ОТЕЧЕСТВЕННОЕ МОРСКОЕ ПОДВОДНОЕ ОРУЖИЕ. RUSSIAN NAVAL UNDERWATER WEAPONS


ОТЕЧЕСТВЕННОЕ МОРСКОЕ ПОДВОДНОЕ ОРУЖИЕ
RUSSIAN NAVAL UNDERWATER WEAPONS

ОТ САМОХОДНЫХ МИН ДО ТОРПЕД

История развития подводного морского оружия уже почти 200-лет, от первых мин Б.С.Якоби, шестовых мин, торпед Р. Уайтхеда, трала К.Шульца и до современных минно-ракетных комплексов, самонаводящихся, дальноходных торпед, мино-поисковых самоходных аппаратов и систем противодействия торпедному и ракетному оружию. Она прошла от завода «Г.А.Лесснер» до ОАО Концерн «Морское подводное оружие — Гидроприбор», с 1853 года через судостроительное общество «Ноблесснер», завод «Торпедо», завод «Двигатель», завод №181, участие Обуховского завода, ЦКБ-36 и ЦКБ-39, «Остехбюро», других организаций промышленности и институтов ВМФ, до Концерна. Указ об образовании Концерна подписан президентом РФ 3 февраля 2004 года.
Как известно, долгие годы основным оружием подводных лодок были торпеды, но не только они использовали это оружие. Носителями торпед были как специализированные надводные корабли типа миноноски, миноносцы, эсминцы, минные крейсера, торпедные катера так и классические броненосцы, крейсера, линкоры, а позже и самолеты торпедоносцы, противолодочная авиация. А начался этот вид оружия с метательных мин и минных аппаратов для них и шестовых мин, образец последней образца 1877 года и модель метательного аппарата на катере и образец головной части мины для него имеются в музее.
Идея создания самодвижущейся мины для применения против неприятеля в морских операциях существует с весьма давних времен. Первоначально такие мины представляли собою плавучие суда начиненные порохом, затем делались плавсредства в виде бочек, ящиков и другой формы корпусов, снаряженных порохом, взрыв производился при попадании в цель.
Над усовершенствованием мин немало поработал известный изобретатель парохода Фултон, свои мины он назвал «Торпедо», по названию одного из видов рыб, от соприкосновения с которыми происходит электрический разряд. В 1804 году его мины Англии применила против французской флотилии. Мины с цилиндрическим корпусом длиной до 600 мм пускались на поплавках, благодаря чему они находились под водой и являлись, таким образом, подводными минами. Результаты их использования были незначительными.
Затем появилась первая самодвижущейся мина Уайтхеда (называемая в настоящее время «торпедой»), она была изготовлена в 1866 году и имела полный вес 135 кг, вес взрывчатого вещества 8 кг, скорость хода 6-7 узлов, дальность стрельбы до 640 м. Ее движением производилось одним гребным винтом за счет машины типа компаунд с двумя цилиндрами (высокого и низкого давления).
Над созданием минного оружия работало немало изобретателей разных стран, но предложениям их не суждено было найти практическое применение ввиду несовершенства предлагаемых конструкций. Среди таких изобретений можно указать на следующие: мина Бердана с турбинным двигателем, работавшим на ракетном составе; метательная мина Хоуэлла с двумя гребными винтами, вращение которых поддерживалось маховиком; мина Лея со сферическим двигателем Тоуера, работавшим на сжатом углекислом газе и вращавшим трехлопастной винт, установленный впереди мины. Управление движением мины и взрыв ее производились посредством электрического кабеля.
Несмотря на большое количество разных систем мин, ведущая роль оставалась все же за торпедой Уайтхеда. Появление; торпеды, как оружия боевых кораблей, относится к 1876 году, и с этого момента начинается ее дальнейшее развитие.
Практически одновременно с Уайтхэдом «самодвижущуюся мину» изобрел талантливый русский изобретатель И.Ф.Александровский. В 1865 году он попытался на свои деньги провести испытания торпеды. В 1874 году торпеда была изготовлена (длина 6,1 м, диаметр 610 мм, дальность 726,5 м; скорость хода 5-8 уз.) и благополучно испытана в Кронштадте. На испытаниях в следующем 1875 года торпеда Александровского превзошла по техническим характеристикам «самодвижущуюся мину Уайтхеда», но было уже поздно русское правительство заключило контракт на поставку «самодвижущихся мин Уайтхэда» и платило за каждую по 1200 золотых рублей.
Сотруд¬ничество завода «Г.А. Лесснер» с Военно-Морским министерством началось в 1877 году. Вначале завод изготавливал поворотные краны для опускания донных мин в Кронштадте, а в следующем, 1878 году становится первым частным предприятием, приступившим к изготовлению мин и минных аппаратов для Военно-морского флота. Одновременно Лесснер вел переговоры с Морским ведомством о получении заказа на изготовление аппаратов для траверзной стрельбы минами Уайтхеда и самих мин.
В 1883 году была выпущена первая самодвижущаяся мина Уайтхеда, и завод получил заказ на пятьдесят мин для Морского ведомства.
В 1886 году поступил заказ на выпуск ста новых мин 19-футовой длины по образцу мины Уайтхеда, причем Лесснер обязался изготовить две мины для испытания. К этому времени завод хорошо подготовился к выпуску новой продукции: было оборудовано специальное отделение для сборки мин, установлены станки, подготовлены специальный инструмент и приспособления. Впервые при заключении договора были составлены технические условия, в которых оговаривались требования по выпуску мин и форма формуляра на выпускаемые экземпляры (в него заносились данные замеров мины, ее испытаний, время изготовления и приемки).
Усовершенствованная мина (торпеда) в 1889 году получила высокую оценку военно-морского ведомства, в связи с чем была дана рекомендация о необходимости непрерывного изготовления торпед на заводе.
До революции завод «Старый Лесснер» (11 ноября 1927 года был переименован в «Двигатель») был единственные заводом в России морского оружия. К производство 45-см торпед образца 1912 года (торпеда 45-12) были подключены другие отечественные предприятия, в частности и Обуховский завод. Другая русская торпеда 45-15 изготовлялась в России на заводах Лесснера и Обуховском, она создана на базе торпеда Уайтхеда 1910 года.

ПЕРВЫЕ СОВЕТСКИЕ ТОРПЕДЫ

Начало работ по созданию торпедных неконтактных взрывателей (НВ) в СССР относится к 1923 году. С этой целью в 1923-1925 гг. проводились многочисленные замеры магнитных полей различных кораблей. В результате изучения и обработки полученного экспериментального материала в 1925 г. разработали первый опытовый образец магнитостатического НВ генераторного типа для торпед 45-12. Этот взрыватель реагировал на абсолютную величину вертикальной составляющей напряженности магнитного поля корабля и срабатывал при достижении определенного уровня этого поля. Испытания взрывателя на Копенском озере подтвердили возможность создания НВ и применения их в торпедах.
Первая советская торпеда 53-27 поступила на вооружение флота в 1927 г. Ее появление означало начало перехода флота с торпед калибра 450 мм на калибр 533,4 мм и вполне соответствовало основному направлению развития торпедного оружия во флотах других стран мира. Это объяснялось тем, что за рубежом основу могущества военно-морских флотов составляли крупные надводные корабли, и развитие торпедного оружия шло с учетом задачи уничтожения именно таких сил противника. Крупные боевые корабли, входящие в состав отечественного ВМФ в 30-е годы, не имели торпедных аппаратов 533,4 мм калибра и использовать эту торпеду не могли. Они были вооружены устаревшими торпедами калибра 450 мм — торпедами образца 1912 г. и образца 1910/15 г., впоследствии получившими обозначение 45-12 и 45-15.
После длительного изучения вопроса о необходимых параметрах современных торпед приняли решение освоить и наладить у нас в стране производство новых торпед калибра 450 и 533,4 мм. Общее техническое руководство созданием торпед было поручено минно-торпедному институту ВМФ (НИМТИ).
Первой разрабатывалась торпеда калибра 450 мм. При ее создании опять пошли по пути копирования, взяв за образец торпеду 45-Ф. выпускаемую заводом Уайтхеда в Фиуме. Чертежи торпеды были переданы заводу «Красный прогресс» в апреле 1934 г., но первый образец новой торпеды, получившей обозначение 45-36Н, появился только в начале 1938 г. В процессе освоения и эксплуатации на флотах в конструкцию торпеды пришлось вносить целый ряд конструктивных изменений. В 1939 г. появилась утяжеленная модификация этой торпеды 45-36НУ, имеющая вес заряда не 200, а 284 кг при со¬хранении прежних дальностей и скоростей хода на двух режимах (прототип, торпеда 45-Ф, имела 3 режима хода). В целом конструкция этой торпеды оказалась довольно удачной, и она была принята за основу при создании советских авиационных торпед. Торпеда 45-36 предназначалась для сторожевых кораблей, эскадренных миноносцев типа «Новик» и частично использовалась с подводных лодок, имеющих торпедные аппараты, оборудованные 450-мм решетками.
В 1935-1936 гг. осуществлялись попытки разработать новую торпеду 53-36 калибра 533,4 мм, которая должна была заменить торпеду 53-27. Разработка двадцатидюймовых торпед в Остехбюро потребовала создания нового силового двигателя силового вала, устройства управления гироскопическим прибором Обри, устройства для автоматического перехода торпеды с курса на циркуляцию по спирали с целью увеличения вероятности поражения корабля. Потребовалось разработать, изготовить и испытать самим еще ряд телемеханических устройств для обеспечения взрыва торпеды во время ее прохождения под днищем неприятельского корабля.
Однако созданные Остехбюро торпеды Д-4, Д-5 и Д-6 оказались неудовлетворительными по своим эксплуатационным характеристикам и в серию не пошли. Разработку торпеды 53-36 прекратили, в Остехбюро в 1937 г. была проведена массовая «чистка» и репрессирование специалистов, после чего приступили к проектированию новой крупнокалиберной парогазовой торпеды.
В 1938 г. начали разработку очередного варианта акустической системы самонаведения торпед по шифром CAT (самонаправляющаяся акустическая торпеда). Для испытаний выделели три торпеды 53-38, .однако попытки совместить акустическую пассивную систему самонаведения с поршневой парогазовой торпедой оказались безуспешными. Уровень собственных шумов торпеды оказался настолько высоким, что аппаратура самонаведения не могла надежно выделить на его фоне слабый акустический сигнал корабля-цели.
В результате пришлось пойти по проверенному пути, и в мае 1939 г. приняли на вооружение новую торпеду 53-38, являвшуюся копией фиумской торпеды 53-Ф. В отличие от 4-режимного прототипа торпеда имела 3 режима хода, а короткий срок ее разработки обусловил наличие ряда недостатков, которые в основном в течение 1939-1941 гг. устранили. Ряд конструктивных недоработок фиумской торпеды, проявившихся в ходе пристрелки на пристрелочной станции и эксплуатации торпед 53-38 на флотах, пришлось устранять уже в ходе войны. В 1939 г. вес заряда торпеды 53-38 увеличили до 400 кг без изменения скорости и дальности хода. Эта модификация торпеды получила обозначение 53-38У.
В 1940-1941 гг. НВС успешно прошел испытания, на которых было произведено большое количество выстрелов торпедами образца 53-38, после чего (в июне 1941 г.) его приняли на вооружение ВМФ.
К началу войны торпеда 53-38 была освоена личным составом и находилась на вооружении всех надводных кораблей и подводных лодок, имеющих та калибра 533 мм (подводные лодки всех серий, миноносцы, лидеры, торпедные катера типа Г-5 с желобными торпедными аппаратами и типа Д-3). Эти торпеды вместе с 45-36 явились основными массовыми образцами, которые широко применялись нашими флотами в ходе вой¬ны.
В 1939 г. приступили к разработке торпеды с повышенной скоростью хода на базе торпеды 53-38. В результате ряда технических усовершенствований и проведенных испытаний конструкцию ее доработа¬ли, и в июле 1941 г. скоростная торпеда была принята на вооружение под шифром 53-39. Она отличалась от 53-38 повышенной мощностью главной машины, увеличенными запасами воздуха, керосина и масла, и при той же дальности хода имела скорость на 6 узлов больше, чем у прототипа. Однако массовое производство торпед 53-39 организовать не удалось. Эти торпеды поступили на флот в ограниченном количестве и в боевых действиях применили всего 18 из них.
Перед Великой Отечественной войной основными изделиями были парогазовые торпеды 53-38, 45-36, 53-39. В 1940 году завод № 181 («Двигатель») изготовил 900 торпед 53-38. До 1939 года «Двигатель» был единственным предприятием, выпускающим торпеды. К началу войны ВМФ имел более 8 тысяч торпед.
Именно завод «Двигатель» дал толчок созданию советской торпедной промышленности. На базе его производства образованы заводы №182 (Махачкала), а затем завод № 175 в Алма-Ате.
В годы Великой Отечественной войны старейший отечественный торпедный завод № 181 эвакуировали в Уральск, где был построен новый завод по выпуску мин и торпед. На оставшейся части продолжался выпуск продукции в течение всей блокады Ленинграда.

ПОСЛЕВОЕННЫЕ ТОРПЕДЫ

В послевоенные годы первой была на заводе №181 освоена электрическая торпеда ЭТ-46, разработанная в СКБ на базе трофейной немецкой Ж-7Е. За ее разработку ведущие специалисты СКБ П.В. Матвеев, Е.В Брохович, М.К. Славин были удостоены Государственной премии. К 1950 году с помощью специалистов НИИ-400 закончилась разработка и началось серийное производство первой самонаводящейся электрической торпеды с неконтактным взрывателем САЭТ-50. В 1954 году она была модернизирована. За нее ведущие конструкторы Н.Н. Шамарин, Г.Д. Карташев, В.А. Косарев, Д.А. Петров, И.П. Яковлев были отмечены Государственной премией.
Первая послевоенная торпеда 53-39ПМ была принята на вооружение в 1949 году. Она, в отличие от торпеды 53-39 имела прибор маневрирования, который обеспечивал в соответствии с заданной перед выстрелом программой движение по сложным траекториям — длинному или короткому зигзагу- При такой траектории торпеда могла неоднократно пересекать курс цели, в связи с чем повышалась вероятность поражения цели.
На торпеде 53-51, принятой на вооружение в 1951 году, кроме прибора маневрирования был установлен неконтактный электромагнитный взрыватель активного типа НВК, обеспечивающий подрыв боевого заряда на расстоянии до 4-5 метров от днища. Главным конструктором НВК и всей торпеды 53-51 был Б.С.Казанцев.
В 1956 году в СКБ завода им. Кирова была закончена разработка кислородной бесследной торпеды с поршневым двигателем 53-56 (Главный конструктор—А.Б.Тополянский). Торпеда имела скорость 40 узлов на дистанции 13 км и была оснащена приборам маневрирования и принципиально новым оптическим взрывателем НВ-57, разработанным в ГОИ под руководством С.Я.Эмдина. Она предназначалась для вооружения надводных кораблей. Хотя работы над бесследными торпедами с ТСУ и начались сразу после окончания ВОВ, но только в 1956-1957 гг. в СССР удалось создать первые такие торпеды. Торпеда 53-56 была практически бесследна.
Позже, на базе этой торпеды и торпеды 53-39ПМ была скомпонована и в 1964 году принята на вооружение более простая в эксплуатации парогазовая воздушная торпеда 53-56В. В 1966 году для экспортных поставок была создана торпеда с пассивной системой самонаведения 53-ВА для поражения надводных кораблей, она появилась из-за нежелания передавать на экспорт бесследные прямоидущие торпеды 53-56 и 53-57.
Основным вооружением АПЛ проекта 627, как и дизель-электрических подводных лодок того времени были торпеды. Разработчиком большинства торпед в стране был ленинградский НИИ-400 (директор А.М.Борушко) — сегодня ЦНИИ «Гидроприбор».

САМОНАВЕДЕНИЕ ДЛЯ ТОРПЕДЫ

В конце 1950-х гг. кроме корабельных отечественных торпед появились еще и противолодочные или предназначенных для борьбы с подводными лодками. На них решалась проблема оснащения торпед системами самонаведения. Поисковые работы в этом направлении начались в 1950 г. в НИМТИ ВМФ под руководством опытных военных специалистов В. М. Шахновича и М. Л. Мошенина.
Работа в НИМТИ по созданию ССН пассивного типа была доведена до натурных испытаний экспериментального образца торпеды на базе САЭТ-50 и передана в 1955 г. для разработки конструкторской документации в НИИ-400. Опытные, а затем и серийные образцы изготавливались на заводе «Двигатель». На испытаниях опытных образцов для доказательства точности наведения впервые были использованы такие средства, как неподвижные и подвижные гидроакустические излучатели — имитаторы цели. В 1958 г. торпеда под шифром СЭТ-53 (главный конструктор — В. А. Поликарпов) была принята на вооружение ВМФ. Торпеда имела дальность хода до 7,5 км (при скорости 23 уз) и массу боевой части 100 кг.
Впервые в стране была создана торпеда с пассивным самонаведением в двух плоскостях, с электромагнитным взрывателем кругового действия и глубиной хода до 200 м.
В дальнейшем в 1963 г. с появлением серебряно-цинковых акку¬муляторных батарей скорость и дальность хода были повышены до 29 уз и 14 км соответственно на модернизированной торпеде СЭТ-53М (главный конструктор — Г.А.Кап¬лунов, заместитель по ССН — С.П.Сковорода, СКБ завода «Двигатель»).

ОСНОВНЫЕ ТТХ 53-СМ ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ ТОРПЕД

Характеристики

СЭТ-53 «Енот-1»

СЭТ-53М (СЭТ-53МЭ)

Состояние

На вооружении с 1958 г.

На вооружении с 1964 г. (1963)

Разработчик

НИИ-400

СКБ з-да «Двигатель»

Гл.конструктор

В.А.Голубков, В.А.Поликарпов

Г.А.Каплунов

Завод-изготовитель

«Двигатель»

«Двигатель»

Тип

противолодочная

противолодочная

Kалибр, мм

534,4

534,4

Длина, мм

7800

7800

Вес торпеды, кг

1480-1500

1480 (1821, практическая – 1445)

Вес заряда, кг

150 (ВВ – 100)

100 (ВВ – 205)

Дальность хода, м

8000/7500

14000

Скорость хода, уз

23/29

29

Тип двигателя

электрический

Электрический биротативный

Аккумуляторы

В-6-IV (Т-7)

Серебряно-цинковые ТС-3

Система управления

2-плоскостная пассивная с перемещающейся характеристикой система самонаведения (ГП+750, ВП+600)

2-плоскостная пассивная система самонаведения

Дальность действия, м

400-600

150-800

Тип взрывателя

Неконтактный электромагнитный, R=5 м

Неконтактный и контактный

Прототип

САЭТ-50

СЭТ-53

Носители

ПЛ, НК

ПЛ, НК

Глубина хода, м

20-200

20-200

Глубина пуска, м

100

Параллельно развивались и противокорабельные 533 мм торпеды. Широкое распространение получила тепловая энергетика с применением сильных окислителей — кислорода, перекиси водорода. Это позволило увеличить более чем в 1,5 раза скорость торпед с одновременным увеличением дальности хода.
В 1957 г. принята на вооружение, разрабатывавшаяся с 1949 г. дальноходная бесследная торпеда ДБТ, первая тепловая торпеда 53-57 (гл. конструктор Д.А.Кокрякова) с турбинным двигателем, окислителем керосина в котором была перекись водорода. Это позволило увеличить дальность хода торпеды до 18 км при скорости 45 уз.
Появились системы самонаведения, работающие по кильватерному следу цели. В развитие перекисной торпеды 53-57 в 1961 г. была создана противокорабельная торпеда 53-61 (гл. конструктор В.С.Осипов) с первой отечественной гидроакустической активной системой самонаведения (гл. конструктор А.А.Костров).
Кардинально проблема, создаваемая ходовыми шумами торпеды, была разрешена в результате создания активной противокорабельной ССН, реагирующей на гидроакустический сигнал, отраженный от корпуса либо от кильватерного следа (КС) надводного корабля. Разработкой первой ССН по КС руководил А.А.Костров (НИИ-400). Этой системой была оснащена ударная парогазовая торпеда 53-61, на которой так же было произведено форсирование энергоустановки. Торпеда принята на вооружение в 1961 году. В 1969 г. на торпеде была установлена более совершенная ССН по КС, разработанная Е. Б. Парфеновым (НИИ-400).
Двухрежимная торпеда имела дальность хода 15/22 км при скорости 55/35 уз. В 1969 г, на ней была установлена принципиально новая система самонаведения.
Принцип наведения по КС корабля заключается в гидролокационном (активном) обзоре пространства над торпедой периодическими вертикальными посылками. При пересечении торпедой вертикальной плоскости следа, оставленного кораблем, по характеру отраженного сигнала в системе СН вырабатываются команды на органы управления движением, обеспечивающие преследование корабля.
Для успешной атаки торпеде достаточно пересечь плоскость следа не позже чем через 3-5 минут после прохождения кораблем данной точки (в зависимости от скорости корабля — это несколько километров). Преследование НК ведется торпедой с периодическим пересечением вертикальной плоскости следа, при этом влияние акустических помех от самой торпеды сводится к минимуму. Кроме того, ССН по КС не реагирует на все известные средства гидроакустического противодействия.
Последующие отечественные противокорабельные и универсальные торпеды оснащались подобными ССН (53-65, 53-65К, СЭТ-72, 65-76, УСЭТ-80). В 1965 г. флот получил самую скоростную в мире противокорабельную самонаводящуюся перекисную торпеду 53-65 (68/44 уз при дальности 12/22 км).

ОСНОВНЫЕ ТТХ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫХ 53-СМ ТОРПЕД 1950-1960-Х ГГ.

Характеристики

53-57 (ДБТ — – дальноходная бесследная торпеда)

53-58 (Т-5)

Состояние

Принята на вооружение Приказом МО №030 в декабре 1957 г.

Испытания в 1954-55 гг. На вооружении с 1958 г. по 1961 г.

Разработчик

НИИ-400

НИИ-400 и з-д №175

Гл.конструктор

Д.А.Кокряков

В.А.Калитаев, Г.И.Портнов

Kалибр, мм

533,4

533

Длина, мм

7600-7688

7600

Вес торпеды, кг

2000

2000

Вес заряда, кг

305

Ядерная РДС-9

Разработчик БЧ

КБ-11 и КБ-25

Дальность хода, м

18000

Скорость хода, уз

45

40

Тип двигателя

Одновенечный турбинный 2Т

Рабочее вещество

керосин + перекись водорода + вода

керосин + спиртоводная смесь

Мощность, л.с.

320 кВт

Система управления

Акустическое самонаведение

Прототип

53-39

Носители

ПЛ

Глубина хода, м

2-14

В 1964 году на вооружено ВМФ была принята оптическая система самонаведения «С-380» (разработчик ГОИ им. Вавилова) для применения в торпедах 53-57М и 53-61. В 1969 году торпеда 53-61 подверглась модернизации и получила индекс 53-61М. В частности, торпеда получила новую систему самонаведения (гл. конструктор Е.Б.Парфенов), обеспечивающую наведение торпеды на надводный корабль-цель по его кильватерному следу.
Для самообороны подводных лодок от противолодочных кораблей было создано семейство специальных противокорабельных электроторпед калибра 533- и 400-мм. Одной из них стала 400-мм малогабаритная торпеда МГТ-1, разработанная НИИ-400 (гл. конструктор Л.Н.Акатов, заместитель по системе самонаведения — Б.В.Киселев). Она была принята на вооружение в 1961 году. Торпеда МГТ-1 имела акустическую пассивную систему самонаведения по надводному кораблю и акустический неконтактный взрыватель пассивного типа. Двухторпедный залп МГТ-1 с параллельным ходом обеспечивал надежное поражение атакующего ПЛ корабля на дистанциях стрельбы до 20 каб. Этой торпедой вооружались ПЛ проектов 675, 658, 658М, 659 и 651, имеющие та калибра 40 см. В разработке так е находились торпеды МГТ-2 и МГТ-3 того же калибра.
Однако, в ходе боевой подготовки и эксплуатации торпед МГТ-1 выяснилось, что ее скорость, дальность хода и вес ВВ недостаточны для борьбы с современными противолодочными кораблями. Для более эффективной самообороны подводных лодок от надводных кораблей в 1961 году на вооружение принимается самонаводящаяся 533-мм торпеда САЭТ-60, при разработке имела индекс ДЭСТ. Она была разработана в СКБ завода «Двигатель» (гл. конструктором П.В.Матвеев, заместители по ССН — Б.Н.Старовойтов, Г.М.Сорока). Торпеда имела два режима скорости: 42 и 35 узлов. Скоростной режим движения торпеды до 42 узлов применялся для сближения с целью, второй режим — для самонаведения торпеды на цель.
Торпеда имела акустическую пассивную систему самонаведения, работающую на прин¬ципе шумопеленгования цели. Для снижения уровня собственных шумов на хвостовой части уставлено обесшумливающее устройство. Система самонаведения имела радиус реагирования 600-800 м при скорости корабля-цели 16-24 узла
В 1969 году торпеда САЭТ-60 модернизируется в целях повышения надежности работы ее агрегатов и улучшения баллистики движения на неустановившемся участке траектории Батарея ЗЭТ-1 была заменена более совершенной серебряно-цинковой батареей одноразового действия ЗЭТ-1М, в которой применен губчатый цинк, что обеспечивало более высокие электрические характеристики. После модернизации торпеда получила шифр САЭТ-60М. В дальнейшем специальные торпеды для самообороны ПЛ не создавались.

ОСНОВНЫЕ ТТХ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫХ ТОРПЕД САМООБОРОНЫ

Характеристики

МГТ-1

САЭТ-60 (ДЭСТ)

САЭТ-60М

Состояние

Прошла испытания в 1960 г. На вооружении с 1961 г.

На вооружении с 1966 г.

На вооружении с 1969 г.

противокорабельная

Разработчик

НИИ-400

СКБ з-да «Двигатель»

СКБ з-да «Двигатель»

Гл.конструктор

Л.Н.Акатов

П.В.Матвеев

Kалибр, мм

400

533,4

533,4

Длина, мм

4500

7800

7800

Вес торпеды, кг

510

2000

2000

Вес заряда, кг

80 (ВВ – 60)

300-400 (450)

300

Дальность хода, м

6000

13000/15000

13000/15000

Скорость хода, уз

28-30

42/35

42/35-40

Тип двигателя

электрический

Электрический

Электрический

Аккумуляторы

Серебрянно-цинковые

Серебряно-цинковые

Серебряно-цинковые

Система управления

Система самонаведения

Пассивная акустическая ССН

акустическая ССН

Тип взрывателя

Неконтактный

Неконтактный

Неконтактный

Глубина хода, м

2-10

2-14

2-14

Глубина пуска, м

20-200

150

Главным оружием АПЛ проекта 671 и других многоцелевых подводных лодок 2-го поколения были торпеды, как электрические, так и тепловые. Они же использовались с ракетных подводных лодок различного назначения в основном для самообороны от подводных лодок и надводных кораблей «потенциального» противника.
В рамках темы «Енот-2» для замены первой противолодочной электрической самонаводящейся торпеды калибра 53 см СЭТ-53, отвечающей новым требованиям, в НИИ-400 (гл. конструктор В.А.Голубков) была создана торпеда СЭТ-65. Ее приняли на вооружение в 1965 году, а серийное изготовление развернули на заводе «Двигатель». Электрическая самонаводящаяся торпеда СЭT-65 предназначалась для поражения подводных лодок, она может использоваться из 53 см торпедных аппаратов со шпиндельным вводом стрельбовых данных подводных лодок и надводных кораблей. Торпеда оборудована активно-пассивной акустической системой наведения, обеспечивающей наведение на маневрирующую цель независимо от уровня ее шума, активный канал ССН имел радиус реагирования до 800 м. Торпеда имела серебряно-цинковую аккумуляторную батарею одноразового действия СЦ-240, обеспечивающую скорость хода 40 узлов и дальность хода 15 км. Двухторпедный залп этими торпедами с параллельным их ходом обеспечивал надежное поражение свободно маневрирующей ПЛ на дистанциях стрельбы до 30-35 кабельтовых и глубинах погружения до 400 м. Для подрыва боевого зарядного отделения на торпеде был применен неконтактный акустический взрыватель активного типа кругового действия с радиусом реагиро¬вания до 10 м.

ТЕЛЕУПРАВЛЯЕМЫЕ ТОРПЕДЫ

Уже на рубеже конца 1950-х – начала 1960-х годов возникли предпосылки к появлению торпед с принципиально новыми системами управления. В 1960 году по инициативе ЦНИИ-173 (ЦНИИ АГ, гл. конструктор З.М.Персиц) началась работы по созданию телеуправляемых торпед. Эта идея была поддержана ВМФ, ВПК (Д.Ф.Устинов и Л.В.Смирнов) и Минсудпромом, ЦКБ-18 (гл. конструктор П.П.Пустынцев). Поэтому вскоре были подготовлены необходимые документы и по решению правительства с 1960 года началась НИР «Дельфин», головной организация по ней был определен ЦНИИ-173, так же участвовали заводы «Физприбор» и «Двигатель».
Преимуществом телеуправляемых торпед является то, что их применение не требует точного определения элементов движения цели, дистанция до цели должна быть известна ориентировочно Поступление текущего пеленга на цель от гидроакустического комплекса стреляющей ПЛ позволяет контролировать характер маневрирования, уклонения цели и корректировать направление движения торпеды.
Первая отечественная телеуправляемая торпеда создавалась на базе конструкции проти¬володочной самонаводящейся торпеды СЭТ-53М. Телеуправление торпедой осуществлялось по проводу, соединяющему торпеду и стреляющую ПЛ.
В процессе выполнения исследований возникало много научных и технических проблем. Одной из них стала проблема отхода катушки с проводом — «вьюшки» от ПЛ при выстреле торпеды, для ее решения привлекались ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова и Ленинградский кораблестроительный институт. С целью устранения помех работе ГАС лодки-носителя торпеду сделали двухскоростной, малая скорость была «бесшумной».
Испытания телеуправляемой торпеды проводились на полигонах Северного флота и Ладожском озере. После принятия на вооружение 8 сентября 1968 года телеуправляемой торпеде присвоили индекс ТЭСТ-68 (гл. конструктор М.П.Балуев). Комплекс телеуправляемого оружия в целом, включающий корабельную систему — при¬боры телеуправления и торпеды ТЭСТ-68, получил шифр КТУ-68.
Вскоре работа по телеуправляемым торпедам калибра 533-мм были продолжены, к ним был подключен ЦНИИ «Гидроприбор» (гл. конструктор В.А.Голубков), и советский ВМФ уже в 1971 году получил на вооружение новый образец этого оружия ТЭСТ-71, комплекс -КТУ-71. Комплекс КТУ-71 установлен на дизельных ПЛ проекта 641 и атомной многоцелевой АПЛ проекта 671, других кораблях.
При стрельбе телеуправляемыми торпедами провод разматывался с торпедной и лодочной катушек. Длина провода на торпедной катушке ТЭСТ-71 составляла 15 км, на лодочной катушке — 5 км. Основным методом наведения торпеды на цель является метод совмещения, при котором опера- тор командами на рули удерживал торпеду на пеленге «стреляющая подводная лодка — цель» Наведение производилось до захвата (обнаружения) цели системой самонаведения торпеды, после чего торпеда автономно наводилась на цель по командам ССН
По оценкам специалистов, возможность корректировки направления движения телеуправляемой торпеды в соответствии с характером маневрирования цели позволяет повысить вероятности обнаружения и поражения цели на 30-40% по сравнению с «обычной» торпедой.

ОСНОВНЫЕ ТТХ 53-СМ ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ ТОРПЕД

Характеристики

СЭТ-65 (изд. 260, СЭТ-65Э) «Енот-2»

СЭТ-65КЭ (СЭТ-65МКЭ)

ТЭСТ-68

ТЭСТ-71

УСЭТ-80 (УСЭТ-80К)

Состояние

На вооружении с 1965 г. Серия с 1967 г.

Экспортный вариант. В серии

На вооружении с 8 сентября 1968 г.

На вооружении с 1971 г.

На вооружении с 1980 г. (1989 г.)

Разработчик

НИИ-400

ЦНИИ «Гидроприбор»

з-д «Двигатель» и ЦНИИ АГ

ЦНИИ «Гидроприбор»

ЦНИИ «Гидроприбор»

Тип

противолодочная

универсальная

Kалибр, мм

533,4

534,4 (534,4)

533

534 (534,4)

533

Длина, мм

7800

7800 (7800)

7900

7900-7930 (7930)

7800-7900

Вес торпеды, кг

1738-1750 (1700, практическая — 1362)

1703, практическая – 1342 (1738)

1500

1820

Более 2000

Вес заряда, кг

205-250 (ВВ – 150-200)

205 (205)

100

205

200-272 (СБЧ – 20 Кт)

Дальность хода, м

20000/16000

15000

14000

25000/15000

20000/15000

Скорость хода, уз

35/40

40

29

35/40

45/50

Тип двигателя

электрический

Электрический биротативный

электрический

электрический

электрический

Аккумуляторы

Серебряно-цинковые

Серебряно-цинковые

Серебряно-цинковые

Серебряно-цинковые

Серебряно-цинковые

Система управления

Гидроакутическая активная система самонаведения

Универсальная система самонаведения «Керамика»

Телеуправляемая по проводам с активно-пассивной системой самонаведения

Телеуправляемая по проводам с активно-пассивной системой самонаведения

Унифицированная активно-пассивная система самонаведения 2056 «Сапфир» (1К85 «Керамика»)

Дальность действия, м

500-800 (1000)

1500

800

800

.

Носители

ПЛ, НК

ПЛ, НК

ПЛ

ПЛ

ПЛ, НК

Глубина хода, м

20-300 (400)

20-300 (400)

20-200

До 400

Более 400

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТОРПЕДНОГО ВООРУЖЕНИЯ

В дополнение к электрическим торпедам, в 1960-е годы были созданы варианты тепловых противокорабельных торпед. В 1964 г. на базе торпед 53-39ПМ и 53-56 была создана простая в эксплуатации прямоидущая воздушная торпеда 53-56В, а для экспортных поставок — торпеда 53ВА с пассивной системой самонаведения.
Самой скоростной в мире противокорабельной торпедой стала разработанная филиалом НИИ-400 газотурбинная перекисно-водородная самонаводящаяся торпеда 53-65 (гл. конструктор Д.А.Кокряков) с акустической активной системой самонаведения по кильватерному следу. При разработке она имела шифр «ССТ», на торпеде установили более мощную в сравнении с торпедой 53-61 газовую турбину и две камеры сгорания, обеспечивающие торпеде скорость хода 68,5 узлов при дальности хода 12 км и скорость хода 44 узла при дальности хода 22 км. В 1969 году проведена модернизация в целях по¬вышения эксплуатационной надежности энергосиловой установки, торпеда получила шифр 53-65М.
В 1969 году принята на вооружение, созданная на заводе №171 (гл. конструктор Д.С.Гинзбург), однорежимная самонаводящаяся «кислородная» торпеда 53-65К для поражения надводных кораблей. Тепловая энергосиловая установка, в которой в качестве компонентов топлива применены керосин, кислород и забортная вода, обеспечивает бесследность движения с постоянной скоростью 45 узлов и дальностью хода до 19 км.
Специально для АПЛ проекта 705 на базе торпеды 53-65 НИИ-400 разрабатывалась самоноводящеяся торпеда ССТ-2 (гл. конструктор К.К.Орлов). При сохранении тактико-технических характеристик и габаритов торпеды 53-65 в ней необходимо было разместить громоздкую конструкцию контактного разъема ввода данных с центрального поста лодки. Он мог быть размещен только за счет укорочения топливных резервуаров, что снижало дистанцию хода торпеды. Задача разрешилась только после принятия схемы поршневого вытеснения маловодной перекиси водорода на основе разборного поршня конструкции Ю.Н.Калинина. В таком виде торпеда ССТ-2 было принята на вооружение флота под шифром 53-65А.

ОСНОВНЫЕ ТТХ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫХ ТОРПЕД ТИПА 53-65

Характеристики

53-65 (53-65М)

53-65К (изд. 243, 53-65КЭ)

Состояние

На вооружении с 1968 г. (1969 г.)

На вооружении с 1969 г.

Разработчик

НИИ-400 (НИИ «Мортеплотехника»)

З-д им. С.М.Кирова

Гл.конструктор

Д.А.Кокряков

Д.С.Гинзбург

Завод-изготовитель

З-д им. С.М.Кирова

«Двигатель», им. С.М.Кирова

Kалибр, мм

533,4 (534)

533,4

Длина, мм

7800 (8000)

7800-7945

Вес торпеды, кг

(2200)

2070-2200

Вес заряда, кг

305-400 (300)

300-307,4

Дальность хода, м

22000/12000 (24000/14000/12000)

18000-20000

Скорость хода, уз

44/70 (40/55/70)

45

Тип двигателя

Двухрежимный турбинный 2ДТ (5ДТ-3)

Турбинный 2ТФ

разработчик

НИИ «Мортеплотехника»

НИИ «Мортеплотехника»

Рабочее вещество

Керосин + Перекись водорода

Керосин + кислород + забортная вода

Мощность, л.с.

1070 кВт (1350 кВт)

550 кВт

Система управления

Активное акустическое самонаведение по кильватерному следу

Активное акустическое самонаведение по килеварерному следу

Дальность действия, м

185

185

Тип взрывателя

Неконтактный электромагнитный

Неконтактный и контактный

Прототип

53-61

53-65

Носители

ПЛ

ПЛ, НК

Глубина хода, м

4-14

2-12 (4-14)

Глубина пуска, м

100

100-200

Кроме торпед 533-мм калибра, разрабатывались малогабаритные торпеды. Эти торпеды не использовались с многоцелевых АПЛ, но вошли в боезапас ракетных лодок. Первой малогабаритной противолодочной торпедой в калибре 400 мм, поступившей на вооружение ракетных атомных подводных лодок в 1962 году, стала разработанная в НИИ-400 (ЦНИИ «Гидроприбор», гл. конструктор В.И.Сендерихин) электрическая торпеда СЭТ-40. Она оснащалась активно-пассивной системой самонаведения, гидролокационным взрывателем и серебряно-цинковой батареей. При той же дальности и глуби¬не хода, что у 533-мм торпеды СЭТ-53, торпеда СЭТ-40 имела скорость до 29 уз.
В 1968 году в целях повышения надежности работы тор¬педы СЭТ-40 в ЦНИИ «Гидроприбор» была проведена модернизация ее узлов и элементов, торпеда получила индекс СЭТ-40У. Изготовителем торпед СЭТ-40 и СЭТ-40У был завод «Двигатель».
СЭТ-40У является электрической самонаводящейся торпедой, предназначенной для поражения подводных лодок с подводных и надводных кораблей. Торпеда оснащена двухплоскостной гидроакустической системой самонаведения активного типа. Электрическая энергосиловая установка обеспечивает бесследность движения И постоянство скорости на всей дистанции хода. Источником тока служит одноразовая аккумуляторная батарея МЗ-2М с улучшенными электрическими характеристиками. Система управления по курсу, глубине и крену обеспечивает маневрирование торпеды в большом диапазоне глубин, вывод ее в зону срабатывания неконтактного взрывателя или прямое попадание в цель, при котором подрыв заряда осуществляется контактными взрывателями.

ОСНОВНЫЕ ТТХ 40-СМ ТОРПЕД

Характеристики

СЭТ-40

СЭТ-40У (СЭТ-40УЭ)

СЭТ-72

Состояние

На вооружении с 1962 г.

На вооружении с 1968 г.

На вооружении с 1972 г.

Разработчик

ЦНИИ «Гидроприбор»

Гл.конструктор

В.И.Сендерихин

Тип

противолодочная

универсальная

Kалибр, мм

400

400

400

Длина, мм

4500

4500

4500

Вес торпеды, кг

550

530

700

Вес заряда, кг

80-100

(ВВ – 80)

60-100

Дальность хода, м

10000/8000

8000

14000/8000

Скорость хода, уз

28/29

29

30/более 40

Тип двигателя

электрический

электрический

электрический

Аккумуляторы

Серебрянно-цинковые

Серебряно-магниевые

Система управления

2-плоскостная активно-пассивная система самонаведения

2-плоскостная активная система самонаведения (Универсальная система самонаведения «Керамика»)

2-плоскостная активно-пассивная система самонаведения

Тип взрывателя

Гидролокационный неконтактный

Неконтактный и контактный

Неконтактный и контактный

Глубина хода, м

20-300

20-200

.

Глубина стрельбы, м

Более 100

150

250

Через 10 лет после поступления в ВМФ торпед СЭТ-40 в том же ЦНИИ «Гидроприбор» была закончена разработка первой универсальной по целям торпеда этого же калибра СЭТ-72 (гл. конструктор В.И.Сендерихин). Она принята на вооружение ВМФ в 1972 году. Торпеда была оснащена активно-пассивной системой самонаведения и контактным взрывателем кругового действия с радиусом реагирования 5 м. СЭТ-72 предназначалась для замены противокорабельной торпеды МГТ-1 и противолодочной торпеды СЭТ-40 на подводных лодках и надводных кораблях, имеющих та калибра 400 мм.
Особенностью энергосиловой схемы торпеды являлось применение в качестве источника тока батареи, в которой анодом является магниево-ртутный сплав, а катодом хлорид серебра. В качестве электролита использовалась забортная вода, которая одновременно являлась и охладителем, что позволяло избавить торпеду от размещения в ней электролита в период хранения на складах и содержания на носителях. Эта было нововведение в отечественных торпедах. Торпеда СЭТ-72 неоднократно модернизировалась до 1991 года.

ПЕРВАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ И ПРОТИОВОРПЕДНАЯ

В 1980 году на вооружение поступила первая электрическая универсальная по целям торпеда УСЭТ-80 с двухплоскостной ССН активно-пассивного типа калибра 533 мм, она разработана ЦНИИ «Гидроприбор» (гл. конструкторы А.В.Сергеев, А.И.Тамбулов). В качестве источника электроэнергии в торпеде применена серебряно-магниевая батарея, активируемая морской водой. Торпеда имеет скорость 48 узлов, дальность хода 18 км. До настоящего время торпеда УСЭТ-80 является одной из основных для вооружения лодок различного назначения.
В ССН активно-пассивного типа активный режим работы является основным. В активном режиме ССН периодически излучает ультразвуковые импульсы в пространство, расположенное впереди по курсу движения торпеды. Отраженный от корпуса ПЛ-цели ультразвуковой импульс улавливается приемным каналом ССН на фоне естественных помех. Главной проблемой является повышение дальности действия ССН, а одним из важнейших условий при решении этой проблемы — обеспечение требуемой устойчивости ССН к воздействию естественных помех. Эту проблему разработчики решают при создании каждой новой ССН, совершенствуя схему построения, конструкцию, методы и средства обработки информации. Другая важная проблема заключается в создании и совершенствовании средств защиты от искусственно создаваемых помех средствами гидроакустического противодействия (ГПД). В решении этой проблемы на первый план выходят задачи классификации и отстройки от ложных целей.

Как опубликовано на сайте машиностроительного завода «Арсенал», на нем 12 января 2006 года была изготовлена пусковая СМ-588 в рамках ОКР «Пакет». Изделие передано в ОАО «Северная верфь» для установки на головной корвет проекта 20380 для ВМФ России. Это еще один из видов оружия который будет испытан на корвете «Стерегущий».
«Пакет», как утверждают его разработчики, — принципиально новая система вооружения надводных кораблей, способная существенно повысить их выживаемость. В ближайшее время малогабаритный противолодочный комплекс «Пакет» должен появиться и на других новых кораблях, строящихся для российского ВМФ, и кораблях предлагаемых для поставки на экспорт. Это могут быть корветы, фрегаты и эсминцы. Например, недавно Северное ПКБ для инозаказчика разработала проект 21956 эскадренного миноносца водоизмещением в 9000 т, на котором в числе многих новых других систем оружия предполагается установить и систему «Пакет-Э».
Малогабаритный противоторпедный комплекс (МПТК) «Пакет-Э» создан в московским ГНПП «Регион» (Генеральный директор – гл. конструктор Е.С.Шахиджанов). Предназначен для уничтожения подводных лодок в ближней зоне корабля и торпед, атакующих надводный корабль. Информация по нему неоднократно представлялась на международных военно-технических выставках и салонах, российские граждане могли увидеть «Пакет» на МАКС-99 в г. Жуковском в августе 1999 года, на 1-ом Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге в 2003 году, других выставках и салонах.
Комплекс «Пакет-Э/НК» состоит из автоматизированной системы управления комплексом интегрированная с контрольной системой, специализированной гидроакустической станции целеуказания, пусковых установок (ПУ) и самих малогабаритных торпед в противолодочном (МТТ) и антиторпедном (АТЭ) вариантах, транспортно-пусковых контейнеров (ТПК). Комплекс автономно или в составе корабельного контура противолодочной обороны и противоторпед¬ной защиты обеспечивает в автоматическом или автоматизированном режимах выработку целеуказания на применение МТТ по данным корабельных гидроакустических комплексов и станций, а также обнаружение, классификацию и определение параметров движения атакующих корабль торпед и выработку целеуказания на применение АТЭ, ввод стрельбовых данных в МТТ и АТЭ. Управлять комплексом «Пакет-Э/НК» может система управления торпедной и бомбовой стрельбой «Пурга», разработанная в концерне «Гранит-Электрон», которая предназначена практически на любом типе надводных кораблей.
ПУ и ТПК разработаны в петербургском КБСМ (гл. конструктор В.Ф.Потапов). ГАС комплекса предназначена для автоматического обнаружения и классификации атакующих надводные корабли торпед, определения параметров их движения, выработки исходных данных для целеуказания и передачи их в систему управления МПТК.
В состав системы управления МПТК входят: система целеуказания, приборы коммутации и управления (ПКУ), система электропитания. Она выполняет выработку данных целеуказания, проводит предстартовую подготовку антиторпеды АТЭ и дает команды на ее автоматический старт, она так же производит контроль технического состояния комплекса, отображение и документирование необходимой информации.
Из пусковой установки «Пакет» можно использовать 324-мм противолодочные торпеды и подводные ракеты – антиторпеды того же калибра. Экспортный вариант системы «Пакет-Э/НК» неоднократно демонстрировалась на международных выставках вооружений, проводившихся на территории России и за ее пределами.
И хотя калибр 324-мм для российского ВМФ не совсем привычный, подводное оружие в этом калибре уже создается давно. Еще в 1973 году на базе «трофейной» американской торпеды Мк46 была создана советская торпеда «Калибри», затем ее варианты МПТ-1 и МПТ-1М применялись в минно-торпедных комплексах «Лоцман» и «Сосняк», «Гюрза» на кораблях противоминной обороны и приборах гидроакустического противодействия МГ-104 и МГ-114.
Последними в этом ряду стала авиационная торпеда «Пилон», авиационная торпеда ТТ-4 для поставки на экспорт и торпеда МПТ-1УМЭ для ракето-торпед 91РЭ и 91РТЭ2 ракетной системы «Клаб». Ранее малогабаритной торпедой для кораблей и авиации ВМФ России считалась торпеда калибра 400-мм, вероятно от нее откажутся и тогда, с учетом снятия после трагедии на АПЛ «Курск» с российских подводных лодок торпед калибра 650-мм, число калибров снизиться с четырех до двух – 324-мм и 533-мм.
Антиторпеда АТЭ МПТК «Пакет-Э» предназначена для уничтожения атакующих торпед. На его разработку ушло более 10 лет. ТПК — для транспортировки, длительного хранения, эксплуатации на корабле и пуска антиторпеды. ПУ — для установки, крепления и фиксации ТПК с АТ. Может быть в одно-, двух-, четырех- и восьмимодульном исполнении, как стационарной, так и поворотной. Комплекс «Пакет» повышает боевую устойчивость корабля (вероятность не поражения торпедой) в 3 — 3,5 раза.

ОСНОВНЫЕ ДАННЫЕ ТОРПЕД КАЛИБРА 324-ММ

Характеристики

АТЭ

МПТ-1УМЭ

ТТ-4

Разработчик

ГНПП «Регион»

ЦНИИ «Гидроприбор»

Калибр, мм

350

324

324

Длина, мм

3200

3000

3250 (3500 с СТС)

Масса, кг

380

300

380

Масса боевой части, кг

76

60

85 в ТЭ

АТОМНЫЕ ТОРПЕДЫ

После успешных испытаний первой водородной бомбы по своей инициативе Министерство среднего машиностроения в 1952 году выдало задание ВМФ, только в этой части первоначально флот был допущен к проекту 627, на разработку гигантской электрической торпеды Т-15 калибром 1550 мм под термоядерный заряд для вооружения первой отечественной атомной ПЛ проекта 627. Первоначально основной задачей экспериментальной АПЛ являлось нанесение удара по прибрежным районам вероятного противника. Для этого на АПЛ намечалась установка одной большой торпеды Т-15, несущей заряд огромной мощности. В то время еще не были созданы атомные заряды в габаритах, приемлемых для обычных торпед. Не были созданы и межконтинентальные ракеты, могущие доставлять атомные заряды на значительные расстояния. Создание такой большой торпеды и системы управления ею представляло собой особо сложную проблему. Кроме большой торпеды на подводной лодке предусматривались две торпеды калибра 533 мм для самообороны, расположенные в носовых торпедных аппаратах (ТА). Запасных торпед не предусматривалось.
Длина торпеды Т-15, разработанной в НИИ-400 (гл. конструктора Н.Н.Шамарин), составляла около 23 метров, вес-40 тонн, вес термоядерного заряда- 3,5-4 тонны. Основная весовая нагрузка приходилась на мощную аккумуляторную батарею, обеспечивающую скорость торпеды 29 узлов при дальности хода до 30 км. Торпеда Т-15 предна¬значалась для удара по военно-морским базам, портам и другим прибрежным объектам. Подрыв заряда должен был происходить от ударного или дистанционного взрывателя (часового механизма). Для стрельбы Т-15 был разработан специальный торпедный аппарат длиной до 23,5 м, управление стрельбой этой торпеды обеспечивалась с поста управления торпедной стрельбой (ПУТС) «Тантал».
Согласо¬вание конструкций торпеды и ТА с общекорабельными вопросами, разработка систем хранения торпеды на корабле, ввода в неё данных, компоновка расположения торпедного и многочисленного корабельного оборудования, систем и устройств в носовом отсеке ПЛ выполнялись в СКБ-143 специалистами сектора И.И.Шалаева. Конструкторы Бюро работали в тесном содружестве с коллективом КБА ЦКБ-18 и, наряду с выполнением собственных работ, оказывали ему техническую помощь, командируя своих специалистов для выполнения отдельных наиболее напряженных работ.
В ходе проведения работ по торпеде Т-15 у специалистов появились сомнения в эффективности использования такого оружия. На побережья США просто было очень не много «удобных» для поражения специальной торпедой объектов, не говоря уже о вероятности подхода АПЛ на дистанцию стрельбы. «Памятником» первого варианта АПЛ проекта 627 стал торпедный аппарат для супер торпеды полутораметрового калибра, долго хранившейся на площадке у цеха №42 завода №402.
Параллельно с работами над торпедой Т-15 калибра 1550-мм специально под атомный заряд проектировалась и 533-мм парогазовая торпеда Т-5. В конце 1953 года 6-ой отдел ВМФ выдал промышленности ТТЗ на БЗО, первый ЯБП флота, корабельной торпеды калибра 533 мм с повышенной дальностью хода Т-5. Скорость торпеды Т-5 составляла 40 узлов, а дальность хода- 10 км. Ядерный заряд (спецбоеприпас) РДС-9 был создан в КБ-11 Минсредмаша под руководством академика Ю.Б.Харитона, автоматику разрабатывало КБ-25. В торпеде Т-5 узлы ЯБП размещались в корпусе головного отсека торпеды, образуя боевое зарядное отделение (БЗО). В 1955 году на этапе государственных испыта¬ний торпеды Т-5 с ЯБП там был успешно проведен первый подводный ядерный взрыв. В 1958 году торпеду Т-5 приняли на вооружение ВМФ под индексом 53-58. Однако произ¬водство этих торпед было малосерийным. В дальнейшем было создано унифицированное БЗО с ядерным зарядом для установки на 533-мм торпеды.
Подводная лодка проекта 671РТ создавалась под новое перспективные виды оружие, работы по которым начались в 1960-е годы. Для стрельбы из 650-мм торпедных аппаратов использовались дальноходными противокорабельными торпедами типа 65-73 и 65-76. Для обеспечения ракетоторпедной и торпедной стрельбы в ЦКБ «Полюс» (гл. конструктор Т.Н.Шерементьев) была разработана система управления «Ладога 1В-671РТ». Система управления торпедными аппаратами и устройством быстрого заряжания была разработана в НПО «Аврора» (ведущий разработчик М.Э.Шифман), она обеспечивала подготовку ТА в автоматическом режиме.
С целью увеличения дальности противокорабельных торпед было предложено увеличить их калибр до 650-мм, вместо традиционных 533-мм. Работы по разработке новой торпеде выполнило НИИ-400 (ЦНИИ «Гидроприбор»). В 1973 году на вооружение ВМФ была принята первая такая прямоидущая торпеда 65-73, имеющая дальность хода 50 км и скорость 50 узлов. В боевой части применен спецбоеприпас с дистанционным взрывателем. Силовая установка торпеды с газотурбинным двигателем 2ДТ работала на перекиси водорода и керосине с забортной водой.
Разработка усовершенствованного варианта торпеды 65-73 с новыми возможностями проводилась в ЦНИИ «Гидроприбор» (гл. конструктор В.А.Келейсинов). В 1976 году на вооружение АПЛ проекта 671РТ была принята эта дальноходная самонаводящаяся торпеда под индексом 65-76, Новая торпеда имела акустическую систему самонаведения по кильватерному следу надводного корабля-цели, заряд обычного взрывчатого вещества массой 500 кг (может применяться и СБП), электромагнитный неконтактный и контактный взрыватели.

ОСНОВНЫЕ ТТХ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫХ 650-ММ ТОРПЕД

Характеристики

65-73 (Т-65)

65-76 (65-76А, ДТ)

Состояние

На вооружении с 1973 г.

На вооружении с 1976 г.

Разработчик

НИИ-400

ЦНИИ «Гидроприбор»

Гл.конструктор

В.А.Келейсинов

В.А.Келейсинов

Kалибр, мм

650

650 (650)

Длина, мм

11000

11000 (11000)

Вес торпеды, кг

4700

Более 4000 (4500)

Вес заряда, кг

300 (СБЧ)

450-500 (обычная и СБЧ)

Дальность хода, м

50000

50000 (70000, 100000/50000)

Скорость хода, уз

50

50 (30/50)

Тип двигателя

Газотурбинный 2ДТ

Газотурбинный 2ДТ

разработчик

НИИ «Мортеплотехника»

НИИ «Мортеплотехника»

Рабочее вещество

Керосин + Перекись водорода

Керосин + Перекись водорода

Мощность, л.с.

1070 кВт

1070 кВт

Система управления

.

Активное акустическое самонаведение

Оснащение АПЛ проекта 671РТ новым типом дальноходных торпед и ракетоторпед калибром 650мм, наряду с дополнительными мероприятиями по снижению шумности, повысило боевые возможности этого типа подводных лодок.

ПОДВОДНЫЕ РАКЕТЫ

Кроме «традиционных» торпед, движение которых обеспечивали вращающиеся винты, умы изобретателей волновали и другие их варианты. Первые проработки по отечественной самодвижущейся мине реактивного действия были начаты Н.И.Тихомировым еще в 1894 году. В 1894-1897 годах он уже проводил опыты с небольшими моделями, которые двигались по воде за счет реактивной силы вызванной работой пороховых газов. Проект и необходимые расчеты по самодвижущейся мине были разработаны и подготовлены конструктором в 1912 году. Тогда же все эти документы были переданы морскому министру адмиралу Бирюлеву. Но по российской традиции рассмотрение изобретения затянулось, несмотря на преимущества нового средства перед традиционными самодвижущимися минами (торпедами) по дальности действия и разрушительной способности.
Несмотря на это в ноябре 1915 года Н.И.Тихомиров подал прошение в Комитет по техническим делам отдела промышленности министерства торговли и промышленности. Там ему было выдано охранительное свидетельство №309 на самодвижущуюся мину для применения на воде и в воздухе, которое свидетельствовало о принятии изобретения для рассмотрения. На воздушных и водяных торпедах конструкции Тихомирова предлагалось применить интересный двигатель на основе медленно горящего порохового заряда, газы которого захватывали с собой воду или воздух, как в эжекторах. Несмотря на положительное заключение профессора Н.Е.Жуковского Комитет своим решением от 23 марта 1916 года в выдаче Привилегии Н.И.Тихомирову отказал.
Работы по реактивному движению стали для Николая Ивановича Тихомирова фактически делом всей его жизни. В 1920-х гг. он стал основателем первой в СССР ракетной газодинамической лаборатории (ГДЛ) — колыбели советского ракетостроения, он так же основоположник разработки ракет на бездымном порохе – из которых потом получились знаменитые «Катюши».
Еще одна из первых попыток создать реактивный двигатель на торпеде была предпринята русским изобретателем А.И.Шпаковским в 1916 году. Но время было военное, и довести систему до совершенства конструктору не удалось. А затем вообще было не до этого.

ПЕРВЫЕ СОВЕТСКИЕ РЕАКТИВНЫЕ ТОРПЕДЫ

Прошли годы и в 1940-х годах вновь вернулись к созданию реактивной торпеды, этому способствовали работы НИИ-3 (Реактивный НИИ, создан путем слияния ГДЛ и ГИРД) в области реактивной техники и успешное применение частями Красной Армии реактивных снарядов М-8 и М-13 в годы Великой Отечественной войны. Тогда для разработки предложили реактивную торпеду РТ-1. В лаборатории №12 ЦАГИ проводились теоретические исследования начального неустановившегося движения этой торпеды, работы вели Л.И.Седов и И.С.Риман. Вскоре было выдано ТТЗ и изготовлена модель реактивной торпеды под индексом РТ-45 с калибром 45-см, отсюда и цифры в названии. Ожидаемая скорость хода торпеды до 70 узлов при дальности действия до 2000 м. Постановлением ГКО от 15 июля 1942 года №2046 группа специалистов по торпедостроению была откомандирована в НИИ-3 для участия в создании реактивной торпеды. Испытания первых опытных образцов реактивных торпед начались в 1943 году. Было произведено пять пусков, и все не удачные. Торпеда было неустойчива при движении в воде, она выходила на поверхность и даже иногда летела по воздуху. Поэтому на этом этапе от реактивной торпеды с пороховым двигателем пришлось отказаться.
К тому времени, в 1944 году, по решению руководства страны в Ленинграде был создан НИИ-400 (ЦНИИ «Гидроприбор»), которому поручалась разработка торпедного вооружения. Сразу велись работы по различным направлениям. Исследованиями и разработкой реактивных торпед с ЖРД руководили Ф.Л.Якайтис и В.А.Калитаев, гидрореактивных — В.Д.Горбунов. 18 мая 1945 года этому НИИ было выдано ТТЗ на проектирование и изготовление экспериментального образца 45-сантиметровой реактивной торпеды на жидком топливе. В конце 1945 года институт, после проведения исследований, приступил к разработке экспериментального образца реактивной скоростной торпеды получившей обозначение «РТ-45-2» с ЖРД весом в 500 кг. Двигатель для торпеды создавали в НИИ-1 Минавиапрома, затем работы передали в ОКБ-2 НИИ-88 (гл. конструктор А.М.Исаев). В нем в качестве горючего использовался керосин, окислителем была азотная кислота. Первоначально в качестве носителей реактивной торпеды рассматривались торпедные катера. На дистанции 1500-2000 метров торпеда при скорости хода 70-75 узлов должна была поражать фугасной боевой частью весом в 250 кг (взрыватель мог быть контактный и неконтактный) надводные цели (боевые корабли и транспорта) противника. Выполнение таких высоких характеристик практически не давало противнику шансов уклонится от торпедной атаки. Вопросам управления и стабилизации уделялось повышенное внимание. Для этого было разработано несколько вариантов системы управления с применением гироскопа.
Несмотря на новизну решаемой задачи, некоторые обнадеживающие результаты были получены на стадии морских испытаний РТ-45-2, которые проводились в 1948-1951 годах. На них были подтверждены некоторые основные требования технического задания. В то же время малая дальность хода и недостаточная безопасность реактивной торпеды все-таки привели к последующему закрытию работ.
В дальнейшем, в 1950-е гг. отечественными конструкторами с использованием опыта по РТ-45 для вооружения торпедоносной авиации была разработана и находилась в эксплуатации реактивная авиационная торпеда РАТ-52 (РАТ-52М), она предназначалась для поражения надводных кораблей и транспортов. Еще позже, в 1960-1970-х гг. для противолодочной авиации было создано целое семейство авиационных противолодочных ракет АПР-1, АПР-2, АПР-3 и АПР-3М.
Но не только торпедные катера и авиация нуждалась в новых видах оружия, подводные ракеты примерялись и для подводных кораблей. Фактически параллельно с разработкой РТ-45-2 велись работы по созданию другого подводного реактивного снаряда. Они выполнялись в рамках НИР «Тема-У» (затем шифр темы получил индекс «Луч», ИС-55, Н-8 и наконец М-6). Исследования были начаты в НИИ-1 Минсельхозмаша под руководством Г.Я.Диллона и В.П.Голикова по совместному Решению ВМФ и Минсельхозмаша в 1946 году. Задавалась дальность стрельбы 500-700 м при скорости подводного хода в 10 м/с. В рамках исследований в феврале 1947 года ЦКБ-18 (сейчас ЦКБ МТ «Рубин») был выполнен эскизный проект торпедного аппарата для реактивных торпед ТАРТ для использования с подводных лодок IX-бис серии типа «С» (эти корабли строились в 1939-1948 гг.), стрельба могла вестись с глубин от 30 до 300 м. Изготавливался аппарат на ленинградском судостроительном заводе № 196 «Судомех» (сегодня «Адмиралтейские верфи»). Уже в апреле 1948 года вышло Постановление Совмина о разработке специальных реактивных снарядов М-6, пусковых установок (ПУ) для них и гидроакустических прицелов. Первая ступень ракеты имела длину 3500 мм, диаметр корпуса составлял 345 мм, вес реактивного снаряда был в 675 кг. ТАРТ в 1949 году испытывалась на полигоне в Черном море. Одновременно шла разработка и отработка других систем для реактивного снаряда М-6. Счетно–решающие приборы разрабатывались МНИИ-1. В 1952 году на Ладожском озере прошел испытания макет гидроакустического прицела. Но, несмотря на это, дальнейшие работы по М-6 были признаны нецелесообразными. Одной из веских причин этого стало то, что размещение реактивных снарядов было возможно только вместо основного боезапаса торпед. А на это моряки обычно идут с большим трудом, «классическая» торпеда – более привычное и понятное в эксплуатации и бою оружие.
По заданию правительства в 1947 году в НИИ-1 Минсельхозмаша началась разработка 45-см реактивной авиационной торпеды с пороховым двигателем. В качестве прототипом был взят реактивный подводный снаряд РТ-45. Дальнейшая работа выполнялась НИИ-2 Минавиапрома, где был разработан проект подводного снаряда с тягой двигателя в 800-1200 кг. Тяга зависела от температуры порохового заряда. Реактивная авиационная торпеда (РАТ) была разработана под руководством главного конструктора Г.Я.Диллон, заместителем главного конструктора был В.П.Голикова. Он после смерти Г.Я.Диллона стал главным конструктом и возглавил работы.
В конструкции торпеды широко применялись легкие сплавы, за счет чего была увеличена масса боевой части. Она отличалась простотой применения. Реактивная торпеда предназначалась для сбрасывания с самолета-носителя при скорости полета до 800 км/ч с высот до 10 км. Для удержания на заданном курсе воздушного участка траектории торпеда имела систему управления. Она состояла из трех гироскопов и с помощью специального крыла и элеронов производила коррекцию полета.
Первоначально на реактивной торпеде предполагалось установить систему гидроакустического самонаведения, но в дальнейшем ввиду сложности выполнения задачи от этой идеи отказались. Система самонаведения усложняла конструкцию торпеды, увеличивала стоимость изделия и затягивала сроки создания, т.к. для ее разработки требовалось проведение фундаментальных исследований.
Разработка РАТ заняло немного времени. Уже в 1947 году проводились морские испытания опытной партии торпед. Для продолжения испытаний необходимо было определиться с типом экспериментального самолета-носителя «изделий». Таковым был выбран самолет Ту-2. По Приказу Минавиапрома №782 от 14 декабря 1946 года было выпущено некоторое количество самолетов-торпедоносцев Ту-2Т приспособленных для применения реактивных авиационных торпед, которые подвешивались под центропланом вдоль бортов фюзеляжа. В 1949-1950 гг. на московском заводе №500 Минавиапрома в Тушино была изготовлена опытная партия торпед РАТ. Их первые пуски с Ту-2 проводились с 1949 года. Затем производство предсерийных и серийных реактивных торпед было передано на ленинградский завод №466, более известный как завод «Красный Октябрь». Снаряжение и заводские испытания РАТ проводилось на филиалах завода №466 в Феодосии и Лисьем Носу под Ленинградом.
В 1950 году торпеда прошла заводские испытания. Тогда же были продолжены пуски с самолета Ту-2Т, на них скорость полета носителя достигала 450 км/ч. Государственные испытания РАТ были завершены в 1952 году. 4 февраля 1953 года реактивная торпеда под обозначением РАТ-52 была принята на вооружения торпедоносцев ВМФ.
Реактивная авиационная торпеда сразу поступила на снабжение первых отечественных реактивных самолетов-торпедоносцев Ту-14Т (разработчик ОКБ-156, гл. конструктор А.Н.Туполев) и Ил-28Т (разработчик ОКБ-240, гл. конструктор С.В.Ильюшин) взлетным весом в 25,3 и 23,2 тонны соответственно. Ту-14Т мог доставлять к цели две РАТ-52, а так же «обычные» авиационные торпеды типа 45-36ВТ и 45-36НТ. Самолет Ил-28Т мог нести до трех РАТ-52, из них две на наружной подвеске – балочных держателях и одну в бомболюке. Торпедоносцы Ту-14Т производились иркутским заводом №125 с 1951 года, Ил-28Т на заводах №№1, 18 и других с 1949 года. По одной РАТ-52 внутри бомбоотсека могли нести «обычные» бомбардировщики Ил-28.
Носителем торпед РАТ-52 мог стать палубный двухместный бомбардировщик-торпедоносец «507» взлетным весом 14,4 тонны, создаваемый с 1950 года в ОКБ-156 А.Н.Туполева для отечественных авианосцев разных типов (тяжелых и легких). В дальнейшем проект самолета получил обозначение «194» или самолет Ту-91 «Бычок». К тому времени ВМФ удалось оставить в кораблестроительной программе только легкие авианосцы, основной задачей которых противовоздушная оборона соединений. ОТЗ ВМФ на этот корабль было утверждено в мае 1953 года. Проект 85 легкого авианосца первоначально разрабатывался ЦНИИВК ВМФ, он был доведен до предэскизного проекта и разработки нового ТТЗ.
Полное водоизмещение корабля достигало 28400 т, наибольшая длина 260 м и ширина до 41 м. На нем предполагалось базировать до 42 летательных аппаратов, в том числе реактивные истребители «Тигр» и вертолеты типа Ми-1. Ударные корабельные самолеты типа Ту-91 стали не удел. Из-за отказа от «полномасштабной» программы строительства авианосцев Ту-91 разрабатывался в «сухопутном» варианте торпедоносца, после летных испытаний в 1955 году работа по нему была остановлена. В том же году ЦКБ-16 приступило к разработке проекта 85 легкого авианосца, но вследствие снятия Н.Г.Кузнецова с должности главнокомандующего ВМФ работы были полностью прекращены.
В дальнейшем с 1956 года носителем торпед РАТ-52 стал торпедоносец Ту-16Т (взлетный вес 79 тонн), созданный ОКБ-156 на базе дальнего бомбардировщика. На нем все четыре торпеды размещались в бомбоотсеке. В качестве носителя прорабатывался тяжелый реактивный бомбардировщик М-4, по проекту на нем размещалось до шести реактивных торпед. Как известно работы по реактивным подводным торпедам были начаты еще в 1944 году НИИ-1 Минсельмаша, а завершились уже в НИИ-2 Минавиапрома (НИИАС) в 1952 году. Этим завершился значительный этап работ многих предприятий и военных организаций.
Калибр подводного снаряда составлял 450 мм, ее длина была 3897 мм, размах оперения – 750 мм. Боевая ракета весила 627 кг, учебная – 500 кг. Торпеда РАТ-52 состояла из боевого зарядного отделения (240-243 кг заряда взрывчатого вещества ТГА и два контактных инерциальных взрывателя типа КАВТ-55), приборного отсека, кормового отделения (с твердотопливным двигателем и рулевыми машинками) и парашютной системы. В передней части с углом атаки 23 градуса устанавливалось стальное носовое крыло для вывода торпеды на заданную глубину после приводнения. Для постепенного снижения скорости падения торпеды с самолета-носителя на РАТ-52 была установлена парашютная система из двух парашютов: малого и большого, которая приводилась в действие автоматом раскрытия парашюта ПАС-1. Стабилизацию торпеды обеспечивали цилиндрическое стабилизирующее кольцо, воздушные элероны.
В качестве системы управления РАТ-52 использовались система креновыравнивания, гироскопический прибор курса и безынерционный гидростатический аппарат.
Для РАТ-52 в ленинградском НИИ-22 (НИИ «Поиск», главный конструктор М.И.Кейн, ведущий разработчик В.А.Пучков) был создан торпедный контактный взрыватель КАВТ-55 (индекс института АВ-196) бокового расположения. Он имел контактный датчик цели переменной чувствительности: грубой – для действия по надводной части, высокой – для действия по подводной части корабля. Чувствительность датчика переключалась автоматически за счет использования центробежной силы, действующей после приводнения торпеды. На взрыватели был установлен так же пиротехнический самоликвидатор. Взведение взрывателя происходило через 30-35 м хода в воде. В 1958 году теме же разработчиками был создан новый вариант взрывателя КАВТ-55Э (АВ-196Э).
Торпеда РАТ-52 предназначалась для прицельного высотного торпедометания и поражения надводных кораблей с осадкой более 2 метров. Она могла применяться с высот от 1500 м до практического потолка самолета-носителя 4000 м при скорости носителя 800-900 км/ч. Для прицеливания торпедоносцы использовали радиолокационный прицел ПСБН-м и оптический ОПБ-6ср, подвеска осуществлялась на самолетный держатель ДЕР-53Т.
Максимальная дальность подводного хода РАТ-52 составляла 520-600 (в зависимости от температуры заряда двигателя) на глубине 2-8 м (допускалась глубина моря не менее 20 м) со скоростью 58-68 узлов, во время отработки и испытаний изделия этот показатель был 400-500 м. Без работающего двигателя торпеда могла пройти 60 м.
Перед сбросом штурман самолета задавал глубину хода торпеды от 2 до 8 метров, подключал на зарядку конденсаторы торпеды. Затем самолет выводился на боевой курс, производилось прицеливание как при бомбометании и автоматическая отцепка торпеды в заданный момент. После отделения от самолета-носителя у РАТ-52 раскрывался малый тормозной парашют, имеющий форму пропеллера, на высоте 500 м раскрывался большой тормозной парашют. При спуске торпеды на парашютной системе элероны, по командам системы управления, удерживали ее в плоскости стрельбы, предотвращали вращение. На воздушном участке в системе управления торпеды действовали: три гироскопа — курса, носовой и элеронный. В момент входа в воду парашютная система отделялась, торпеда проваливалась на глубину 20 метров и под действием носового крыла приводилась в горизонтальное положение. В дальнейшем носовое крыло отстреливалось, включался гидростат, запускался двигатель и на заданной глубине 2-8 м торпеда шла к цели.
Войсковые испытания РАТ-52 проходила в сентябре-ноябре 1953 года на Черном море, с торпедоносцев Ту-14Т и Ил-28Т из 943-го мтап, было сброшено 54 торпеды различного оснащения. При испытании на полигоне вероятность поражения одной торпедой составляла 0,17-0,38. За время всех видов испытаний реактивной торпеды было произведено около 700 выстреливаний и сбросов.
По опыту многочисленных учений торпедоносной авиации было выявлено, что атака транспортов из состава конвоев торпедами РАТ-52 более эффективна при сбросе их группами с высоты 4000 м и более (до 13000 м). При одиночном применении торпеды РАТ-52 вероятность попадания в цель была 0,02%.
Для предотвращения коррозии торпеды РАТ-52 хранились в специальных контейнерах, заполненных азотом. Для тренировок личного состава был создан учебный вариант торпеды РАТ-52. На нем вместо взрывчатого вещества в боевом зарядном отделении находилась регистрирующая аппаратура и бачок со спиртоводной смесью, которая вытеснялась сжатым воздухом после остановки торпеды для обеспечения всплытия.
Во второй половине 1950-х годов производство торпед РАТ-52 было передано на завод «Дагдизель» в Каспийске. Реактивная торпеда РАТ-52 некоторое время поставлялась за рубеж в Китайскую Народную Республику и на Кубу. Китайские самолеты-торпедоносцы Ил-28Т даже успели получить опыт боевого использования этого оружия, они успешно применили РАТ-52 в боевых действиях в конце 1950-х годов в Тайваньском проливе.
В процессе серийного производства РАТ-52 была заменена модифицированной реактивной торпедой РАТ-52М. В результате проведенных инженерами работ была улучшена конструкция реактивной торпеды, повышена ее надежность. Одним из основных недостатков реактивной торпеды РАТ-52 была признана ее малая дальность подводного хода. Но к тому времени на вооружение авиации ВМФ стали поступать самолеты-ракетоносцы, способные поражать надводные цели на дальностях значительно больших сотни километров от носителя. Поэтому торпедоносная авиация постепенно ушла в прошлое, а авиационные торпеды и ракеты стали использовать только противолодочные самолеты и вертолеты для поражения уже подводных целей.
В 1983 году торпеда РАТ-52М (РАТ-52) была официально снята с вооружения ВМФ, хотя к тому времени она уже в эксплуатации не находилась довольно давно.

РАКЕТОЙ С ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ ПО НАДВОДНЫМ КОРАБЛЯМ

Известно, что первые подводные пуски ракет были проведены в России. В 1834-1838 гг. А.А.Шильдер работал над возможностью применения боевых ракет во флоте, в числе прочего он предложил осуществлять запуск ракет с подводных лодок. Постройка разработанной им «ракетной» подводной лодки клепаной металлической конструкции была закончена на Александровском литейном заводе в мае 1834 года. Она предназначалась для борьбы с кораблями противника, стоящими на якоре, а также против неприятельского флота в проливах, также предлагалось использовать лодку для разрушения переправ на больших реках.
Вооружение подводной лодки состояло из подводной электрической мины (16 кг дымного пороха) и шести усиленных ракет (два поворотных в вертикальной плоскости станка с тремя трубчатыми направляющими для ракет устанавливались по бортно) калибром четыре дюйма (102 мм), несущих в голове до 40 фунтов пороха. Ракеты и пусковой станок были созданы совместно с А.А.Шильдером российским офицерами Ковалевским и Щербачевым. Для предохранения ракет от попадания воды на концы пусковых труб надевались пробки с резиновыми колпаками. После воспламенения ракет электрическим способом Б.С.Якоби, производившемся при помощи гальванических проводников, ракеты вырывали пробки, а затем совершали движение под водой и полет на воздушном участке.
Первые опыты на подводной лодкой были проведены в августе 1834 года. Испытания подводной лодки с пуском ракет проводились 29 августа (10 сентября) 1834 г. на р. Неве и 24 июня (6 июля) 1838 года в районе Кронштадта.
Практически сто лет проблемой запуска ракет из-под воды не занимались. К таким работам приступили немцы во время Второй Мировой войны. Идея создания подводного лодки с ракетным оружием появилась у доктора Э.Штейнхоф, занимавший один из постов в руководстве на полигоне в Пенемюнде. Для проведения эксперимента была использована ПЛ, которой командовал его брат — Ф.Штейнхоф. В Свинемюнде летом 1942 года лодку дооборудовали шестью пусковыми установками для пуска пороховых ракет, устанавливалась шестиствольная пусковая установка конструкции Дорнберга и названная поэтому «дорнбергерверфер» («до-верфер»). Перезарядить установку можно было только в надводном положении.
В 1942 году в Германии, в районе ракетной базы в Пенемюнде, экспериментально проверялась идея пуска ракет из-под воды. При испытаниях использовались неуправляемые пороховые ракеты армейского образца — 30 cm Wurfkorpe 42 Spreng, а в последующих экспериментах — Schveres Wurfgeraet 41. Пороховая ракета весом 125 кг стартовала с глубины 10-15 метров на дальность 8 км с подводной лодки «U-511» IXC-серии. Пуски прошли успешно. Эксперименты по запуску ракет с 12-метровой глубины показали, что ракетный двигатель хорошо работает в воде.
Информация о подводных пусках ракет в Пенемюнде была воспринята военно-морским командованием Германии без всякого энтузиазма, и эксперимент дальнейшего развития не получил.
Исследования и анализ опыта войны принесли свои результаты практически во всех областях военной науки. Переосмыслению подверглись многие виды и типы оружия и вооружения. После завершения Великой Отечественной войны советские ученые и конструкторы, как американцы и англичане, стали внедрять немецкий опыт. Это коснулось и неуправляемого ракетного оружия.
Уже с 1948 года в НИИ-1 Миноборонпрома по заданию ВМФ были развернуты работы по реактивному подводному снаряду М-2 для поражения надводных кораблей противника с подводной лодки. Первоначально вся траектория его движения проходила под водой. Калибр снаряда был 162 мм, вес 75-85 кг. Боевая часть составляла 5 кг. При глубине старта в 60-80 м дальность подводного хода была в 250-300 м. Для попадания в цел необходимо было произвести залп ракет М-2.
В процессе дальнейшего проектирования снаряд стал создаваться только для поражения противолодочных кораблей, преследующих ПЛ. Разработка ракеты М-2 была официально задана Постановлением СМ от 19 сентября 1953 года № 2419-1022. Стрельба предполагалась с погруженной на глубину до 60 метров подводной лодки. Для отработки схемы построения изделия было создано несколько вариантов снаряда М-2. Но по различным организационным и производственным причинам план испытаний на 1954 год не был выполнен. Их отработка и испытания проходили на морском полигоне под Феодосией с IV квартала 1955 года сначала из аппаратов со дна моря, затем с переоборудованной подводной лодки.
Из-за недостаточной дальности стрельбы снарядов М-2 при полностью подводном ходе, конструкторами было предложено использовать для самообороны ПЛ от кораблей ПЛО реактивные снаряды с воздушным участком траектории.
Но вскоре случилось следующее. При проведении испытаний системы М-2 одним из офицеров корабля обеспечения было «выражено» (он послал письмо в ЦК КПСС) замечание о нецелесообразности продолжения работ по этой ракете с имеющимися на тот момент характеристикам. Основное замечание касалось дальности действия М-2, она была на много меньше, чем дальность поражения оружия противолодочных кораблей потенциального противника. В основном упор делался на штатные бомбометы, при этом о перспективном вооружении и речи не было – его дальности поражения еще больше возрастали. Руководство советского государства потребовало разобраться в этом вопросе, и разгорелся большой скандал. Руководству ВМФ, его научно-исследовательским организациям пришлось оправдываться. Поэтому вскоре ввиду бесперспективности работа по М-2 была закрыта.

РЕАКТИВНАЯ КАВИТИРУЮЩАЯ ТОРПЕДА

В начале 1950-х годов в НИИ ВМФ родилась идея создания скоростного подводного снаряда, в основу было положено движение в режиме развитой кавитации. Вскоре к реализации предложения была подключена Гидродинамическая лаборатория ЦАГИ. В рамках этих исследований институтами ВМФ и промышленности были проведены научные исследования по темам «Белка» и «Колонок». При их выполнении проводились пуски специальных снарядов на полигоне на Ладожском озере, в 1956 году на канатной дороге и в 1957 году — в свободном движении. На этих экспериментах устойчивое движение наблюдалось на дистанции 500-600 м. По результатам этих НИР для вооружения торпедных катеров ВМФ была задана разработка реактивной кавитирующей торпеды РКТ-45.
Тема РКТ-45 дальнейшее продолжение нашла в работах НИИ-1 Минсельхозмаша (сегодня МИТ) в отделе Н.П.Мазурова, проводившихся под руководством К.Г.Осадчиева. Был создан подводный снаряд с РДТТ и с диском-кавитатором в головной части. В дальнейшем к работам были привлечены СНИЛ-1 ЦНИИ-45 им. акад. А.Н.Крылова и ОКБ-182 в г. Каспийске. В результате совместных усилий был создан действующий макет торпеды с гидромотором на твердом топливе. Его испытания были проведены на канатной дороге на озере Иссык-Куль.
Практически параллельно в НИИ-1 под руководством С.С.Бережкова с середины 1950-х годов проводились научные исследования по совмещению работы реактивного двигателя с акустической головкой самонаведения, которая создавалась под руководством А.В.Минаева. Для испытаний были изготовлены реактивные двигатели на базе узлов и агрегатов реактивной авиационной торпеды РАТ-52, находившейся на вооружении торпедоносцев ВМФ. Испытания «изделия» проводились в Феодосии. Они показали, что уровень шума двигателя не превышает 0,1-0,2 бара.
Попытки создать гидромоторный двигатель предпринимались и в НИИ-24, однако вскоре было принято решение перейти на гидрореактивный двигатель на гидрореагирующем топливе. Первоначально, со второй половины 1950-х годов, в НИИ-24 проводились исследования по созданию активно-реактивных снарядов с прямоточным воздушно-реактивным двигателем. В этих снарядах использовалось твердое высокометаллизированное топливо СН-1 на основе магния, в качестве окислителя применяли кислород. Дальнейшие работы по двигателю проводились в направление использования в качестве окислителя – морской воды. НИИ «Прикладной химии» для исследований отработал технологию и создал твердотопливные заряды на гидрореагирующем топливе. Было изготовлено несколько вариантов шашек с наружным диаметром в 40, 140 и 196 мм.
Все выше приведенные исследования создали предпосылки к началу опытно-конструкторской работы, которые в результате много лет спустя привели к созданию скоростной подводной противолодочной ракеты для подводных лодок «Шквал».
В это время было предложено дальнейшие работы по созданию кавитирующих ракет вести в НИИ-400 Минсудпрома (ЦНИИ «Гидроприбор») – традиционном разработчике торпедного и минного оружия ВМФ. Однако из-за отказа руководства этого института Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР головной организацией в 1960 году по скоростным противолодочным ракетам было определено НИИ-24 (НИМИ, гл. конструктор М.С.Меркулов), а тема получила шифр «Шквал». Сам НИИ-24 опыта подобных работ не имел, до этого он занимался разработкой артиллерийских боеприпасов. Из НИИ-1 были переданы результаты исследований и документация по экспериментальному подводному снаряду РТК-45.
Первоначально в НИИ-24 и институтах ВМФ были выполнены исследования, показывающие, что для борьбы с атомными подводными лодками противника можно создать подводную сверхскоростную противолодочную ракету, скорость движения под водой у нее должна была быть в 4-5 раз выше, чем у обычной торпеды.
По предложению М.С.Меркулова для ракеты создавался прямоточно-гидрореактивный двигатель с использованием твердого гидрореагирующее топлива, которое разрабатывалось в НИИ «Прикладной химии» (НИИПХ). Отработка топлива и стендовые испытания двигателей проводились на стендах на о. Коневец. Вскоре была создана первая экспериментальная модификация подводной ракеты М-1, ее образцы изготовлялись на заводе в Алма-Ате.
Доведение «Шквала» потребовало непрерывно совершенствовать конструкцию ракеты. В дальнейшем было создано еще семь модификаций изделия до создания боевой ракеты «Шквал». Были спроектированы, изготовлены и прошли стендовые и морские испытания следующие изделия: М-1, М-3, М3-М, М-4, М4-В1, М4-1М, М-5 и др.
Морские испытания подводных ракет проводились на базе №1 озера Иссык-Куль, первоначально по канатной дороге, оставшейся от испытаний ракеты РКТ-45, затем в свободном движении. В 1961 году в бухте Ирдык канатную дорогу разобрали и начались пуски модификации ракеты «Шквал» в свободном движении на дистанцию в один километр в глубь бухты, несколько позже был построен пусковой стенд со штатными торпедными аппаратами.
Тогда же для подводных ракет стали подбирать носители. С 1961 года комплекс «Шквал» прорабатывался для установки на малогабаритную АПЛ проекта 705 (проектант СКБ-143 – СПМБМ «Малахит») с корпусом из титанового сплава и реактором с жидкометаллическим теплоносителем. Лодка была настолько уникальна, что на нее примеряли практически все виды современного оружия ВМФ. Были даже разработаны проекты 705А и 705Б с подводными крылатыми ракетами и стратегическими малогабаритными баллистическими ракетами. Но проектирование и строительство АПЛ проекта 705 сильно затянулись, поэтому многие системы оружия были установлены на другие типы подводных кораблей.
Работы по «Шквалу» шли свои чередом. При испытании ракеты М-3 в 1963 году была выявлена необходимость создать двигатель, обеспечивающий жесткие требования при переходе от разгонного участка движения к маршевому без временного разрыва, что не обеспечивалось автономным разгонным двигателем. Созданный в скоре комбинированный двигатель привел к изменению конструкции ракеты и задержке ее отработки.
При работе по теме «Шквал» возникали не только технические проблемы, она стала полем «политических битв». Во время проведения ОКР «Шквал» возникло противостояние некоторых министерств и предприятий, в основном вызванных неудачами при первых испытаниях. Так Минсудпрома и его НИИ — с одной стороны предпринимали попытки закрыть работу, а ВМФ, Минмаш и ЦАГИ с другой стороны настояли на продолжении работ по теме «Шквал».
Новое Постановление Совмина СССР №1111-463 на разработку подводной ракеты «Шквал» вышло 13 октября 1963 года, оно корректировало сроки проведения работ и испытаний. Эскизный проект ракеты был выполнен в 1963 году. Тогда подводная реактивная торпеда «Шквал» должна была иметь дальность стрельбы 15-20 км при скорости хода в 200 узлов, в качестве системы управления предполагалось применить автономную систему, а для боевой части задавался тактический специальный заряд. Для целеуказания использовались данные штатной гидроакустической станции подводной лодки.
Согласно проекта того времени ракета «Шквал» стартовала из торпедного аппарата ПЛ с глубины 30 метров, после выхода из него она поднималась к поверхности воды по пологой траектории и совершала движение на малой глубине вблизи водной поверхности, на заданной дальности ракета резко меняла траекторию движения и резко уходила на глубину, где осуществлялся подрыв СБЧ.
Одновременно СКБ-143 было поручено обеспечить решение вопросов по внедрению «Шквала» на АПЛ проекта 705 и разработать проект 613РВ дооборудования ПЛ проекта 613 для проведения испытаний комплекса в корабельных условиях. Разработка проекта 613РВ переоборудования ПЛ «С-65» под «Шквал» была поручена главному конструктору Р.А.Шмакову, эскизный проект корабля был закончен в мае 1964 года. Проектные проработки показали возможность осуществления пусков с ПЛ проекта 613РВ как ракет комплекса «Вьюга» (наш аналог американской системы «Саброк»), так и ракет «Шквала» без существенных переделок самой ПЛ. К концу 1964 года были разработаны рабочие чертежи и техническая документация проекта 613РВ для испытаний комплекса «Шквал». На корабле, со¬гласно проектной документации, было предусмотрено размещение аппаратуры предстартового контроля и пуска ракет, навигационного комплекса в составе гироазимута «Сила ГА» и гировертикали «Сила ГВ», громкоговорящей связи и другого необходимого оборудования и приборов.
Переобо¬рудование ПЛ пр. 613РВ началось в апреле 1965 года. Эта работа была завершена к июню 1965 году силами Черноморского судостроительного завода и предприятия «Эра» в Севастополе, в работах принимали участие специалисты завода «Красное Сормово», ЦКБ-18, НИИ-24 и СКБ-143. После этого с ПЛ проводились испытания РК «Вьюга». В декабре 1965 года дополнительное переоборудование на ПЛ пр.613РВ было продолжено на Морском заводе с участием специалистов от СКБ-143 и головного разработчика комплекса НИИПХ (главный конструктор Е.Д.Раков). После завершения пе¬реоборудования, проведения глубоководного погружения, перебазирования в Феодосию и отстрела из ПУ всплыва¬ющих макетов ракеты в мае-июне 1966 года корабль был готов к проведению испытаний комплекса «Шквал».
Несколько раньше, в 1964 году начались опытные пуски на озере Иссык-Куль с самоходного испытательного стенда с глубин до 30 метров. На модификации опытной ракеты «Шквал» в 1965 году впервые получено устойчивое движение в кавитационном режиме. В конце 1965 года на полигоне в Феодосии завершилось строительство технической позиции для подготовки ракет, и была определена трасса стрельбы ими. Программой пре¬дусматривалось проведение трех пусков для отработки выхода ракеты из ПУ и двух пусков с проверкой её хода по полной траектории. Испытания должны были подтвердить заложенные в проекте тактико-технические характеристики ракеты, а именно: скорость, дальность, точность и глубину хода по заданному направлению.
В 1969 году нагрянула новая реорганизация, на базе подразделений НИИ-24 (НИМИ) и ГСКБ-47 создается НИИ «Прикладной гидромеханики» (НИИПГМ), который стал и является до сих пор головным разработчиком отечественных подводных ракет. Разработка ракеты «Шквал» НИИПГМ была задана новым Постановлением правительства № 1111-463 от 13 октября 1969 года. Тогда же была заново переработана техническая документация на ракету «Шквал» и в дальнейшем до 1972 года проводились испытания следующей модификации ракеты М-4, председателем междуведомственной комиссией был Ю.В.Панкратов. На ракете М-4 в 1969 году была подтверждена устойчивость движения в кавитационном режиме. Параллельно с работами на корабле конструкторские испытания ракеты проводились с самоходного испытательного стенда на озере Иссык-Куль. На первом этапе испытаний был выявлен ряд неполадок в ракете, затем была проведена серия пусков доработанной ракеты с самоходного стенда и с ПЛ пр. 613РВ.
После доработки ракета получила индекс М-5, с 27 января 1972 по 28 мая1976 года было проведено 43 пуска этой ракеты с испытательного стена на озере Иссык-Куль в рамках государственных испытаний. С июня по декабрь 1976 года Госиспытания проводились с ПЛ проекта 613РВ, тогда было выполнено семь пусков ракеты М-5. Успешное завершение на втором этапе дало снование для межведомственной комиссии считать программу испытаний полностью выполненной и рекомендовать комплекс «Шквал» к принятию на вооружение. Дальнейшие испытания проводились на Северном флоте с атомной подводной лодки пр.671РТ (заводской № 625). Всего в процессе создания и испытаний ракеты «Шквал» было проведено свыше 300 пусков, из них 95 % выполнено на озере Иссык-Куль с плавучих испытательных стендов и 5 % с подводных лодок на Черноморском и Северном флотах.
В 1977 году были завершены Государственные испытания и ракета «Шквал» Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 29 ноября 1977 года была принята на вооружение ВМФ под обозначением ВА-111 (длина 8,2 м, вес 2,7 т). Вскоре, в 1978 году, началось ее серийное изготовление. «Шквалом» стали оснащаться практически все отечественные атомные подводные лодки второго и третьего поколения.
Для подготовки ракет «Шквал» к опытным и серийным испытаниям в 1977-1980 годах в районе г. Пржевальска был построен сборочно-снаряжательный комплекс. Опытные ракеты «Шквал» изготовлялись Алма-Атинским заводом им. Кирова, серийное производство было организовано на Алма-Атинском заводе «Гидромаш» НПО «Регион». В дальнейшем к выпуску ракет был привлечен киргизский завод «Дастан» в Бишкеке. Система управления изготовлялась Киевским заводом им. Петровского (до 1966 года – завод №308), завод в г. Челябинске делал заготовки корпусов.
Ракета «Шквал» состоит из следующих основных частей: боевой части; бортовой системы управления и блоков питания; турбоводометного маршевого двигателя на твердом гидрореагирующем топливе с большой тягой; твердотопливного стартового двигателя на твердом гидрореагирующем топливе; отклоняемых поверхностей управления с приводами.
Основным исполнителем по теме «Шквал» было НИИ ПГМ, большой вклад в создание ракеты внесли: Гидродинамическая лаборатория ЦАГИ (научный руководитель Г.В.Логвинович), КБ Киевского завода №308 им. Петровского (Гл. конструктор системы управления И.М.Сафонов), НИИ «Прикладной химии» (руководители Н.А.Силин и Е.С.Шахиджанов), Пермское НПО им. Кирова (руководители Л.Н.Козлов и В.И.Колосников), Завода им. Кирова в г. Алма-Ата (руководители А.Н.Соловьев и В.А.Шнурников), НИИ Геодезия (директор Н.Д.Зубов), Завод им. Пятидесятилетия Октября (производство бортовой автоматики), Казанского бюро «Штепсельных разъемов», Институт Автоматики и Телемеханики (ИАТ, руководитель В.А.Трапезников), НИИ «Гидродинамики» Сибирского отделения АН (руководитель М.А.Лаврентьев), СКБ-143 — СПМБМ «Малахит», ЦКБ-18 — ЛПМБ «Рубин», СКБ-203 — Государственное КБ компрессорного машиностроения (ГКБКМ, гл. конструктор А.И.Яскин, комплекс наземного оборудования), Киевское КБ «Луч» (Гл. конструктор А.А.Горовой, станция контроля), ЛКИ, МВТУ, МАИ и др.
Совершенствование ракеты «Шквал» было продолжено в 1980-х годах, тогда появились варианты «Шквал-15» («Шквал-15Б»). Для испытаний был введен в строй буксируемый мощный плавучий стенд «Шельф». По понятным причинам («перестройка», развал СССР) разработка новых вариантов системы сильно затянулась.
Правительство РФ в 1992 году приняло решение разрешить продажу ракет «Шквал» на экспорт. Подводная ракета «Шквал» впервые была представлена на международной выставке вооружений в Абу-Даби в 1995 году, тогда ГНПП «Регион» (гл. конструктор Г.В.Уваров) предлагает на экспорт подводную ракету «Шквал-Э» (длина 8200 мм, калибр 534,4-мм, вес – 2700 кг) для поражения надводных кораблей. Ракету предлагается применять с подводных лодок, надводных кораблей и с береговых установок. «Шквал-Э» не имея аналогов, обладает высоким поража¬ющим действием, сочетающим нанесение ущерба как от взрыва ВВ, так и от кинети¬ческого воздействия на цель. Эффективная дальность стрельбы – до 10 км, скорость хо¬да «Шквал-Э» — до 200 узлов (90-100 м/с).
Скоростная подводная ракета «Шквал-Э» имеет основные части и конструкцию аналогичную «штатному» «Шквалу». В зависимости от условий применения и технических требований, по желанию заказчика, могут быть изменены калибр, длина и масса ракеты. Средства наземного оборудования для ракетного комплекса «Шквал-Э» разработаны в НПП «Старт».
В 1998 году на Тихоокеанском флоте ВМФ РФ были проведены первые испытания модернизированной ракеты «Шквал», которая была выполнен в обычном неядерном исполнении и оснащена системой самонаведения на цель.

ПРОТИВОЛОДОЧНЫЕ РАКЕТО-ТОРПЕДЫ

Долгие годы основным оружием борьбы подводной лодки с подводной лодкой были самонаводящиеся торпеды, но скорость их была ограничена. Появление во флотах ведущих морских держав подводных лодок с баллистическими ракетами оказало большое влияние на создание новых видов морского оружия. При обнаружении ПЛАРБ, требовалось их уничтожить в кратчайшее время, для срыва применения ими баллистических ракет с ядерными боезарядами по своей территории.
Для быстрой доставки специальных боевых частей, чем торпедами, позволяющим вывести из строя и сорвать залп ракетных лодок начали разрабатывать противолодочные ракеты с воздушным участком движения. Такими системами у нас стала ракета «Вьюга», в США – «Саброк».
Поэтому для повышения боевой эффективности ПЛ в конце 1950-х годов по заданию ВМФ развернулись работы по созданию нового противолодочного оружия — ракет, стартующих из ТА подводных лодок. Разработка ракетного комплекса «Вьюга» задана Постановлением СМ от 13 октября 1960 г. № 111-463, головной организацией по комплексу «Вьюга» в целом и ракете-торпеде было определено ОКБ-9 (начальник и главный конструктор ОКБ Ф.Ф.Петров, главный конструктор комплекса Н.Г.Кострулин), а СКБ–143 было поручено спроектировать стенд и опытную подводную лодку для отработки ракетного противолодочного комплекса. Конкретный план проведения экспериментальных исследований и вы¬полнения эскизного проекта ракетного комплекса «Вью¬га» (тема Б-ХII-54) был утвержден 31 января 1961 г. реше¬нием ВПК.
Первоначально разработка противолодочных ракет велась в двух калибрах – 533 («Вьюга-53») и 650 мм («Вьюга-65») – с запуском из торпедных аппаратов соответствующего калибра. Обе ракеты имели сигарообразную форму, оснащались РДТТ и решетчатыми аэродинамическими рулями, пуск производился из торпедных аппаратов из подводного положения.
Ракета после выхода из под воды летела по баллистической траектории, в районе цели отделялась специальная боевая часть или торпеда, которая поражала погруженную ПЛ противника. Ракету «Вьюга-53» предполагалось оснастить специальным боевым зарядом, а «Вьюгу-65» — малогабаритной противолодочной торпедой. Ядерная боевая часть разрабатывалась в ВНИИА (гл. конструктор А.А.Бриш). Противолодочная торпеда для РПК «Вьюга–65» создавалась ленинградским НИИ–400 на базе авиационной 533–мм торпеды АТ–2. Система управления ракеты была автономная инерциальная, она разрабатывалась в НИИ-25 (НИИП, гл. конструктор А.С.Абрамов).
Для отработки комплекса в СКБ-143 (гл. конструктор А.В.Кутейников) был разработан проект В-1 стенда, его предполагалось переоборудовать из плавстенда ПСД-4 от баллистической ракеты Р–21. Пусковая установка – торпедный аппарат 650–мм калибра был разработан в Конструкторское бюро по торпедным аппаратам (КБ-А) ЦКБ-18 (гл. конструктор И.М.Иоффе).
В 1962 году СКБ-143 была выполнена проработка размещения ракетного комплекса «Вьюга-53» на подводных лодках проектов 671 и 705. В целях ускорения хода работ по созданию противолодочных ракет калибра 533 мм, была признана необходимость проведения пуска ракет этого комплекса с погружного стенда. Поэтому СКБ-143 в I квартале 1963 г., разработало комплект документации по дооборудованию стенда «Вьюга-65» под ракетоторпеды комплекса «Вьюга-53». Од¬нако в связи с трудностями, встретившимися при отработке комплекса «Вьюга-65», и невозможностью приостановки его испытаний на стенде, советом главных конструкторов, в который входил и главный конструктор стенда А.В.Кутейников, было принято решение о целесообразности проведения этих испытаний на переоборудованной для этой цели подводной лодке.
С 1962 г. все работы по переоборудованию подводных лодок и обеспечению испытаний ракетоторпед на них выполнялись группой конструкторов СКБ-143 во главе с Р.А. Шмаковым, а А.В. Кутейников продолжил свою деятельность по отработке оружия нового вида уже в составе группы главных конструкторов по АПЛ пр. 671,671РТ и 671РТМ в качестве заместителя главного конструктора по оружию.
Для отработки комплекса по проекту СКБ-143 из плавстенда ПСД-4 от баллистической ракеты Р–21 на Николаевском судостроительном заводе №444 и электромонтажном предприятие № 2 был переоборудован затопляемый стенд для ракет «Вьюга». В период с октября по декабрь 1962 года на полигоне ВМФ у мыса Фиолент на Черном море было проведено 15 наладочных и четыре зачетные пуска макета ракеты «Вьюга-65» со стенда В-1 для отработки выхода изделия из торпедного аппарата. На этом закончился I этап испытаний этих ракето-торпед.
Для отработке ракеты на втором этапе испытаний, где отрабатывалось поведение ракеты на подводном участке с аппаратурой управления и системой телеметрирования, была создана специальная ракета Д-93У с экспериментальными маршевыми двигателями и инерциальной системой управления (ИНС). С апреля 1963 по февраль 1964 года было выполнено девять пусков.
Для продолжения испытаний ракет–торпед «Вьюга» в морских условиях в 1964 году по проекту 613РВ, разработанному в СКБ–143 (гл. конструктор Р.А.Шмаков), на заводе №444 была переоборудована дизель-электрическая ПЛ С–65 (зав. №380) проекта 613. Изготовление ПУ, поставку бортовой аппаратуры и изделий системы стрельбы выполнил завод «Красное Сормово». В носовой части ПЛ была установлена специальная наделка для двух пусковых устройств – торпедных аппаратов. Внутри прочного корпуса устанавливалась аппаратура, в том числе: прибор управления стрельбой «Вьюга-К-613РВ» (разработчик ЦКБ-209), аппаратура системы единого времени СЕВ-10, навигационный комплекс «Север-Н-613РВ», гидроакустические комплексы МГ-10 и МГ-15 и др.
В 1965 году из-за реорганизации Госкомитета по авиационной техники было принято правительственное решение о передаче дальнейшей разработки комплекса «Вьюга» в ОКБ-8 (гл. конструктор Л.В.Люльев) свердловского машиностроительного завода №8 им. М.И.Калинина. В апреле 1966 г. был проведен последний пуск ракетоторпеды с погружного стенда. Вскоре разработка ракеты «Вьюга-65» была остановлена.
Лётно-конструкторские испытания «Вьюги-53» проводились с ПЛ проекта 613РВ в Феодосии на полигоне ВМФ с февраля 1965 по май 1967 года, было выполнен 21 пуск ракет комплекса «Вьюга-53». Из них: шесть макетов Д-95Б в телеметрическом варианте, два макета Д-95А с ИСУ и 13 пусков Д-95 с боевой ракетой по полной программе.
Программа государственных испытаний предусматривала 20 пусков ра¬кет с подводной лодки. Испытания проводились с 16 мая по 25 июля 1968 года на двух типах ракеты: 81РТ — телеметрическая с датчиками в головной части вместо СБЧ; 81РА с аппаратурой СБЧ. Председателем госкомиссии был командующий Черноморским флотом В.С.Сысоев.
В ходе совместных испытаний ракет на максимальную дальность было установлено, что при приводнении не обеспечивалась прочность головной части ракеты. В связи с этим совместные испытания в конце 1967 г. приостановились и были возобновлены только после внесения изменений, гарантирующих надежность головной части. Полученные положитель¬ные результаты в предыдущих летных испытаниях позво¬лили МВК считать совместные испытания законченными после проведения 17 пусков. После их завершения, ракетный комплекс «Вьюга» Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 4 августа 1969 года №617-209 был принят на вооружение подводных лодок ВМФ проектов 705, 705К, 671 и 671РТ.

Разработка противолодочных комплексов РПК-7 «Ветер» и РПК-6 «Водопад» началась в декабре 1969 г. в ОКБ «Новатор» (гл. конструктор Л.В.Люльев). Они создавались соответственно для запуска из 650–мм и 533–мм торпедных аппаратов.
«Водопад» должен был заменить противолодочный комплекс РПК–2 «Вьюга», а «Ветер» фактически стал продолжением «Вьюги-65». В новом комплексе увеличивались глубина старта, дальность стрельбы, сокращалось время предстартовой подготовки. В качестве боевой части применялась противолодочная торпеда или специальный заряд. Противолодочные торпеды УМГТ–1 для ракетных комплексов были созданы в ЦНИИ «Гидроприбор» (гл. конструктор В.А.Левин). Испытания комплексов проводились с подводных лодок проекта 633РВ (разработчик СПМБМ «Малахит», главный конструктор Р.А.Шмаков). По дальности стрельбы и глубине старта РК «Ветер» в два раза превышал соответствующие параметры комплекса «Водопад». Ракетный комплекс «Водопад» принят на вооружение в 1981 г., «Ветер» – в 1984 г.

СОВРЕМЕННЫЕ МИННЫЕ КОМПЛЕКСЫ

Как известно, одним из основных разработчиком минно-торпедного оружия для советского и российского ВМФ является НИИ-400 – ЦНИИ «Гидроприбор». Особое место в подводном морском оружие занимают мины, они прошли путь от мин Б.С.Якоби, Купреянова, мины типа «Рыбка», «С», «08/39», мины ЯМ, ПЛТ, Р-1, плавающей контакт¬ной мины Калчева, донных мин МИРАБ, АМД-1, МДМ-1, МДМ-4 и других, до современных мин и минно-ракетных, минно-торпедных комплексов, находящиеся на вооружении ВМФ России и предлагаемых и поставляемых на экспорт.
В 1957 году была открыта новая страница в истории морского минного оружия, на вооружение советского ВМФ была принята универсальная реактивная мина КРМ (индекс П-1, гл. конструктор Б.К.Лямин), она фактически стала первой в мире миной-ракетой. В качестве отделителя в ней использовалась пассивно-активная акустическая система обнаружения и классификации цели. Эта система подает команду на отделение боевой части (БЧ) мины, по ней запускается реактивный двигатель и под его действием производится доставка БЧ с боевым зарядным отделением к надводной цели.
В дальнейшем мина КРМ стала базой для создания семейства реактивно-всплывающих мин РМ-1 (1961 год, постановка с авиации) – авиационная парашютная якорная, РМ-2 («Кальмар», 1963 год, с подводных лодок) и якорной реактивной противолодочной мины ПРМ (1968 год) калибра 533-мм. Мины РМ-1 (630-мм) и РМ-2 (533-мм) в качестве боевой части имеет подводную ракету с прямолинейной траекторией движения. Они предназначались для поражения надводных кораблей и подводных лодок. РМ-1 могла ставится на глубинах до 300 м (углубление – 150 м), РМ-2 – до 600 м (углубление 150 и 300 м). Радиус реагирования гидролокационной системы у обеих мин был 150 м и вес заряда ВВ 200 кг. Последняя мина ПРМ оснащена тремя ракетами, движущимися по минрепу к цели.
В 1960-х годах в разработке находилась акустическая самоприцельная подводная мина – ракета «Кальмар», допускающая постановку на глубинах места от 180 до 1000 м (углубление 170, 260, 290 и 350 м)с опасной зоной в виде полусферы радиусом от 150 до 360 м. Она предназначалась для поражения ПЛ боевым зарядом в 200 кг. Принцип действия системы обнаружения у мины был гидролокационный. В 1964 году она прошла государственные испытания. В 1965 году на вооружение она была принята как глубоководная модификация РМ-2Г.
Решение задач борьбы с атомными подводными лодками (ПЛ), несущими ракеты с большой дальностью полета, требовало создания качественно новых мин, не похожих на те, что были созданы ранее. Эти мины должны ставиться на глубины моря более 1000 м, иметь ширину опасной зоны не десятки, а сотни метров.
Основная задача, решаемая при создании таких мин, — увеличение ширины опасной зоны, т.к. это основной параметр, определяющий стоимость постановки минных заграждений, связанный как со стоимостью необходимых для постановки мин, так и с количеством носителей для их постановки.
В середине 1960-х гг. уже находились в разработке следующие мины: — якорная акустическая самоприцельная подводная мина-ракета «Голец» с гидролокационной системой реагирования, допускающая постановку с ПЛ и НК на глубинах места до 1500 м с углублением до 400 м и имеющая опасную зону в виде полусферы радиусом 350-360 м, вес заряда ВВ был 200 кг, она предназначалась для поражения ПЛ и в середине 1960-х гг. проходила экспериментальные испытания; якорный противолодочный комплекс мина-торпеда «Лоцман» использующая серийную торпеду «СЭТ-40» создающая еще боль¬шую зону поражения — цилиндр высотой 200 м и радиусом 350-500 м, вес заряда БЗО торпеды СЭТ-40 был 80 кг, она предназначалась для поражения ПЛ и в середине 1960-х гг. проходила экспериментальные испытания. Система реагирования мины активно-пассивная акустическая.
Постановка комплекса допускается на глубинах места до 1000 м с заданным углублением до 150 м. Тогда де производилась предварительная проработка возможности создания следующих новых типов минного оружия:
1) подводной донной ракеты «Манта», предназначаемой для защиты районов моря с глубиной места до 500 м и течением до 4 узлов и создающей опасную зону в виде цилиндра высотой 470 м и радиусом 200 м;
2) мины-торпеды «Лоцман-2» с использованием разрабатываемой торпеды MГT-3, что позволит иметь опасную зону в форме цилиндра высотой до 400 м и радиусом не менее 500 м.
Успешное проведение работ по созданию указанных торпед и мин требует решения ряда серьезных научно-технических проблем в области энергетики, гидромеханики, техники самонаведения и управления и в других областях.
В результате появились широкополосные минные комплексы с подводными ракетами и торпедами в качестве средств поражения ПЛ. Последовательно в 1970-е годы ЦНИИ «Гидроприбор» сдал на вооружение три таких комплекса ПМР-1 (гл. конструктор Л.П.Матвеев); ПМТ-1 (гл. конструктор Л.В.Власов); ПМК-1 (гл. конструктор Л.М.Вольфсон). В комплексах ПМР-1 и ПМК-1 в качестве средства доставки заряда ВВ до цели использовались ракеты с твердотопливным двигателем, а в ПМТ-1 -самонаводящаяся противолодочная торпеда.
В 1970 году на вооружение ВМФ была принята противолодочная мина-ракета ПМР-1 («Лоцман», гл. конструктор Л.П.Матвеев) и в 1973 году – ПМР-2, которые в сравнение с традиционными якорными и донными минами стали широкополосными. Они обладали неконтактными взрывателями, контролирующими широкую полосу водного пространства и имеют заряды — подводные ракеты, способные наводится на обнаруживаемые цели.
После разработки минных комплексов первого поколения разработка комплексов с ракетной боевой частью и торпедной пошла в двух направлениях: с торпедной — противолодочные комплексы, для которых основной характеристикой является ширина опасной зоны, ограничиваемая в основном дистанцией обнаружения неконтактной аппаратуры, и с ракетной — противокорабельные с ограничиваемой дистанцией хода ракеты шириной опасной зоны, но более надежных и дешевых.
В 1974 году в ЦНИИ «Гидроприбор» (гл. конструктор Г.А.Павлыга) начались работы по минно-торпедному комплексу (МТК) «Лоцман-Д». В качестве боевой части новой мины должна была использоваться торпеда, разрабатываемая на базе 324-мм авиационной «Колибри» с улучшенными тактико-техническим характеристиками. В 1981 году для малогабаритной торпеды МПТ-1 «Колибри» в НИИ «Поиск» были разработаны взрыватель И-346 и электрические пусковые устройства Б-119 и Б-120. Эти устройства стали универсальными и применялись так же на малогабаритной торпеде УМГТ-1 «Орлан» калибра 400-мм и 533-мм универсальной торпеде УСЭТ-80. Главный конструктор всех систем Л.С.Егоренков, их основные разработчики А.Я.Кескинов, П.К.Кирсанов и В.С.Махоня.
Контактный электромеханический взрыватель И-346 центрального расположения предохранительного типа имел в своем составе контактный датчик цели с импульсным магнитоэлектрическим генератором — унифицированный блок Б-105 и был связан с бортовой сетью торпеды через разъем. Система предохранения построена на использовании электри¬ческих импульсов с датчика оборотов вала торпеды, которые отсчитываются шаговым механизмом. Взрыватель имел механизм самоликвидации — часовой механизм. Задействование системы предохранения было возможно лишь при поступлении электрического импульса. При сбросе торпеды с авиационного носителя импульс поступал на блок Б-120, состыкованный со взрывателем. При стрельбе из торпедного аппарата импульс поступал на блок Б-119, состыкованный со взрывателем.
В 1981 году за разработку универсальной торпеды, комплектуемой взрывателем И-346 с блоками Б-119 и Б-120, коллективу разработчиков присуждена Государственная премия СССР. В составе этого коллектива сотрудник института Махоня B.C.
Как видно, торпеда МПТ-1 «Колибри» стала одним из основных элементов минно-торпедного комплекса МПТК-1 «Лоцман-Д», который предназначался для поражения атомных подводных лодок вероятного противника и был аналогом аналогичной американской системе Mk60 «Кэптор». МТК «Лоцман» был принят на вооружение ВМФ в 1983 году.
В восьмидесятые годы велись разработки первого в мире противокорабельного комплекса (гл. конструктор Л.М.Вольфсон) с твердотопливной ракетой в качестве боевой части и противолодочного комплекса третьего поколения ПМК-2 «Сосняк». Эти два комплекса имели унифицированную компоновочную схему, комплект приборов и конструкцию пускового контейнера.
МТК «Сосняк» (гл. конструктор В.Н.Павлов) с торпедой МПТ-1М (гл. конструктор А.И.Костюков) стал дальнейшим развитием комплекса «Лоцман», он успешно прошел испытания и был принят на вооружение ВМФ в 1992 году. По традиции, на малогабаритной торпеде применен контактный взрыватель НИИ «Поиск».
Использование МТК в определенных районах Мирового Океана затруднял и сковывал действия подводных сил противника. Наличие такого средства у Советского Союза, а кроме нас и США таких систем не было ни у кого, оказывало отрезвляющие действие на потенциального противника от развязывания крупных военно-морских конфликтов у берегов и на подходах территориальным водам СССР.
В 1990-х гг. на базе мины ПМР-2 для поставки на экспорт был создан минный комплекс ПМК-1 (длина 7890 мм, калибр 533-мм, вес 1850 кг). Он представляет собой комбинацию якорной мины (глубина постановки 200-1000 м) со скоростной подводной ракетой с системой самоприцеливания и состоит из корпуса, боевой части – подводной ракеты, приборного отсека и автоматического механизма установки на заданную глубину. Ракета включает в свой состав боевое зарядное отделение, блок приборов управления, реактивный двигатель на твердом топливе, она может иметь скорость хода под водой свыше 100 м/с и боевую часть в 300 кг в тротиловом эквиваленте. ПМК-1 (ПМР-2Э) ставится с надводных кораблей и подводных лодок (из торпедных аппаратов). Зарубежным аналогом этого комплекса является американская мина «Кэптор», но она уступает нашей по массе БЧ в семь раз. Выпуск минно-ракетных комплексов ПМК-1 производит известный завод «Двигатель» в Санкт-Петербурге.
ЦНИИ «Гидроприбор» для установки на шельфе разработал мину МШМ (длина 4000 мм, калибр 533-мм, вес 820 кг), в которой так же используется подводная ракета с мощностью боевой частью в 250 кг в тротиловом эквиваленте. Она состоит из отсека стабилизации, корпуса, боевой части – подводной ракеты, приборного отсека и отсека установки на дно. Мина может устанавливаться на глубинах от 60 до 300 м с надводных кораблей, подводных лодок и авиационных носителей. Продолжать работу мин ПМК-1 и МШМ до одного года.

СРЕДСТВА ГИДРОПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

После оснащения сил противолодочной обороны эффективными гидроакустическими станциями (ГАС) успешные боевые действия подводных лодок (ПЛ) стали возможны только при их воору¬жении средствами гидроакустического противодействия (ГПД). В арсенале эффективных средств гид¬роакустического противодействия важное место занимают самоходные приборы-имитаторы и приборы помех.
В 1960-х гг. корабли ВМФ стали оснащатся дрейфующими средствами ГПД МГ-24, МГ-34 и МГ-54, и самоходными МГ-14 (гл. конструктор Г.Р.Куценог), МГ-44 (гл. конструктор В.Я.Зарубин) калибра 40-см и МГ-64 в калибре 53-см. Управление по курсу МГ-14 обеспечивалось трехстепенным гироскопом, управление по глубине – маятниковым автоматом глубины (МАГ), на МГ-44 использовался МАГ-8. Ведущие разработчики этих систем были «торпедисты» Д.Н.Островский, Г.Р.Куценог, В.Я.Зарубин, Р.А.Лукин, М.А.Рубинштейн, И.В.Гавлюк, И.Н.Петров. Участвовали в разработке и специалисты по гидроакустическим средствам из НИИ-3 Б.Н.Тихонравов, А.О.Маркрвский, В.Н.Симонов и представители ВМФ.
В дальнейшем совершенствование таких средств и приборов было продолжено, ПЛ получили более мощные средства своей защиты. Одним из таких приборов является самоходный многоцелевой прибор гидроакустического противодействия МГ-74 (гл. конструктор Р.А.Лукин), разработанный ЦНИИ «Гидроприбор» в начале 1970-х гг. совместно с рядом предприятий-соисполнителей. Его назначение — подавлениеприемных трактов гидролокаторов обнаружения ПЛ или отвлечение сил противоло¬дочной обороны на ложные направления. Прибор выстреливается из штатных торпедных аппаратов ПЛ и может работать в следующих режимах: излучение прицельной по частоте помехи; имитация эхо-сигналов от ПЛ; имитация шума ПЛ. МГ-74 приняли на вооружение в 1972 г.
Исходные данные о глубине, скорости хода МГ-74 вводятся перед выстрелом механическим путем (шпиндельный ввод). Излучение помех и гидроакустическая имитация подводной лодки производятся в диапазоне рабочих частот ГАС противолодочных сил. Сигналы, излучаемые приборами ГПД МГ-74 и принимаемые акустиком противолодочного корабля на слух или наблюдаемые на экранах индикаторов гидролокационных станций, классифицируются как эхо-сигналы от ПЛ и значительно затрудняют ее обнаружение.
Программное маневрирование прибора МГ-74 при взаимодействии с гидроакустическими станциями ПЛС имитирует поведенческие характеристики ПЛ. При этом в зависимости от уровня зондирующих сигналов гидролокатора противолодочного корабля, принимаемых приемным трактом прибора, могут автоматически меняться режим работы и характер маневрирования МГ-74. Прибор надежен и прост в эксплуатации. В течение года он может храниться на стеллажах ПЛ без обслуживания. Габариты МГ-74 позволяют размещать их на штатных торпедных стеллажах ПЛ (по два прибора на каждом). Конструктивно-технологические решения обеспечивают длительное нахождение его в торпедном аппарате, заполненном морской водой, в готовности к немедленному использованию.

ОСНОВНЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МГ-74:
Характеристики МГ-74
Калибр, мм 534,4
Длина, мм 3900
Масса, кг не более 800
Глубина хода, м до 250
Скорость хода, узл. До 22

В дальнейшем ВМФ СССР оснащался приборами ГПД МГ-84, МГ-94, МГ-104 (гл. конструктор Н.И.Кочеров), МГ-114 (гл. конструктор Р.А.Лукин), «Бериллий» и другими, разработка которых осуществлялась ЦНИИ «Гидроприбор». Они производятся в калибре 324, 400 и 533-мм, штатное время действия и хода до 2-х часов при скорости от 8 до 25 узлов.
Современный самоходный прибор ГПД состоит из блока гидроакустических антенн, блока электронной аппаратуры с аппаратурой анализа и синтеза сигналов, усилителя мощности, транспортного модуля торпедного типа с электрической батареей, из катушки буксируемых ГА-антенн. Он предназначается для противодействия гидроакустическим средствам наблюдения противолодочных сил (ГАК, ГАС, РГБ), а также для противодействия самонаводящимся торпедам. Прибор обеспечивает подавление гидроакустических средств наблюдения и систем самонаведения торпед и имитацию первичного и вторичного акустических полей носителя.

А.В.Карпенко, ВТС «Бастион» 03.07.2020

На основе рукописи, подготовленной А.В.Карпенко 2007 году для книги «Российская судостроительная промышленность», М: Военный Парад, 2008, дополнено другими материалами

Источники:

1. Александров Ю.И., Гусев А.Н., Здоровяк А.В., Карпенко А.В. и др. «Проектирование и строительство отечественных подводных лодок». СПб: ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова, 2004 г.
2. «Подводные силы России», М: «Военный Парад», 2006
3. «Корабелы – Родине». Под ред. Г.Г.Пуляевского. Л: Судостроение, 1981
4. Оружие России. Каталог, том III. Корабли и вооружение Военно-Морского Флота. М: Военный Парад, 1996
5. Корабли Военно-Морского Флота. Том VI. Оружие и технологии России. Энциклопедия. XXI век. М: ИД «Оружие и технологии», 2003
6. В.П.Кузин, В.И.Никольский «Военно-морской флот СССР 1945-1991». СПБ: Историческое Морское Общество, 1996
7. История Санкт-Петербургского морского бюро машиностроения «Малахит». Том 1. Специальное конструкторское бюро № 143 — Союзное проектно монтажное бюро машиностроения 1948-1974 годы. СПб: Гангут, 2002 г.
8. История отечественного судостроения. Т.5: Судостроение в послевоенный период (1946-1991 гг.)/А.М.Васильев, С.И.Логачев, О.П.Майданов, В.Ю.Маринин и др. – СПб.:Судостроение, 1996. – с. 544, ил
9. История отечественного судостроения. Т.4: Судостроение в период первых пятилеток и Великой Отечественной войны (1925-1945 гг.)/В.Ю.Грибовский, А.А.Нарусбаев, И.И.Черников – СПб.:Судостроение, 1996. – с. 560, ил
10. «Российская наука — Военно-морскому флоту» под редакцией академика А.А.Саркизова — «Наука», М: 1997
11. «История Санкт-Петербургского морского бюро машиностроения. Том 2. Ценральное конструкторское бюро №16 — Центральное проектное бюро «Волна», СПб: СПМБМ «Малахит», 1995
12. Подводные лодки России. Том IV, часть 1. Атомные первое поколение. История создания и использования 1952-1996 гг. — СПб: 1ЦНИИ МО РФ и ЦКБ МТ «Рубин», 1996
13. Захаров И.Г., Никольский В.И. «Современное кораблестроение России» — Наука Санкт-Петербурга и морская мощь России. В 2 т. Т. 2. – СПб: Наука, 2002. 855 с., 214 ил.
14. «ЦМКБ «Алмаз» флоту Отечества», СПб: ЛеКо, 2005
15. Адмиралтейские верфи. Люди, корабли, годы 1926-1996. СПб: Гангут, 1996
16. Судостроительная фирма «Алмаз» — 70 лет. СПб: Гангут, 2003
17. Корабли и судьбы. Амурскому судостроительному заводу 70 лет. Хабаровск: Приамурские ведомости, 2002
18. СПКБ. 60 лет вместе с флотом. СПб: История корабля, 2006
19. Надводные корабли и суда постройки завода N402 (СМП) — 1942-2001. Архангельск: Правда Севера, 2004
20. Полвека в кораблестроении. Казань: Полиграфическо-издательский комбинат, 1999
21. Наука Санкт-Петербурга и морская мощь России. Том 1 и 2. СПБ: Наука, 2001 и 2002

Статьи, публикации ведущих специалистов и руководителей предприятий судостроительной промышленности, реклама, информационные сообщения и материалы музеев и архивов ЦВММ, ОАО «Адмиралтейские верфи», ЦКБ МТ «Рубин», СПМБМ «Малахит», ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова, ОАО «Невское ПКБ», ОАО «Судостроительный завод «Северная верфь», ОАО «Балтийский завод» и др.

МИННО-ТОРПЕДНОЕ, ПРОТИВОЛОДОЧНОЕ ВООРУЖЕНИЕ ВМФ
СОВРЕМЕННЫЕ СРЕДСТВА ГИДРОАКУСТИЧЕСКОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ И ПРОТИВОТОРПЕДНОЙ ЗАЩИТЫ ВМФ РОССИИ
ПРИБОРЫ И КОМПЛЕКСЫ ГИДРОАКУСТИЧЕСКОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ
КОРАБЛИ И ОРУЖИЕ ВМФ


__      
© А.В.Карпенко 2009-2020/A.V.Karpenko 2009-2020
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap