника.
18 октября 1954 г. Минсредмаш и Минсудпром представили технический проект в Президиум ЦК КПСС, после чего Министерству обороны предложили рассмотреть проект и направить заключения в Совет министров. Министр обороны Н.А.Булганин поручил разобрать с этим заданием помощнику министра по военно-морским вопросам адмиралу П.Г.Котову, который получил некоторую информацию по проекту 627 от министра судостроительной промышленности В.А.Малышева. Тогда же был решен вопрос о допуске с грифом «особая важность» к проекту АПЛ руководителей и специалистов ВМФ.

По результатам экспертизы ВМФ было принято решение о корректировке технического проекта. Постановлением СМ СССР от 26 марта 1955 года № 588-364 (приказ министра МСП от 2 апреля 1955 г.) технический проект корабля был утвержден только с торпед-ными аппаратами калибра 533 мм, а работы по торпеде Т-15 были прекращены.
Большую торпеду Т-15 исключили из состава вооружения подводной лодки, так как прорвать противолодочную оборону вероятного противника данной АПЛ представлялось проблематичным. Этим же постановлением МСП обязывалось откорректировать технический проект АПЛ пр.627 и представить его на утверждение СМ СССР. В соответствии с постановлением было определено новое назначение подводной лодки — она предназначалась для нанесения торпедных ударов по боевым кораблям и транспортам противника при действиях на океанских и удаленных морских путях сообщения.
Руководство всеми дальнейшими работами в части, касающейся МО СССР, было возложено на заместителя главкома ВМФ по кораблестроению и вооружению адмирала Н.В.Исаченкова. В ведение этого управления были переданы контрольно-приемный аппарат и личный состав подводной лодки.
Работы над торпедой Т-15 были прекращены на стадии проектирования в конце 1954 года. В связи с изменением вооружения подводной лодки носовая часть отсеков корабля потребовала большой корректировки. Вместо одного ТА для торпеды большого калибра и двух ТА для торпед калибра 533 мм на подводной лодке следовало расположить восемь ТА в два вертикальных ряда по четыре аппарата в каждом ряду и 12 запасных торпед с устройствами для их погрузки, хранения и перезарядки. Корректировка технического проекта подводной лодки была закончена в июле 1955 г.
«Памятником» первого варианта АПЛ проекта 627 стал торпедный аппарат для супер торпеды полутораметрового калибра, долго хранившейся на площадке у цеха №42 завода №402.

В 1961 году идея суперторпеды со сверхмощным зарядом была реанимирована по предложению А. Д. Сахарова, новую торпеду предполагалось использовать в качестве средства доставки особо мощных 100- и более мегатонных термоядерных зарядов к берегам потенциального противника.
Здесь стоит обратиться к «Воспоминаниям» академика Сахарова, где он написал: «После испытания «большого» изделия меня беспокоило, что для него не существует хорошего носителя (бомбардировщики не в счет, их легко сбить) – то есть в военном смысле мы работали впустую. Я решил, что таким носителем может явиться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки. Я фантазировал, что можно разработать для такой торпеды прямоточный водопаровой атомный реактивный двигатель. Целью атаки с расстояния несколько сот километров должны стать порты противника. Война на море проиграна, если уничтожены порты – в этом нас заверяют моряки. Корпус такой торпеды может быть сделан очень прочным, ей не будут страшны мины и сети заграждения. Конечно, разрушение портов – как надводным взрывом «выскочившей» из воды торпеды со 100-мегатонным зарядом, так и подводным взрывом – неизбежно сопряжено с очень большими человеческими жертвами».
Под «большим» изделием, о котором говорит А. Д. Сахаров, имеется в виду успешно испытанная 30 октября 1961 года супербомба мощностью 58 Мт (получившая шифр «изделие 202»), более мощных термоядерных зарядов на земле не взрывала ни одна страна. По высказыванию ученых, американцы не делали ничего подобного, поскольку понимали военную бессмысленность бомбы такой мощности: для нее нет никаких целей.
Однако академик Сахаров задумывался о средствах доставки таких зарядов к цели, коли они уже созданы. Стало ясно, что громоздкое и неуклюжее «чудовище» – супербомба при длине восемь метров, диаметре два метра и весе 27 тонн не под силу ни тяжелому бомбардировщику, ни межконтинентальной ракете тяжелого класса. Проектируемая в ОКБ-586 главного конструктора М. К. Янгеля тяжелая ракета Р-36 при стартовом весе 184 тонны могла доставлять на межконтинентальную дальность боевой блок весом шесть тонн и мощностью ядерного заряда до 20 Мт.
Существовали и экзотические проекты. С. П. Королев, главный конструктор ОКБ-1, предложил использовать ракету-носитель Н-1, предназначенную для лунной программы, в качестве боевой межконтинентальной ракеты для доставки на территорию США сверхмощных термоядерных зарядов. Однако эта идея поддержки не нашла, и в результате работы были продолжены только по сверхтяжелой космической ракете-носителю.
Здесь соревнование советских ракетчиков также оставило свой след, два других ракетных конструкторских коллектива пытались не отстать от лидера. Так, в первой половине 60-х годов в днепропетровском ОКБ-586 разрабатывался проект сверхтяжелой составной ракеты Р-46, обладавшей межконтинентальной дальностью. На МБР предполагалось разместить 100-мегатонный ядерный заряд, в дальнейшем она стала прообразом сверхтяжелой космической ракеты-носителя Р-56, фактически конкурента королевской Н-1.
А другое ОКБ-52 со своей МБР УР-500 со стартовым весом 600 тонн дошло до технического воплощения. Ракета имела тактико-технические характеристики (ТТХ), значительно превышающие ТТХ всех существовавших в то время ракет как в СССР, так и за рубежом. Ее предполагалось создать в качестве средства возмездия в случае нападения на СССР вероятного противника. Как боевой заряд планировалось использовать самый мощный, испытанный в октябре 1961 года на Новой Земле отечественный заряд мощностью 50 Мт. Но к счастью, в силу развития стратегических ядерных сил необходимость в таких средствах отпала и УР-500 стала только космической ракетой-носителем.
Идея вызвать искусственное цунами мощным (до 100-мегатонн т. э.) взрывом у берега США принадлежит академику М.А.Лаврентьеву. В 1962 году он написал докладную записку Н.С.Хрущёву, по инициативе которого для проверки эффектов мощного прибрежного подводного взрыва в ЦНИИ-12 Министерства обороны были проведены эксперименты. Их результаты показали, что вне зависимости от мощности подводного взрыва реальный ущерб мог бы быть нанесен прибрежным объектам США на расстоянии 2, максимум 5 км от уреза воды.
Трудно сказать, могли бы вышеописанные идеи А. Д. Сахарова и М.А.Лаврентьева получить практическое воплощение. Исключить такое до конца нельзя – слишком велик был авторитет, которым он пользовался тогда у руководства страны.
Но даже в случае реализации суперторпеда как средство доставки ядерного боеприпаса огромной мощности не имела никаких преимуществ, зато обладала множеством недостатков перед другими видами оружия, которые в 1960-е стали развиваться с невиданной быстротой.
Тогда многие атомные проекты были орудием политики. После испытания 30 октября 1961 года супербомбы газета «Правда» сказала свое слово мира: «50 мегатонн – вчерашний день атомного оружия. Сейчас созданы еще более мощные заряды». Их не было, но в проекте действительно находилась 150-мегатонная бомба. Именно под устрашающий эффект взрыва Хрущев отдал приказ завезти на Кубу ракеты, отчего разразился самый серьезный Карибский кризис за все тысячелетия цивилизации. Мир стоял на пороге третьей мировой термоядерной войны.
Однако история суперторпед не закончилась, 11 ноября 2015 года был продемонстрирован проект ядерной торпеды «Статус-6» с дальностью хода 10 000 км, глубиной хода 1000 метров и калибром 1,6 метра, близкого к Т-15.

ХАРАКТЕРИСТИКИ

Калибр, мм 1530 — 1550
Дальность стрельбы, км 30 (50 – 60)
Масса боевого отделения, кг 3500-4000
Боевой заряд термоядерный
Тип энергетики – электрическая
Скорость хода, уз. 29
Длина торпед, мм 23550 — 24000
Масса торпеды кг 40000
Носитель торпеды – АПЛ проекта 627

А.В.Карпенко ВТС «Бастион», 27.03.2019

Источники:
1. Карпенко Александр «Недолгая судьба ядерной суперторпеды». № 42 (459) за 24 октября 2012 года
2. «Подводные силы России», М: «Военный Парад», 2006
3. Карпенко А. и др. «Российская судостроительная промышленность», М: Военный Парад, 2008
4. Е. А. Шитиков «Атомная бомба в торпедном аппарате». „Институт стратегической стабильности“
5. Антонов, А. М. Атомные подводные лодки пр. 627 // Подводные лодки : история развития : Сб. статей. — Екатеринбург, 2003
6. А. Сахаров «Космический мир»: ЦАРЬ-ТОРПЕДА
7. Железняков А. Царь-торпеда. // Совершенно секретно. №4 / 2005 г.
8. Широкорад А.Б., Оружие отечественного флота. 1945-2000. Минск, Харвест, 2001 г
9. https://topwar.ru
10. https://ru.wikipedia.org

ОКЕАНСКАЯ МНОГОЦЕЛЕВАЯ СИСТЕМА «СТАТУС-6» С НПА «ПОСЕЙДОН»
533-ММ ТОРПЕДА 53-58 (Т-5) СО СПЕЦИАЛЬНЫМ ЗАРЯДОМ
ЦАРЬ-БОМБА (ЯДЕРНАЯ БОМБА В 50 МТ)
АТОМНЫЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ ПРОЕКТА 627 (627А)
КОНЦЕРН «МОРСКОЕ ПОДВОДНОЕ ОРУЖИЕ – ГИДРОПРИБОР»



__      
© А.В.Карпенко 2009-2019/A.V.Karpenko 2009-2019
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap