ПРОЕКТИРОВАНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО ОТЕЧЕСТВЕННЫХ РЕЧНЫХ БОЕВЫХ КАТЕРОВ И КОРАБЛЕЙ. DESIGN AND CONSTRUCTION OF RUSSIAN RIVER COMBAT BOATS AND SHIPS


ПРОЕКТИРОВАНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО ОТЕЧЕСТВЕННЫХ
РЕЧНЫХ БОЕВЫХ КАТЕРОВ И КОРАБЛЕЙ
DESIGN AND CONSTRUCTION OF RUSSIAN
RIVER COMBAT BOATS AND SHIPS

В начале первой мировой войны у русского Военного ведомства возникла острая необходимость использования рек для армейских транспортных перевозок, так как во фронтовых условиях реки являлись идеальными путями сообщения, особенно в периоды распутицы. Кроме того, владение рекой давало возможность обстреливать фланги противника, высаживать десанты и т.д. Поэтому через полгода после начала войны Главному Военно-Техническому Управлению (ГВТУ) пришлось заняться созданием бронированных кораблей, способных действовать на реках 17 января 1915 г. ГВТУ обратилось в Ставку Верховного Главнокомандующего с предложением начать строительство речных броненосцев.
В январе 1917 г. Военное ведомство начало формировать на севере Рос¬сии Онежскую, Волхов-Ильменскуто и Волжско-Селигерскую флотилии. Кроме этого создавались следующие озерные и речные флотилии: Сайменская, Пейенская, Тавастгузская, Сатакундская, Флотилия реки Аа, Чудская, Неманская, Рижская, Урмийская и Ванская.
В ходе гражданской войны и иностранной военной интервенции в России речные военные флотилии создавались и вели боевые действия на Волге, Каме, Дунае, Днепре, Дону, Западной и Северной Двине, Припяти, Куре, Волхове, Амур- и Сыр-Дарье, Енисее и Амуре. Боевое применение сил этих флотилий оказало существенное влияние на результативность действий сухопутных войск. Всесторонний анализ опыта боевого применения речных флотилий со всей очевидностью показал целесообразность создания в бассейнах крупных рек таких формирований.
Однако, после окончания Первой Мировой войны и гражданской войны в России необходимость в речных боевых кораблях резко изменилась. К концу 1920-х годов Советский Союз реально имел лишь Амурскую военную флотилию. В 1928 г. в составе советского ВМФ появился новый класс кораблей — мониторы. К ним отнесли все амурские башенные канонерские лодки, за исключением Вихря.
В 1923 г. Вихрь переименовали в Амур и в 1928 г. переоборудовали в плавбазу гидроавиации. Для этого с него сняли надстройки и все вооружение, тем более что исправной артиллерии на все корабли не хватало, и соорудили на верхней палубе большой ангар. В нем размещались четыре гидросамолета МР-1, поплавковый вариант Р-1, а также необходимые мастерские и склады. Задняя стенка ангара откидывалась и превращалась в гидроспуск.
К 1929 г. отремонтировали и ввели в строй мониторы Свердлов (бывший Вьюга), Красный Восток (бывший Ураган), Сун-Ят-Сен (бывший Шквал), Ленин (бывший Шторм), а также канонерские лодки Бурят, Беднота (бывший Вогул), Пролетарий (бывший Вотяк) и Красное Знамя (бывший Сибиряк). Правда, состав вооружения мониторов изменился. Отчасти это было связано с тем, что в свое время снятая артиллерия на флотилию так и не вернулась. В итоге получилось далее лучше чем раньше — артиллерия мониторов стала однородной. Поскольку в наличии оказалось только четыре 152-мм орудия, то их установили на Свердлов, но до 1928 г. они находились за щитами, так как исправных башен не имелось. Ленин, Красный Восток и Сун-Ят-Сен получили по четыре спаренные 120-мм башни. Кроме этого каждый монитор вооружили двумя 76,2-мм зенитными орудиями Лендера или 40-мм автоматическими пушками Виккерса.
Изменилось вооружение канонерских лодок Пролетарий и Беднота — на них вместо снятых ранее 120-мм орудий установили 102/60. Кроме этого они получили вместо 122-мм гаубиц 76,2-мм зенитки Лендера, а Красное Знамя — полевую пушку того же калибра.
В состав Амурской флотилии входили уже известные нам бронекатера Копье и Пика, а также Барс. Последний представлял собой бывший моторный катер длиной 17,5 м, построенный в 1908 г. и вооруженный одной 37-мм пушкой и пулеметом. В 1930 г. его разобрали на металл. Бронекатера имели 8-мм бронирование борта, палубы и боевой рубки.
Вот в таком составе Амурская военная флотилия приняла участие в первом после Гражданской войны крупном вооруженном конфликте на КВЖД в 1929 г. Эти события, во-первых, подтвердили необходимость усиления Амурской флотилии, так как в том приграничном районе она являлась самой мощной и мобильной группировкой. Во-вторых, помогли командованию ВМФ найти понимание и даже некоторую поддержку у руководства РККА в отношении начала строительства новых речных кораблей. Может именно поэтому, при обсуждении кораблестроительных программ вопросов по ним обычно не возникало.
Усиление Амурской флотилии шло путем ввода в начале 1930-х годов в строй оставшихся трех мониторов типа Шквал: Дальневосточный комсомолец (бывшая плавбаза Амур), Дзержинский (бывший Тайфун) и Киров (бывший Смерч). Штатной артиллерии им уже не досталось, поэтому они получили на вооружение по четыре 130/55 одноорудийные башни. В 1932 г. вступили в строй отремонтированная канонерская лодка Монгол и первые советские бронекатера Тревога и Партизан (во время войны с Японией они будут называться БК-91 и БК-92).
Идея создания быстроходных, хорошо вооруженных и бронированных катеров для речных военных флотилий возникла еще в 1919 г. В 1920 г. на Коломенском заводе были заложены два бронекатера по проекту, разработанному под руководством П. П. Шиловского. К марту 1922 г. их корпуса были доведены до 50—60% готовности. Потом работы по их постройке надолго прекратились, и только в 1930—1931 гг. катера были спущены на воду, а в 1932 г. под названиями «Тревога» и «Партизан» вошли в состав Амурской флотилии. При водоизмещении 55,6 т и размерениях 32×3,4×0,8 м каждый бронекатер был вооружен одним 76-мм орудием во вращающейся башне и двумя пулеметами. Двигатели мощностью 1600 л. с. обеспечивали катеру скорость хода до 17,3 уз или 30 км/ч.
Разработка заданий на новые корабли этого класса началась до завершения постройки первых советских катеров. Задание Штаба РККФ, выданное 3 февраля 1925 г., предусматривало 15-узловую (26,3 км/ч) скорость, осадку не более 2,5 фут. (76 см), даль¬ность плавания до 1500 верст (1600 км) и броневую защиту от винтовочных пуль на дистанции 250 м. Предусматривалась также возможность транспортировки бронекатеров по железной дороге. Близкое совпадение требований задания и элементов первых бронекатеров свидетельствует, что процессы разработки требований и достройки этих кораблей были, вероятно, взаимоувязаны.
В тактическом задании на новые корабли, утвержденном на-морси В. М. Орловым 12 ноября 1931 г. , были предусмотрены два типа бронекатеров — для действий на Амуре (более крупный) и на Днепре (малый). Большой катер водоизмещением около 50 т предполагалось вооружить двумя 76-мм орудиями образца 1927 г. в двух башнях танкового типа, малый, водоизмещением 15—20 т, одним таким же орудием.
Главное вооружение обоих катеров дополнялось двумя легкими башенками с 7,62-мм пулеметами. Осадка большого катера — не более 70 см, малого — 45 см.
Задание на «амурский» бронекатер уточнялось в июне 1932 т. и в августе 1933 г. В результате были конкретизированы типы башен (от танка Т-28) и моторов (ГАМ-34). Скорость полного хода на стоячей воде по заданию 21,6 уз (38 км/ч), дальность плавания 500 миль (876 км). Катер предназначался для тактической разведки речных сил противника, действия по тылам и флангам сухопутных войск, для переброски и обеспечения действий разведгрупп и подрывных партий.

Проект «амурского» бронекатера, получивший номер 1124, разрабатывался ленинградским Речсудопроектом, которым руководил инженера-кораблестроителя Ю. Ю. Бенуа в 1933— 1934 гг.
В конце 1920-х годов, наряду с Дальним Востоком, напряженная обстановка оставалась и на западных рубежах советского государства. В годы Первой мировой и Гражданской войн на этом направлении действовало сразу несколько речных флотилий. Однако в условиях изменившихся границ для Советской России актуальным остался только Днепровский бассейн.
Первое советское формирование Днепровской военной флотилии (расформировано в декабре 1920 г.) состояло, за исключением бронекатеров, из мобилизованных судов. Все уцелевшие из них в начале 1920-х годов возвратили в народное хозяйство. Учитывая оперативно-стратегическое положение Днепра, как естественной рокадной магистрали на юге-западе страны, а также ее правых притоков, выводящих непосредственно к государственной границе, в июне 1931 г. на базе отдельного отряда судов реки Днепр вновь создается Днепровская военная флотилия.
Речных кораблей для нее не было, но в конце 1930 г. в Киеве заложили «самоходную плавучую батарею для Днепровской военной флотилии» по пр. СБ-12. Еще до спуска на воду в 1932 г. ее переклассифицировали в монитор и назвали «Ударный». Он представлял собой плоскодонное относительно широкое низкобортное судно с частичным противопульным бронированием. Из-за значительного «перевеса» корпуса строителям не удалось выполнить главное требование заказчика — обеспечить осадку не более 49 см.
Советские конструкторы разместили 130-мм орудия по ступенчато-возвышенной схеме. Явным недостатком подобного подхода являлось увеличение высоты и площади силуэта. Последнее не только увеличивало заметность и «рабочую площадь» корабля как цели, но и ухудшало маневренные качества. Первый советский монитор получил схему приборов управления стрельбой Гейслера, в обеспечении 2,4-м дальномера «Барр и Струд», размещенного в дальне-мерной рубке.
В качестве зенитного оружия Ударный получил две спаренные 45-мм башни 41-К и четыре счетверенных 7,62-мм пулеметные установки. Расположение зенитных огневых средств позволяло сосредоточить на любом направлении усилия не менее одной башни 41-К и двух пулеметных установок, а на траверзных курсовых углах — чуть ли не всех зенитных средств. То есть все сделали почти по классике, но только к началу Великой Отечественной войны и 45-мм полуавтоматы и 7,62-мм пулеметы, как зенитные огневые средства уже безнадежно морально устарели, а потому Ударный оказался фактически безоружен перед воздушным противником. Но на момент вступления корабля в строй в 1934 г. об этом еще не догадывались. А погиб он 19 сентября 1941 г. у Кинбурнской косы именно от удара авиации, когда решал задачу по недопущению высадки на косу морского десанта через Днепровский лиман.
В 1932 г. выдается задание на проектирование нового речного корабля для Днепра, первоначально классифицируемого как канонерская лодка. За основу взяли нереализованный эскизный проект, разработанный еще в 1930 г.

Монитор пр.СБ-30 под наименованием Активный заложили опять же в Киеве в 1934 г. Чисто внешне можно было считать его прямым наследником монитора Эриксона: низкий бронированный корпус с возвышающейся над ним артиллерийской башней. На этот раз проблему концентрации огня в носовом секторе решили установкой двух орудий в одной башне. Правда, калибр стал поменьше — 102 мм, а не 130, но так и габариты корабля уменьшились.
В качестве главного калибра избрали 102-мм орудия Б-2 с углом возвышения 60°. По сути, это было старое 4″ орудие с длиной ствола, укороченной до 45 калибров. Последнее нарушило уравновешенность качающейся части на станке, и пришлось ввести пружинный уравновешивающий механизм — компенсатор. Зато к новой пушке подходил весь боезапас четырехдюймовки. Два орудия Б-2 разместили в башне МК-2-4.
Активный на родной Днепр так и не попал. Его, даже не спуская на воду, секциями перевезли на Дальний Восток. Там в Осиповском затоне под Хабаровском собрали, 28 августа 1934 г. спустили на воду, 16 октября 1935 г. сдали флоту. А Днепровская флотилия получила в 1936-37 гг. сразу шесть мониторов по улучшенному пр.СБ-37 типа Железняков.
Наиболее существенное конструктивное отличие новых мониторов от Активного заключалось в том, что артиллерийская башня вращалась вокруг неподвижной 750-мм трубы, на которой размещался главный командный пункт. Таким образом, при повороте башни боевая рубка оставалась неподвижной. Плоскодонный корпус на всем протяжении имел прямые вертикальные борта и туннельную корму, заканчивающуюся транцем. Высота борта по всей длине — 2,1 м. Система набора являлась аналогичной первым мониторам. Корпус подразделялся на 13 главных отсеков, из них девятый — отделение главных и вспомогательных механизмов -имел две продольные переборки. В двух его бортовых помещениях размещались главные дизели марки 4-СД 19/32, в среднем — два дизель-генератора и другие вспомогательные механизмы.
Всего по пр. СБ-37 построили Железняков, Жемчужин, Левачев, Мартынов, Флягин и Ростовцев. Они специально проектировались для верхнего течения Днепра и Припяти, в целом вполне соответствовали своему региону по габаритам и, главное, по осадке.
Проектирование «днепровских» (малых) бронекатеров пр. 1125 велось ленинградским Речсудопроектом несколько позже, но-на тех же принципах и конструктивных решениях и под руководством того же Ю. Ю. Бенуа. Стремление к унификации отчасти отрицательно повлияло на качество проекта и самого катера. Малый бронекатер имел одновальную установку с одним двигателем ГАМ-34, а следовательно и худшие маневренность и живучесть по сравнению с пр. 1124. В некоторой степени этот недостаток искупался меньшей осадкой катера.
Первая серия из 28 больших бронекатеров программы 1933 г. была построена для ВМФ на Зеленодольском заводе (№ 340) в 1935—1938 гг. Они получили номерные обозначения (№ 11, № 12 и т. п.). Головной катер проходил испытания осенью 1936 г. и в целом подтвердил проектные задания.
Двадцать катеров первой серии перевезены на Дальний Восток и включены в состав Амурской флотилии.
Первый катер пр. 1125 в целях скорейшей проверки проектных решений был построен в 1935 г.—1938 гг. Зеленодольским заводом без применения броневой стали. Он был испытан и принят ВМФ «не в зачет» — в качестве учебного. В 1938—1939 гг. для ВМФ была построена и запланированная первоначально серия из 18 малых бронекатеров, из них четыре — на заводе им. А. Марти в Ленинграде. 22 бронекатера обоих типов в 1937—1939 гг. были построены по заказу Морпогранохраны НКВД.
В 1939—1940 гг. с учетом опыта эксплуатации построенных бронекатеров пр. 1124 и 1125 были откорректированы. Так, в соответствии с пр. 1124 (1940 г.), корпус получил развал бортов в носовой части, вооружение было усилено установкой двух пулеметов калибром 12,7 мм в специальных башнях ДШКМ-2Б. Прежние башни главного калибра (от танка Т-28) были заменены новыми с 76,2-мм орудиями Ф-34 (длина ствола 41,5 калибра, угол возвышения 70°).
В развитие пр. 1125у по заданию НКВД в ЦКБ-50 был разработан пр. С-40 дизельного бронекатера для Аму-Дарьи (главный конструктор — Б. Н. Четвериков). Путем некоторого увеличения длины и ширины конструкторам удалось добиться заданного ограничения осадки.
С 1939 г. до июня 1941 г. была начата постройка 68 бронекатеров пр. 1124 (1940 г.), 1125у и С-40, но только несколько единиц успели вступить в строй до начала войны.
За годы войны судостроительная промышленность поставила ВМФ 66 двухбашенных бронекатеров пр. 1124, 109 однобашенных пр. 1125 и 7 также однобашенных пр. С-40. Постройка катеров пр. 1125 продолжалась и в послевоенные годы (с 1938 по 1947 гг. построено 203 единиц»).
В утвержденном 2 июля 1935 г. техническом проекте, получившем номер 1190, при увеличившемся водоизмещении отсутствовал зенитный калибр дальнего боя. Зато появились 45-мм орудия, но в башнях Т-28, то есть совершенно не пригодные для ведения огня по воздушным целям. Можно предположить, что в документации так «неудачно» названы башни 40-К, испытания которых как раз завершались. Впрочем, в проекте оговаривалась возможная замена 45-мм орудий на 37-мм зенитные автоматы. В техническом проекте также отсутствовали минные рельсы, но предусматривались гидросамолет СПЛ и грузовая стрела для него.
Головной монитор пр. 1190 Лазо (с 1940 г. Хасан) заложили на заводе Красное Сормово 18 апреля 1936 г. За ним последовали еще два — Симбирцев (Перекоп) и Серышев (Сиваш). Но 2 марта 1938 г. Нарком ВМФ утверждает изменения в проект уже строившихся кораблей. При этом водоизмещение еще возросло, а количество башен главного калибра сократилось до трех. Вместо четвертой решили установить спаренную 7 6-мм зенитную установку 39-К. Теперь стандартное водоизмещение должно было составить 1630, а полное — 1790 т при длине 83 м, ширине — Ими осадке -2,85 м. Собственно с таким вооружением мониторы пр.1190 и построили, но их размерения еще увеличили.
Корабли имели плоскодонный корпус с ледокольным образованием носовой части, а также подкрепления для ледового плавания и небольшой полубак, который обеспечивал мореходность до 5-7 баллов. Набор выполнялся клепаным, наружная обшивка и палуба — сварными. Высота борта в середине корпуса составила 4 м, начальная метацентрическая высота — 1,4 м.
Постройка мониторов шла медленно и осложнялась переделками проекта, вызванными изменениями состава вооружения и возрастанием массы башен главного калибра. Башня Б-28 разрабатывалась параллельно с Б-2-ЛМ, предназначенной для эсминцев. Сначала, в декабре 1938 г. подготовили эскизный проект установки Б-2-КМ, на 80% унифицированной с Б-2-ЛМ и планировавшейся для крейсеров и мониторов. Но тогда от них отказались в пользу Б-28. Полигонные испытания опытного образца проводились в марте-апреле 1941 г., и в том же апреле начались заводские испытания первых шести серийных образцов, из которых три доставили на Амур и установили на головном мониторе Хасан. Поскольку производством Б-28 занимался завод «Большевик», то с началом блокады Ленинграда их производство само по себе прекратилось и из-за своей малосерийности нигде не возобновлялось. Но Перекоп и Сиваш уже находились на плаву, вот тогда и реанимировали идею модификации Б-2-ЛМ. В 1943 г. завершили разработку башни Б-2-ЛМТ с усиленным бронированием и в 1946 г. изготовили шесть таких установок специально для второго и третьего корпусов мониторов пр. 1190.
Таким образом, «артиллерийский долгострой», а затем обстоятельства военного времени предопределили то, что даже головной корабль не был готов к началу Великой Отечественной войны. Корпус Хасана, тогда еще Лазо, разобранный на 260 фрагментов, в 1939 г. перевезли по железной дороге в Хабаровск, где заложили вторично на судомеханическом заводе им. С.М. Кирова (завод 368). Спустили его на воду 30 августа 1940 г., а в строй он вошел лишь в 1942 г. Два других монитора тоже успели спустить на воду в 1941 г.
Перекоп вступил в строй в 1944 г., а Сиваш- в 1946 г.
Параллельно с проектированием мониторов пр. 1190 в 1934 г. начались работы по созданию мониторов пр.СБ-57 типа Жилка. Эти корабли виделись как уменьшенный вариант пр. 1190, предназначались для среднего течения Амура и должны были заменить мониторы типа Шквал. Идентичность систем вооружения и технических средств позволила бы значительно упростить тыловое и техническое обеспечение боевого ядра Амурской флотилии. Три корабля пр.СБ-57 заложили в Киеве на заводе № 300, в декабре 1939 г. под наименованиями Шилка, Аргунь и Волочаевск. Первый и третий корпуса спустили на воду весной 1941 г.
В июне 1940 г. формируется Дунайская военная флотилия. Там у противника имелась румынская дивизия речных кораблей, в состав которой входили мониторы, хоть и устаревшие, но гораздо более мощные, чем отечественные корабли типа Железняков. По этой причине все три корабля однозначно решили передать в Дунайскую флотилию, и два первых корпуса в сентябре 1940 г. даже переименовали в Видлицу и Каховку. Именно на Видлицу и Волочаевск, спущенные на воду весной 1941 г. установили первые четыре башни Б-28.
К началу войны мониторы не успели войти в строй, и спущенные на воду корабли решили вывести из Днепра в Черное море. Однако их успели отбуксировать только до Запорожья, когда германские войска форсировали Днепр ниже по течению. По этой причине недостроенные корабли передали на месте Юго-Западному фронту. При дальнейшем наступлении германских войск, 19 августа затопили Видицу, при этом сбросив ее башни за борт. Волочаевск затопить не успели, так как в это время взорвали Днепрогэс, и образовавшейся волной его просто выбросило на берег. Еще какое-то время корпус использовали войска как укрытие, а 4 октября -взорвали. Каховку спустили на воду 18 сентября и только для того, чтобы затопить в ковше завода.
В августе 1940 г. решили подготовить оперативно-тактическое задание на разработку нового монитора для Дуная, а чуть позже — на монитор для среднего течения Амура, так как СБ-57 все равно туда возвращать не планировали. Проекты ОТЗ на монитор для реки Дунай поручили разработать Военно-морской Академии. В течение месяца работу завершили, подготовив сразу два альтернативных варианта: пушечный и гаубичный.
В результате рассмотрения обоих вариантов ОТЗ предпочтение отдали гаубичному и в декабре 1940 г. его утвердили. Работа шла быстро, сказывались наработки по пр. 190 и пр.СБ-57, уже 26 апреля 1941 г. утверждается предэскизный проект, а через два дня выдается ТТЗ. Новые двухорудийные башни с 152-мм гаубицами-пушками обр. 1938 г. (МЛ-20) получили обозначение АМ-2-152. Рассматривалось два варианта предэскизного проекта: с двух и трехзальной главной энергетической установкой. В последнем случае скорость полного хода на глубокой воде возросла бы до 15 узлов, а на мелкой — до 12, против 11 с двухвальной установкой. Однако от трехвального варианта отказались из-за технологических соображений: сложности с размещением дизелей, формирования кормовой оконечности. Впервые для речных кораблей предусматривалось размагничивающее устройство.
В 1940 г. начались проработки оперативно-тактического задания на проектирование монитора для среднего течения реки Амур вместо остающихся в европейской части страны кораблей пр.СБ-57. Основным предназначением монитора обозначили огневое содействие сухопутным войскам, борьба с речными кораблями противника также присутствовала, но как частная второстепенная задача. Разработчикам предлагалось рассмотреть два возможных варианта артиллерии главного калибра: две башенные одноорудийные 152-мм гаубицы М-10, размещенные по типу Ударного, то есть в носу одна над другой, или одна двухорудийная башня АМ-2-152. В качестве зенитного калибра рекомендовались три 85-мм артиллерийские системы 90-К, а также две спаренные 12,7-мм установки ДШКМ-2Б.
Начавшаяся Великая Отечественная война поставила крест как на проекте монитора для Дуная, так и для Амура.
В середине 1930-х гг. специалисты Речсудпроекта приобрели значительный опыт и добились известных успехов в проектировании различных типов речных кораблей и катеров. На постройке последних специализировались заводы «Ленинская кузница» в Киеве и Зеленодольский завод Главречпрома, которые, хотя и с опозданием, но преодолели многочисленные трудности организации и технологии производства и смогли пополнить речные флотилии малыми мониторами и бронекатерами оригинальных проектов серийной постройки.
В первые месяцы войны южные заводы — строители торпедных катеров типа Г-5 пришлось эвакуировать. Новое производство таких катеров было организовано на за¬воде 639 в Тюмени и на заводе 341 в Рыбинске, куда направили специалистов, оборудование, заготовки и материалы с эвакуируемых заводов, в том числе и с ленинградского завода 194.
В 1943 г. катера типа Г-5 стали вооружать вместо торпед реактивными установками М-8-М. Согласно специально разработанному пр. 213, установка М-8-М с 24 направляющими размещалась вместо пулеметной турели на рубке катера. Головной катер пр. 213 «Московский ремесленник трудовых резервов» (№ 106) был построен на заводе 639 и сдан флоту 5 мая 1943 г.
В первые послевоенные годы был достроен последний монитор проекта 1190 и серии бронекатеров проектов 186 и 1125. К тому времени стало ясно, что время мониторов как речных кораблей с мощной артиллерией и малой осадкой закончилось. На них невозможно было обеспечить требуемое бронирование и установить эффективные средства защиты от самолетов. Совершенствование же бронекатеров продолжилось, в ЦКБ-19 (гл. конструктор Ю.Ю.Бенуа) было разработано несколько проектов 191, 191М и 192 водоизмещением от 53 до 65 тонн. Основным вооружением стали 85-мм пушки в танковых башнях, крупнокалиберные пулеметы. Таких кораблей на заводе №344 в Молотовске и Ижорском заводе в 1947-1952 гг. было построено 120 единиц.
Но вскоре по причине изменения внешнеполитических условий связанных в основном с окружением территории Советского Союза дружественными социалистическими государствами необходимость в укреплении речных флотилий отпала, и к 1958 году они были расформированы, а корабли и катера из их состава списаны.

Прошли годы и в начале 1960-х гг. в связи с обострением международной обстановки, прежде всего на границе с Китаем, возобновились работы по созданию речных артиллерийских катеров. Поэтому в соответствии с техническим заданием ВМФ в 1964-1965 гг. ЦМКБ «Алмаз» начало разработку проекта 1204 «Шмель» (гл. конструктора Ю.Ю.Бенуа, Л.В.Озимов, М.В.Кошкин) бронекатера полным водоизмещением около 77,4 т с возможностью транспортировки по железной дороге.
Сначала на АКА пр. 1204 планировали установить 90-мм гладкоствольное орудие Д-62 плавающего танка ПТ-90 (Объект 906), который не был принят на вооружение. Поэтому арт. катера пр. 1204 получили 76-мм танковую пушку Д-56ТС в башне от другого плавающего танка ПТ-76Б. В результате катер вооружался башенной артустановкой плавающего танка ПТ-76Б с 76-мм пушкой Д-56ТС со спаренным курсовым 7,62-мм пулеметом, одной спаренной 14,5-мм крупнокалиберной пулеметной установкой 2М-6 (или 25-мм артустановкой 2М-3М), 17-ствольной пусковой установкой реактивной системы залпового огня (РСЗО) БМ-14-17 (разработчик СКБ-203, гл. конструктор А.И.Яскин) с боезапасом в погребе на 34 снаряда. Катер мог принимать до 8 мин. На нем размещался ПЗРК «Стрела-2М». Позже с 1970 года некоторые катера также оборудовались 30-мм автоматическими гранатометами АП-30 «Пламя». Катер проекта 1204 имел 8-10-мм броневую защиту ходовой рубки, корпуса, переборок и башни.
Артиллерийские катера проекта 1204 предназначались и предназначены для дозорной службы на реках и озёрах, уничтожения речных судов и боевых катеров противника, содействия сухопутным войскам артиллерийско-пулеметным огнём, перевозки личного состава с вооружением при переправах и действиях в бассейнах рек, а также для действий в прибрежных мелководных районах морей.
В процессе строительства катеров серии менялся состав вооружения. Энергетическая установка из двух дизелей мощностью по 1100 л.с. обеспечивала скорость до 23-24 уз. Они строились на заводах «Залив» в Керчи, им. 61 Коммунара в Николаеве. ПО «Алмаз» в Ленинграде и на Хабаровском заводе. В 1967-1972 гг. сдали 118 единиц ВМФ и морским частям погранвойск. Четыре катера позднее в 1984-1985 гг. передали ВМС Кампучии. Проект 1204 мог действовать на реках, озерах и в прибрежных районах морей, обеспечивалась мореходность до 3 баллов.

9 мая 2020 года, в день 75-летия Великой Победы, в Астрахани состоялось торжественное открытие памятника морякам, сражавшимся за Родину в годы Великой Отечественной войны. Основой памятника стал артиллерийский катер проекта 1204 («Шмель»), ранее отреставрированный на производственной площадке Астраханского судостроительного производственного объединения
В 1967 году ЦМКБ «Алмаз» приступило к проектированию более крупного речного малого артиллерийского корабля проекта 1208 «Слепень» (гл. конструктор М. В. Кошкин), здесь были разработаны эскизный и технический проекты, рабочая документация. Позже, в середине 1970-х гг. работы по проектированию, модернизации и техническому сопровождению строительства речных кораблей были переданы в Зеленодольское ПКБ. С тех пор это бюро стало основным проектировщиком речных артиллерийских кораблей и катеров. Здесь главным конструктором проекта 1208 стал Н.П.Бобров.
«Слепень» предназначен для ведения боевых действий и несения пограничной службы на реках и озерах. Корабль водоизмещением 447-450 т вооружен двумя 100-мм пушками Д-10Т2С (разработчик ОКБ-9) и 7,62-мм спаренными с ними пулеметами ПКТ в башнях среднего танка Т-55, 30-мм автоматами АК-630 с радиолокационной системой управлением стрельбой «Вымпел», 12,7-мм крупнокалиберными пулеметами «Утес-М», 30-мм автоматическими гранатометами «Пламя», спаренной скорострельной перезаряжаемой пусковой установкой ЗИФ-121М для 140-мм НУРС системы А-223, ПЗРК «Стрела-2М». Главный командный пункт и погреба боезапаса имеют 35-мм бронирование. Энергетическая установка из трех дизелей мощностью по 3800 л.с. обеспечивает скорость до 23 уз. Мореходность корабля обеспечивается до 4 баллов. Фактически проект 1208 стал самым мощным в мире типом современного речного монитора.
Облик и боевая эффективность любого корабля определяется составом его вооружения. Специально для речных кораблей и катеров были разработаны РСЗО и гранатометные установки. Разработка комплекса неуправляемого реактивного вооружения кораблей А-223 «Снег» была задана ленинградскому КБ «Арсенал» Решением ВПК от 15 мая 1971 года. Две опытные ПУ ЗИФ-121М были изготовлены в 1974 году. Заводские испытания проводились в 1974-1976 года, государственные — на корабле проекта 1208 (зав. № 201) на реке Амур в районе Хабаровска.
Практически одновременно для речных и десантных катеров ВМФ по Постановлению правительства от 15 марта 1971 года московским КБ точного машиностроения был создан башенный вариант БП-30 установки 30-мм автоматического гранатомета АГС-17. Государственные испытания системы были проведены в 1974 году. А уже с 1975 года 30-мм морским установками БП-30 с автоматическими гранатометами оснащались корабли проекта 1208 «Слепень». В 1975-1985 гг. на Хабаровском заводе построено 11 кораблей проекта 1208 (один из них в 1984 году по измененному проекту 12081).

В середине 1980-х годов было принято решение испытать специальный комплекс «Аквилон» на боевом корабле. Для этого один малый артиллерийский корабль был построен по измененному проекту 12081 (базовый проект 1208) с установкой опытного лазерного комплекса «Аквилон», испытания которого начались в 1986 году. Уменьшенную и упрощенную версию «Аквилона» установили на малый артиллерийский корабль МАК-11 «Вьюга» проекта 12081. Его лазерный излучатель предназначен для вывода из строя оптико-электронных средств и поражения органов зрения личного состава противодесантной обороны противника.
В 1986 году принят на совместное техническое обслуживание комплекс «Аквилон» – комплекс лазерного противодействия оптико-электронным средствам, входящим в состав береговой обороны вероятного противника, разработанный НПО «Геофизика». На этом же корабле штатно разместили противотанковый ракетный комплекс «Бастион-К», аналогичный тем, что устанавливались на модернизированные танки Т-55АМ (ракета запускалась через ствол пушки и управлялась по лазерному лучу).
Впоследствии, уже после развала СССР, когда в 1994 году соединение речных кораблей ВМФ на Амуре окончательно перестало существовать, все оставшиеся корабли данного типа были переданы пограничникам. В настоящее время ПСКР «Вьюга» пр.12081 с лазерным комплексом «Аквилон» находится в составе береговой охраны погранвойск России.
В 1974 году Зеленодольское ПКБ начало прорабатывать артиллерийский речной корабль проекта 1248 «Москит». В следующем году бюро выполнило эскизный проект 1248 (гл. конструктора Н.П.Бобров, с 1980 года — В.И.Юдин) речного бронекатера нового поколения, а в 1976 году – технический проект. Его водоизмещение составляло около 220 т, почти втрое больше чем у проекта 1204. Корабль был вооружен 100-мм танковой пушкой Д-10Т2С и 30-мм автоматом АК-630М, 12,7-мм пулеметами «Утес-М» и скорострельной пусковой установкой ЗИФ-121М для 140-мм НУРС. Дизельная установка мощностью 3х1100 л. с. обеспечивает скорость более 17 уз. В 1979-1991 гг. на Сретинском заводе построена серия кораблей проекта 1248. Тогда же на Хабаровском заводе строились пограничные корабли управления проекта 1149, спроектированные Зеленодольским ПКБ в корпусе «Москита» с сокращенным составом вооружения и увеличенным числом средств связи.
Одновременно бюро для поставки на экспорт была проработана модификация катера проекта 1248. В ней 12,7-мм пулеметная установка была заменена на вто¬рой 30-мм автомат, а пусковая установка для НУРС — на боевое отделение боевой машины десанта БМД-3 «Бахча» (объект 950) в составе 30-мм автоматической пушки 2А42, 7,62-мм пулемета ПКТ и ПТРК «Конкурс» с ПТУР 9М113 (9М113М). Кроме этого ПКБ в 1980 году разработало технический проект 12240 катера для поставки во Вьетнам.

С 1986 года Зеленодольское ПКБ для замены катеров проекта 1204 начало проектирование нового транспортабельного по железной дороге речного мелкосидящего артиллерийского катера проекта 12130 «Огонек» (гл. конструктор В.И.Юдин) водоизмещением 91 т с наибольшей скорость до 20 узлов. Эскизный проект утвержден в 1989 году, корректировка технического проекта проведена в 1992 году. Вооружение катера состоит из 30-мм артустановок, 7,62-мм пулеметов и ПЗРК типа «Игла». Он предназначался для решения задач в районах портов, на реках и озерах. Во второй половине 1990-х гг. головной катер проекта 12130 был передан пограничникам. Конструкторы подготовили вариант катера для экспорта.

ОАО «Зеленодольское ПКБ» впервые представило модернизированный речной артиллерийский катер проекта 12130МЭ на Международном военно-морском салоне МВМС-2015 в Петербурге. Прототип представленной модели — пограничный катер проекта 12130 несет службу в Амурском дивизионе пограничных кораблей.
В модернизированном проекте не стало кормовой пушки, появился небольшой беспилотный летательный аппарат массой около 500 кг, а также быстроходная лодка. «У него скорость небольшая — 20 узлов, чтобы гоняться за нарушителями, поэтому поставили быстроходную лодку», — рассказал главный конструктор проекта «Зеленодольского ПКБ» Вадим Сапарин.
Катер имеет конструктивную защиту от пуль калибра 7,62, а также подруливающее устройство для лучшей управляемости. Еще одной особенностью проекта является трехконтурная система охлаждения. «Обычно двухконтурная система устроена так: внутренний контур — антифриз, наружный — забортная вода, которая берется через кингстоны и подается в охладители. На мутной речной воде охладители забиваются, поэтому мы забортную воду заменяем третьим контуром. У нас в бортах идут радиаторы, так называемые конденсаторы, где происходит теплосъем горячей воды от охлаждения дизелей», — рассказал конструктор.
Водоизмещение катера — около 100 тонн, ширина — 4 метра, длина — 32, осадка — 0,8, экипаж — 12 человек.

ХАРАКТЕРИСТИКИ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ РЕЧНЫХ КОРАБЛЕЙ И КАТЕРОВ РОССИЙСКОГО ВМФ

Характеристики

Проекты

1204 «Шмель»

1208 «Слепень»

1248 «Москит»

Годы сдачи

1967-1972

1975-1985

1979-1991

Полное водоизмещение, т

77,4

447-450

220-223

Длина, м

27,72

55,13

38,9

Ширина, м

4,32

9,14

6,1

Осадка, м

0,85

1,44

1,27

ГЭУ

дизельная

Скорость полного хода, узлов

23-24

23

17-18

Экипаж, человек

14

32

21

ВООРУЖЕНИЕ

Артиллерийское

1х76-мм Д-56ТС, 1х2 25-мм 2М-3М (14,5-мм 2М-6), 1х7,62-мм

2х100-мм Д-10Т2С, 2х6 30-мм АК-630, 2х2 12,7-мм «Утес-М»

1х100-мм Д-10Т2С, 1х6 30-мм АК-630М, 12,7-мм «Утес-М»

РСЗО

БМ-14-17

А-223 «Снег»

А-223 «Снег»

Гранатомет

— (4хАП-30 «Пламя»)

БП-30 «Пламя»

БП-30 «Пламя»

ПЗРК

«Стрела-2М»

«Стрела-2М»

«Стрела-2М»

В 2001 году Управление кораблестроения ВМФ предполагало проведение тендера на проект катера для Каспийского региона.
Зеленодоским ПКБ было проработано несколько вариантов катера с различным составом вооружения, так как не было точно известно, что будет в тактико-техническом задании. В материалах тендера предусматривалось, что заводом – строителем катера будет Зеленодольский завод им. A.M. Горького. Удачное географическое расположение проектанта рядом с заводом – строителем и пятидесятилетний опыт взаимодействия по созданию кораблей различных классов для ВМФ позволяли значительно сократить как плановые сроки строительства, так и себестоимость катера. Все это обеспечило условия для признания Зеленодольского ПКБ победителем тендера на создание катера.
Катер получил свой номер – проект 21630 – и родовое имя «Буян». Однако, как ни странно, завод им. A.M. Горького не проявил достаточной настойчивости, чтобы стать победителем в тендере заводов-строителей, и строительство катера было поручено ОАО «Судостроительная фирма «Алмаз» (Санкт-Петербург).
При разработке эскизного проекта катера главным конструктором проекта 21630 был назначен А.Ю. Харитонов. В составе эскизного проекта, так же как и в составе тендерных материалов, был представлен инициативный вариант катера с усиленным составом вооружения. Вместо двух небольших установок неуправляемого ракетного оружия ПК-121М была принята одна, более эффективная пусковая установка МС-73. Для усиления противовоздушной обороны на палубе первого яруса в кормовой части размещены две артустановки АК-630М, впоследствии, по решению заказчика, замененные на АК-306. В остальном инициативный вариант не отличался от основного.
Эскизный проект был разработан в сентябре 2002 года. В решении ВМФ по утверждению эскизного проекта от 31 января 2003 года для дальнейшей разработки был принят инициативный вариант. Проект, в котором были заложены более эффективные решения, оказался убедительным, и заказчик с ним согласился. Однако к нему были сформулированы и замечания, подлежащие устранению на дальнейших стадиях проектирования. Во-первых, архитектурно-конструктивная схема катера должна была быть с короткой надстройкой. Во-вторых, главные двигатели 16Д49 должны быть заменены на двигатели М-507А (впоследствии – на М-507Д). Кроме доработки эскизного проекта, в решении заказчика было предписано разработать «Программу создания водометного движителя для проекта 21630».
В январе 2003 года проект был передан в другое конструкторское подразделение Зеленодоского ПКБ, главным конструктором проекта был назначен Я.Е. Кушнир, а его заместителями – Е.Н. Алексеев, А.Ю.Харитонов и В.Н. Яковлев. Главным наблюдающим ВМФ за проектированием был назначен А.И.Денисов.
Доработка эскизного проекта была осуществлена без особых осложнений, но в решении об утверждении материалов его доработки, подписанном в июне 2003 года, было предписано существенно уменьшить водоизмещение катера при некотором увеличении состава вооружения.
В июне 2004 года техпроект был утвержден, но выявилась необходимость его доработки по замечаниям, запас которых у заказчика не кончался. Нужно отметить, что при утверждении технического проекта Главком ВМФ принял решение об изменении класса «катер» проекта 21630 на «корабль III ранга».
7 октября 2005 года головной корабль с заводским номером 701,получивший название «Астрахань», в присутствии представителей ВМФ, делегации из города Астрахани и Зеленодольского ПКБ был спущен на воду.
25 февраля 2005 года состоялась закладка второго корабля типа «Буян», получившего название «Каспийск». Третий корабль с именем «Махачкала» был заложен 24 марта 2006 года. Все корабли серии вошли в боевой состав Каспийской военной флотилии. На базе МАК проекта 21630 «Буян» был разработан проект 21631 «Буян-М» малого ракетного корабля (МРК) и экспортный вариант – проект 21632 «Торнадо».

На основе рукописи, подготовленной А.В.Карпенко 2007 году для книги «Российская судостроительная промышленность», М: Военный Парад, 2008, дополнено другими материалами

Источники:
1. «Корабелы – Родине». Под ред. Г.Г.Пуляевского. Л: Судостроение, 1981
2. История отечественного судостроения. Т.5: Судостроение в послевоенный период (1946-1991 гг.)/А.М.Васильев, С.И.Логачев, О.П.Майданов, В.Ю.Маринин и др. – СПб.:Судостроение, 1996. – с. 544, ил
3. История отечественного судостроения. Т.4: Судостроение в период первых пятилеток и Великой Отечественной войны (1925-1945 гг.)/В.Ю.Грибовский, А.А.Нарусбаев, И.И.Черников – СПб.:Судостроение, 1996. – с. 560, ил
4. Адмиралтейские верфи. Люди, корабли, годы 1926-1996. СПб: Гангут, 1996
5. А.В. Платонов. Советские мониторы, канонерские лодки и бронекатера. 2006
6. Черников И.И. Речные бронированные катера Военного Ведомства. https://cmboat.ru/
7. http://nevskii-bastion.ru/12081-akvilon/
8. http://bastion-karpenko.ru/1204-shmel/
9. http://bastion-karpenko.ru/ak-12130-pr/
10. http://nevskii-bastion.ru/21630-mak/

Статьи, публикации ведущих специалистов и руководителей предприятий судостроительной промышленности, реклама, информационные сообщения и материалы музеев и архивов ЦВММ, ОАО «Адмиралтейские верфи», ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова, и др.

АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ КОРАБЛИ И КАТЕРА
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ КОРВЕТЫ, МАЛЫЕ РАКЕТНЫЕ И ПРОТИВОЛОДОЧНЫЕ КОРАБЛИ, КАТЕРА
НАДВОДНЫЕ КОРАБЛИ И КОРАБЛЕСТРОЕНИЕ
КОРАБЛИ И ОРУЖИЕ ВМФ


__      
© А.В.Карпенко 2009-2020/A.V.Karpenko 2009-2020
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap