ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
НОВОСТИ/NEWS
ПОЛИТИКА, ПРОГРАММЫ
ОБЩИЕ ТЕМЫ
СОБЫТИЯ ОПК
ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА
ФОТО: ВООРУЖЕНИЕ, ВЫСТАВКИ, СОБЫТИЯ
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ, ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
РЕПОРТАЖИ, ЗАМЕТКИ, СООБЩЕНИЯ
НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
ВИДЕО, ФИЛЬМЫ "БАСТИОН"
ИЗДАНИЯ КАРПЕНКО А.В.
КАЛЕНДАРИ, ЗАСТАВКИ И ПЛАКАТЫ
ВТС "НЕВСКИЙ БАСТИОН"
ОВТ «ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА»
ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе

КОНТАКТЫ/CONTACT





ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ

CHEMICAL WEAPON

16.01.2015

Все пять действующих российских объектов по уничтожению химического оружия, которые в прошлом году досрочно выполнили государственный оборонный заказ, возобновили работу. Об этом сообщил корреспонденту ТАСС начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия генерал-полковник Валерий Капашин.
«В конце 2014 года федеральное управление досрочно выполнило гособоронзаказ по уничтожению химоружия, после чего объекты были остановлены и на них проведены необходимые регламентные работы. С 14 января 2015 года процесс уничтожения химоружия возобновлен», — сказал он.
По словам Капашина, работы по уничтожению отравляющих веществ возобновлены на объекте Почеп в Брянской области, Кизнер в Удмуртской республике, Марадыковский в Кировской области и Леонидовка в Пензенской области. На объекте в городе Щучье Курганской области завершается процесс создания цеха по уничтожению боеприпасов сложной конструкции.
«Такие боеприпасы хранились в Леонидовке, Марадыковском и Щучьем. На первых двух объектах подобные цеха созданы и введены в эксплуатацию ранее, в ближайшее время будет запущен и цех в Щучьем. Сейчас там заканчиваются пусконаладочные работы оборудования технологической линии», — сказал генерал.
К концу 2014 года в России было уничтожено 84,7% всех запасов химического оружия, а к концу нынешнего года планируется увеличить этот показатель до 91,2%. Всего будет уничтожено 36,5 тыс. тонн отравляющих веществ. Следует отметить, что к концу 2015 года сразу четыре российских объекта — в Почепе, Леонидовке, Марадыковском и Щучьем — полностью уничтожат свои запасы химоружия.
ТАСС

02.02.2015
Россия полностью уничтожит запасы химического оружия к 2020 году, сообщил в пятницу председатель Госкомиссии по химразоружению, полпред президента РФ в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич.
«В 2014 году мы пересмотрели подходы к нашим международным обязательствам, доложили наши предложения президенту РФ, они были им утверждены. После этого мы провели работу с исполкомом Организации по запрещению химоружия (ОЗХО) и другими нашими международными коллегами. И в ноябре-декабре месяце на всех международных площадках мы утвердили новые сроки реализации госпрограммы по уничтожению химоружия. К 2020 году мы должны будем завершить свои обязательства», — сказал он на заседании Госкомиссии.
По словам Бабича, объекты «Горный» (Саратовская область) и «Камбарка» (Удмуртия) уже прекратили работу по уничтожению химоружия, на них идут мероприятия по санации. Еще четыре объекта завершат процесс уничтожения в текущем году. С 2016 года остается один объект — «Кизнер» (Удмуртия), который продолжит работать до 2018 года включительно.
РИА Новости

14.07.2015

Российская Федерация в полной мере выполняет взятые на себя международные обязательства по химическому разоружению.
Об этом заявил Интерфаксу-АВН в понедельник начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия генерал-полковник Валерий Капашин.
«По состоянию на 13 июля Россия уничтожила 35,972 тыс. тонн из 39,967 имевшихся запасов боевых отравляющих веществ, пройдя тем самым 90-процентный рубеж», — сказал В.Капашин.
Он сообщил, что полностью ликвидированы запасы химического оружия на объектах «Горный» в Саратовской области и «Камбарка» в Удмуртии. В 2015 году будет завершено уничтожение химического оружия на четырех объектах: «Леонидовка», «Марадыковский», «Почеп» и «Щучье». На объекте «Кизнер» уничтожение химического оружия продлится после 2015 года.
По словам В. Капашина, на объекте «Леонидовка» в Пензенской области, на объекте «Марадыковский» в Кировской и на объекте «Щучье» в Курганской областях уничтожено более 99,97% запасов отравляющих веществ. На объекте «Почеп» в Брянской области — 97,05%, и на объекте «Кизнер» в Удмуртской Республике — 34,41% запасов отравляющих веществ.
«Сейчас уже можно смело говорить, что поставленная руководством страны задача по уничтожению оставшихся 10% запасов химического оружия — это почти четыре тысячи тонн боевых отравляющих веществ, будет выполнена образцово», — сказал В.Капашин.
Военно-промышленный курьер.

30.10.2015
Россия уничтожила более 90 процентов запасов химического оружия в соответствии с конвенцией ООН. Арсеналы должны быть ликвидированы не позднее 2020 года, сообщил ТАСС директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Михаил Ульянов.
Он подчеркнул, что Россия «уверенно приближается к выполнению своих обязательств» по Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении (КХО). По оценкам Ульянова, на текущий момент уничтожено почти 92 процента арсеналов, которые остались со времен Советского Союза, когда международная организация только начинала разрабатывать свой документ.
Зарегистрированные накопленные запасы химоружия СССР к моменту начала его уничтожения в 1990-х считались одними из самых больших в мире и составляли почти 40 тысяч тонн. Конвенцию ООН о запрещении боевых отравляющих веществ Россия ратифицировала в декабре 1997 года.
Снаряженные отравляющими веществами боеприпасы (V-газами, зарином, зоманом, ипритом, люизитом и фосгеном), а также емкости с ними хранились в семи арсеналах: «Горный» (Саратовская область), «Камбарка» и «Кизнер» (Удмуртская Республика), «Марадыковский» (Кировская область), «Почеп» (Брянская область), «Леонидовка» (Пензенская область), «Щучье» (Курганская область).
Lenta.ru

ПРОГРАММЫ ВООРУЖЕНИЙ РОССИИ

15.12.2015

Агентство перспективных оборонных разработок министерства обороны США объявило о намерении создать передвижные системы утилизации химического оружия. Как сообщает Defense News, такие системы позволят уничтожать химоружие прямо на месте их хранения или обнаружения без необходимости транспортировки боеприпасов на специализированные предприятия.
Военным необходимы системы, в которых во время уничтожения химоружия не будут образовываться опасные отходы, требующие дополнительной обработки. Созданием новых систем, подробности о которых пока неизвестны, займутся две американские компании — SRI International и Юго-Западный исследовательский институт в Сан-Антонио.
В настоящее время на вооружении США уже стоят мобильные установки для утилизации химического оружия. В частности, они использовались в 2014 году для уничтожения сирийского химоружия и нейтрализации 1300 кубометров отравляющих веществ. В процессе утилизации образовывались разной степени опасности отходы, которые затем транспортировали на специальные заводы для дальнейшей переработки.
Эти мобильные системы утилизации химоружия используют два метода разложения боевых отравляющих веществ — гидролиз и сжигание. В первом случае системы потребляют много воды, а во втором — требуют частой замены фильтров, задерживающих продукты горения боевой химии.
N+1

НАТО ОРГАНИЗАЦИЯ СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКОГО ДОГОВОРА

26.12.2015

Уничтожение химического оружия на последнем объекте в России — «Кизнер» в Удмуртии — должно завершиться до 31 декабря 2016 года, на эти цели планируется потратить 2,794 миллиарда рублей, следует из материалов госзакупки, проведенной Министерством промышленности и торговли России.
Государственный контракт на уничтожение химоружия заключается с единственным исполнителем; кто им стал, в документах госзакупки не уточняется. Согласно материалам, исполнитель на данном объекте должен уничтожить отравляющие вещества, провести термическое обезвреживание корпусов боеприпасов после извлечения из них отравляющих веществ, выполнить высокотемпературную переработку реакционных масс, образующихся при эксплуатации объекта, а также переработать твердые и жидкие отходы, образующиеся при эксплуатации объекта.
В конце октября полпред президента РФ в Приволжском федеральном округе, председатель государственной комиссии по химическому разоружению Михаил Бабич сообщал, что шесть из семи объектов в России в этом году завершили уничтожение химического оружия, а на «Кизнере» процесс может завершиться «несколько раньше» обозначенного срока. В Удмуртии работы планировалось завершить к 2020 году.
В настоящее время Россия уничтожила свыше 90% всех имевшихся запасов химоружия. Из семи созданных в стране специальных объектов по уничтожению химического оружия шесть уже полностью завершили работу: в поселке Горный (Саратовская область), в городе Камбарка (Удмуртия), в поселке Леонидовка (Пензенская область), в городе Почеп (Брянская область), в поселке Мирный (Кировская область) и в городе Щучье (Курганская область).
РИА Новости

ПРОГРАММЫ ВООРУЖЕНИЙ РОССИИ

26.05.2016

Россия должна уничтожить еще 6,5% своих запасов химического оружия, сообщил начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия (ФУБХУХО) Валерий Капашин.
В апреле Капашин сообщал, что в России уничтожили уже более 37 тысяч тонн отравляющих веществ — около 93% имевшихся запасов.
«В России осталось уничтожить 6,5% запасов химического оружия. В прошлом году мы завершили уничтожение химоружия на четырех объектах. На сегодняшний день работает один объект в поселке Кизнерский в Удмуртской республике», — сказал Капашин.
По его словам, сейчас темпы уничтожения снизились, поскольку проводится ликвидация артиллерийских боеприпасов. «Это не авиационные боеприпасы, где мы тоннами уничтожали, тут граммы. Поэтому процесс тяжелый, вялотекущий. Потому и темпы уничтожения небольшие. Но к декабрю 2018 года мы все уничтожим», — пояснил глава ФУБХУХО.
ТАСС

05.08.2016

Войска радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) планируют создать в Московской области новый полигон международного уровня. Об этом заявил начальник войск РХБЗ генерал-лейтенант Эдуард Черкасов, сообщает«Интерфакс» в четверг, 4 августа.
Черкасов рассказал об этом журналистам на полигоне Песочное, где в рамках «Армейских игр — 2016» проходят соревнования «Безопасная среда».
Новый объект планируется создать на базе 282-го учебного центра войск РХБЗ в поселке Буньково Московской области.
Полигон войск РХБЗ Песочное расположен на границе Ярославской и Костромской областей. Его оборудование по международным стандартам было завершено летом 2015 года. Полигон используется костромской Военной академией радиационной, химической и биологической защиты.
282-й учебный Трансильванский центр войск РХБЗ развернут в районе поселка Большое Буньково (восточнее Ногинска).
Интерфакс

ВОЙСКА РАДИАЦИОННОЙ, ХИМИЧЕСКОЙ И БИОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ


ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ

В течение первой мировой войны химические вещества применялись в огромных количествах: 12 тысяч тонн иприта, которым было поражено около 400 тысяч человек, а всего различных веществ 113 тысяч тонн.
Всего за годы первой мировой было произведено 180 тыс. тонн различных отравляющих веществ. Общие потери от химического оружия оцениваются в 1,3 млн. человек, из них до 100 тысяч со смертельным исходом. Применение отравляющих веществ во время первой мировой войны являются первыми зафиксированными нарушениями гаагской декларации 1899 и 1907 г.г. кстати, США отказались поддержать гаагскую конференцию 1899 года. В 1907 году Великобритания присоединилась к декларации и приняла ее обязательства. Франция согласилась с Гаагской декларацией 1899 года, как и Германия, Италия, Россия и Япония. Стороны договорились о неприменении удушающих и нервно-паралитических газов в военных целях. Ссылаясь на точную формулировку декларации, Германия 27 октября 1914 года применила боеприпасы снаряженные шрапнелью, смешанной с раздражающим порошком мотивируя это тем, что данное применение не было единственной целью данного обстрела. Это относится и ко второй половине 1914 года, когда Германия и Франция применяли не смертельные слезоточивые газы, но 22 апреля 1915 года Германия провела массивную хлорную атаку, в результате чего 15 тысяч солдат получили поражения, из них 5 тысяч погибли. Немцы на фронте 6 км выпустили хлор из 5730 баллонов. В течение 5-8 минут было выпущено 168 тонн хлора. Это вероломное использование Германией химического оружия было встречено мощной пропагандистской кампанией, обличающей использование отравляющих веществ в военных целях и направленной против Германии, инициатором которой была Британия. Джулиан Пэрри Робинсон исследовал пропагандистские материалы, выпущенные после ипрских событий и привлекшие внимание к описанию потерь союзников, вследствие газовой атаки, на основании информации представленной источниками, заслуживающими доверия. «Таймс» 30 апреля 1915 года опубликовал статью: «Полная история событий: Новое немецкое оружие». Вот как описывали это событие очевидцы: «Лица, руки людей были, глянцевого серо-черного цвета, рты открыты, глаза покрыты свинцовой глазурью, все вокруг металось, кружилось, борясь за жизнь. Зрелище было пугающим, все эти ужасные почерневшие лица, стенавшие и молящие о помощи… Воздействие газа заключается в заполнении легких водянистой слизистой жидкостью, которая постепенно заполняет все легкие, из-за этого происходит удушение, вследствие, чего люди умирали в течение 1 или 2 дней». Немецкая пропаганда так отвечала своим оппонентам: «Эти снаряды не более опасны, чем ядовитые вещества, применявшихся во время английских волнений (имелись в виду Луддитские взрывы, использовавшие взрывчатые вещества на основе пикриновой кислоты)». Эта первая газовая атака была полной неожиданностью для войск Союзников, но уже 25 сентября 1915 года Британские войска провели свою пробную хлорную атаку. В дальнейших газобаллонных атаках применялись как хлор, так и смеси хлора с фосгеном. Впервые смесь фосгена с хлором была впервые применена как ОВ Германией 31 мая 1915 года, против русских войск. На фронте 12 км — под Болимовом (Польша), из 12 тысяч баллонов было выпущено 264 т этой смеси. Несмотря на отсутствие средств защиты и неожиданность немецкая атака была отбита. В 2 русских дивизиях из строя было выведено почти 9 тысяч человек. С 1917 года воюющими странами стали применяться газомёты (прообраз миномётов). Впервые они были применены англичанами. Мины содержали от 9 до 28 кг отравляющего вещества, стрельба из газомётов производилась в основном фосгеном, жидким дифосгеном и хлорпикрином. Немецкие газомёты были причиной «чуда у Капоретто», когда после обстрела из 912 газомётов минами с фосгеном итальянского батальона, в долине реки Изонцо было уничтожено всё живое. Газомёты были способны внезапно создавать в районе цели высокие концентрации ОВ, поэтому множество итальянцев погибли даже в противогазах. Газомёты дали толчок применению артиллерийских средств, применения отравляющих веществ, с середины 1916 года. Применение артиллерии повысило эффективность газовых атак. Так 22 июня 1916 г. за 7 часов непрерывного обстрела немецкая артиллерия выпустила 125 тыс. снарядов с 100 тыс. л. удушающих ОВ. Масса отравляющих веществ в баллонах составляла 50%, в снарядах лишь 10%. 15 мая 1916 г. французы во время артиллерийского обстрела применили смесь фосгена с четыреххлористым оловом и треххлористым мышьяком, а 1 июля — смесь синильной кислоты с треххлористым мышьяком. 10 июля 1917 года немцами на Западном фронте был впервые применён дифенилхлорарсин, вызывающий сильный кашель даже через противогаз, в те годы имевший плохой противодымный фильтр. Поэтому в дальнейшем для поражения живой силы противника дифенилхлорарсин стали применять вместе с фосгеном или дифосгеном. Новый этап применения химического оружия начался с применения стойкого отравляющего вещества кожно-нарывного действия (В, В -дихлордиэтилсульфида). Примененного впервые немецкими войсками под бельгийским городом Ипр.
12 июля 1917 года в течение 4 часов по позициям союзников было выпущено 50 тысяч снарядов, содержащих 125 тонн В, В-дихлордиэтилсульфида. Поражения различной степени получили 2490 человек. Французами новое ОВ было названо «ипритом», по месту первого применения, а англичанами «горчичным газом» из-за сильного специфического запаха. Британские ученые, быстро расшифровали его формулу, но наладить производство нового ОВ удалось лишь в 1918 году из-за чего использовать иприт в военных целях, удалось лишь в сентябре 1918 года (за 2 месяца до перемирия).Всего за период с апреля 1915 г. по ноябрь 1918 г. немецкими войсками было произведено более 50 газобаллонных атак, англичанами 150, французами 20.
Понимание опасности применения химического оружия в войне нашло свое отражение в решениях Гаагской конвенции 1907 года, запрещавшей отравляющие вещества как средства ведения войны. Но уже в самом начале первой мировой войны командование Германских войск стало усиленно готовиться к применению химического оружия. Официальной датой начала широкомасштабного использования химического оружия (именно как оружия массового поражения) следует считать 22 апреля 1915 года, когда немецкая армия в районе маленького бельгийского городка Ипр применила против англо-французских войск Антанты газовую атаку хлором. Огромное, массой в 180 тонн (из 6000 баллонов) ядовитое желто-зеленое облако высокотоксичного хлора, достигнув передовых позиций противника, в течение считанных минут поразило 15 тысяч солдат и офицеров; пять тысяч погибли сразу же после атаки. Оставшиеся в живых либо погибли в госпиталях, либо стали на всю жизнь инвалидами, получив силикоз легких, тяжелые поражения органов зрения и многих внутренних органов. «Ошеломляющий» успех химического оружия в действии стимулировал его применение. В том же 1915 году, 31 мая, на Восточном фронте немцы применили против русских войск еще более высокотоксичное отравляющее вещество под названием «фосген» (полный хлорангидрид угольной кислоты). Погибло 9 тысяч человек. 12 мая 1917 года еще одно сражение при Ипре. И снова немецкие войска используют против противника химическое оружие — на этот раз боевое отравляющее вещество кожно — нарывного и общетоксического действия — 2,2 — дихлордиэтилсульфид, получивший после этого название «иприт». Маленький городок стал (как позже Хиросима) символом одного из величайших преступлений против человечества. В первую мировую войну были «апробированы» и другие отравляющие вещества: дифосген (1915 год), хлорпикрин (1916 год), синильная кислота (1915 год). Перед окончанием войны получают «путевку в жизнь» отравляющие вещества (ОВ) на основе мышьякорганических соединений, обладающие общетоксическим и резко выраженным раздражающим действием — дифенилхлорарсин, дифенилцианарсин. Были испытаны в боевых условиях и некоторые другие ОВ широкого спектра действия. За годы первой мировой войны всеми воюющими государствами было применено 125 тыс. тонн отравляющих веществ, в том числе 47 тыс. тонн — Германией. Химическое оружие унесло в этой войне 800 тысяч человеческих жизней

ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ В РОССИИ.

В русской армии верховное командование относилось к использованию ОВ отрицательно. Однако под впечатлением газовой атаки, произведенной немцами в районе Ипра, а также в мае на Восточном фронте, оно было вынуждено изменить свои взгляды.
3 августа 1915 г. появился приказ об образовании при Главном Артиллерийском Управлении (ГАУ) специальной комиссии «по заготовлению удушающих средств». В результате работы комиссии ГАУ в России в первую очередь было налажено производство жидкого хлора, который до войны привозился из-за границы.
В августе 1915 г. был впервые произведен хлор. В октябре того же года началось производство фосгена. С октября 1915 г. в России начали формироваться особые химические команды для выполнения газобаллонных атак.
В апреле 1916 г. при ГАУ был образован Химический комитет, в состав которого вошла и комиссия по «заготовлению удушающих средств». Благодаря энергичным действиям Химического комитета в России была создана обширная сеть химических заводов (около 200). В том числе ряд заводов для изготовления ОВ.
Новые заводы ОВ были пущены в ход весною 1916 г. Количество изготовленных ОВ достигло к ноябрю 3,180 т (в октябре было произведено около 345 т), а программой 1917 г. намечалось довести месячную производительность до 600 т в январе и до 1,300 т в мае.
Первую газобаллонную атаку русские войска произвели 6 сентября 1916 г. в 3 часа 30 мин. в районе Сморгони. На участке фронта протяженностью 1,100 м установили 1,700 малых и 500 больших баллонов. Количество ОВ было рассчитано на 40-минутную атаку. Всего выпустили 13 т хлора из 977 малых и 65 больших баллонов. Частичному воздействию паров хлора из-за изменения направления ветра подверглись и русские позиции. Кроме того, несколько баллонов оказались разбиты ответным артиллерийским огнем.
25 октября к северу от Барановичей в районе Скробова была произведена еще одна газобаллонная атака со стороны русских войск. Допущенные при подготовке атаки повреждения баллонов и шлангов, привели к значительным потерям — только умершими насчитывалось 115 человек. Все отравленные были без масок. К концу 1916 г. выявилась тенденция к переносу центра тяжести химической борьбы с газобаллонных атак на химические снаряды.
Россия стала на путь применения в артиллерии химических снарядов с 1916 г., изготовляя 76-мм химические гранаты двух типов: удушающих, снаряженных смесью хлорпикрина с хлористым сульфурилом, и общетоксического действия — фосгеном с хлорным оловом (или венсинитом, состоящим из синильной кислоты, хлороформа, хлорного мышьяка и олова). Действие последних вызывало поражение организма и в тяжелых случаях приводило к смерти.
К осени 1916 г. требования армии на химические 76-мм снаряды удовлетворялись полностью: армия получала ежемесячно 15,000 снарядов, (соотношение ядовитых и удушающих снарядов было 1:4). Снабжение русской армии химическими снарядами крупного калибра затруднялось недостатком корпусов снарядов, которые полностью предназначались для снаряжения ВВ. Русская артиллерия стала получать химические мины для минометов весною 1917 г.
Что же касается газометов, с успехом применявшихся как новое средство химического нападения на французском и итальянском фронтах с начала 1917 г., то Россия, вышедшая в том же году из войны, газометов не имела. В минометной артиллерийской школе, сформированной в сентябре 1917 г., только предполагалось начать опыты по применению газометов.
Русская артиллерия не была настолько богата химическими снарядами, чтобы применять массовую стрельбу, как это было у союзников и противников России. Она применяла 76-мм химические гранаты почти исключительно в обстановке позиционной войны, как вспомогательное средство наряду со стрельбой обыкновенными снарядами. Кроме обстрела неприятельских окопов непосредственно перед атакой, стрельба химическими снарядами применялась с особым успехом для временного прекращения огня неприятельских батарей, траншейных орудий и пулеметов, для содействия своей газобаллонной атаке — путем обстрела тех целей, которые не захватывались газовой волной. Снаряды, начиненные ОВ применялись против скопившихся в лесу или в другом укрытом месте войск противника, его наблюдательных и командных пунктов, крытых ходов сообщения.
В конце 1916 г. ГАУ выслало в действующую армию 9,500 ручных стеклянных гранат с удушающими жидкостями для боевого испытания, а весною 1917 г. — 100,000 ручных химических гранат. Те и другие ручные гранаты бросались на 20 — 30 м и были полезны при обороне и особенно при отступлении, чтобы препятствовать преследованию противника.
Во время Брусиловского прорыва мая-июня 1916 г. в качестве трофеев русской армии достались некоторые фронтовые запасы немецких ОВ — снаряды и емкости с ипритом и фосгеном. Хотя русские войска несколько раз и подвергались немецким газовым атакам, но сами это оружие использовали редко — то ли вследствие того, что химические боеприпасы от союзников поступили слишком поздно, то ли из-за отсутствия специалистов. Да и какой-либо концепции применения ОВ у российских военных в то время не было.
В течение Первой Мировой войны химические вещества применялись в огромных количествах. Всего было произведено 180 тыс. т химических боеприпасов различных типов, из которых на поле боя было применено 125 тыс. т, в том числе 47 тыс. т — Германией. Боевую проверку прошло свыше 40 типов ОВ. Среди них 4 кожно-нарывного, удушающего и по крайней мере 27 раздражающего действия. Общие потери от химического оружия оцениваются в 1,3 млн. человек. Из них до 100 тыс. — со смертельным исходом. В конце войны в список потенциально перспективных и уже апробированных ОВ включены хлорацетофенон (лакриматор, обладающий сильным раздражающим действием), и a-люизит (2-хлорвинилдихлорарсин). Люизит сразу же привлек к себе пристальное внимание как одно из самых перспективных БОВ. Его промышленное производство началось в США еще до окончания мировой войны. Наша страна приступила к производству и накоплению запасов люизита уже в первые годы после образования СССР.
Все арсеналы с химическим оружием старой русской армии в начале 1918 г. оказались в руках новой власти. В годы Гражданской войны химическое оружие применялось в небольших объемах Белой Армией и Британскими оккупационными войсками в 1919 г. Красная армия использовала ОВ при подавлении крестьянских восстаний. Вероятно, впервые советская власть пыталась применить ОВ при подавлении восстания в Ярославле в 1918 г.
В марте 1919 г. очередное восстание полыхнуло на Верхнем Дону. 18 марта артиллерия Заамурского полка обстреляла повстанцев химическими снарядами (скорее всего с фосгеном).
Массированное применение химического оружия Красной Армией датируется 1921 г. Тогда под командованием Тухачевского в Тамбовской губернии развернулась широкомасштабная карательная операция против повстанческой армии Антонова. Помимо карательных акций — расстрела заложников, создания концлагерей, сжигания целых деревень, в большом количестве использовали химическое оружие (артиллерийские снаряды и газовые баллоны). Точно можно говорить об использовании хлора и фосгена, но, возможно, и иприта.
12 июня 1921 г. Тухачевский подписал приказ за номером 0116, который гласил:
Для немедленной очистки лесов ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая всё, что в нем пряталось.
2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.
3. Начальникам боевых участков настойчиво и энергично выполнять настоящий приказ.
4. О принятых мерах донести.
Для осуществления газовой атаки была проведена техническая подготовка. 24 июня начальник оперативного управления штаба войск Тухачевского передал начальнику 6-го боевого участка (район села Инжавино в долине реки Ворона) А. В. Павлову приказ командующего «проверить умение химической роты действовать удушливыми газами». Тогда же инспектор артиллерии Тамбовской армии С. Касинов докладывал Тухачевскому: «Относительно применения газов в Москве я выяснил следующее: наряд на 2,000 химических снарядов дан, и на этих днях они должны прибыть в Тамбов. Распределение по участкам: 1-му, 2-му, 3-му, 4-му и 5-му по 200, 6-му — 100».
1 июля газотехник Пуськов доложил о проведенном им осмотре доставленных на Тамбовский артиллерийский склад газовых баллонов и газового имущества: «…баллоны с хлором марки Е 56 находятся в исправном состоянии, утечки газа нет, к баллонам имеются запасные колпачки. Технические принадлежности, как-то: ключи, шланги, свинцовые трубки, шайбы и прочий инвентарь — в исправном состоянии, в сверхкомплектном количестве…»
Войска были проинструктированы, как применять химические боеприпасы, однако возникло серьезная проблема — личный состав батарей не был обеспечен противогазами. Из-за вызванной этим задержки первую газовую атаку произвели только 13 июля. В этот день артиллерийский дивизион бригады Заволжского военного округа израсходовал 47 химических снарядов.
2 августа батарея Белгородских артиллерийских курсов выпустила по острову на озере вблизи села Кипец 59 химических снарядов.
Ко времени проведения операции с использованием ОВ в Тамбовских лесах, восстание фактически уже было подавлено и не было необходимости в столь жестокой карательной акции. Создается впечатление, что она проводилась с целью обучения войск ведению химической войны. Тухачевский считал ОВ весьма перспективным средством в будущей войне.
В своем военно-теоретическом труде «Новые вопросы войны» он отмечал:
Быстрое развитие химических средств борьбы позволяет внезапно применять все новые и новые средства, против которых старые противогазы и прочие противохимические средства оказываются недейственными. И одновременно, эти новые химические средства вовсе или почти не требуют переделки или перерасчетов материальной части.
…новые изобретения в области техники ОВ могут быть немедленно применены на поле боя и как средство борьбы могут быть наиболее внезапным и деморализующим противника новшеством. Авиация является наивыгоднейшим средством для распыления ОВ. Широко будет применяться ОВ танками и артиллерией.
Собственное производство химического оружия в Советской России пытались наладить с 1922 г. при помощи немцев. В обход Версальских соглашений 14 мая 1923 г. советская и германская стороны подписывают договор о строительстве завода по производству ОВ. Технологическую помощь в строительстве этого завода оказывал концерн Штольценберга в рамках совместного акционерного общества «Берсоль». Производство решили развернуть в Иващенково (впоследствии Чапаевск). Но за три года ничего толком не было сделало — немцы явно не горели желанием делиться технологией и тянули время.
Промышленное производство ОВ (иприт) сначала было налажено в Москве на экспериментальном заводе «Анилтреста». Московский экспериментальный завод «Анилтреста» с 30 августа по 3 сентября 1924 г. выдал первую промышленную партию иприта — 18 пудов (288 кг). А в октябре того же года отечественным ипритом уже снаряжали первую тысячу химических снарядов. Позже на базе этого производства был создан научно-исследовательский институт по разработке ОВ с опытным заводом.
Одним из главных центров по производству химического оружия с середины 1920-х г.г. становится химзавод в городе Чапаевске, выпускавший БОВ вплоть до начала Великой Отечественной войны. Исследования в области усовершенствования средств химического нападения и защиты в нашей стране проводились в открытом 18 июля 1928 г. «Институте химической обороны им. Осоавиахима». Первым руководителем «Института химической обороны» был назначен начальник военно-химического управления РККА Я.М. Фишман, а его заместителем по науке — Н.П. Королев. В роле консультантов при лабораториях института выступали академики Н.Д. Зелинский, Т.В. Хлопин, профессора Н.А. Шилов, А.Н. Гинзбург
Яков Моисеевич Фишман. (1887-1961). С августа 1925 г. Начальник военно-химического управления РККА, по совместительству начальник Института Химической обороны (с марта 1928 г.). В 1935 г. присвоено звание корпусного инженера. Доктор химических наук с 1936 г. Арестован 5 июня 1937 г. Осужден 29 мая 1940 г на 10 лет ИТЛ. Умер 16 июля 1961 г. в Москве
Результатом работы отделов занимавшихся разработками средств индивидуальной и коллективной защиты от ОВ, стало принятие на вооружение Красной Армии за период с 1928 по 1941 г.г. 18 новых образцов средств защиты.
В 1930 г. впервые в СССР начальником 2-го отдела средств коллективной противохимической защиты С.В. Коротковым был составлен проект герметизации танка и оборудования его ФВУ (фильтровентиляционной установкой). В 1934-1935 г.г. успешно реализовали два проекта по противохимическому оборудованию подвижных объектов — ФВУ оборудовали санитарную машину на базе автомобиля «Форд-АА» и салон-вагон. В «Институте химической обороны» велась интенсивная работа по изысканию режимов дегазации обмундирования, разрабатывались машинные способы обработки вооружения и военной техники. В 1928 г. был сформирован отдел синтеза и анализа ОВ, на базе которого в последующем были созданы отделы радиационной, химической и биологической разведки.
Благодаря деятельности «Института химической обороны им. Осоавиахима», переименованного затем в НИХИ РККА, к началу Великой Отечественной войны войска были оснащены средствами противохимической защиты и имели четкие инструкции по их боевому использованию.
К середине 1930-х г.г. в РККА сформировалась концепция применения химического оружия в ходе войны. Теория химической войны была отработана на многочисленных учениях середины 30-х г.г.
В основе советской химической доктрины лежала концепция «ответного химического удара». Исключительная ориентация СССР на ответный химический удар была закреплена как в международных договорах (Женевское соглашение 1925 г. СССР ратифицировало в 1928 г.), так и в «Системе химического вооружения РККА». В мирное время производство ОВ велось только для испытаний и боевой учебы войск. Запасы военного значения в мирное время не создавались, из-за чего практически все мощности по производству БОВ были законсервированы и требовали длительного срока развертывания производства.
Имевшихся к началу Великой Отечественной войны запасов ОВ было достаточно для 1-2 дней активных боевых действий авиации и химических войск (например, в период прикрытия мобилизации и стратегического развертывания), затем следовало ожидать развертывания производства ОВ и их поставку в войска.
В течение 1930-х г.г. производство БОВ и снаряжение ими боеприпасов развертывалось в Перми, Березниках (Пермская обл.), Бобриках (позже Сталиногорск), Дзержинске, Кинешме, Сталинграде, Кемерово, Щелкове, Воскресенске, Челябинске.
За 1940-1945 г.г. было произведено более 120 тыс. т ОВ в том числе 77.4 тыс. т ипритов, 20.6 тыс. т люизита, 11.1 тыс. т синильной кислоты, 8.3 тыс. т фосгена и 6.1 тыс. т адамсита.
С окончанием Второй Мировой войны угроза применения БОВ не исчезла и в СССР исследования в этой области продолжались вплоть до окончательного запрещения производства ОВ и средств их доставки в 1987 г.
В преддверии заключения Конвенции по химическому оружию, в 1990-1992 г.г., для контроля и уничтожения нашей страной было предъявлено 40 тыс. т ОВ.

Источники: www.dogswar.ru

ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ. НОВОСТИ 2012 — 2014


ГЛАВНАЯ НОВОСТИПОЛИТИКА,ПРОГРАММЫ ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА ФОТО ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе КОНТАКТЫ
____
© А.В.Карпенко 2009-2016/A.V.Karpenko 2009-2016
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap