ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
НОВОСТИ/NEWS
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА, ПРОГРАММЫ
ОБЩИЕ ТЕМЫ
СОБЫТИЯ ОПК
ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА
ФОТО: ВООРУЖЕНИЕ, ВЫСТАВКИ, СОБЫТИЯ
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ, ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
РЕПОРТАЖИ, ЗАМЕТКИ, СООБЩЕНИЯ
НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
ИЗДАНИЯ ВТС «БАСТИОН» – А.В.КАРПЕНКО
ВТС "НЕВСКИЙ БАСТИОН"
ОВТ «ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА»
ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе

КОНТАКТЫ/CONTACT




ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ РОССИИ (СССР)
NUCLEAR WEAPON OF RUSSIA (USSR)

28.01.2015
Как сообщает веб-ресурс «Газета.Ru» в материале Дениса Тельманова «Безъядерный полуостров», в рамках создания российской военной группировки в Крыму сформирован территориальный орган 12-го главного управления Генштаба Минобороны, которое занимается обеспечением хранения, перевозки и утилизации ядерных блоков для тактических и баллистических ракет. Об этом «Газете.Ru» сообщили сразу несколько источников в российском военном ведомстве. Тем не менее официальные представители министерства уверяют, что ядерного оружия в Крыму не будет.
Начальник 12-го управления Юрий Сыч заверил «Газету.Ru», что это чисто административная мера. «Это для безопасности, если туда зайдут наши корабли, например, с ядерной силовой установкой или самолеты, чтобы (наши офицеры) там рядом были. И потом, на флоте и в авиации по штату положено небольшое подразделение», — пояснил Сыч.
При этом он подчеркнул, что размещать ядерные боеприпасы в Крыму никто не собирается. «Что касается нашей епархии, ничего мы не планируем. У нас Крым — безъядерная зона», — подчеркнул Сыч.
Правда, в декабре министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил журналистам, что в правовом смысле Крым безъядерной зоной никогда не являлся.
bmpd.livejournal.com

06.03.2015

45 лет назад, 5 марта 1970 года вступил в силу Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Этот документ был разработан Комитетом по разоружению ООН чтобы не допустить расширения круга стран, обладающих ядерным оружием и ограничить возможность возникновения вооруженного конфликта с его применением.

ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ В МИРЕ

19.03.2015

Из истории Российского Федерального Ядерного Центра – Всероссийского научно-исследовательского института технической физики имени академика Е.И. Забабахина: «В рамках выполнения государственной программы вооружений Институтом (ВНИИТФ — ред.) в 2001 году завершена разработка ядерного боеприпаса для ракетных комплексов ВМФ, отвечающего всем современным требованиям по эффективности боевого применения, ядерной и эксплуатационной безопасности. Разработанными боеприпасами переоснащаются все находящиеся на вооружении ракетные комплексы ВМФ в интересах максимального продления сроков их эксплуатации. Институт в 1999 году выиграл конкурс и с 2000 года развернул работы по созданию современного ядерного боеприпаса для ракетного комплекса нового поколения «Булава», в котором по максимуму реализован принцип унификации узлов и технических решений с модернизированным ракетным комплексом «Тополь-М». Указанная разработка осуществляется в новой для Института кооперации с предприятием «Московский институт теплотехники». В 2005 году завершена разработка ядерной авиабомбы большой мощности для самолётов стратегической и дальней авиации, а в 2006 году завершено создание модернизированного варианта ледобойной авиабомбы для замены её аналогов с истекшими сроками гарантии.» bmpd.livejournal.com

ВНИИТФ ИМ. АКАДЕМИКА Е.И. ЗАБАБАХИНА
ИСТОРИЯ И РАЗВИТИЕ РАКЕТНЫХ ВОЙСК СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ И ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ

27.04.2015
У России нет необходимости размещать ядерное оружие на Крымском полуострове, заявил ТАСС полномочный представитель президента в Крымском федеральном округе Олег Белавенцев.
«Необходимости размещения ядерного оружия в Крыму нет, — сказал он. — У нас достаточно оружия, чтобы достать противника там, где он находится. Нам достаточно таких вооружений, которые размещены и на ядерных подводных лодках, и на других носителях».
По словам полпреда, Крым остается в будущем «безядерной зоной».
«В Крыму по поручению президента мы создам рекреационных зону и будем развивать Крым для россиян и гостей из-за рубежа», — сказал ТАСС Белавенцев.
В субботу в Совете национальной безопасности и обороны Украины сообщили о якобы возможном перемещении на территорию Крыма из Ростовской области российских ядерных боеголовок.
ТАСС

09.04.2016

9 апреля Российскому Федеральному Ядерному Центру – Всероссийскому НИИ экспериментальной физики (г.Саров) исполняется 70 лет.
Постановлением Совета Министров СССР от 9 апреля 1946 года в поселке Сарова было создано КБ-11 — организация по разработке в нашей стране первой атомной бомбы. 29 августа 1949 года атомная бомба РДС-1 была успешно испытана, монополия США ликвидирована, планы по уничтожению нашей страны предотвращены, а ядерное равновесие сохраняется до настоящего времени.
Атомная бомба РДС-1 была одной из вершин науки и технологий того времени. Дальнейшие достижения в создании ядерного и термоядерного оружия также неразрывно связаны с самым передним фронтом научно-технического развития: созданием и совершенствованием ЭВМ, прогрессом в прикладной математике, ядерной физике, ускорительной технике, импульсных ядерных реакторах, лазерной физике и, прежде всего, с достижениями в области физики высоких плотностей энергии, экстремальных состояний и процессов.
Ядерное оружие оказало мощное влияние на развитие атомной энергетики и подводного флота, ракетостроение и ракетные технологии, материаловедение, радиационную биологию, решение проблем экологии. ВНИИЭФ всегда находился в центре этого сложного и многостороннего процесса, преобразовавшего мир.
Традиции, заложенные основателями объекта, на протяжении 70 лет всегда являлись основой успешной работы ВНИИЭФ. Сегодня ядерный центр — многопрофильное научно-техническое предприятие, состоящее из четырех КБ, пяти институтов, двух заводов, конверсионного и обеспечивающего комплексов и обладающее уникальной вычислительной и экспериментально-испытательной базой мирового уровня.
Работа РФЯЦ-ВНИИЭФ поддерживается высшим руководством нашей страны. Президент Российской Федерации Владимир Путин посещал ядерный центр в 2012 и 2014 годах, Дмитрий Медведев в ранге Президента РФ в 2009 году и в ранге премьер-министра – в феврале 2016 года, когда он провел совещание по развитию отечественных информационных и суперкомпьютерных технологий.
РФЯЦ-ВНИИЭФ обладает уникальными компетенциями и занимает лидерские позиции в широком спектре научно-технических областей: суперкомпьютерные, информационные технологии и имитационное моделирование; лазерные технологии; создание конкурентоспособных образцов комплексов и составных частей военной техники и др.
Расширяются задачи, совершенствуется научно-техническая база, обновляются кадры, но главное в деятельности РФЯЦ-ВНИИЭФ сохраняется — обеспечение национальной безопасности и геополитических интересов России и гарантированное выполнение политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания.
http://www.vniief.ru

ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ФИЗИКИ

29.08.2016

Исполнительный секретарь подготовительной комиссии Организации по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ОДВЗЯИ) Лассина Зербо считает, что не следует искать альтернативу договору, необходимо усилить механизм, который уже заложен в документе.
В Астане в понедельник проходит международная конференция «Построение мира без ядерного оружия», посвященная 25-летию закрытия Семипалатинского испытательного ядерного полигона.
«Говорить о том, что договор не жизнеспособен (из-за того, что некоторые страны его не ратифицировали – ред.) неправильно. Договор многосторонний. Как показывает практика переговоров с Ираном, многосторонний подход работает, когда страны готовы найти точки соприкосновения, поэтому у договора есть будущее и, если сравнивать с марафоном, то мы уже практически у финишной линии», — сказал Зербо РИА Новости.
Он отметил роль России в вопросе вступления документа в силу. «В этом плане важна роль России, которая договор подписала, которая строит объекты мониторинга на своей территории и играет ключевую роль в построении международного консенсуса. Нам важно усилить этот договор и этот механизм, а не искать новые альтернативы», — заключил Зербо.
РИА Новости

ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ В МИРЕ


СОЗДАНИЕ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ В СССР.

Исследования в области ядерной физики в СССР велись уже с 1918г. В 1937г. в
Радиевом институте (г. Ленинград) был запущенный первый в Европе циклотрон. 25
ноября 1938г. постановлением президиума Академии наук (АН) СССР была создана посто-
янно действующая комиссия по атомному ядру. В нее вошли С.Вавилов, А.Иофе,
А.Алиханов, И.Курчатов и др. (в 1940г. к ним присоединились В.Хлопин и И.Гуревич).
К этому времени ядерные исследования проводились более чем в десяти научных инсти-
тутах. В том же году при АН СССР была образована Комиссия по тяжелой воде (позднее
преобразованная в Комиссию по изотопам). В сентябре 1939г. началось строительство
мощного циклотрона в Ленинграде, а в апреле 1940г. было решено построить опытную
установку для производства примерно 15кг. тяжелой воды в год. Но из-за начавшейся
войны эти планы не были реализованы. В мае 1940г. Н. Семенов, Я. Зельдович,
Ю.Харитон (Институт химической физики) предложили теорию развития цепной ядерной
реакции в уране. В этом же году были форсированы работы по поиску новых залежей
урановых руд.
В конце 30-х — начале 40-х годов многие физики уже представляли как (в общих
чертах) должна выглядеть атомная бомба. Идея заключается в том, чтобы достаточно
быстро сосредоточить в одном месте определенное (более критической массы) количес-
тво делящегося под действием нейтронов (с испусканием новых нейтронов) материала.
После чего в нем начнется лавинообразное нарастание числа распадов атомов — цепная
реакция с выделением огромного количества энергии – произойдет взрыв. Проблема сос-
тояла в получения достаточного количества делящегося вещества. Единственным таким
веществом, встречающимся в природе в приемлемом количестве является изотоп урана с
массовым числом (суммарное количество протонов и нейтронов в ядре) 235 (уран-235).
В природном уране содержание этого изотопа не превышает 0,71% (99,28% уран-238) к
тому же содержание природного урана в руде в лучшем случае составляет 1%. Выделе-
ние урана-235 из природного урана было достаточно сложной проблемой. Альтернативой
урану, как скоро выяснилось, был плутоний-239. В природе он практически не встре-
чается (его в 100 раз меньше чем урана-235). Получить его в приемлемой концентра-
ции возможно в ядерных реакторах при облучении нейтронами урана-238. Постройка
такого реактора представляля еще одну проблему. Третьей проблемой было то каким
образом возможно собрать в одном месте необходимую массу делящегося вещества. В
процессе даже очень быстрого сближения подкритичных частей в них начнаются реакции
деления. Выделяющаяся при этом энергия может не позволить большей части атомов
«принять участие» в процессе деления, и они разлетятся, не успев прореагировать.
В 1940г. В.Шпинель и В.Маслов из Харьковского физико-технического института
подали заявку на изобретение атомного боеприпаса на основе использования цепной
реакции самопроизвольного деления закритической массы урана-235 которая образуется
из нескольких докритических, разделенных непроницаемым для нейтронов взрывчатым
веществом уничтожаемым путем подрыва (хотя «работоспособность» такого заряда вызы-
вает большие сомнения, свидетельство на изобретение все же было получено но только
в 1946г.). Американцы для своих первых бомб (подробно об американском ядерном про-
екте будет рассказано на отдельной странице сайта) предполагали использовать так
называемую пушечную схему. В ней реально использовался пушечный ствол с помощью
которого одна подкритическая часть делящегося материала выстреливалась в другую
(вскоре выяснилось что для плутония такая схема не подходит из-за недостаточной
скорости сближения),
30 июля 1940г. в АН была создана комиссия по проблеме урана. В ее состав вошли
Хлопин, В.Вернадский, Иофе, А.Ферсман, Вавилов, П.Капица, Харитон, Курчатов и др.
Однако работы в этой области еще не ставили своей целью изучение возможности созда-
ния взрывного устройства, а представляли собой научно-исследовательскую программу.
Планом работ на 1940-41гг. предусматривалось:
— исследование возможности цепной реакции на природном уране;
— уточнение физических данных, необходимых для оценок развития цепной реакции на
уране-235;
— изучение различных методов разделения изотопов урана;
— исследование возможностей получения летучих органических соединений урана;
— исследование состояния сырьевой базы урана.
В конце 1940г. Ф.Ланге, Маслов и Шпинель предложили для разделения изотопов урана
использовать ультрацентрифуги.
15 апреля 1941г. вышло постановление Совета Народных Комиссаров (СНК) о строи-
тельстве в Москве мощного циклотрона. Но после начала Великой Отечественной войны
практически все работы в области ядерной физики были прекращены. Многие физики-
ядерщики оказались на фронте или были переориентированы на другие, как тогда каза-
лось, более насущные темы. Так рядовой запаса Курчатов занимался проблемой раз-
магничивания боевых кораблей на Черном море. В 1941г. Г.Флеров, ушедший доброволь-
цем на фронт, в простой ученической тетради делает набросок схемы устройства атом-
ной бомбы (аналогичный американской пушечной схеме). В начале апреля 1942г. он
направил Сталину письмо в котором пишет что уже 10 месяцев пытается «пробить голо-
вой стену» и привлечь внимание к ядерной проблеме. «Это письмо последнее после
которого я складываю оружие и жду, когда удастся решить эту задачу в Германии
Англии или США. Результаты будут настолько огромны, что будет не до того кто вино-
ват, что у нас в Союзе забросили эту работу…». Письмо вряд ли возымело бы действие
(Флерова в Кремле никто не знал) если бы к тому времени не накопились агентурные
сведения о попытках Англии, США и Германии создать ядерное оружие.
С 1939г. сбором информации по ядерной проблеме занимались как ГРУ РККА, так и
1-е управление НКВД. Первое сообщение о планах создания атомной бомбы поступило от
Д.Кэрнкросса в октябре 1940г. Этот вопрос обсуждался в Британском комитете по
науке, где работал Кэрнкросс. Летом 1941г. проект «Тьюб эллойз» о создании атомной
бомбы был утвержден. К началу войны Англия была одним из лидеров в ядерных иссле-
дованиях во многом благодаря немецким ученым бежавшим сюда с приходом к власти Гит-
лера одним из них был член КПГ К.Фукс. Осенью 1941г. он отправился в Советское
посольство и сообщил что имеет важную информацию о новом мощном оружии. Для связи
с ним был выделен С.Крамер и радистка «Соня» — Р.Кучинская. Первые радиограммы в
Москву содержали сведения о газодиффузионном методе разделения изотопов урана и о
заводе в Уэльсе строящимся для этой цели. После шести передач связь с Фуксом прер-
валась. В конце 1943г. советский разведчик в США Семенов («Твен») сообщил что в
Чикаго Э.Ферми осуществил первую цепную ядерную реакцию. Информация исходила от
физика Понтекорво. В это же время по линии внешней разведки из Англии поступили
закрытые научные труды западных ученых по атомной энергии за 1940-42гг. Они под-
твердили, что в создании атомной бомбы достигнут большой прогресс. На разведку
работала и жена известного скульптора Коненкова, которая сблизившись с крупнейшими
физиками Оппенгеймером и Эйнштейном долгое время оказывала влияние на них. Другой
резидент в США — Л.Зарубина нашла выход на Л.Сциларда и была вхожа в круг людей
Оппенгеймера. С их помощью удалось внедрить надежных агентов в Ок-Ридж, Лос-Аламос
и Чикагскую лабораторию – центры американских ядерных исседований. В 1944г. инфор-
мацию по американской атомной бомбе советской разведке передавали: К.Фукс, Т.Холл,
С.Саке, Б.Понтекорво, Д.Грингласс и супруги Розенберги. В начале февраля 1944г.
нарком НКВД Л.Берия провел расширенное заседание руководителей разведки НКВД. В
ходе заседания было принято решение с целью координации сбора информации по атом-
ной прблеме поступающей по линии НКВД и ГРУ РККА и ее обобшения создать отдел «С».
27 сентября 1945г. отдел был организован, руководство было возложено на комиссара
ГБ П.Судоплатова. В январе 1945г. Фукс передал описание конструкции первой атом-
ной бомбы. Среди прочего разведкой были получены материалы по электромагнитному
разделению изотопов урана, данные об эксплуатации первых реакторов, спецификации
по производству урановой и плутониевой бомбы, данные о конструкции системы фокуси-
рующих взрывных линз и размерах критической массы урана и плутония, о плутонии-240,
о времени и последовательности операций по производству и сборке бомбы, способе
приведения в действие бомбового инициатора; о строительстве заводов по разделению
изотопов, а также дневниковые записи о первом испытательном взрыве американской
бомбы в июле 1945г. Информация, поступавшая по каналам разведки, облегчила и уско-
рила работу советских ученых. Западные специалисты считали, что атомная бомба в
СССР может быть создана не ранее чем в 1954-55гг. но произошло это 29 августа
1949г. Когда в 1992г. академика Харитона спросили, правда ли, что первая советская
атомная бомба двойник первой американской, он ответил: «Наша первая атомная бомба
— копия американской. И я считал бы любое другое действие в то время недопустимым
в государственном смысле. Важны были сроки: кто обладает атомным оружием, тот дик-
тует политические условия».
В апреле 1942г. наркома химической промышленности М.Первухина, по распоряжению
Сталина, ознакомили с материалами о работе над атомной бомбой за рубежом. Первухин
предложил подобрать группу специалистов для оценки сведений, изложенных в этом док-
ладе. По рекомендации Иоффе в группу вошли молодые ученые Курчатов, Алиханов и
И.Кикоин. В письменном заключении они дали положительную оценку достоверности све-
дений и предложили организовать в СССР более широкие научно-исследовательские рабо-
ты по ядерной физике для чего предлагали учредить специальный комитет. 28 сентября
1942г. Сталин подписал постановление ГКО «Об организации работ по урану» которое
гласило: «…Обязать АН СССР возобновить работы по исследованию осуществимости
использования атомной энергии путем расщепления ядра урана и представить ГКО к 1
апреля 1943г. доклад о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива.
Для этой цели Президиуму АН СССР организовать при Академии наук специальную лабора-
торию атомного ядра». Ответственным за реализацию программы ядерных исследований в
АН СССР был назначен Иоффе, курирование работ по линии ГКО осуществлял В.Молотов,
его заместителем был назначен Берия. Планировалось к марту 1943г. построить первые
разделительные установки и получить небольшое количество обогащенного (235-м изо-
топом) урана. Главным препятствие в реализации программы было отсутствие урана.
27 ноября 1942г. вышло постановление ГКО «О добыче урана». Постановление пре-
дусматривало создание специального института и начало работ по геологоразведке,
добыче и переработке сырья. Начиная с 1943г. Наркомат цветной металлургии (НКЦМ)
приступил к добыче на Табашарском руднике в Таджикистане и переработке урановой
руды с планом 4т. урановых солей в год.
В начале 1943г. мобилизованные ранее ученные были отозваны с фронта. Таким об-
разом началась реализовываться практическая программа, целью которой было изучение
возможности создания ядерного оружия. В конце января Курчатов и Алиханов составили
план работ Лаборатории на 1943г. который предусматривал:
— исследование процесса деления урана (для этого необходимо было получение метал-
лического урана и создание циклотрона);
— разработку в институте Физики и математики АН УССР технологии разделения изото-
пов урана методом центрифугирования (экспертиза поручена Кикоину);
— получение в Радиевом институте обогащенного до 4% урана-235 (методом термодиф-
фузии), 10кг. металлического природного урана и 1кг. гексафторида урана (и ис-
следование его свойств);
— разработка метода разделения изотопов методом газовой диффузии под руководством
Курчатова, Кикоина, Алиханова;
— исследование возможности разделения изотопов урана электромагнитным методом ру-
ководитель А.Арцимович.
Во исполнение постановления ГКО 11 февраля 1943г. была организована Лаборато-
рии №2 АН СССР начальником которой стал Курчатов (в 1949г. она была переименована
в Лабораторию измерительных приборов АН СССР – ЛИПАН, в 1956г. на ее основе был
создан Институт атомной энергии, а в настоящее время это РНЦ «Курчатовский инсти-
тут»), которая должна была координировать все работы по реализации атомного про-
екта. На первых порах Лаборатория № 2 ютилась в нескольких комнатах и подвале
Сейсмологического института АН СССР в Пыжевском переулке и частично в помещениях
Института общей и неорганической химии АН СССР на Калужской улице. В то время проб-
лемой урана в СССР занималось всего 50 человек, а в США около 700 научных сотруд-
ников. Основное ядро штата работников Лаборатории поначалу составили кадры Ленин-
градского физико-технического института. Скоро в Москву были возвращены из разных
городов СССР, где они были в эвакуации, Алиханов, Арцимович, Кикоин, Курчатов,
И.Померанчук, К.Петржак, Флеров (в 1944г. после возвращения в Москву Института
химической физикик к работам присоединились Зельдович, Харитон и др. его сотрудни-
ки). Место для новой организации выделили на северной окраине Москвы в Покровском-
Стрешневе в глухом лесу с небольшими полянами и артиллерийским стрельбищем. На
отведенной территории началось строительство зданий для большого циклотрона, под-
земной лаборатории для экспериментов с использованием артиллерийских орудий для
«пушечного» варианта бомбы и опытного уран-графитового котла. После снятия блока-
ды Ленинграда в Москву вывезли сохранившееся там оборудование циклотрона (он был
пущен 25 сентября 1944г., а в 1946г. на нем были получены первые 7 мкг. плутония).
В Лаборатории начались работы по исследованию возможности разделения изотопов с
использованием газообразного гексафторида урана (UF6). В 1944г. приступили к изуче-
нию электромагнитного метода. В том же году к разработке методов разделения урана
была привлечена лаборатория электрических явлений при Уральском филиале АН под
руководством Кикоина.
В конце 1943г. Курчатов представил отчет о состоянии работ по атомной проблеме
в котором сообщалось что:
— в сентябре начались испытания центрифуги для разделения изотопов урана, но про-
ведение экспериментов задерживается из-за отсутствия необходимого количества
гексафторида урана;
— в НИИ-42 наркомата химической промышленности получено небольшое количество гек-
сафторида урана, а в Институте редких металлов шло накопление металлического
урана (Радиевый институт с этими задачами не справился);
— разработан и передан для изготовления проект экспериментальной установки для по-
лучения тяжелой воды для атомного реактора;
— проект газодиффузионной машины порученный ЦАГИ не выполнен, но Лабораторией № 2
создается упрощенная модель установки;
— проведенные эксперименты показали, что продукция графитовых заводов СССР непри-
годна для использования в уран-графитовом реакторе.
В декабре 1943г. НИИ-42 получил задание форсировать работы по получению гексафтори-
да урана и с апреля 1944г. производить его по 10кг. в месяц, разработать проект
завода с производительностью 100кг. в сутки.
В 1944г. советской разведкой был получен справочник по уран-графитовым реакто-
рам который содержал очень ценные сведения по определению параметров реактора. Но
урана необходимого для загрузки даже малого опытного ядерного реактора в стране
тогда еще не было. 28 сентября 1944г. правительство обязало НКЦМ СССР сдавать уран
и урановые соли в Государственный фонд и возложил задачу их хранения на Лаборато-
рию № 2. В ноябре 1944г. большая группа советских специалистов, под руководством
начальника 4-го спецотдела НКВД В.Кравченко, выехала в освобожденную Болгарию, для
изучения результатов по геологоразведке Готенского месторождения. 8 декабря 1944г.
вышло постановление ГКО о передаче добычи и переработки урановых руд из НКМЦ в ве-
дение созданного в Главном управлении горно-металлургических предприятий (ГУ ГМП)
НКВД 9-го Управления. В марте 1945г. начальником 2-го отдела (горно-металлургичес-
кого) 9-го Управления НКВД был назначен генерал-майор С.Егоров, до этого занимав-
ший должность зам. начальника Главного управления Дальстроя. В январе 1945г. в
составе 9-го Управления на базе отдельных лабораторий Государственного института
редких металлов (Гиредмет) и одного из оборонных заводов организуется НИИ-9 (ныне
ВНИИНМ) для изучения урановых месторождений, решения задач переработки уранового
сырья, получения металлического урана и плутония. К этому времени из Болгарии пос-
тупали примерно полторы тонны урановой руды в неделю.
Еще в середине 1944г. Харитон подготовил предложения по проекту распоряжения
ГКО о мерах по разработке конструкции атомной бомбы. Предполагалось организовать в
Лаборатории №2 специальную группу для создания ее опытного образца. Как и в амери-
кансом проекте предполагалось использовать цепную реакцию деления урана-235 или
плутония-239 путем быстрого сближения двух половин заряда. Величина критической
массы ядерного заряда по предварительным оценкам составляла около 10кг. Вес атом-
ной бомбы эквивалентной по мощности взрыву 10-50 тыс.т. тротила мог составить от 3
до 5т. С марта 1945г. после поступления по каналам НКГБ из США информации о схеме
атомной бомбы на принципе имплозии (сжатие делящегося материала взрывом обычного
ВВ) начались работы над новой схемой имевшей очевидные преимущества перед пушечной.
В записке В.Маханева Берии в апреле 1945г. о сроках создания атомной бомбы говори-
лось, что диффузионный завод при Лаборатории № 2 для получения урана-235 предпола-
гается пустить в 1947г. Его производительность должна была составить 25кг. урана в
год чего должно было хватить на две бомбы (на самом деле для американской урановой
бомбы потребовалось 65кг. урана-235).
В ходе боев за Берлин 5 мая 1945г. было обнаружено имущество Физического инсти-
тута Общества кайзера Вильгельма. 9 мая в Германию была направлена комиссия во
главе с А. Завенягиным для поиска ученых, работавших там над Урановым проектом и
приемки материалов по урановой проблеме. В Советский Союз вместе с семьями была
вывезена большая группа немецких ученых. Среди них были Нобелевские лауреаты
Г.Герц и Н.Риль, профессора Р.Деппель, М.Фольмер, Г.Позе, П.Тиссен, М.фон Ардене,
Гайб (всего около двухсот специалистов из них 33 доктора наук). Многие поехали,
как терерь пишут, добровольно, подписав выгодные контракты. За период с 1 сентября
по 10 декабря 1945г. в СССР было отправлено 219 вагонов различного оборудования в
том числе три циклотрона, ряд высоковольтных установок, оборудование для измерения
радиоактивности. Кроме того были вывезены 100т. уранового концентрата (в некоторых
источниках говорится о почти 300 т. окиси и 7 т. металлического урана) и немного
тяжёлой воды. В начале 1946г. Курчатов писал: «До мая 1945г. не было надежд осу-
ществить уран-графитовый котел так как в нашем распоряжении было только 7т. окиси
урана и не было надежды, что нужные 100т. урана будут выработаны ранее 1948г.».
Немецкий уран позволил значительно ускорить создание атомной бомбы.
Все дела связанные с разработкой месторождений и добычей урановой руды куриро-
вал зам.наркома НКВД Завенягин. В мае 1945г. согласно постановления ГКО СССР нача-
лось строительство перерабатывающего Горнохимического комбината №6. Начальником
строительства (директором) был назначен полковник НКВД Б.Чирков. Сырье для перера-
ботки должно было поставляться из Таджикской, Узбекской и Киргизской республик
(Тюямуюнское, Табошарское, Адрасманское, Майли-Суйское и Уйгур-Сайское месторожде-
ния). К сожалению содержание урана в руде этих месторождений было низким (0,05 —
0,07%). За весь 1945г. рудоуправление № 6 выдало 7т. урановых солей. 16 октября
1945г. 37т. урановых продуктов, содержащих 24,7т. урана были отправлены из Чехосло-
вакии в Москву. 23 ноября 1945г. с Чехословакией был заключен договор, предусматри-
вающий поставку добываемой там руды на советские предприятия. В октябре 1946г.
аналогичный договор был заключен с восточной зоной Германии. Практически первые
годы комбинат № 6 перерабатывал сырье из Германии и Чехословакии содержание урана
в котором доходило до 0,25%. Без этих поставок сроки создания атомного оружия в
СССР были бы отодвинуты. 27 июня 1946г. образован горно-химический комбинат № 7 по
разработке прибалтийских урано-содержащих сланцев. 14 августа 1947г. на Украине
началось строительство завода № 906 (ныне «Приднепровский химический завод») для
переработки руд Первомайского и Желтореченского месторождений урана. Для работы в
шахтах и строительства обогатительных фабрик широко использовали заключенных.
Сколько их при этом полегло ни кто не считал, хоронили их в братских могилах.
Взрывы атомных бомб над японскими городами Хиросима и Нагасаки произвели на Ста-
лина глубокое впечатление. 17 августа 1945г. он вызвал наркома боеприпасов Ванни-
кова и поручил ему ускорить создание советской бомбы. 20 августа 1945г. решением
Политбюро и ГКО был образован Специальный Комитет по атомной энергии с чрезвычай-
ными полномочиями, подотчетный непосредственно Политбюро. В его задачи входило:
— развитие научно-исследовательских работ в области использования атомной энергии;
— создание сырьевой базы по добыче урана;
— организация промышленной переработки урана;
— производства специального оборудования и материалов а также строительство атом-
ных энергетических установок;
— разработка и производство атомной бомбы.
Руководителем был назначен Берия, его заместителем Ванников. В комитет вошли Капи-
ца и Курчатов (который стал научным руководителем программы). Одновременно для
рассмотрения научных и технических вопросов при Специальном Комитете был образован
Технический совет во главе с Ванниковым. В состав совета вошли Алиханов, И.Возне-
сенский, Завенягин, Иоффе, Капица, Кикоин, Курчатов, Хлопин, Харитон и др. При
совете действовали четыре комиссии: по электромагнитному разделению изотопов урана
(Иоффе), по получению тяжелой воды (Капица), по изучению плутония (Хлопин), по ме-
тодикам аналитических исследований (Виноградов) и одна секция по охране труда
(Парин). Необходимые решения по атомным разработкам готовились членами комитета, а
Берия ставил на них факсимиле подписи Сталина. То, что во главе атомного проекта
встал Берия, было закономерно. Будучи руководителем НКВД, он получал данные раз-
ведки о работах, проводимых в Англии и США в области использования атомной энергии
и полностью был в курсе событий по созданию ядерного оружия. Кроме того, в распоря-
жении НКВД находилось громадное количество бесплатной рабочей силы в концлагерях.
Еще до войны «архипелаг ГУЛАГ» играл существенную роль в экономике страны. В 1940г.
НКВД выполнил 3% всех капитальных работ в народном хозяйстве страны. В войну хо-
зяйственная роль НКВД еще более возросла. Постановлением правительства от 8 ок-
тября 1946г. Главпромстрой НКВД был утвержден главным строительным предпритием ПГУ.
30 августа 1945г. для непосредственного руководства научно-исследовательскими,
проектными, конструкторскими организациями и промышленными предприятиями по исполь-
зованию внутриатомной энергии урана и производству атомных бомб при СНК СССР было
образовано Первое главное управление (ПГУ), подчиненное Специальному комитету.
Начальником ПГУ и заместителем председателя Специального комитета был назначен
Ванников первым заместителями — Завенягин. Берии поручалось «принять меры к орга-
низации закордонной разведывательной работы по получению более полной технической
и экономической информации по урановой промышленности и атомным бомбам, возложив
на него руководство всей разведывательной работой в этой области, проводимой орга-
нами разведки (НКГБ, РККА и др.)».
10 декабря 1945г. при специальном комитете создан инженерно-технический совет
занимавшийся вопросами создания промышленной базы атомного проекта (в апреле 1946г.
он был объединен с техническим советом при спецкомитете в единый научно-техничес-
кий совет ПГУ во главе с Ванниковым). В составе совета действовало шесть секций:
— по проектированию и сооружению заводов для получения плутония (Первухин,Курча-
тов);
— по проектированию и сооружению заводов по газодиффузионному разделению изотопов
урана (Малышев, Кикоин);
— по проектированию и сооружению установок по разделению изотопов урана электро-
магнитным методом (Г.Алексенко, Арцимович);
— по проектированию установок по выделению изотопов (А.Касаткин, М.Корнфельд);
— по проектированию и сооружению горнометаллургических предприятий (Завенягин, Н.
Правдюк);
— приборостроения (Н.Борисов).
В 1945г. Спецкомитет принял постановение о дополнительном привлечении к работам
по атомному проекту ряда институтов АН СССР и других научных учреждений. Так Кол-
лоидно-электрохимический институт (руководитель А.Фрумкин), институт неорганичес-
кой химии (И.Черняев) получили задание изучить химические свойства плутония и
разработать промышленные способы его выделения из ядерного топлива. Институт хими-
ческой физики (Семенов) проводил исследования по новым методам разделения урана,
Уральский филиал АН СССР (П.Бардин) получил задание применить центробежную машину
профессора Ланге для разделения изотопов урана. К разработке ядерных технологий
были привлечены немецкие специалисты, имевшие в этой области определенные резуль-
таты.
19 декабря 1945г. постановлением правительства 9-е Управление НКВД было рефор-
мировано в Управление специнститутами. Для этого из ведения ПГУ в ведение 9-го
Управления НКВД были переданы лаборатории «А» (где группа фон Ардене занималась
разделением изотопов магнитным способом) и «Г» (здесь группа Герца занималась раз-
делением изотопов методом газовой диффузии) с переименованием их в Институты «А»
и «Г». В Институте «А» группа под руководством доктора М. Штеенбека вела работы по
созданию газовой центрифуги. Для обеспечения их деятельности в г.Сухуми были обра-
зованы специальные бъекты «Синоп» и «Агудзеры», подчиненные 9-му Управлению НКВД
СССР. НКВД предписывалось организовать Институт «Б» с использованием в нем немец-
ких специалистов, кои не могут быть включены в другие институты и организовать Ла-
бораторию «В» с использованием в ней заключенных-специалистов и немецких специалис-
тов, подлежащих изоляции. Институт «Б» (директор А.Уралец) находился в санатории
«Сунгуль» неподалеку от Касли. Радиобиологический отдел в нем возглавлял Н.Тимофе-
ев-Рессовский. Здесь же работала группа немецких ученых. Позже тут возник Федераль-
ный ядерный центр «Челябинск-70». Лаборатория «В» находилась в Обнинске. Здесь
работали физики под руководством профессора Позе. Сейчас в Обнинске находится
Физико-энергетический институт, в котором была пущена первая атомная станция СССР.
Профессор Доппель работал над тяжеловодными реакторами у Алиханова. Настоящей на-
ходкой для советской науки стал бывший петербуржец Риль, специалист по переработ-
ке и очистке урана, направленный на завод № 12 в Электросталь. Впоследствии он
стал директором одного из закрытых НИИ (занимался исследованиями в области радио-
химии), получил за свою работу Сталинскую премию первой степени, орден Ленина и
звание Героя социалистического труда. С 1953г. часть немецких специалистов переста-
ли допускать к секретным разработкам. В апреле 1955г. все они вернулись в Германию,
причем большинство выбрали местом жительства ГДР, а Герой соцтруда Риль уехал в
Мюнхен. Не всем ученым удалось вернуться в Германию. Доктор Гайб пытался бежать из
СССР, проникнув в посольство Канады, он просил дать ему политическое убежище. Его
выдворили из здания, предложив «зайти на следующий день». Через несколько дней его
жена получила личные вещи ученого с уведомлением, что ее муж скончался.
В сентябре 1945г. на Техническом совете Специального комитета были заслушаны
сообщения Кикоина и Капицы по обогащению урана газодиффузионным методом и Иоффе,
Арцимовича по обогащению урана электромагнитным методом. 27 декабря 1945г. вышло
постановление правительства о создании ОКБ «Электросила» (ныне НПО «Электрофизика»)
для разработки электромагнитного разделения изотопов урана (начальник – Д.Ефремов,
научный руководитель Арцимович) и об организации на Ленинградском Кировском заводе
(ЛКЗ) и Артиллерийском заводе им. Сталина (завод № 42, позднее Горьковский машино-
строительный завод — ГМЗ ) ОКБ для создания многоступенчатых установок газодиффу-
зионного разделения урана по проекту Вознесенского и Кикоина (Лаборатория № 2). 8
октября 1946г. Берия направил Сталину письмо о проектировании завода по электро-
магнитному разделению урана. В нем отмечалось, что Лабораторией № 2 (руководитель
работ – Арцимович) совместно с ОКБ завода «Электросила» и Центральной вакуумной
лабораторией создана опытная установка с магнитом весом 60т. производительностью
от 4 до 5 мкг/час 80% урана-235. Спецкомитет считал необходимым приступить к строи-
тельству промышленного завода по электромагнитнолму разделению урана.
Наряду с газодиффузионным и электромагнитным методами в СССР шли разрабты по
освоению центрифужной и термодиффузионной технологии. 17 декабря 1945г. была об-
разована Лаборатория № 4 по разработке этого метода обогащения с использованием
газовых центрифуг (начальник – Ланге). Реализация метода центробежного разделения
оказалась технически чрезвычайно сложной. Ее все же удалось решить но значительно
позже. Первая промышленная установка по центробежному разделению изотопов урана
была создана в ОКБ ЛКЗ и в 1957г. на комбинате № 813 было пущено первое в мире про-
изводство по обогащению урана газоцентрифужным методом. Его основное преимущество,
по сравнению с диффузионным состоит в малой стоимости и существенно более высоком
КПД. Переход на газоцентрифужную технологию, осуществленный в 1966–72гг. позволил
увеличить производительность почти в 2,5 раза и сократить потребление электроэнер-
гии в 8–20 раз.
Создание ядерного взрывного устройства с использованием плутония-239 требовало
постройки промышленного ядерного реактора для его наработки. Даже для небольшого
экспериментального реактора требовалось около 36т. металлического урана, 9т. двуо-
киси урана и около 500т. чистейшего графита. Если проблема графита была решена. к
августу 1943г. удалось разработать и освоить специальный технологический процесс
получения графита нужной чистоты, а в мае 1944г его выпуск был налажен на Москов-
ском электродном заводе, то необходимого количества урана к концу 1945г. в стране
не было. Первые технические условия на изготовление двуокиси урана и металлическо-
го урана для исследовательского реактора были выданы Курчатовым в ноябре 1944г.
Технология получения металлического урана и плутония разрабатывалась в НИИ-9
в котором для этого был создан специальный отдел под руководством академика
А.Бочвара. Освоение производства металлического урана было поручено заводу № 12 в
г.Электросталь. В производственных цехах завода устанавливалось оборудование выве-
зенное из Германии по репарации. На заводе при участии ученых из НИИ-9 и Гиредмета
была отработана технология получения изделий из металлического урана. Первый
слиток урана (для экспериментального реактора) необходимой чистоты был получен
летом 1945г. В конце года на завод был доставлен уран из Германии. Осенью 1946г.
сюда прибыла группа немецких ученый воглаве с доктором Рилем.
Параллельно с созданием уран-графитовых реакторов велись работы над реакторами
на основе урана и тяжелой воды. В сентябре 1945г. было принято решение ГКО об орга-
низации производства тяжелой воды, а в октябре было принято решение о производстве
тяжелой воды на Чирчикском химическом комбинате и Московском электролизном заводе.
1 декабря 1945г. было принято постановление СНК об организации Лаборарии № 3 под
руководством Алиханова для решения задачи создания тяжеловодного реактора. Досто-
инством такого реактора было на порядок меньшее количество урана, необходимое для
его работы. В условиях дефицита урана на начальном этапе работ это обстоятельство
было особенно важным. Вместе с тем проблемы, связанные с производством тяжелой
воды (в 1947г. шесть заводов дали всего около 2,5 т. тяжелой воды тогда как для
промышленного котла нужно было более 20т.) и специфические технологические проб-
лемы создания тяжеловодных реакторов определили выход на первый план уран-графито-
вого направления. Тем не менее работы над реакторами на тяжелой воде продолжались.
В январе 1947г. было сформулировано проектное задание Лаборатории № 3 и ОКБ Гидро-
пресс Подольского завода на разработку опытного тяжеловодного реактора «ФДК». В
апреле 1949г. был осуществлен его пуск. В апреле 1948г. вышло постановление прави-
тельства оразработке проекта промышленного тяжеловодного реактора. В августе 1949г.
он был готов, и летом 1949г. начлось строительство первого промышленного тяжеловод-
ного реактора ОК-180 на комбинате № 817 (пуск состоялся 17 октября 1951г.)
Возникает вопрос зачем нужно было так «распылять силы» и двигаться одновремен-
но по четырем направлениям? Обосновывая необходимость этого Курчатов в своем Док-
ладе в 1947г. приводит такие цифры. Количество бомб, которые можно было получить
из 1000т. урановой руды разными методами равно 20 при использовании уран-графито-
вого котла, 50 — при диффузионном методе, 70 — при электромагнитном, 40 — при ис-
пользовании «тяжелой» воды. При этом котлы с «тяжелой» водой хотя и обладают ря-
дом существенных недостатков, зато имеют то преимущество что позволяют использо-
вать торий. Таким образом уран-графитовый котел хотя и давал возможность создать
атомную бомбу в кратчайшие сроки, но имел наихудший результат в смысле полноты
использования сырья.
Учитывая опыт США, где из четырех изучавшихся методов разделения урана был
выбран газодиффузионый, 21 декабря 1945г. правительством было принято решение о
строительстве комбинатов №813 (Ныне Уральский электро-механический завод г. Новоу-
ральск) для получения высокообогащенного урана-235 методом газовой диффузии и №817
(Челябинск-40, ныне химический комбинат «Маяк» г. Озерск) для получения плутония.
Срок ввода в действие завода № 817 — II кв. 1947г. завода № 813 — сентябрь 1946г.
Были созданы соответствующие спецстройуправления НКВД (№ 859 и 865). Стоительство
началось в 1946г. не дожидаясь готовности специального оборудования. Когда же были
проведенны испытания многоступенчатых газодиффузионных машин разработанных ОКБ ГМЗ
и ОКБ ЛКЗ оказалось что они настолько сложны, что их эксплуатация практически не-
возможена. Концепция многоступенчатых машин оказалась ошибочной (американцы ис-
пользовали большое количество последовательно соединенных одноступенчатых машин).
Пуск завода №813 был перенесен на сентябрь 1947г. Уже к концу 1946г. были готовы
два варианта новых установок -горьковский и ленинградский. После испытаний выбрали
машины Горького ОКБ (гл. конструктор А Савин).
В начале 1946г. в Лаборатории № 2 сформировались три отдела. Отдел «К» под ру-
ководством Курчатова занимался разработкой промышленного производства плутония на
уран-графитовом котле и проведением ядерно-физических исследований и измерений не-
обходимых для создания бомбы, а также вопросами радиохимии (прежде всего выделение
плутония). Отдел «Д» под руководством Кикоина занимался созданием диффузионного
завода для получения урана-235 90% чистоты. Отдел «А» под руководством Арцимовича
занимался электромагнитными установоками.
Строительство экспериментального уран-графитового реактора на территории Лабо-
ратории № 2 начали весной 1946г. Для первого лабораторного реактора построили бе-
тонный котлован длиной, шириной и глубиной в 10м. По мере получения материалов, в
армейской палатке (не дожидаясь окончания постройки здания) собирали уран-графито-
вые призмы, на которых проводили эксперименты, искали оптимальные параметры реак-
тора (размеры урановых блоков, шаг их расположения в графите). В уже построенном
здании было положено пять, одна за другой, кладок реактора. Последняя представляла
собой сферу диаметром около 6м., сложенную из графитовых блоков размером 100 х 100
х 600 мм. в которых просверлили 30 тыс. отверстий для размеженеия (с определенным
шагом) блоков урана. Сфера была окружена отражателем из графитовых блоков толщиной
800 мм. Реактор имел три вертикальных канала для стержней управления и шесть гори-
зонтальных экспериментальных каналов. И вот 25 декабря 1946г. в 18 час. по москов-
скому времени первый в СССР реактор Ф-1 заработал. Он не имел охлаждения, а все
контрольно-измерительные приборы и системы управления приходилось изобретать «на
ходу». К этому времени уже строился комбинат № 817 для промышленного получения плу-
тония. Разработка конструкции промышленного реактора началась еще в начале 1946г.
в двух вариантах с горизонтальным и вертикальным расположением управляюих стержней.
Первый в конструкторском бюро Подольского машиностроительного завода (руководитель
Б.Шелкович), второй в Московском НИИ химического машиностроения (Н. Доллежаль).
Вертикальный реактор мог располагаться ниже уровня земли, что облегчало его защиту,
а стержни в активную зону легко опускались и поднимались краном. Поэтому выбор
был сделан в его пользу. Уже в июне 1946г. Курчатов подписал чертежи реактора.

9 апреля 1946г. было принято постановление правительства о создании при Лабора-
тории №2 конструкторского бюро, по разработке ядерного оружия — КБ-11, его началь-
ником назначался Зернов, главным конструктором Харитон. Поиск места для его разме-
щения начался еще в конце 1945г. В апреле 1946г. для размещения КБ был выбран
завод № 550 расположенный в посёлке Саров (Арзамас-16) в первые годы он назывался
«Объект 550» или «База-112» в настоящее время это ВНИИЭФ. Строительство как всегда
возлагалось на НКВД. Для проведения строительных работ была создана специальная
строительная организация — Стройуправление № 880 НКВД. С апреля 1946г. весь личный
состав завода № 550 был зачислен рабочими и служащими Стройуправления № 880. Чтобы
выполнить работы в сжатые сроки, применили обычные для того времени методы. 6 мая
1946г. прибыла первая партия заключенных, и дома стали расти очень быстро — утром
заложен фундамент, к обеду готов первый этаж. В конце 1946г. на строительстве
работало около 10 тыс. заключенных. Параллельно с КБ создавались первые производ-
ственные цеха опытных заводов № 1 и № 2. В 1946г. в КБ-11 числилось всего 333
сотрудника из них 15 научных работников, 19 инженеров и техников. На 29 октября
1949г. число работаюших над созданием атомной бомбы составляло 237878 человек. Из
них в Лаборатории № 2 трудились 1173 научных и инженерных работника, в КБ-11 – 507
человек, из них научных и инженерных работников 848 человек.
Постановлением правительства от 21 июня 1946г. «О плане развертывания работ
КБ-11 при Лаборатории № 2 АН СССР» перед КБ была поставлена задача создания двух
вариантов бомб — урановой с пушечным сближением и плутониевой со сферическим обжа-
тием. Дословно это звучало так: «создать …Реактивный двигатель С (сокращенно РДС)
в двух вариантах — с применением тяжелого топлива (вариант С-1) и с применением
легкого топлива (вариант С-2)…». Позднее «народная молва» дала другие варианты рас-
шифровки названия атомной бомбы: «Реактивный двигатель Сталина», «Россия делает
сама», «Родина дарит Сталину» и т.п. Испытание плутониевого заряда (РДС-1) предпо-
лагалось провести до 1 января 1948г. уранового (РДС-2) — до 1 июня 1948г. Для
испытаний атомных авиационных бомб (без ядерных зарядов) необходимо было изгото-
вить по пять макетов каждого варианта бомбы. Макеты плутониевой бомбы предполага-
лось представить к 1 марта 1948г. а урановой — к 1 января 1949г. В августе 1947г.
вышло Постановление правительства о создании полигона № 71 ВВС (Багерово, Крым)
для летной отработки макетов атомных бомб. 1 июля 1946г. появилось техническое
задание на атомную бомбу. Оно состояло из 9 пунктов и оговаривало тип делящегося
материала, способ его перевода в критическое состояние, размеры и массу бомбы,
разновременность срабатывания электродетонаторов, требования к высотному взрыва-
телю и самоликвидации системы в случае отказа. Длина бомбы не должна была превы-
шать 5м. диаметр — 1,5м. а вес — 5т. В 1946г. были выпущены также технические за-
дания на разработку электродетонаторов, заряда взрывчатого вещества, корпуса авиа-
бомбы и радиодатчика. В радиевом институте в 1946г. была создана технология пе-
реработки облученного урана с целью извлечения плутония. Разработка заряда ВВ для
РДС-1 началось в НИИ-6 в конце 1945г. с создания макета в масштабе 1:5 по устным
указаниям Харитона. Модель была разработана к началу 1946г. а к лету изготовлена в
двух экземплярах испытания модели проводились на полигоне НИИ-6 в г.Софрино. К кон-
цу 1946г. была начата разработка документации на натурный заряд. Дальнейшая довод-
ка заряда проводилась уже в КБ-11. Для проработки обводов корпуса бомбы привле-
кался Центральный Аэро-Гидродинамический Институт (ЦАГИ) где сделали продувки в
аэродинамической трубе более 100 моделей пока не нашли оптимальную форму, обеспе-
чивавшую устойчивый, без колебаний, полет бомбы.
В течении 1945-46гг. согласно постановлений правительства в ведение ПГУ было
передано более 50 заводов и комбинатов тяжелой, химической и радиопромышленности
СССР, которые были реконструированы под нужды ПГУ. Поставка комплектующих узлов
осуществлялась целым рядом предприятий:
— заводами № 48 и № 12 ПГУ — баллистические корпуса и заготовки из урана;
— Ленинградским заводом «Большевик» — корпуса ядерных зарядов из магниевого сплава, отливки которых поставлял завод № 219 МАП;
— заводом № 25 МАП — блоки автоматики и ряд приборов;
— заводом № 80 в г.Дзержинске — детали из ВВ;
— ОКБ-700 Кировского завода в г.Челябинске — барометрические датчики.
Научно-исследовательские работы в Сарове, планировалось начать 1 октября 1946г.
но скоро стало ясно, что намеченные планы выполнены не будут. 9 января 1947г.
Харитон сделал доклад о состоянии разработки атомной бомбы на совещании у Сталина.
В связи с задержкой строительства новый срок начала работ в КБ-11 был перенесен на
15 мая 1947г. К этому сроку на «объекте» были построены три заводских корпуса. Для
жилья возвели около 100 щитовых домиков, полученных из Финляндии по репарациям. В
это время в КБ-11 уже работали четыре лаборатории: рентгеновская, деформации метал-
лов, взрывчатых веществ, контроля специзделий. Вскоре были организованы еще две
лаборатории: электро- и радиотехники, радиохимии и спецпокрытий. С февраля 1947г.
приступил к работе конструкторский отдел. Весной 1947г. были начаты исследователь-
ские взрывные работы. Крупногабаритные детали из обычного ВВ поначалу изготавлива-
лись в НИИ-6, а затем на опытном заводе №2. Окончательная сборка бомбы проводилась
на заводе № 1. В феврале 1947г. постановлением правительства КБ-11 было отнесено к
особо режимным предприятиям с превращением его территории в закрытую режимную зону.
Посёлок Саров был изъят из административного подчинения Мордовской АССР. Летом
1947г. периметр зоны был взят под войсковую охрану. До середины 50-х годов сотруд-
ники КБ-11 и члены их семей не могли отлучаться из зоны даже в отпуск, разрешались
только служебные командировки.
Сроки ввода комбинатов № 817 и 813 постоянно переносились. Не удалось построить
в установленные сроки головной объект Комбината № 817 (производительностью 70г.
металлического плутония в сутки) — уран-графитовый «котел». В апреле 1947г. был
готов только котлован (глубина 54м. диаметр 110м.). Пуск был перенесен на май
1948г. Первый экземпляр плутониевой бомбы предполагалось собрать в КБ-11 в ноябре
1948г. На деле сроки сдвинулись еще на девять месяцев. Завод № 813 (производитель-
ностью 140 г. металлического урана-235 в сутки) по плану должен был заработать 1
сентября 1947г. Однако первые горьковские диффузионные мащины появились только
в начале 1948г. Пуск завода был перенесен на ноябрь 1948г. Для завода по электро-
магнитному разделению урана (производительностью 80-150г. в сутки) к 1947г. было
закончено составление проектного задания и начата разработка технического проекта.
В июне 1947г. вышло постановление правительства о строительстве завода № 814
(Свердловск-45, ныне завод «Электроприбор» г.Лесной) по электромагнитному разделе-
нию изотопов. Плановый срок пуска завода — конец 1949г. Уверенности в скором освое-
нии методов обогащения урана у Курчатова не было. Очевидно поэтому главные силы,
он направлял на уран-графитовые реакторы, считая что это быстрее всего приведет к
созданию ядерного оружия. Это было видно по его отношению к объекту № 813 куда он
наезжал очень редко и ненадолго. На объекте № 817 он бывал значительно чаще и по-
долгу задерживался там.
В конце августа 1947г. Берия направляет очередное письмо Сталину. Речь в нем
идет об укомплектовании кадрами заводов № 817 и № 813. Подготовленным проектом Пос-
тановления правительства, предусматривалось; «Мобилизовать в 1947г. с предприятий
30 министерств и из Академии наук 207 инженеров, 142 техников и 1076 квалифициро-
ванных рабочих для укомплектования завода № 817 и первой очереди завода № 813…»
Сталин согласился со всеми предложениями и однажды специалисты, живущие в разных
городах страны и работающие на разных предприятиях, получили повестку о явке в
райком партии, или в местное отделение НКВД, или в дирекцию где им сообщили, что в
такой-то день и такой-то час надлежит явиться на железнодорожный вокзал и выехать
до такой-то станции. А там им сообщат, куда надлежит отправиться дальше. Кадровый
вопрос тогда решался просто.
Весной 1948г. истек двухгодичный срок, отпущенный Сталиным на создание совет-
ской атомной бомбы. Но к этому времени не то что бомбы, не было расщепляющихся
материалов для её производства. Постановлением правительства от 8 февраля 1948г.
был установлен новый срок изготовления бомбы РДС-1 — 1 марта 1949г. 10 июня 1948г.
вышло новое постановление о дополнении плана работ КБ-11. Оно обязывало произвес-
ти до 1 января 1949г. исследование возможности создания новых (усовершенствован-
ных) типов атомных бомб. К этому времени стало ясно, что бомбу РДС-2 с зарядом из
Урана-235 доводить до стадии испытаний нецелесообразно из-за ее низкой эффектив-
ности (в американской бомбе сброшенной на Хиросиму из 64кг. чистейшего урана-235
прореагировало менее килограмма). Работы по РДС-2 были прекращены в середине 1948г.
(индекс РДС-2 получила вторая советская плутониевая бомба улучшенной конструкции,
испытанная в 1951г.). От применения Урана-235 не отказалтсь т.к. его использование
в смеси с более дорогим Плутонием позволяло экономить последний. Задача получения
высокообогащенного урана-235 как и полагал Курчатов оказалась гораздо более слож-
ной технологической задачей чем накопление плутония. В конце 1948г. появились
сомнения, что на диффузионных машинах изготовленных в Горьком, удасться получить
уран-235 90% чистоты (потери газа в них были слишком велики). Информация об очеред-
ном провале в освоении диффузионного метода вызвала бурю на самом верху (легенда
гласит, что после посещения Берии три вагона с арестованными были отправлены с за-
вода в лагеря). И все же проблема была решена. Тот же Горьковский завод № 92. раз-
работал и изготовил новые диффузионные машины (старые пришлось демонтировать) и в
мае 1949г. был введена первая очередь комбината № 813 – диффузионный завод Д-1. В
ноябре 1949г. завод Д-1 выдал первую готовую продукцию в виде гексафиорида урана,
содержащего 75% изотопа U-235. Тогда же был введен в эксплуатацию и завод № 814 по
электромагнитному обогащению урана. После проведения ряда мероприятий, завершив-
шихся к 1950г. диффузионная технология была полностью освоена и обеспечивала воз-
можность получения десятка килограммов U-235 90%-го обогащения.
Первый промышленный реактор «А» на Комбинате № 817 был запущен 19 июня 1948г.
(22 июня 1948г. вышел на проектную мощность и был выведен из эксплуатации только в
1987г.). Для выделения наработанного плутония из ядерного топлива в составе комби-
ната № 817 был построен радиохимический завод (завод «Б»). Облученные урановые
блоки растворяли и химическими методами отделяли плутоний от урана. Концентрирован-
ный раствор плутония подвергался дополнительной очистке от высокоактивных продук-
тов деления с целью снижения его радиационной активности при поступлении к метал-
лургам. Радиохимические процессы выделения плутония были разработаны в Радиевом
институте и апробированы в опытном радиохимическом цехе, построенном при реакторе
Ф-1 и входившем в состав НИИ-9. Первая партия облученных урановых блоков поступила
на переработку 22 декабря 1948г. а первая готовая продукция была получена в февра-
ле 1949г. Полученный на заводе «Б» концентрат плутония, состоявший в основном из
фторидов плутония и лантана, был сырьем для получения оружейного плутония. Оконча-
тельная очистка и изготовление из него деталей производилась на другом предприятии
комбината № 817 – химико-металлургическом заводе «В», первая очередь которого была
построена на месте складов боеприпасов недалеко от города Кыштым. В апреле 1949г.
на заводе «В» приступили к изготовлению деталей бомбы из плутония по технологии
НИИ-9. В это же время был запущен первый исследовательский реактор на тяжелой воде.
Освоение производства ращепляющихся материалов шло тяжело с многочисленными авария-
ми при устранении последствий которых имели место случаи переоблучения персонала
(тогда на такие мелочи внимания не обращали). К июлю комплект деталей плутониевого
заряда был готов. Для проведения физических измерений на комбинат выехала группа
физиков под руководством Флерова, а для обработки результатов этих измерений, рас-
чета значений КПД и вероятности неполного взрыва — группа теоретиков под руковод-
ством Зельдовича. 27 июля 1949г. на комбинате состоялось совещание, в котором
участвовали Курчатов, Ванников, Завенягин, Харитон, Зельдович, Флёров и др. Было
принято решение об окончательной массе плутониевого заряда мощность взрыва кото-
рого была оценена в 10Кт. 5 августа 1949г. заряд плутония был принят комиссией во
главе с Харитоном и отправлен литерным поездом в КБ-11. К этому времени здесь были
практически закончены работы по созданию взрывного устройства. Здесь в ночь с 10
на 11 августа была проведена контрольная сборка ядерного заряда, получившего
индекс 501 для атомной бомбы РДС-1. После этого устройство было демонтировано,
детали осмотрены, упакованы и подготовлены к отправке на полигон. Таким образом,
советская атомная бомба была сделана за 2 года 8 месяцев (в США на это ушло 2 года
7 месяцев).
Испытание первого советского ядерного заряда 501 было проведено 29 августа
1949г. на Семипалатинском полигоне (устройство находилось на вышке). Мощность
взрыва составила 22Кт. Конструкция заряда повторяла американского «Толстяка», хотя
электронная начинка была советской разработки. Атомный заряд представлял собой многослойную конструкцию, в которой перевод плутония в критическое состояние осу-
ществлялся путем сжатия сходящейся сферической детонационной волной. В центре
заряда размещалось 5кг. плутония, в виде двух полых полусфер окруженых массивной
оболочкой из урана-238 (тампером). Эта оболочка служила для инерционного сдержи-
вания раздувающегося в процессе цепной реакции ядра, чтобы как можно большая часть
плутония успела прореагировать и кроме того служила отражателем и замедлителем
нейтронов (нейтроны с низкими энергиями наиболее эффективно поглощаются ядрами
плутония, вызывая их деление). Тампер был окружен оболочкой из алюминия которая
обеспечивала равномерность сжатия ядерного заряда ударной волной. В полости плуто-
ниевого ядра устанавливался нейтронный инициатор (запал) — шарик диаметром порядка
2см. из бериллия, покрытый тонким слоем полония-210. При сжатии ядерного заряда
бомбы ядра полония и бериллия сближаются, и испускаемые радиоактивным полонием-210
альфа-частицы выбивают из бериллия нейтроны которые инициируют цепную ядерную реак-
цию деления плутония-239. Одним из наиболее сложных узлом был заряд ВВ состоявший
из двух слоев. Внутренний слой представлял собой два полусферических основания из
сплава тротила с гексогеном, внешний собирался из отдельных элементов имевших раз-
личную скорость детонации. Внешний слой, предназначенный для формирования в осно-
вании ВВ сферической сходящейся детонационной волны, получил название фокусирующей
системы. В целях безопасности установка узла содержащего делящийся материал осу-
ществлялось непосредственно перед применением заряда. Для этого в сферическом за-
ряде ВВ имелось сквозное коническое отверстие, которое закрывалось пробкой из ВВ,
а в наружном и внутренних корпусах имелись отверстия закрывавшиеся крышками. Мощ-
ность взрыва была обусловлена расщеплением ядер примерно 1кг. плутония, остальные
4кг. не успевали прореагировать и бесполезно распылялись. В ходе реализации прог-
раммы создания РДС-1 возникло много новых идей по совершенствованию ядерных заря-
дов (повышения коэффициента использования делящегося материала, снижении габаритов
и веса). Новые образцы зарядов стали мощнее, компактнее, «изящнее» по сравнению
с первым но это тема для отдельной статьи. Кроме атомного заряда испытанного 29
августа опытным производством КБ-11 к концу 1949г. были изготовлены еще две РДС-1.
Постановлением Правительства от 1 декабря 1949г. при ПГУ был создан отдел № 3
по комплектации готовых изделий. Его начальником был назначен В.Алферов. Задача
отдела состояла в том, чтобы организовать и подготовить мощности для серийного про-
изводства ядерных боеприпасов. В 1950г. опытным производством КБ-11 было изготов-
лено еще девять (вместо семи по плану) атомных бомб РДС-1. К 1 марта 1951г. (до
пуска на проектную мощность первого серийного завода № 551 по производству атомных
бомб) в арсенале Советского Союза имелось 15 атомных (плутониевых) бомб типа РДС-1,
а к концу 1951г. их стало 29 (в том числе 3 изготовленых серийным заводом) в неко-
торых источниках говорится о том, что бомб типа РДС-1 было изготовлено всего 5. И
то и другое плохо стыкуется с таблицей числа ядерных зарядов в СССР приведенной на
странице «Ядерные боеприпасы». На 1952г. было запланировано изготовление силами
КБ-11 (опытного и серийного производства) 35 атомных бомб, а на 1953г. – 44.

ХРОНИКА АТОМНОЙ ЭРЫ
Первые шаги по формированию государственных атомных проектов были сделаны в Великобритании, Франции и Германии в конце 1930-х годов.
В 1939 году была открыта цепная реакция деления ядер урана-235, сопровождающаяся выделением колоссальной энергии. Вскоре после этого со страниц научных журналов начали исчезать статьи по ядерной физике. Это могло свидетельствовать о реальной перспективе создания атомного взрывчатого вещества и оружия на его основе.
В мае 1940 года работы французских исследователей были свернуты. Разработки немецких физиков, продолжавшиеся почти до конца войны, так и не привели к практическим результатам. Что же касается английских ученых, то уже к весне 1941 года они достигли значительного прогресса.
В середине 1942 года Великобритания приняла предложение США делать атомное оружие совместно. Основная производственная база создавалась за океаном. Англичане же должны были передавать американцам результаты своих секретных разработок. Следует отметить, что американская сторона, получив информацию, в дальнейшем не допустила британских партнеров к продолжению исследований.
Внимание президента США Ф. Рузвельта на проблему ядерного оружия обратили физики. Это произошло осенью 1939 года. Письмо президенту подписал А. Эйнштейн. 6 декабря 1941 года Белый дом принял атомную программу к реализации и выделил все необходимые средства и ресурсы.
К «Манхеттенскому проекту» были привлечены сотни тысяч людей, в первую очередь, интернациональный коллектив ведущих ученых, которые в годы войны оказались в США.
Руководителем проекта был назначен Л. Гровс. Во главе работ по строительству уран-графитового реактора встал Э. Ферми. Работы по созданию конструкции атомной бомбы возглавил Р. Оппенгеймер. Национальная лаборатория в Лос-Аламосе, перед которой поставили задачу по созданию бомбы, была образована в конце 1942 года.
16 июля 1945 года на полигоне «Тринити» у города Аламогордо было произведено первое в мире испытание ядерного оружия.
6 августа 1945 года США произвели атомную бомбардировку Хиросимы. 9 августа 1945 года это повторилось в Нагасаки.
Первый атомный взрыв, и особенно демонстративное применение американцами атомного оружия в Японии, Советское правительство истолковало как атомный шантаж СССР, как угрозу развязывания новой, еще более страшной и опустошительной войны.
До начала Второй мировой войны советская атомная наука и техника занимали ведущие позиции в мире.
18.03.1918 Президиумом ВСНХ принято решение о наложении секвестра на радиоактивные остатки ураново-ванадиевой руды, хранящиеся в Петрограде. В результате в распоряжение ВСНХ поступило не менее 2,4 г радия-металла (в Западной Европе в 1913 году было добыто 2,126 г радия-металла).
24.09.1918 в Петрограде проф. М. И. Неменовым организован Государственный рентгенологический и радиологический институт (ГРРИ). Здесь в 1919 году осуществлено искусственное превращение атомных ядер путем бомбардировки ядер легких элементов альфа-частицами, испускаемыми естественными радиоактивными веществами.
В ноябре 1921 принято решение о преобразовании (с 01.01.1922) ГРРИ в три самостоятельных научно-исследовательских учреждения:
Рентгенологический и радиологический институт (директор М. И. Неменов);
Физико-технический рентгенологический институт (директор А. Ф. Иоффе);
Радиевый институт (директор В. И. Вернадский).
01.12.1921 В. И. Хлопин и М. А. Пасвик получили первый препарат радия из руд тюямуюнских месторождений (Средняя Азия). К началу 1922 года И. Я. Башилов разработал и внедрил в заводском масштабе технологию переработки тюямуюнской руды.
14.12.1932 в ЛФТИ образована группа по ядру (академик А. Ф. Иоффе, начальник группы, И. В. Курчатов, зам. начальника группы, М. А. Еремеев, Д. В. Скобельцин и другие, всего 10 человек).
1932. Л. И. Мандельштам и М. А. Леонтович сформулировали теорию радиоактивного распада, природа которого до этого была не ясна.
24-30 сентября 1933 года прошла Первая всесоюзная конференция по ядерной физике (Ленинград). Следующие три конференции состоялись в 1936,1938 и 1939 годах.
1934. И. Е. Тамм разработал общепринятое в настоящее время представление о природе ядерных сил. П. А. Черенков под руководством академика С. И. Вавилова открыл новое явление — свечение, оставляемое быстрыми электронами в веществах. Оно вошло в историю физики под названием «Свечение Вавилова — Черенкова», теоретически было объяснено И. Е. Таммом и И. М. Франком.
А. И. Бродский (Институт физической химии АН УССР) получил «тяжелую» воду (за рубежом она была получена в 1933 году).
1937. Запуск первого в Европе циклотрона (РИАН).
1939. Я. Б. Зельдович, Ю. Б. Харитон и А. И. Лейпунский обосновали возможность протекания в уране цепной реакции деления.
1940. создание Урановой комиссии при АН СССР. Этой комиссией 28.09.1940 года утверждена программа работ по первому советскому урановому проекту.
Ученые ХФТИ (В. А. Маслов, В. С. Шпинель, Ф. Ф. Ланге) в виде заявок на изобретение сформулировали предложения «Об использовании урана в качестве взрывчатого и отравляющего вещества», «О центрифугировании», «О термоцентрифугировании». Предложения были признаны изобретениями в мае 1946 года.
Г. И. Флеровым и К. А. Петржаком открыто явление спонтанного деления ядер урана; Я. Б. Зельдович, Ю. Б. Харитон уточнили расчетно-теоретическое обоснование принципиальной возможности осуществления цепной реакции деления ядер обогащенного урана-235 с высвобождением колоссальной энергии.
С началом Второй мировой войны на территории СССР большинство исследований по использованию атомной энергии в СССР было свернуто или прекращено. Четыре года вынужденного бездействия привели к серьезному отставанию советской науки от США и Великобритании.
28.09.1942 после получения разведданных об интенсивном развертывании американцами работ по «Манхэттенскому проекту» появилось распоряжение Государственного Комитета Обороны (ГКО) N 2352сс «Об организации работ по урану», согласно которому возобновились исследования по использованию атомной энергии.
27.11.1942 Государственный Комитет Обороны (ГКО) поручил Наркомцветмету приступить к производству урана из отечественной руды.
11.02.1943 И. В. Курчатов назначен научным руководителем работ по атомной проблеме.
12.04.1943 создана Лаборатория N 2 АН СССР (ЛИПАН, будущий Курчатовский институт).
1944. В системе НКВД создан специальный институт НИИ-9, куда была передана тематика Гиредмета по урану
08.11.1944 ГКО принял решение о создании в Средней Азии крупного уранодобывающего предприятия на базе месторождений Таджикистана, Киргизии и Узбекистана.
Май 1945. Начало работать первое в стране предприятия по добыче и переработке урановых руд — Комбината N 6 (позднее Ленинабадский горно-металлургический комбинат).
1945. Завод N 12 (г. Электросталь) начал осваивать промышленную технологию получения металлического урана и изделий из него.
Август 1945. Бомбардировка Соединенными Штатами Америки японских городов Хиросима и Нагасаки.
20.08.1945 вышло Постановление ГКО о создании Специального Комитета при ГКО (во главе с Л. П. Берия) и Первого Главного Управления (ПГУ) при Совете народных комиссаров СССР (во главе с Б. Л. Ванниковым).
Декабрь 1945. В НИИ-9 получен образец монолитного металлического урана.
23.03.1946 принято решение о строительстве Комбината N 817, первого промышленного уран-графитового реактора для наработки оружейного плутония (ныне комбинат «Маяк»).
09.04.1946 подписано Постановление Правительства СССР об организации КБ-11 в поселке Сарова Мордовской АССР. Основная задача КБ-11 — создание атомной бомбы.
25.12.1946 запущен первый в Европе и Азии исследовательский уран-графитовый реактор Ф-1.
19.06.1947 постановлением Совета Министров СССР определены основные задачи программы испытания первой советской атомной бомбы, имевшей условное обозначение «Реактивный двигатель С-1» (РДС-1).
1947. На Южном Урале начал работу Комбинат N 817 по получению делящихся материалов в количествах, необходимых для создания первого советского атомного заряда.
Август 1947. Создание в 170 км от Семипалатинска Горной сейсмической станции (ГСС) — «Объекта-905» для натурного испытания ядерных зарядов. В 1948 году ГСС преобразована в учебный полигон N 2 Министерства обороны СССР, который позже стал называться Семипалатинским.
19.06 1948 на Комбинате N 817 состоялся запуск промышленного реактора «А» по наработке плутония.
26.02.1949 заработал химико-металлургический завод на Комбинате N 817.
08.04.1949 Ю. Б. Харитон и К. И. Щелкин представили в Спецкомитет доклад о решении всех теоретических, конструкторских и технических задач по РДС-1.
11.04.1949 приказом П. М. Зернова, начальника КБ-11, создана специальная группа по обеспечению подготовительных работ к предстоящим испытаниям РДС-1.
24.07.1949 на полигон N 2 приехали специалисты КБ-11 под руководством П.М. Зернова.
В начале августа 1949 на Комбинате N 817 закончена работа над плутониевым зарядом для РДС-1.
26.08.1949 завершено строительство и оборудование испытательного полигона под Семипалатинском (Казахстан). На полигон прибыла правительственная комиссия во главе с М. Г. Первухиным.
05.08.1949 на Комбинате N 817 подписаны технический паспорт первого советского атомного заряда и формуляр по его приемке.
08.08.1949 прибыл плутониевый заряд в КБ-11.
21.08.1949 эшелон с деталями плутониевого заряда прибыл на полигон N 2. Тем же поездом приехала и группа ученых КБ-11 во главе с Ю. Б. Харитоном.
29.08.1949 в семь часов утра подан сигнал на подрыв изделия РДС-1.

ДАЛЬНЕЙШИЕ РАЗРАБОТКИ АТОМНОГО ОРУЖИЯ
По ходу реализации программы создания РДС-1 возникло много новых идей и замыслов относительно более совершенных и сложных конструкций ядерных зарядов. Все новое, интересное, все находки и предложения, часто отличавшиеся принципиальной новизной, суммировались, анализировались, пополняли «портфель» КБ-11, шли в дальнейшую проработку.
Полигонное испытание РДС-1 подвело черту под самым начальным этапом реализации атомного проекта. Созданные в КБ-11 наработки открывали возможность создания атомных зарядов, значительно превосходящих РДС-1 по коэффициенту использования делящихся материалов при снижении габаритов и веса изделия, использования в конструкции прогрессивных принципов формирования фронта сходящейся детонационной волны, что повышало КПД заряда. Новые образцы зарядов стали мощнее, компактнее, «изящнее» по сравнению с первым.
24 сентября 1951 года была испытана бомба РДС-2, которая имела новую конструкцию центральной части основного узла заряда. Основной заряд был с одним делящимся материалом – плутонием. Была создана более мощная атомная бомба меньшего веса. Впервые была применена аппаратура для изучения процесса развития цепной ядерной реакции.
10 октября 1951 года впервые была успешно испытана атомная бомба РДС-2 как ядерный боеприпас самолета Ту-4.
18 октября 1951 года была испытана первая отечественная атомная авиационная бомба РДС-3. В ней основной заряд был составным – урано-плутониевым. При испытании РДС-3 впервые были применены установки для измерения интервала времени от момента инициирования капсюлей-детонаторов «изделия» до начала развития цепной реакции.
1954 год – начато серийное производство РДС-2 и РДС-3.
23 августа 1953 года заряд РДС-4 был успешно испытан на Семипалатинском полигоне. Бомба, содержащая заряд, подвешивалась к реактивному бомбардировщику Ил-28, базирующемуся на аэродромах европейского театра военных действий. Мощность заряда РДС-4 была сопоставима с мощностью РДС-2 при сокращении диаметра на одну треть.
В дальнейшем заряд РДС-4 и его модификации также использовались в качестве боевого оснащения баллистической ракеты средней дальности Р-5М класса «земля — земля» и фронтовой крылатой ракеты (ФКР-1) с подвижным стартом.
В 1953-1954 годах на полигонных испытаниях проводились исследования, связанные с уменьшением необходимой для создания заряда массы остродефицитного плутония (на этом этапе еще не было наработано достаточного количества делящихся материалов). Полученные уникальные результаты заложили основу для дальнейших проработок и оптимизации массы плутония и энерговыделения заряда на принципе имплозии. Был разработан вариант заряда РДС-4, получивший обозначение РДС-4М. Он содержал меньшее количество делящихся материалов и, соответственно, имел меньшую мощность. Кроме бомбы с РДС-4М была разработана модификация головной части баллистической ракеты Р-5М, а также боевая часть фронтовой крылатой ракеты КС-7 на подвижной стартовой установке.
12 августа 1953 года был испытан первый (одноступенчатый) заряд РДС-6с. Опыт его разработки имел ключевое значение в дальнейших работах КБ-11 по термоядерным зарядам, вскоре был использован в разработке несравнимо более совершенного двухступенчатого термоядерного заряда. За участие в разработке РДС-6с конструкторы были отмечены высокими наградами Родины.
В 1953-1954 годах началась разработка атомного заряда для торпеды Т-5, имевшей стандартный калибр. Требовалось существенно сократить габариты заряда. По результатам трех полигонных испытаний была выбрана конструкция заряда для торпеды.
21 сентября 1955 года заряд был испытан в составе боевого зарядного отделения (БЗО) торпеды Т-5 в подводном положении в районе архипелага Новая Земля.
В 1957 году документация на заряды БЗО для торпеды Т-5 была передана в серийное производство.
19 января 1957 года прошли успешные испытания заряда, модифицированного для размещения в зенитной управляемой ракете ЗУР-215 (тем самым решалась задача укрепления противовоздушной обороны страны). Пуск ракеты и взрыв (на высоте ~10 км) ядерного заряда явились заключительным этапом государственных летных испытаний ракеты ЗУР.
В самом конце 50-х годов на боевое дежурство встали и стратегические межконтинентальные ракеты. Они должны были нести новые, гораздо более мощные заряды – термоядерные.
22 ноября 1955 года была успешно испытана двухступенчатая водородная бомба РДС-37. Реализация этой разработки потребовала новых физических методов измерения быстропротекающих процессов, их моделирования с помощью появившихся ЭВМ, проведения многочисленных исследований.
Эта разработка легла в основу нескольких термоядерных зарядов для боевого оснащения следующих носителей:
— межконтинентальной стратегической ракеты (МБР) Р-7;
— стратегической ракеты среднего радиуса Р-12;
— морской ракеты Р-13;
— тяжелых бомбардировщиков Ту-16, Ил-28;
— межконтинентальной крылатой ракеты «Буран», «Буря».
23 февраля 1958 года успешно прошел испытания двухступенчатый термоядерный заряд усовершенствованной физической схемы, получивший номер 49. Этот заряд позволил увеличить удельную мощность термоядерных зарядов при увеличении плотности компоновки и уменьшении габаритов. Так было положено начало созданию термоядерных зарядов второго поколения.
В конце 1958 года было испытано пять экспериментальных стратегических термоядерных зарядов мегатонного класса, различных по мощности, массе и габаритам, в основе которых лежала физическая схема заряда 49. В кратчайшее время были развернуты работы по размещению этих зарядов в головных частях МБР Р-7А, Р-9, Р-16, а также ракет среднего радиуса действия Р-12 и Р-14.
С начала 60-х годов как отдельный класс разрабатываются ракеты стратегического и оперативно-тактического назначения средней и малой дальности для стационарных и подвижных комплексов. Стратегическая ракета Р-12 (Р-12У) наземного и шахтного базирования, разработанная в КБ академика М. К. Янгеля, стояла на вооружении ракетных войск почти 30 лет, до 1986 года, и была ликвидирована по Договору о ракетах среднего и малого радиуса действия (РСМД).
30 октября 1961 года на полигоне Новая Земля была испытана самая мощная в мире водородная бомба. Взрыв был такой силы, что сейсмическая волна в земной коре, порожденная ударной волной, три раза обошла вокруг Земли. Вспышка была видна на расстоянии более 1000 км.
В начале 60-х годов развернулись работы по созданию тяжелой межконтинентальной баллистической ракеты Р-36, которая впоследствии стала основой советского ракетно-ядерного щита. Для оснащения этой ракеты в 1962 году в РФЯЦ-ВНИИЭФ был разработан и успешно испытан уникальный термоядерный заряд сверхбольшой мощности.
Образованные в СССР в конце 1959 года Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) были и остаются основой безопасности Родины, образуя вместе с ВМФ и ВВС триаду стратегических ядерных сил. Созданные на основе передовых достижений отечественных ученых и конструкторов, РВСН отвечают самым высоким требованиям по боеготовности, универсальности применения, эффективности, живучести и безопасности. В 1959 году КБ-11 (впоследствии ВНИИЭФ) руководством страны была поручена разработка ядерных зарядов (ЯЗ) и ядерных боеприпасов (ЯБП) для стратегических ракет.
РФЯЦ-ВНИИЭФ разработал и передал на вооружение 46 типов ЯБП и 25 типов ЯЗ в диапазоне мощностей от 100 кг до 25 Мт для боевого оснащения более 30 ракетных комплексов РВСН.
Эти комплексы различаются:
• по спектру решаемых боевых задач (по типу поражаемых целей);
• по видам базирования (наземный открытый, стационарный шахтный, подвижный грунтовый или железнодорожный);
• по типу применяемых в носителях видов топлива (жидкостные, твердотопливные двигатели);
• по стартовой массе, массе полезной нагрузки, габаритам носителей и т.п.
В РФЯЦ-ВНИИЭФ разработаны:
• авиационные бомбы (АБ) для разнообразных носителей. Первые виды АБ, переданные на вооружение в 50-е годы, имели исключительно важное значение для безопасности страны – первый в СССР ядерный боеприпас (на базе РДС-4) для баллистической ракеты Р-5М;
• первые в СССР термоядерный заряд и ядерный боеприпас для первых серийных межконтинентальных стратегических ракет Р-7А;
• единственный в СССР ЯБП для орбитальной ракеты (неограниченного радиуса действия);
• первый в СССР ЯБП для ракет с разделяющимися головными частями, в том числе с индивидуальным наведением на цель;
• первые ЯБП повышенной стойкости к поражающим факторам ядерного взрыва средств противоракетной обороны (ПРО) со специальными мерами по преодолению ПРО;
• первый ЯБП для твердотопливных ракет;
• ядерные боеприпасы для разделяющихся и моноблочных ГЧ самого грозного в мире «тяжeлого» ракетного комплекса РВСН Р-36М2 («Воевода»);
• ядерные боеприпасы для оснащения уникальных и не имеющих аналогов в мире комплексов РВСН подвижного базирования, в том числе железнодорожного;
• первый унифицированный ЯБП для комплексов шахтного и подвижного грунтового видов базирования;
• ЯЗ и ЯБП для крылатых ракет стратегического назначения класса «земля-земля» («Метеорит А», «Метеорит М»);
• оборонительные ракеты и системы класса «земля-воздух» и «воздух-воздух».
За прошедшие годы во ВНИИЭФ сформировалась надежная государственная система по разработке, наземной и летной отработке, постановке на производство и боевое дежурство ядерных боеприпасов, а также по обеспечению научно-технического сопровождения их эксплуатации.
Ракетные комплексы РВСН, стоящие на боевом дежурстве, на 95% оснащены ЯБП с ЯЗ разработки ВНИИЭФ.
Разработки ВНИИЭФ нашли самое широкое применение при создании различных комплексов ракет тактического, оперативно-тактического и оперативного назначения, таких, как «Ладога», «Онега», «Филин», «Марс», Р-11, Р-11М, «Луна», «Луна-М», «Точка», «Точка-У», «Темп», «Темп-С», «Ока».

ЭТАПЫ ПРОВЕДЕНИЯ ЯДЕРНЫХ ИСПЫТАНИЙ

• В период 1949–1990 гг. СССР провёл 715 ядерных испытаний и ядерных взрывов в мирных целях. Внутри этого периода можно выделить ряд этапов:
• I этап — с 29.08.49 г. по 03.11.58 г., был начат испытанием первой атомной бомбы СССР и закончен в связи с объявлением СССР (совместно с США) первого моратория на ядерные испытания;
• II этап — с 01.09.61 г. по 25.12.62 г., начался в связи с выходом СССР из первого моратория (вследствие обострения военно-политической ситуации, толчком к которой послужил инцидент с полетом самолёта У–2 над территорией СССР в мае 1961 года) и закончился в связи с прекращением СССР атмосферных ядерных взрывов;
• III этап — с 15.03.64 г. по 25.12.75 г., был начат реализацией программы ядерных испытаний СССР в условиях действия Договора о запрещении ядерных испытаний в трёх средах (СССР, США, Великобритания) и закончен в связи с прекращением СССР ядерных взрывов с энерговыделением выше порогового значения Е = 150 кт в соответствии с вступлением в действие Договора 1974 г. о пороговом ограничении мощности ядерных испытаний;
• IV этап — с 15.01.76 г. по 25.07.85 г., был начат реализацией программы ядерных испытаний СССР в условиях действия Договора о пороговом ограничении мощности ядерных испытаний и закончен в связи с односторонним объявлением СССР моратория на ядерные испытания;
• V этап — с 26.02.87 г. по 24.10.90 г. (с перерывом между 19.10.89 г. и 24.10.90 г.), представляет собой работу в условиях курса М.С. Горбачёва на прекращение ядерных испытаний СССР.
• Этапы I и II могут быть объединены в один этап, условно называемый периодом „атмосферных ядерных испытаний“, а этапы III, IV и V — во второй этап — период „подземных ядерных испытаний“.

Дата

Развернутые носители

Развернутые и неразвернутые носители

Боеголовки на развернутых носителях

Россия

США

Россия

США

Россия

США

01.09.2014

528

794

911

912

1643

1642

01.03.2014

498

778

905

952

1512

1585

01.09.2013

473

809

894

1015

1400

1688

01.03.2013

492

792

900

1028

1480

1654

01.09.2012

491

806

884

1034

1499

1722

01.03.2012

494

812

881

1040

1492

1737

01.09.2011

516

822

871

1043

1566

1790

05.02.2011

521

882

865

1124

1537

1800

Лимиты по договору СНВ-3, которые должны быть достигнуты к 2018 году

700

800

1550

ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ РОССИИ (СССР). НОВОСТИ 2012-2014

ВНИИТФ ИМ. АКАДЕМИКА Е.И. ЗАБАБАХИНА
ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ФИЗИКИ
ИСТОРИЯ И РАЗВИТИЕ РАКЕТНЫХ ВОЙСК СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ И ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ
ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ В МИРЕ


ГЛАВНАЯ НОВОСТИПОЛИТИКА,ПРОГРАММЫ ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА ФОТО ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе КОНТАКТЫ
____
© А.В.Карпенко 2009-2017/A.V.Karpenko 2009-2017
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap