12+



ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
НОВОСТИ/NEWS
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА, ПРОГРАММЫ
ОБЩИЕ ТЕМЫ
СОБЫТИЯ ОПК
ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА
ФОТО: ВООРУЖЕНИЕ, ВЫСТАВКИ, СОБЫТИЯ
ПРЕДПРИЯТИЯ И ОРГАНИЗАЦИИ ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
ВОЕННЫЕ ОКРУГА, ВИДЫ И РОДА, ОБЪЕДИНЕНИЯ, СОЕДИНЕНИЯ, ЧАСТИ ВС РФ
КОНСТРУКТОРЫ, УЧЕНЫЕ, ЛЮДИ ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ, ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
РЕПОРТАЖИ, ЗАМЕТКИ, СООБЩЕНИЯ
НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
ИЗДАНИЯ ВТС «БАСТИОН» – А.В.КАРПЕНКО
ВТС "НЕВСКИЙ БАСТИОН"
ОВТ «ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА»
ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе

КОНТАКТЫ/CONTACT




ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ
THE STORY OF THE MISSILE SPACE DEFENSE

К 1960-м годам у политического и военного руководства СССР сформировалась убежденность в необходимости создания мощной ракетно-космической обороны (РКО), которая должна была стать важным фактором обеспечения государственной безопасности и стратегической стабильности.

Непроницаемая система противоракетной обороны должна была представлять собой сложную территориальную сеть взаимосвязанных объектов: радиолокационных средств предварительного оповещения на дальних расстояниях, мощных зенитных ракетных комплексов, средств управления системой в целом и средств обеспечения непрерывного боевого дежурства.

Первоначальная проработка проблемы создания противоракетной обороны и необходимых для ее эффективного функционирования информационных средств была поручена коллективу Конструкторского бюро №1 под научно-техническим руководством главного конструктора, члена-корреспондента АН СССР Григория Кисунько.

В ходе детальных проработок был проведен уникальный эксперимент – создана натурная система противоракетной обороны, своей работоспособностью доказавшая принципиальную возможность перехвата баллистических ракет. Комплексные испытания системы «А» завершились абсолютным успехом в 1961 г., когда противоракета В-1000 несколько раз успешно поразила боевые блоки баллистических ракет средней дальности Р-12 на построенном специально для испытаний средств и систем ПРО полигоне Сары-Шаган в Казахстане.

Успешное завершение испытаний имело не только военно-техническое, но и политическое значение. Кооперация институтов и предприятий военно-промышленного комплекса развернула работы по созданию элементов системы противоракетной обороны, системы предупреждения о ракетном нападении, системы контроля космического пространства и противокосмической обороны.
Исключительная сложность разрабатываемых систем и средств ракетно-космической обороны, повышенный научно-технический риск, необходимость проведения специальных исследований и потребность высокой согласованности между научно-исследовательскими, опытно-конструкторскими и производственными структурами различных профилей предопределили необходимость создания единого координационного органа. В 1970 году им стало Центральное научно-производственное объединение «Вымпел», возглавлявшееся выдающимися специалистами отрасли В.И. Марковым, Ю.Н.Аксеновым, Н.В.Михайловым, а в настоящее время — ветераном войск ПВО генерал-полковником В.В. Литвиновым.
Создание систем и средств ракетно-космической обороны потребовало разработки и реализации специального механизма управления этим процессом – притом, что и конечный облик систем РКО в целом, и облик каждого из средств РКО в отдельности еще только лишь предстояло сформировать, изобрести логику взаимодействия всех элементов системы, их эффективного боевого функционирования.
Но не прошло и десяти лет, как СССР уже располагал мощным арсеналом средств ракетно-космической обороны. Эти работы были обусловлены созданием иностранными государствами средств ракетно-ядерного нападения и освоением космического пространства в военных целях.
К 1967 году появились новые конкретные задачи для всех систем, поэтому по инициативе Героя Советского Союза главнокомандующего войсками ПВО Маршала Советского Союза Павла Батицкого было подготовлено Постановление ЦК КПСС и Совета Министров об интеграции систем ПРН, ПРО, ККП, ПКО в новый род войск ПРО и ПКО. Но о его существовании долгое время не было принято говорить вслух.
В соответствии с директивой Генерального штаба ВС СССР от 30 марта 1967 г. в составе главного командования войск ПВО было сформировано Управление командующего войсками противоракетной (ПРО) и противокосмической (ПКО) обороны. Первым командующим новыми войсками был назначен генерал Юрий Вотинцев.

Сейчас уже известно, что в 1967 году по штату в Управление ПРО и ПКО выделялось 104 офицера, а в войска — 50 тысяч военнослужащих. В военных академиях в Харькове и Калинине немедленно начали создаваться соответствующие факультеты, а в Житомирском и Пушкинском военных училищах началось интенсивное перепрофилирование специальностей, ориентированное на нужды войск ПРО и ПКО. Лучших выпускников отправляли в Подмосковье для службы на первых системах противоракетной обороны, где каждый офицер был на особом счету.

В этот период международная гонка вооружений стала выходить на более высокие рубежи. Возникла новая парадоксальная ситуация: стратегические наступательные вооружения стали играть стабилизирующую роль, а стратегические оборонительные вооружения — дестабилизирующую. Дестабилизирующий фактор, а также колоссальные затраты и трудности создания национальных систем ПРО, вынудили руководителей двух стран сесть за стол переговоров. Предметом первого соглашения между СССР и США стали не наступательные, а именно оборонительные вооружения — системы ПРО. Итогом стал Договор о противоракетной обороне 1972 г., ограничивший стороны возможностью иметь лишь два (впоследствии – один) позиционный район системы ПРО.
С учетом необходимости получения информации высочайшей степени достоверности со временем, достаточным для принятия решения об ответных действиях, а также с учетом невозможности размещения РЛС за рубежом, в Советском Союзе, в дополнение к активному развитию системы противоракетной обороны, развернулись работы по трем направлениям создания системы предупреждения о ракетном нападении: средств надгоризонтной и загоризонтной радиолокации, а также космических средств обнаружения.

Таким образом, в создаваемую в то время систему РКО входили технические средства трех увязанных между собой единой логикой и алгоритмами автоматической работы систем:
• предупреждения о ракетном нападении (ПРН);
• противоракетной обороны (ПРО);
• контроля космического пространства (ККП).
За четверть века организационно и технически была создана уникальная единая система РКО, функционирующая автоматически по единому программно- алгоритмическому обеспечению. В эти годы:
в августе 1970 г. по целеуказанию Центра контроля космического пространства (ЦККП) комплекс противокосмической обороны (ПКО) впервые в мире поразил запущенный аппарат-мишень;
15 февраля 1971 г. заступили на боевое дежурство силы и средства надгоризонтного обнаружения системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН);
15 февраля 1975 г. был поставлен на боевое дежурство Центр контроля космического пространства;
15 мая 1978 г. поставлена на боевое дежурство система противоракетной обороны (ПРО) г. Москвы;
1 июля 1979 г. поставлен на боевое дежурство комплекс противокосмической обороны;
30 июня 1982 г. поставлен на боевое дежурство узел загоризонтного обнаружения СПРН;
30 декабря 1982 г. заступил на боевое дежурство космический эшелон СПРН.
В эти годы коллективом управления ПРО и ПКО совместно с учеными научных организаций и военных академий была разработана концепция боевого применения войск РКО в оперативно-стратегических операциях Войск ПВО. Основополагающим в ней стало обоснование комплексного боевого применения всех систем РКО — системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), ПРО и ПКО, системы контроля космического пространства (СККП) при едином централизованном управлении с ЦКП войск ПВО.
В период становления войск РКО отрабатывалась и их организационно-штатная структура. Воинские части получили наименования радиотехнических узлов, противоракетных, командно-вычислительных центров и вошли в состав дивизий, корпусов и армии. Колоссальная ответственность по обеспечению жизнедеятельности нового рода войск, организации несения постоянного боевого дежурства, продумыванию формы несения боевого дежурства ложилась на Управление создаваемых войск ПРО и ПКО. Прецедентов этому в других родах и видах Вооружённых Сил на тот период не было. Точно также не было придумано специальных алгоритмов и боевых программ для комплексов и систем, которые только начинали работать в автоматизированном режиме. Все эти задачи легли на плечи военных учёных и талантливых инженеров Управления ПРО и ПКО, собранных с полигонов, из войсковых частей и институтов.
В течение 19 лет — с 1967 по 1986 год — командовал войсками ПРО и ПКО Герой Социалистического Труда генерал-полковник Юрий Вотинцев. В это время была сформулирована основная боевая задача войск РКО. В своей книге Юрий Вотинцев впоследствии писал: «…войска ПРО и ПКО должны своевременно и с высокой достоверностью обнаружить старт баллистических ракет на траекториях их полёта с определением района старта, места и времени до падения; по автоматизированной системе выдать эту информацию предупреждения о ракетном нападении Верховному Главнокомандующему, Министру обороны, главнокомандующим видов Вооружённых Сил. Быть в готовности уничтожить группу баллистических ракет противника, атакующих Москву. Вести непрерывную разведку и контроль космического пространства, при этом особое внимание уделять обнаружению и сопровождению отечественных космических аппаратов, обнаружению, сопровождению и распознаванию иностранных ИСЗ военного назначения. Быть в готовности к разрушению космических систем США военного назначения. Эти задачи выполнять всем составом сил и средств в режиме непрерывного боевого дежурства посменно четырьмя боевыми расчётами.

Главное — войска ПРО и ПКО, все комплексы и системы должны быть объединены единым боевым алгоритмом, реализованном в боевых программах всех ЭВМ. При этом должна быть достигнута система централизованного управления и взаимодействия с коллективами учёных и конструкторов».
Наряду со ставшими традиционными компонентами РКО, — системами ПРО, ПРН и ККП, — в 70-х годах достигли пика своего развития и средства противокосмической обороны (ПКО): после серии испытаний в ноябре 1968 года был осуществлён первый в истории перехват космического аппарата-мишени. Это событие на многие годы опередило усилия других государств в области создания ПКО. В период с 1973 по 1978 год в процессе опытной эксплуатации комплекса «ИС» была проведена серия запусков спутников-перехватчиков.


В 1978 году модернизированный комплекс с радиолокационной головкой самонаведения «ИС-М» был передан войскам РКО и поставлен на боевое дежурство. К сожалению, этот период продлился совсем недолго: выполняя решение 38-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН о запрещении применения силы в космическом пространстве, Россия в одностороннем порядке сняла с эксплуатации комплекс ПКО «ИС-М».
Спустя почти двадцать лет, в 1980-х годах, когда войска ПРО и ПКО возглавлял уже генерал-полковник авиации Вольтер Красковский, системы ПРН, ПРО, ККП и ПКО представляли собой сложные технические объекты, территориально расположенные на больших расстояниях друг от друга и объединённые единым алгоритмом управления, работающим в реальном масштабе времени.
В конце 80-х годов успешно решались задачи перехвата противоракетами баллистических целей, причём с опережением США на 23 года. Система предупреждения о ракетном нападении за годы боевого дежурства надёжно решала свою задачу без выдачи ложной информации о «ракетном нападении».
Центр контроля космического пространства во взаимодействии с информационными средствами СПРН и ПРО успешно выполнял задачи контроля космического пространства и выдачи информации о космической обстановке на пункты управления государственного и военного руководства страны.

ЦККП неоднократно продемонстрировал высокую эффективность своей работы при обнаружении космических кораблей, искусственных спутников Земли, контроле испытаний американской противоспутниковой системы «Асат» и первых экспериментов по программе СОИ «Дельта-180».
В 1985 году по данным системы контроля космического пространства к многотонной станции «Салют-7», потерявшей дистанционное управление, был подведён транспортный корабль «Союз-Т-13» с космонавтами Владимиром Джанибековым и Виктором Савиных. Станция была спасена.
В этот период интенсивно велись работы по монтажу и введению в строй надгоризонтных радиолокационных станций высокой заводской готовности второго поколения «Дарьял» – в Мукачево, Печоре и в Азербайджане.

С сентября 1991 года командующим войсками ПРО и ПКО был назначен генерал-полковник Виктор Михайлович Смирнов.
В этот период Войска ПРО и ПКО уверенно развивались. К 1993 году они получили новый статус — войск Ракетно-космической обороны.
«В этом году о наших войсках впервые заговорили вслух. До этого больше 20 лет упоминание о них было строго запрещено, — вспоминает генерал-лейтенант в отставке Анатолий Сколотяный, бывший начальник штаба войск РКО, — Это переименование, правда, не повлекло за собой системных изменений. Структура и штат остались прежними. Хотя я считаю, что это более точное название войск, отвечающее тем задачам, которые на тот момент выполняли ПРО и ПКО. Скажу больше: это был пик их расцвета».
В середине 1990-х гг. финансирование развития войск ракетно-космической обороны значительно сократилось. В результате распада СССР из состава информационных средств РКО была исключен узел надгоризонтных радиолокационных станций в Латвии, где несли боевое дежурство расчеты РЛС типа «Днепр», а также строилась новая РЛС ВЗГ «Дарьял».
«Станции в Казахстане и Иркутске просто не успели сделать. На смену этим устаревшим и просто потерянным станциям пришли РЛС типа «Воронеж», — вспоминает Виктор Иванцов, Герой Социалистического Труда, главный конструктор РЛС типа «Дарьял».
Другие станции, которые находились за пределами России, удалось сохранить. Но даже в такой сложной экономической ситуации средства СККП, СПРН, ПРО и ПКО ни на минуту не прекращали выполнять боевые задачи.

В 1997 году было принято решение об интеграции РКО в состав Ракетных войск стратегического назначения. «Несмотря на многочисленные мнения на этот счёт, я, как командующий РКО, убеждён в том, что именно это сохранило объединения и соединения СПРН, СККП, ПРО как единый организм, – считает генерал-полковник в отставке Виктор Смирнов, командующий войсками Ракетно-космической обороны с 1991 по 1999-й год. — Честно говоря, РКО – стратегические войска. Поэтому как нас ни назови, в какой вид войск не интегрируй, мы всё равно будем выполнять свои задачи по обеспечению безопасности нашего государства. Главное, чтобы мы между собой работали по единым алгоритмам и в единой системе управления.».

Несмотря на трудную экономическую обстановку, в этот период удавалось продолжить работу по поддержанию и наращиванию характеристик систем ракетно-космической обороны. Система предупреждения о ракетном нападении развивалась на базе наземных РЛС «Дарьял», «Волга» и космической системы УС-КМО. Поддерживался ресурс станций «Днепр» и систем передачи данных.
Были введены в эксплуатацию специализированные средства системы контроля космического пространства «Крона» и «Окно». Продолжалась модернизация командных пунктов СПРН, их программно-алгоритмического обеспечения.

24 марта 2001 года указом Президента России В.В.Путина были образованы Космические войска. Командующим Космическими войсками назначен генерал-полковник Анатолий Николаевич Перминов.
Сегодня вопросы ракетно-космической обороны силами СПРН, СККП и ПРО в составе Воздушно-космических сил России решаются с прежней эффективностью.
Основной стратегической и приоритетной задачей для Космических войск ВКС является задача строительства и развития новой системы ракетно-космической обороны, придание ей статуса национальной системы, которая позволит гарантированно, своевременно и надёжно предоставить информацию о ракетном нападении на Россию, вскрыть угрозу подготовки к ведению военных действий в космосе и из космоса. Для решения этих задач сегодня работает многочисленный коллектив военнослужащих, промышленников, конструкторов и ученых.

В настоящее время уже четыре новых РЛС ВЗГ «Воронеж» несут боевое дежурство на территории Ленинградской, Калининградской, Иркутской областей и Краснодарского края. Еще три новых РЛС «Воронеж» приступили к несению опытно-боевого дежурства в Красноярском и Алтайском краях, а также в Оренбургской области. Продолжается создание новых радиолокационных станций в Заполярье. Таким образом, территория Российской Федерации надёжно защищена на всех ракетоопасных направлениях, создано сплошное радиолокационное поле.
Орбитальная группировка космических аппаратов нового поколения системы ПРН к 2020 году позволит обеспечить глобальный контроль территории и акватории земного шара.
Новые вычислительные средства командных пунктов позволяют значительно повысить боевые возможности системы, исключить факты ложной информации. В то же время развитие системы контроля космического пространства уже сегодня позволило более чем на 3,5 тыс. единиц увеличить содержание Главного каталога космических объектов за счёт применения новейших вычислительных средств обработки данных.
Строительство 4 новых оптических и 4 радиотехнических комплекса средств СККП позволит к 2020 году осуществить глобальный и непрерывный контроль космического пространства на всех высотах, во всех плоскостях и наклонениях. Таким образом, в единой связке общих идей и целей система ракетно-космической обороны нового поколения развивается и совершенствуется в составе Космических войск Воздушно-космических сил.


Важнейшая составляющая системы РКО, — соединение противоракетной обороны, — сегодня успешно выполняет задачи в составе 1-й армии ПВО-ПРО (особого назначения) войск противовоздушной и противоракетной обороны ВКС России.
Силы и средства соединения ПРО, как и 50 лет назад, обеспечивают защиту Москвы и центрального промышленного района от ракетно-ядерного удара вероятного противника.
В рамках функционального контроля боевой готовности системы ПРО в 2016 году боевые расчёты соединения провели более 750 учебных тренировок по обнаружению условных баллистических ракет, их сопровождению, измерению координат, анализу состава сложных целей и наведению противоракет.
Для дополнительного информационного обеспечения систем ПРН и ККП и для оценки своего технического состояния система ПРО регулярно привлекается для обнаружения запусков ракет космического назначения и пусков баллистических ракет с космодромов Плесецк и Байконур, стартов баллистических ракет с подводных лодок из акваторий Баренцева, Белого и Охотского морей, полигона Капустин Яр.
Кроме того, в интересах оценки боевой готовности средств системы ПРО и информационного обеспечения средств российской системы контроля космического пространства боевые расчёты соединения выполнили контрольные проводки около 250 космических объектов, из которых более 80 классифицировались как особо важные.
Таким образом, соединения ракетно-космической обороны в составе Воздушно-космических сил полностью боеготовы, успешно совершенствуются в условиях стремительного развития передовых технологий разработки новейших образцов вооружения, создаваемых, в том числе, на новых физических принципах. Как и 50 лет назад, современная система РКО активно развивается, способна противостоять любым ракетным угрозам, и гарантированно обеспечить безопасность России в воздушно-космическом пространстве.

Источники: structure.mil.ru

ПРОТИВОРАКЕТНАЯ И ПРОТИВОКОСМИЧЕСКАЯ ОБОРОНА
СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ ПРОТИВОРАКЕТНАЯ ОБОРОНА
ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ СИСТЕМЫ ПРОТИВОКОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ «ИС»
ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКИЕ СИЛЫ (ВКС)
ВОЙСКА ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ
ДОГОВОР ОБ ОГРАНИЧЕНИИ СИСТЕМ ПРОТИВОРАКЕТНОЙ ОБОРОНЫ 26 МАЯ 1972 Г. (ДОГОВОР ПО ПРО)


____
© А.В.Карпенко 2009-2018/A.V.Karpenko 2009-2018
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap