ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
НОВОСТИ/NEWS
ПОЛИТИКА, ПРОГРАММЫ
ОБЩИЕ ТЕМЫ
СОБЫТИЯ ОПК
ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА
ФОТО: ВООРУЖЕНИЕ, ВЫСТАВКИ, СОБЫТИЯ
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ, ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
РЕПОРТАЖИ, ЗАМЕТКИ, СООБЩЕНИЯ
НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
ВИДЕО, ФИЛЬМЫ "БАСТИОН"
ИЗДАНИЯ КАРПЕНКО А.В.
КАЛЕНДАРИ, ЗАСТАВКИ И ПЛАКАТЫ
ВТС "НЕВСКИЙ БАСТИОН"
ОВТ «ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА»
ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе

КОНТАКТЫ/CONTACT




РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС Д-9 C РАКЕТОЙ Р-29

MISSILE COMPLEX D-9 WITH MISSILE R-29

Первые предложения по комплексу с межконтинентальной БР были выдвинуты СКБ-385 в начале 1963 года4. 3 июля 1963 г решением ВПК №133 разработку предэскизного проекта комплекса Д-9 поручили СКБ-385.
Опытно-конструкторской разработке комплекса Д-9 предшествовало конкурсное (с комплексом Д-8) предэскизное проектирование, заданное двумя решениями Комиссии по военно-промышленным вопросам в июле 1963 г. Основой этих решений стали предложения о размещении ракет типа УР-100 на морских носителях (генеральный конструктор В. Н. Челомей, Госкомитет по авиационной технике) и о создании межконтинентальной баллистической ракеты для размещения на подводных лодках (главный конструктор В. П. Макеев, Госкомитет по оборонной технике). Основной идее В. Н. Челомея – разработкa универсальной ракеты для сухопутных и морских условий базирования и применение специализированных подводных средств для прибрежного базирования – была противопоставлена идея малогабаритности ракет и пусковых устройств при существенном росте их боевых возможностей, что было более приемлемым для подводных лодок.
Ракета Р-29 и комплекс Д-9 должны были обеспечить межконтинентальную дальность стрельбы при одновременном возрастании массы полезной нагрузки; повысить точность стрельбы и автономность боевого использования; реализовать всепогодность боевого применения и слитного (непрерывного) пуска боекомплекта.
Трехкратное повышение дальности стрельбы при полуторакратном увеличении забрасываемой массы достигалось путем развития существующих и применения новых решений и подходов, а именно: наращиванием габаритов и стартовой массы ракеты; более полным использованием возможностей «вафельных» оболочек; реализацией двухступенчатой схемы ракеты с размещением двигателя второй ступени в баке окислителя первой ступени; дальнейшим развитием принципа совмещения нескольких конструктивных элементов в одном из них.
Для оснащения подводных лодок и надводных кораблей была предложена ракета УР-100МР, создаваемая на базе МБР УР-100. От базовой ракеты УР-100МР отличалась меньшей длиной (за счет перекомпоновки и уменьшения запасов топлива второй ступени) и конструкцией головной части, обеспечивающей размещение различных вариантов системы управления. Несмотря на все положительные стороны предложений ОКБ-52, приняты они не были.
В результате рассмотрения на Совете Обороны СССР альтернативных предложений по морским комплексам Д-9 (разработка КБМ) и Д-8 (разработка ОКБ-52 — ЦКБМ) предпочтение было отдано комплексу Д-9 с БРПЛ Р-29, который и стал разрабатываться для оснащения кораблей отечественного ВМФ.
Разработка комплекса ракетного вооружения подводных лодок, получившего наименование Д-9, начата по Постановлению СМ СССР №808-33 от 28 сентября 1964 года. Первые варианты проекта ракеты Р-29 появились уже в 1964 году.
Комплекс Д-9 предназначен для поражения стратегических объектов на межконтинентальных дальностях. Он размещается на РПКСН пр. 667Б и 667БД.
Новые технические решения, реализованные в ракете Р-29 и комплексе Д-9: азимутальная астрокоррекция полета ракеты по звездам и Солнцу, что повысило точность стрельбы (система управления с азимутальной астрокоррекцией была применена на баллистической ракете впервые в мире); использованы автономная цифровая вычислительная система в корабельной системе управления РО и бортовой цифровой вычислительный комплекс ракеты, которые в сочетании с другими системами обеспечивают сокращение времени предстартовой подготовки и пуск всего боекомплекта ракет в одном залпе; обеспечены всепогодность боевого применения и старт ракет из подводного и надводного положения РПКСН на межконтинентальную дальность, что позволяло решать задачи из пунктов их базирования; создана пусковая установка с резино-металлическими амортизаторами, размещенными на стенках шахты ПЛ, что повышает эксплуатационные качества комплекса.
Ракета Р-29 (4К75) стала первой в мире ракетой морского базирования с межконтинентальной дальностью стрельбы. Она выполнена по двухступенчатой схеме с двигателями на жидком топливе. В ракете использована и получила дальнейшее развитие совокупность схемных, конструктивных, технологических и материаловедческих решений, начавшая формироваться при разработке комплекса Д-5 и определившая специфику отечественного морского ракетостроения.

Ракета Р-29 имеет цельносварной корпус из алюминиевых сплавов без межступенчатого и межбаковых отсеков с герметизацией агрегатов двигательных установок и ампулизацией баков после их заправки на заводе-изготовителе. Топливные баки несущие с совмещенными днищами.
На первой ступени ракеты устанавливался трехкамерный ЖРД с ТНА, разработанный в КБХМ и состоящий из центрального блока, выполненного по схеме дожигания окисленного газа, и рулевого блока, состоящего из двух поворотных камер без дожигания.
По схеме двигатель Д-75 (4Д-75) первой ступени ракеты Р-29 аналогичен двигателю Д-10 (4Д-10, ракета Р-27 комплекса Д-5) , но отличается от последнего размерностью и многими конструктивными и компоновочными особенностями, а также повышенными удельными характеристиками. В двигателе Д-10 турбонасосный агрегат рулевого блока, пороховые стартеры и ряд агрегатов не были утоплены в баке, в двигателе Д-75 ракетчики и двигателисты совместно «утопили» все, что только можно было, в том числе твердотопливные стартеры с заваренными в них пороховыми шашками.
Для поддержания заданного соотношения компонентов топлива здесь применена более сложная система, состоящая из генераторов частоты турбинного типа («вертушек»), установленных на линиях высокого давления, счетно-решающего прибора и гидравлического дросселя с электроприводом. Регулирование тяги центрального блока осуществляется регулятором расхода конструкции КБхиммаша, выполненного по схеме КБхимавтоматики. Несколько усложнились требования к пуску по сравнению с двигателем Д-10. Здесь еще больше, чем в двигателе Д-10, ограничивался расход порохового газа для раскрутки турбонасосного агрегата рулевого блока, что объясняется требованиями к динамике пуска. Строго регламентированы градиенты нарастания давления как рулевого, так и центрального блоков. Появилось требование ступенчатого пуска центрального блока. Отработать такой пуск удалось не сразу, однако результаты испытаний пуска двигателя в натурных условиях подтвердили, что проблема была решена полностью.
На второй ступени устанавливался однокамерный ЖРД с поворотной в двух плоскостях камерой. Конструктивно двигатель размещен в баке окислителя первой ступени. Верхнее днище бака горючего II ступени выполнено в виде конуса, в котором размещалась ГЧ с ядерным зарядом. В хвостовой части корпуса расположены два бугеля. Для амортизации ракеты в шахте расположено несколько поясов резино-металлических амортизаторов, которые используются как направляющие движения ракеты.

Размещение двигателя Д-76 (РАКЕТЫ Р-29) второй ступени ракеты Р-29 в баке окислителя первой ступени (так называемое утопление) стало главным техническим решением, обеспечившим межконтинентальную дальность стрельбы при существенных ограничениях габаритов морской ракеты и, прежде всего, длины. Конечно, для достижения межконтинентальной дальности очень важны и другие решения: увеличение стартового веса, рост удельных характеристик большинства составляющих ракет, внедрение новых технологий и т.д. Но основным стало развитие исаевско-макеевского решения о размещении двигателей внутри бака ракеты в компоненте топлива. Решение впервые было предложено в аванпроекте комплекса Д-9 (1963) и обеспечило эффективность применения второй ступени на морской ракете с ограниченной длиной.
Двигатель Д-76 (РАКЕТЫ Р-29) – однокамерный, открытой схемы, с турбонасосным агрегатом. Камера сгорания установлена на кардане. Ее качание обеспечивает управление по тангажу и рысканию. Часть отработанного турбогаза используется для создания управляющих моментов по крену; применен горячий наддув обоих баков. Двигатель имеет сравнительно короткое время выхода на режим – не более 0,6 секунды без заброса тяги при пуске. Это обеспечивается с помощью шунтового клапана, который, при достижении необходимого давления, стравливает пороховой газ из стартера непосредственно в выхлопную трубу, минуя ротор турбины. Для предотвращения пика давления в камере при пуске за счет большого опережения поступления окислителя на линии окислителя установлен дроссельный клапан, автоматически регламентирующий расход окислителя в момент пуска двигателя. Проблемы размещения двигателя в ракете совместно решены специалистами КБхиммаша, ракетчиками и заводами-изготовителями.

Система управления ракеты разрабатывалась НИИА под руководством главного конструктора Н.А.Семихатова. Все приборы СУ размещались в специальном приборном отсеке в носовой части ракеты, к днищу которого подстыковывалась термоядерная моноблочная головная часть. Оптическая система в СУ ракеты использовалась для корректировки ошибки азимутального наведения.
К моменту начала разработки комплекса Д-9 межконтинентальной дальности стрельбы так называемое «техническое рассеивание» ракеты влияло на точность стрельбы в значительно меньшей степени, чем отклонения от цели, обусловленные погрешностями знания координат и курса подводной лодки в момент старта. Для выравнивания влияния этих факторов на точность при межконтинентальной дальности стрельбы требовалось улучшить точность знания места и скорости лодки ~ в 5–10 раз, ее курса ~ в 50–100 раз в момент старта. Такие требования оказалось невозможным выполнить в любое время года и суток при боевом патрулировании в Мировом океане. Кроме того, существенным фактором оказалось различное понимание этих точностей разработчиками навигационного и ракетного комплексов. Для разработчиков навигационных комплексов точность определения указанных параметров означает, что они должны обеспечиваться как отклонения среднего полученного значения от среднего фактического на значительном интервале времени (часы или даже сутки), а для разработчиков ракетного комплекса требовалось обеспечение такой точности в любой, заранее неизвестный момент времени в процессе боевого патрулирования.

Поэтому при разработке ракеты Р-29 и комплекса Д-9 одной из серьезнейших стала проблема реализации приемлемой точности стрельбы на межконтинентальных дальностях полета при характеристиках навигации подводных лодок, которые обеспечивали кораблевождение, но не годились для ракетного оружия такой дальности. Было получено согласие Минсудпрома принять требования КБМ для проработки возможности их удовлетворения в дальнейших перспективных навигационных комплексах, разрабатываемых в ЦНИИ «Электроприбор» (Ленинград).
В этих условиях было принято решение о разработке и внедрении на борт ракеты системы астрокоррекции. Инициаторами и деятельными участниками этого нестандартного для баллистических ракет решения были КБ машиностроения, НПО автоматики, НИИ командных приборов, а также НИИ автоматики и приборостроения (главный конструктор Н.А. Пилюгин), которое разработало первый вариант гиростабилизированной платформы с астровизиром на стабиплате.

Это было так, главный конструктор В.П.Макеев собрал самых квалифицированных разработчиков НПО автоматики, НИИ командных приборов, НПО автоматики и приборостроения, ЦКБ «Геофизика» и КБ машиностроения, во главе этой группы поставил двух сопредседателей – Н. А. Семихатова и Л. М. Косого и назначил срок рассмотрения выполненных проработок на очередном «малом» Совете главных конструкторов.
Вскоре, рабочей группой было предложено: в бортовой части системы управления ракетой использовать гиростабилизатор с установленной на его стабилизированной составляющей оптической части астровизира; в состав корабельной аппаратуры ракетного комплекса включить дополнительно специальную гироскопическую систему, которая впоследствии стала называться СКДО (система компенсации динамических ошибок).
Астровизирующие приборы астроинерциальной системы стал создавать В. С. Кузьмин (ЦКБ «Геофизика», Москва), а за все остальное взялся главный конструктор гироскопических систем В. Л. Лапыгин (НПО АП, Москва). Дополнительные гироскопические приборы в составе корабельной части системы управления разработал В. П. Арефьев (НИИ КП, Ленинград), но уже для ракеты комплекса Д-9Р, а для комплекса Д-9 была применена маятниковая коррекция.

Для решения отдельных частных, но принципиальных вопросов был привлечен чрезвычайно широкий круг специализированных организаций-соисполнителей. Благодаря четкой организации и дружным усилиям участников всех этих работ были найдены решения множества важнейших, на первый взгляд неразрешаемых проблем.
Одной из таких научно-технических проблем было составление каталогов навигационных звезд, захват которых должен производиться при любых условиях стрельбы, и звезд помех, захват или незахват которых зависел от реализации случайных факторов. На остальные звезды астровизир не должен реагировать, ни при каких условиях.

Для определения яркости звезд в системе приемника астровизира, имеющего широкую полосу спектральной чувствительности, необходимо знать спектральные характеристики многих сотен звезд. Для решения этой задачи были привлечены практически все обсерватории страны. Спектральные характеристики звезд южного полушария получали из анализа зарубежных научных изданий и по прямым контактам советских и зарубежных ученых-астрономов. В результате впервые была получена необходимая исходная информация, разработаны методики и получены каталоги навигационных звезд и звезд помех. Эти каталоги в последующем уточнялись, расширялись и использовались при определении облика, требуемой точности и чувствительности астровизиров морских ракет для обеспечения постоянной готовности к старту с выполнением требуемой точности стрельбы при значительных ошибках знания места и курса подводной лодки в момент стрельбы.

Ядерный заряд и боеприпас для ракеты были созданы в ВНИИП (ВНИИТФ). Боевой блок с ЯБП был разработан совместно КБМ и ВНИИП. Он отличался плотной компоновкой за счет использования составной, с цилиндрическим участком, аэродинамической формы и большого притупления передней части.
При создании ракеты Р-29 впервые конструктивно был исключен контакт ядерного боеприпаса (боевого блока, главный конструктор О.Н. Тиханэ) с морской водой на всех этапах пребывания боеприпаса в составе ракеты и при пусках. Конструкторские новшества, реализованные в ракете, системе управления ракеты, не повлияли на сложившуюся практику создания ядерных боеприпасов. Использован термоядерный заряд мегатонного класса разработки КБ-11.

Система автоматики боеприпаса аналогична системе, реализованной в боеприпасе ракеты Р-27. Отличительной особенностью конструкции корпуса боеголовки явилось наличие радиопоглощающего покрытия, что в сочетании с устойчивой к радиопротиводействию системой неконтактного подрыва обеспечивало малую радиозаметность при движении внеатмосферы и в нижних слоях атмосферы. Последнее имело принципиальное значение для применения боеприпаса в условиях противодействия системе противоракетной обороны, прогнозируемой на тот период времени.
При создании боеприпаса была решена проблема преждевременного срабатывания одного из траекторных датчиков при стрельбе несколькими боеприпасами по одной или близко расположенным точкам прицеливания. Введение в приемный канал аэродинамического клапана позволило разрешить данную проблему.

Отличительной особенностью конструкции корпуса боеголовки ракеты Р-29 стало наличие радиопоглощающего феррито-фторопластового покрытия. Применение малого покрытия позволило создать ложные цели приемлемых габаритов, а также необходимые средства исполнения радиолокационных характеристик боевого блока, приборного отсека ракеты и ложных целей в интересах маскировки боевого блока на внеатмосферном участке полета, а следовательно, и для повышения эффективности противодействия вариантам системы противоракетной обороны, прогнозируемым на начало 1970-х годов. В этих же целях были применена устойчивая к радиопротиводействию система неконтактного подрыва, которая обеспечивала малую радиозаметность при движении боевого блока вне атмосферы и в верхних слоях атмосферы. Это были принципиальные решения, которые требовали значительных затрат энергетики ракеты на свою реализацию.
Впервые применена прокладка кабелей в тонкостенных (1 мм) алюминиевых трубах и металлических рукавах, что повлекло за собой применение автоматической (а значит, более надежной) сварки, отработку технологии высадки концов алюминиевых труб, разработку биметаллических переходников. Ограниченные объёмы, сложная объёмная конфигурация кабелей потребовали создания специальных эталонов, штампованных переходников с направленным волокном. В наиболее ограниченном объёме применены «мягкие» алюминиевые трубы и вакуумная пайка. Степень герметизации кабелей, прокладываемых на двигательных установках непосредственно в средах окислителя и горючего, потребовала вакуумных испытаний. Все перечисленные причины привели к созданию специального кабельного цеха на заводе — изготовителе. В ракете Р-29 перед отделением переднего отсека впервые использован отстрел бортовых кабелей и обтекателей с последующей фиксацией.
Для ракеты Р-29 в КБМ были созданы четыре системы детонирующего удлиненного заряда (ДУЗ): для разделения ступеней ракеты, отделения переднего отсека от носителя, боевого блока от переднего отсека, разделения электрических кабелей. Конструктивно ДУЗы устанавливались в специально проточенную канавку вплотную к перебиваемой перемычке. ДУЗы системы снятия жестких связей 1 и 2 ступеней располагались на наружной поверхности ракеты, закрывались стеклопластиковой лентой, крепящейся винтами, и герметизировались специальным герметиком, ДУЗы остальных систем находились внутри отсеков ракеты. Для инициирования ДУЗов применялись детонирующие устройства прямого действия типа УЭД-5М разработки ленинградского НПО «Краснознаменец» или устройства предохранительного типа собственной разработки.

Для комплекса Д-9 была разработана новая пусковая установка шахтного типа, в конструкции которой реализовывались несколько необычных идей. Было решено отказаться от жесткого крепления ракеты в шахте в транспортном положении. Вместо этого изделие должно было удерживаться резинометаллическими амортизаторами, допускающими небольшие перемещения в разных направлениях. При этом распределение нагрузки на корпус ракеты должно было осуществляться не через точки взаимодействия, а через сравнительно крупные кольцевые зоны. На внутренней поверхности установки отсутствовали отдельные направляющие. Вместо этого амортизаторы ракеты во время старта должны были взаимодействовать прямо с корпусом шахты.
Применение новой конструкции пусковой установки позволило значительно сократить размеры кольцевого зазора между стенками шахты и корпусом ракеты. Среди прочего, это привело к уменьшению количества воды, необходимой для заполнения зазора с целью «мокрого» старта. Благодаря этому носитель ракетного комплекса нуждался в менее крупных цистернах кольцевого зазора. Также появлялась возможность сократить время для подготовки пусковой установки к запуску. Кроме того, обеспечивалась возможность быстрой залповой стрельбы несколькими ракетами.
Конструкция ракеты и пусковой установки позволяла выполнять стрельбу с глубин до 55 м при движении подлодки и при волнении моря до 8 узлов. Также допускалась стрельба из надводного положения. Все операции предстартовой подготовки должны были выполняться в автоматическом режиме по команде с единого пульта.
При стрельбе ракетами Р-29 в конце активного участка от носителя отделялись приборный отсек вместе с головной частью, а затем уже разделялись между собой. Комплекс обеспечивает возможность обстрела целей по количеству боевых блоков на лодке в секторе +180 градусов. Впервые для отечественного морского комплекса была разработана система защиты пуска ракеты Р-29 от несанционированного действия высокой надежности, обеспечивающая пуск ракет только по командам Верховного командования.
Первоначально для перевооружения под комплекс Д-9 на ПЛ пр. 701 (переоборудованная ПЛ пр. 658) предполагалось установить ЦВМ «Азов», разработчик НПО «Агат» (гл. конструктор Я.А.Хетагуров). При разработке этой машины учитывался передовой опыт в этой области ведущих американских, английских фирм, а так же отечественные разработки. На ЦВМ «Азов-1» отрабатывались схемно-технологические решения, проводились различные испытания. Позже, на основе этой машины под руководством Я.А.Хетагурова для ракетного комплекса Д-9 на ПЛ пр. 701 была создана система «Альфа-1». Ядром системы был высоконадежный многопроцессорный вычислительный комплекс. Для серийной ПЛ пр. 667Б с РК Д-9 на базе модулей ЦВМ «Азов» была разработана система «Альфа-3» (гл. конструктор Я.А.Хетагуров).
При разработке комплекса второго поколения – Д-9 с ракетой Р-29, вводимые принципиальные новшества (межконтинентальная дальность стрельбы, непрерывная залповая стрельба полного боекомплекта, астрокоррекция в полете, боевое патрулирование в северном и южном полушариях) возлагали увеличенный объем задач на корабельную цифровую вычислительную систему. Необходимость высоких скоростей при их решении и высокой достоверности выдаваемых данных привели к созданию в ЦНИИ «Агат» отдельной от БИУС ракетной информационно-управляющей вычислительной системы «Альфа-3» (главный конструктор Я.А. Хетагуров). На следующих проектах такие системы стали называться корабельными цифровыми вычислительными системами (КЦВС) и входили в состав ракетных комплексов.
Система «Альфа-3» была разработана на основе базовых логических элементов (модулей) «Азов» и созданной из них первой отечественной ЦВМ с микропрограммным управлением, построенной по матрично-модульному принципу (ЦВМ «Азов» – главный конструктор Я.А. Хетагуров).

На четырех приборостроительных заводах Минсудпрома была проведена важнейшая работа по организации и освоению серийного производства высоконадежных вычислительных средств и управляющих корабельных систем, построенных на базе унифицированных модулей «Азов».
Создание системы «Альфа-3» позволило значительно расширить номенклатуру и решить ряд принципиально новых задач как в корабельной системе управления, так и в бортовой аппаратуре ракет. А именно: решение геодезической и баллистической задач по определению пеленга и дальности по каждой из целей; проверка досягаемости целей по дальности и пеленгу; выбор светил и учет их параметров для обеспечения азимутальной астрокоррекции, распределение целей и точек прицеливания; расчет попадающих траекторий для каждой ракеты; учет ряда сопутствующих факторов, влияющих на точность стрельбы.
Эти задачи должны были быть решены для всех 12 ракет в ограниченный по времени период предстартовой подготовки. При этом для залповой стрельбы в зависимости от количества ракет, участвующих в залпе, в интересах обеспечения остойчивости лодки при выходе ракет необходимо было определить рациональную последовательность «стреляющих» шахт.
Предварительно заданные КБ машиностроения алгоритмы решения задач оказались неприемлемыми, т.к. элементная база того времени не позволяла, в допустимых для подводной лодки габаритах, создать вычислительную систему, решающую возложенные задачи в масштабе реального времени. Благодаря совместной творческой работе специалистов ЦНИИ «Агат» и КБ машиностроения эти алгоритмы были доработаны и цифровая вычислительная система была создана.
Одной из серьезнейших проблем в разработке системы «Альфа-3» стало обеспечение достоверности выдаваемой информации, т.е. исключение возможности выдачи на ракету неправильных данных. Решение этой проблемы потребовало создания многоконтурного контроля работы, как аппаратуры, так и программ системы. Помимо аппаратно-программных методов контроля в системе «Альфа-3» впервые применялось резервирование с автоматической заменой в рабочей конфигурации отказавших приборов, которое выполнялось в процессе решения задач без нарушения циклограммы работы, т.е. в масштабе реального времени. Для организации работы системы «Альфа-3» использовалась специальная управляющая программа, которая определяла порядок получения и выдачи данных, управление решением задач, контроль правильности выдаваемых данных, управление автоматическим резервированием. В настоящее время подобные программы получили название «операционных систем».
Хотя система «Альфа-3» формально не входила в состав ракетного комплекса Д-9, а считалась обеспечивающей системой, один из ее пультов располагался в центральном посту подводной лодки и выполнял функции управления предстартовой подготовкой и пуском ракет. Этот пульт имел панель с мнемосхемой, показывающей состояние ракет и работу ракетного комплекса в процессе выполнения регламентных проверок, предстартовой подготовки и залповой стрельбы. Другой пульт – технический, находился в приборной выгородке. С этого пульта проводилось включение системы, профилактические проверки и техническое обслуживание. Целеуказание для расчета полетного задания ракет в системе «Альфа-3» вводилось с перфолент.
В системе «Альфа-3» цифровой вычислительный комплекс имел непосредственные связи с основными частями бортовых управляющих систем каждой ракеты. Значительное число связей с ракетой были аналоговыми, и для передачи по ним данных в системе предусматривались цифроаналоговые преобразователи, которые преобразовывали цифровой код в фазу (угол поворота сельсинов) и обратно фазу в код, код в напряжение, цифровой код в последовательность импульсов и цифровой код в релейные сигналы.
Эти преобразователи требовались для каждой ракеты и конструктивно размещались в трех типах приборов, обслуживающих по две ракеты каждый. Общий объем аппаратуры преобразований и связи с 12 ракетами составлял более половины всей системы.
Система «Альфа-3» имела режимы: боевое патрулирование, предстартовая подготовка, практическое патрулирование, практическая предстартовая подготовка, регламентные проверки ракет и нулевой режим – проверка самой системы «Альфа-3».

Кроме штатной системы «Альфа-3», в процессе разработки комплекса Д-9, как и во всех последующих, создавались отдельные упрощенные системы для обеспечения летно-конструкторских испытаний с наземного стенда на полигоне («Альфа-РИ»). Полноценная система с имитаторами источников и потребителей информации была создана на стенде ЦНИИ «Агат» (стендовый образец). Необходимость этих систем объясняется жестким лимитом времени на разработку, необходимостью распараллеливания и одновременного ведения работ с учетом отработки взаимодействующих систем при создании подводной лодки и ракетного комплекса.
Стендовые образцы систем после окончания опытно-конструкторских разработок не демонтировались, а использовались на протяжении всего периода эксплуатации ракетного комплекса для отработки вопросов авторского и гарантийного надзора, модернизаций и выявления ошибок. Кроме чисто технической, необходимость наличия наземных стендов диктуется соображениями безопасности личного состава и сохранения дорогостоящей техники в процессе отработки ракетных комплексов.
После принятия ракетного комплекса на вооружение системе «Альфа-3» был присвоен индекс генерального заказчика – МВУ-103.
При разработке в ЦНИИ «Агат» системы «Альфа-3» был заложен значительный (до 30%) модернизационный ресурс, позволивший без значительных и дорогостоящих доработок обеспечить тридцатилетний срок эксплуатациии все модернизации, связанные с повышением тактико-технических характеристик ракетного комплекса. Среди проведенных модернизаций следует особо отметить темы, реализованные в 1986–1988 годах: МВУ-103Д, МВУ-103ДД и МВУ-103ДУ – замена боевых блоков, решение траекторных задач и доработка навигационных комплексов подводной лодки, вызванные необходимостью расширения районов боевого применения в высоких широтах; тема «Экспресс» – повышение надежности ввода боевого задания и значительное сокращение времени предстартовой подготовки комплексов, находящихся на боевом дежурстве в базе за счет предварительного ввода и хранения в соответствующих зонах памяти системы боевого задания с перфолент и параметров навигационного комплекса без его включения, которое требовало значительного времени для вывода гироскопов на рабочий режим. Кроме того, при этом существенно экономился ресурс навигационных комплексов и повышалась надежность работы навигационного комплекса.
Отработка комплекса Д-9 велась на подводной лодке проекта 701 (модернизированная лодка проекта 658) с системой «Альфа-1». Была также разработана система «Альфа-2» для переоборудования под комплекс Д-9 подводной лодки проекта 629 (проекта 601).
Кроме подводной лодки проекта 667Б, ракетный комплекс Д-9 состоял на вооружении подводных лодок проекта 667БД с 16 ракетами. Ракетную стрельбу на них обеспечивала система «Диана», созданная в ЦНИИ «Агат».
Структура и аппаратный состав системы «Диана» в основном соответствовали системе «Альфа-3». Отличались по количеству приборов связи с ракетами, некоторым общим схемам и системному программному обеспечению, в частности организации обеспечения резервирования (главный конструктор системы «Диана» – В.З. Абрамов).
При проведении полного ракетного залпа комплекса Д-9 с подводной лодки проекта 667БД система «Диана» первоначально могла обеспечить стрельбу только в два этапа: 12 и 4 ракетами. В дальнейшем, под руководством главного конструктора Я.А. Хетагурова, система была доработана и этот недостаток был устранен.

Комплекс наземного оборудования разрабатывался ГСКБ (КБТМ). При его разработке учитывалась эксплуатация ракетного комплекса в конкретных пунктах базирования, исключающих эксплуатацию на передвижных позициях. Ракеты предполагалось хранить в специальных отапливаемых сооружениях, оборудованных системами газового контроля, пожаротушения, сигнализации и другими средствами обеспечения безопасности.
В 1964 году были начаты работы по созданию наземного оборудования и средств погрузки для обеспечения эксплуатации первой морской межконтинентальной ракеты Р-29. Ампулизированная ракета Р-29, заправленная на заводе топливом, отличалась от предшествующих ракет двукратным утяжелением и соответствующим увеличением габаритов, а также (в сравнении с ракетой Р-27) снижением допустимых перегрузок и жесткости ее корпуса, что усложняло условия наземной подготовки. Это определило особенность состава и конструктивное исполнение агрегатов наземного оборудования.

Для транспортировки ракеты по железной дороге практически без ограничения скорости (до 120 км/ч) была создана специальная секция – два изотермических вагона и вагон сопровождения. Грузовой вагон, в котором перевозится ракета, оборудован системами энергоснабжения, термостатирования, пожарной защиты и пультом контроля, сигнализации, управления и связи. Пульт вынесен из грузового отделения в машинное, где также размещается дизельный и компрессорно-конденсаторный отсеки. Все системы вагона имеют дистанционное управление. Вагон сопровождения предназначен для размещения дежурного оператора с пультом сигнализации и связи, который связан с пультами грузовых вагонов и предназначен для контроля за состоянием грузовых вагонов. Кроме того, в вагоне расположены помещения для отдыха и обеспечения жизнедеятельности обслуживающего персонала и охраны.


В связи с исключением требования о создании для ракеты передвижной технической позиции отпала необходимость в изотермических контейнерах для хранения ракет.
Но появилось требование о транспортировке ракет по дорогам с твердым покрытием на значительные расстояния, что привело к созданию транспортного изотермического агрегата, состоящего из трехосного полуприцепа с активным колесным ходом (мотор-колесо) и тягача Минского автозавода с электрогенератором. Активизация колесного хода позволяла агрегату преодолевать крутые подъемы при движении по мокрому шоссе.

В силу конструктивных особенностей условия стыковки переднего отсека с ракетой, находящейся в горизонтальном положении, заметно усложнились. Ранее применяемая схема стыковки на подвеске с помощью крана стала непригодной. Для ракеты Р-29 был создан специальный горизонтальный стыковщик, который базируется на переднем торце ракеты. Это позволило обеспечить необходимую точность наведения стыкуемой части и повысить безопасность проведения данной операции. Для замены переднего отсека (приборный отсек плюс боевой блок) на ракете, находящейся в шахте подводной лодки, был разработан новый вертикальный стыковщик, обеспечивший механизацию операции, точность и безопасность работ.
Для облегчения погрузочных работ в составе наземного оборудования создан комплект грузозахватных средств, который позволяет снять ракету с транспортного агрегата, кантовать ее из горизонтального положения в вертикальное и погрузить в шахту подводной лодки одним плавкраном, оснащенным двумя гаками.
Из штатного наземного оборудования были исключены автоцистерны для слива из ракеты компонентов топлива, так как в местах эксплуатации ракетных комплексов для этой цели стали создаваться стационарные пункты слива. Состав штатного оборудования 4Н75 сократился и состоял из 12 агрегатов новой разработки и 10 серийных агрегатов.
Отработка ракеты Р-29 и комплекса Д-9 с использованием штатного наземного оборудования и некоторых приспособленных его агрегатов проводилась по традиционно сложившимся этапам. Наземное оборудование 4Н75 в составе ракетного комплекса Д-9 сдано на вооружение и успешно эксплуатировалось в течение 30 лет.

В 1964 году постановлением правительства Красмашзавод был определен головным заводом по серийному производству морских межконтинентальных двухступенчатых ракет Р-29. Кроме того, в 1965 году Красмашзаводу было поручено организовать дополнительное серийное производство морских одноступенчатых ракет Р-27 средней дальности стрельбы, также в кооперации со Златоустовским машзаводом, на котором организовывалось основное серийное изготовление этих ракет. Такое дублирующее решение было обусловлено предполагавшейся в 1960-е годы перезарядкой подводных лодок, что вело к увеличению планируемого количества ракет, поставляемых Военно-морскому флоту. В результате на Красмашзаводе до 1974 года велась практически одновременная работа по отработке ракет Р-29 и подготовке их к серийному производству, а также изготовлению серийных ракет Р-27.
Определенные трудности для завода, как изготовителя ракет, представляли конструктивные решения, внедряемые впервые (утопленные двигатели, корпуса с чрезвычайной плотностью компоновки, требования герметичности заправленных ракет в течение длительного времени, заправка и ампулизация ракет на заводе-изготовителе и т.п.). Они потребовали создания новых производств, технологий, переосмысления организации обеспечения качества и надежности, новых подходов к гарантийному обслуживанию. Немалые организационные сложности в условиях серийного завода представляло выполнение экспериментальных работ, требовавшее чрезвычайно динамичного функционирования всех служб завода.
Решение указанных проблем в производстве стало возможным только благодаря тесному взаимодействию и полному взаимопониманию между заводом и предприятиями-разработчиками, благодаря атмосфере увлеченности и деловитости, царившей в КБ машиностроения, четкой и грамотной работе ведущих конструкторов и постоянныхпредставителей главного конструктора на заводе, стратегии головного разработчика на опережение в создании, внедрении и совершенствовании технологий.

Заводские специалисты старались упредить возникновение проблем еще на стадии запуска конструкторской документации в производство, и им многое удавалось. В.П. Макеев внимательно относился к производству, его расширению и совершенствованию, выдвижению руководителей, способных вести дело и понимающих замыслы конструкторов.
На Красмаше спроектировали и изготовили специальные гидрокопировальные станки, позволяющие выполнять вафли на цилиндрических, конических и сферических обечайках. Механическое фрезерование вафель было внедрено с 1975 года на ракетах Р-29 и позволило улучшить точность обработки оболочек, а также достичь высокого массового совершенства и повысить экономичность процесса их изготовления.
Первое огневое испытание двигателя первой ступени было проведено в феврале 1966 года. Отработка двигателя велась поблочно. Сначала испытывались и отрабатывались блоки двигателя – рулевой и центральный. Наиболее трудоемким и сложным оказался процесс отработки газогенератора, турбонасосного агрегата и камеры сгорания в составе центрального блока. Только после отработки рулевого и центрального блоков приступили к испытаниям полномасштабного двигателя.
Строительство стенда №2 было завершено в 1966 году. Испытания двигателя второй ступени были начаты в сентябре этого же года. В это же время завод осваивал производство корпусов боевого блока ракеты в основном (штатном) и телеметрическом вариантах. Изготовление новой ракеты потребовало дальнейшего совершенствования существующих технологий и внедрения новых, а также дальнейшего развития производственных мощностей и совершенствования организации производства.
В 1969 году на Химзаводе было построено и сдано в эксплуатацию производство для заправки и ампулизации ракет. На имитаторах была освоена технология заправки – заправка баков ракеты компонентами до перелива, слив мерной расчетной дозы и проверка правильности заправки весовым способом со взвешиванием ракеты на 25–50-тонных весах. Так как Красмаш серийно изготавливал ракету Р-27, то она стала первой заправленной ракетой. Первая ракета Р-29 по уже отработанной технологии была заправлена и ампулизирована в декабре 1971 года.
С 1972 года Красмаш начал серийное изготовление Ракет Р-29. Во время освоения ракеты Р-29 завод приступил к разработке комплексной системы управления качеством продукции и системы непрерывного планирования производства. Эта работа получила воплощение в системе заводских стандартов.
Проект полигонного измерительного комплекса для испытаний ракеты Р-29 на Северном полигоне был разработан: 4 ЦНИИ Минобороны – в части телеметрических и внешнетраекторных измерений; Институтом вооружения ВМФ – в части измерений на подводной лодке; Летно-исследовательским институтом – в части применения самолетных измерительных пунктов. Проект предусматривал пуски ракет с наземного стенда и с морских стартовых позиций в Белом и Баренцевом морях. Получение телеметрической информации по трассе в акватории Северного Ледовитого океана и в местах падения блоков и корпусов ракет планировалось обеспечить двумя самолетными измерительными пунктами. Измерительные пункты полигона были дооснащены приемно-регистрирующей аппаратурой. Для регистрации информации подводного участка траектории и записи информации при проверках ракеты на подводной лодке размещался лодочный вариант аппаратуры. При отработке ракеты Р-29 впервые для контроля параметров траектории на активном участке была применена высокоточная радиотехническая система внешнетраекторных измерений «Вега», обеспечившая контроль наклонной дальности, радиальной и угловых скоростей, угла места и азимута. Разработчик – Научно-исследовательский институт радиоизмерений (руководитель Г.С. Барановский). При морских пусках регистрация информации начального участка траектории после выхода ракеты из воды производилась станциями, размещенными в унифицированных автомобильных кузовах, устанавливаемых на палубе корабля сопровождения. Разработчик радиотелеметрической системы РТС-9 для ракет Р-27К, Р-27У, Р-29 – Российский научно-исследовательский институт космического приборостроения (руководитель разработки А.В. Чуркин).

Бросковые испытания ракет Р-29 (полномасштабных макетов ракет с двигателем первой ступени) проводились на Черном море с плавающего погружаемого стенда ПСД-9 с глубины 40-50 м. Проект стенда был выполнен ЦКБ-16 (гл. конструктор Я.Е.Евграфов) в 1965 году. Его строительство было выполнено на Черноморском судостроительном заводе (завод №444).Первый пуск со стенда состоялся 23 сентября 1967 года, он был не удачным из-за выхода из строя амортизаторов и преждевременной остановки двигателя. Макет взорвался при падении в воду. Второй пуск выполнялся из надводного положения. Третий пуск произвели в марте 1968 года. Всего со стенда ПСД-9 было произведено 7 пусков.

В дальнейшем летная отработка ракет Р-29 была продолжена на 21-м Государственном центральном морском полигоне с наземного стенда. В 1966–1968 годах на Северном морском полигоне был создан наземный стартовый комплекс НСК (стенд) для летной отработки комплекса Д-9 пусками ракет Р-29. Рекогносцировочная комиссия выбрала место для строительства в районе поселка Нёнокса, где располагалось одно из управлений полигона. В дальнейшем на этой площадке были созданы и эксплуатировались наземные стенды для отработки ракетных комплексов третьего поколения. Здесь же были построены и введены в эксплуатацию два монтажно-испытательных корпуса, где разворачивались технические позиции для подготовки ракет. Были построены гостиницы, жилой городок с необходимой инфраструктурой. С Северодвинском, где располагались штаб полигона, вычислительный центр, телеметрические измерительные станции, площадку Нёнокса соединяла железная дорога.

Первый пуск с НСК был произведен в феврале 1968 года. В 1969 году пусками ракет Р-29 с наземного стенда начались летные испытания комплекса Д-9. Наземный стенд представлял собой бетонную башню, в которой размещались корабельная шахта с пусковой установкой и системы обслуживания. Подземный бункер располагался на расстоянии 80 м от башни. В бункере была смонтирована испытательно-пусковая аппаратура и во время пуска находилась стартовая команда.
В последующем, как и всегда на испытаниях были успешные и не успешные пуски, при этом причины отказа были совершенно разными. Например, в декабре 1970 года пуск был не удачным из-за отключения основного блока двигателя 1-ой ступени, ракета продолжала полет на рулевых камерах до потри устойчивости. Как выяснилось позже, это произошло из-за отказа клапана в приборном отсеке. Всего по декабрь 1971 года было произведено 20 пусков.

Заключительным этапом летных испытаний комплекса Д-9 стали пуски ракет Р-29 с подводных лодок проекта 701, а затем проекта 667Б. Первый период испытаний (лодка проекта 701) проходил в филиале полигона в Североморске. Затем летные испытания продолжались в Северодвинске. Ракеты готовились на технической позиции и по железной дороге доставлялись на причал Северного машиностроительного предприятия, где базировались подводные лодки. Там же проводились погрузка, генеральные испытания. Пуски осуществлялись со стартовых позиций в Белом море.
Первый испытательный пуск ракеты в морских условиях с борта ПЛ пр.701 (переоборудованная ПЛ пр.658М, тактический номер К-145) состоялся 25 декабря 1971 года из района Баренцева моря. В ходе испытаний было произведено 13 пусков ракет. Позднее для проведения испытаний была подготовлена ПЛ пр.667Б (К-279), с нее выполнено 6 пусков.
Комплекс Д-9 принят на вооружение 12 марта 1974 года Постановлением СМ №177-67.
В инициативном порядке КБ машиностроения провело разработку специальной учебно-тренировочной аппаратуры для подготовки личного состава ракетной боевой части подводной лодки к управлению корабельными пневмогидросистемами комплекса Д-9.

Летом 1975 года на Северном флоте была проведена экспериментальная стрельба ракетой Р-29 с борта ПЛ пр. 667Б, стоящего у причала (руководитель контр-адмирал В.К.Коробов).
В 1963 году по решению ВПК в ЦКБ-16 проводились работы по ПЛ пр. 701. На лодке предполагалось разместить ракетный комплекс Д-9 в составе 12 и 16 пусковых установок. Здесь прорабатывались различные варианты энергетических установок корабля, включая атомные и дизельные. В проработке предлагалось переоборудование ПЛ пр. 629 на 3 и 6 шахт для Р-29.

В 1964 г. было принято решение о переоборудовании одной ПЛ проекта 658 для отработки и испытания ракетного комплекса Д-9. Технический проект 701 был разработан ЦКБ-16 (гл. конструктор Н.Ф.Шульженко) в 1965 году. На подводной лодке, переоборудованной по проекту 701, предусматривалось размещение комплекса Д-9 с ракетами Р-29. Для размещения 6 ракет (вместо 3-х на ПЛ проекта 658) взамен IV отсека было врезано два новых отсека общей длиной 25,5 м. В этих отсеках в один ряд было установлено 6 ракетных шахт. Состав вооружения ПЛ проекта 701 был выбран исходя из обеспечения проведения испытаний ракетного комплекса Д-9 с целью принятия его на вооружение и возможности перевода экспериментальной ПЛ после завершения испытаний в боевую с минимальным объемом дооборудования. Состав основного оборудования сохранился по проекту 658. Запас плавучести ПЛ составил 29%.




Переоборудование ПЛ К-145 (зав. №906) по проекту 701 началось на Севмашпредприятие в 1965 году и закончено в 1970 году. Государственные испытания, проводившиеся с августа 1970 по ноябрь 1972, подтвердили проектные ТТХ ПЛ. Первым командиром ПЛ К-145 проекта 701 был В.И.Илларионов. При пятом пуске ракеты Р-29 с ПЛ пр. 701 27 мая 1972 г. произошла авария, во время удалось открыть крышку шахты и части разрушенной ракеты были выбронены из нее. Вскоре на Севмашпредприятии шахта была восстановлена и следующий 6-й пуск ракеты, состоявшейся 21 августа того же года, был успешным.
Переоборудование ПЛ по проекту 701 и ее использование позволило сократить время ввода в состав ВМФ нового поколения ракетоносцев проектов 667Б и 667БД постройки 1970-х годов. Подводная лодка проекта 701 после дооборудования в декабре 1976 г. вступила в состав ВМФ в качестве боевой подводной лодки.

В 1964 году прорабатывалась возможность размещения ракет Р-29 в погружаемых контейнерах (автономные и прибрежные) для установки на удалении от береговой черты от 20 до 500 км (1000-2500 км). В каждом контейнере предполагалось разместить по одной ракете. Для транспортировки контейнеров к местам развертывания прорабатывались транспортные суда пр.567, пр.550, пр.1174 и др, а также ПЛ пр.664.
По проекту 1964 года длина ракеты составляла 13,7 м, максимальный диаметр по бугелям 2,1 м и стартовый вес — 37 тонн.



ЦКБ-17 в 1964-1965 гг. в соответствии с постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 10 августа 1964 года №680-280 выполнило проработку размещения комплекса Д-9 на надводных корабля, первоначально на них размещали комплекс Д-8 с ракетой УР-100М. В 1965 году проекту был присвоен шифр «Скорпион». Для размещения на кораблях проектов 909 и 1111 было выбрано восемь пусковых шахт типа 4С75, которые были аналогичны ПУ подводных лодок проектов 701 и 667Б. Постройка кораблей по теме «Скорпион» предполагалась на заводе №199 в Комсомольске-на Амуре. Эскизные проекты 909 и 1111 кораблей — ракетоносцев были завершены ЦКБ-17 в июле-августе 1965 года. В их разработке участвовали Ю.А.Македон, Б.В.Шмелев, А.Б.Морин, С.Ф.Петухов и др. Осенью 1965 года стало ясно, что в НАТО программу строительства надводных кораблей-ракетоносцев осуществлять не будут, поэтому работы по проекту «Скорпион» были прекращены.

В 1964 году под ракетный комплекс Д-9 в ЦКБ-16 (гл. конструктор В.В.Борисов) был разботан проект 601 переоборудования дизель-электрической ПЛ проекта 629. Переоборудование производилось на машиностроительном предприятие «Звездочка» (директор Г.Л.Просянкин, гл. строитель Ю.А.Роздин), ПЛ К-118 (первый командир В.Наумов) в 1976 году вступила в строй. Размещение на ПЛ нового ракетного комплекса Д-9 с вдвое большим боекомплектом ракет Р-29 привело к существенному изменению технического облика и основных ТТХ ПЛ, выбранной для переоборудования. Наибольшая длина переоборудованной ПЛ увеличилась на 19 м и составила 118 м, нормальное водоизмещение выросло примерно в полтора раза (достигло 4159 м3), а дальность непрерывного подводного плавания экономическим ходом уменьшилась в три раза. На ПЛ были вырезаны отсеки со II до V-ый, вместо них был установлен новый блок, состоящий из двух ракетных отсеков (IV и IVa), нового увеличенной длины центрального поста (III), нового отсека аккумуляторными батареями (IIIa) и частей жилых и аккумуляторных отсеков (II и V)/ Энергетическая установка состояла из дизеля 2Д42 (установлен вместо 37Д) мощностью 3х1900 л.с. и электродвигателей ПГ-102 (один мощностью 2700 л.с.), ПГ-101 (два мощностью по 1350 л.с.). Дальность плавания под водой 95 миль при скорости 2,3 узла. На корабле установлен БИУС «Альфа-2», навигационный комплекс «Мост-У-601», гидроакустические станции МГ-10, МГ-15, МГ-23, МГ-200 и МГ-13, РЛС «Накат-М», «Хром-КМ» и РЛК-101. ПЛ оборудована перископом ПЗН-9. Торпедное вооружение состояло из шести 533-мм торпедных аппаратов (два кормовые)и приборов управления торпедной стрельбой Ленинград-629».


ПЛ проекта 667Б разработана в ЛПМБ «Рубин» (гл. конструктор С.Н.Ковалев) под ракетный комплекс Д-9 с ракетой Р-29. РПКСН проекта 667Б — первый в мире подводный ракетоносец, вооруженный межконтинентальными БР с увеличенной более чем в три раза дальностью стрельбы по сравнению с БР комплекса Д-5 и повышенной точностью за счет применения на ракете автономной инерциальной системы и азимутальной астрокоррекции. Высокая степень автоматизации ракетного комплекса позволила в 5-7 раз сократить время предстартовой подготовки ракет, а наличие на ракетоносце необходимого объема цистерн кольцевого зазора и системы удержания корабля — обеспечить подводный старт всего боекомплекта БР в одном залпе. РПКСН проекта 667Б создавался на базе оборудования и технических решений РПКСН проекта 667А, однако значительное увеличение массогабаритных характеристик БР комплекса Д-9 по сравнению с БР комплекса Д-5 ( масса ракеты увеличилась более чем в 2 раза, длина — в 1,4 раза, диаметр — в 1,2 раза ) потребовало сокращения на новом ракетоносце числа ракетных шахт с 16 до 12, привело к увеличению нормального водоизмещения на 1200 т и снижению скорости полного хода на 2 уз. Конструкция осталась практически прежней — двухкорпусная ПЛ с ракетными шахтами, размещенными в прочном корпусе.

Значительно выросла высота надстройки ( ракетного банкета ) , придав ПЛ характерный для нее вид. Лодка разделена на 10 отсеков. Оснащена всплывающей антенной буйкового типа, позволяющей принимать радиосообщения, целеуказания и сигналы спутниковой навигации, находясь на большой глубине. Применены усовершенствованный навигационный комплекс типа “Тобол-Б” и космическая навигационно-связная система типа “Циклон”. Торпедные аппараты оснащены устройством быстрого заряжания. В 1972-1977 гг. на Севмашпредприятие и заводе им. Ленинского комсомола было построено 18 кораблей по проекту 667Б.

Для военных парадов был создан макет ракеты типа Р-29. Для изготовления которого использовались элементы конструкции настоящей ракеты, находящейся в то время еще в разработке. Длина макета была 11,5 м, диаметр корпуса обеих ступеней — 1,65 м. Длина первой ступени 7,1 м, длина второй — 4,4 м. Макет ракеты был впервые показан на военном параде в г.Москва в 1968 году. Из-за времени демонстрации макета и его габаритных характеристик зарубежные разведки долго путались, какая эта ракета. В разные годы макету давали разные коды США и НАТО SS-N-6 Sawfly или SS-N-8, первый соответствовал ракетному комплексу Д-5 с ракетой Р-27, испытания которого заканчивались, второй — ракете Р-29 комплекса Д-9. Было понятно, что ракета на жидком топливе с четырехкамерным ЖРД на первой ступени.

Ввод в состав флота первого в мире ракетоносца К-279 проекта 667Б с межконтинентальными ракетами Р-29 показал американцам, что защитного океанского барьера у них больше не существует. Первым командиром этой ПЛ был В.П. Фролов. На ПЛ проекта 667Б отрабатывались новые тактические приемы, в 1980 г. подводный ракетоносец К-457 (командир В.Н.Ефимов) выполнил первое проламывание льда для использования ракетного оружия корабля. ПЛ при участии В.Б.Яровенко, Э.Д.Балтина и Л.Р.Куверского в 1981 году осуществили стрельбу двумя ракетами Р-29 при всплытии из-подо льда. Другую стрельбу двумя ракетами выполнили В.В.Патрушев и Г.Г.Лойкканен со всплытием в стартовое положение после подрыва льда торпедами. В 1982 году с ракетоносца К-279 лежащего на грунте была произведена ракетная стрельба, участвовали А.П.Бескаравайный, В.А.Журавлев и А.Ф.Носов.

В дальнейшем носителями ракетного комплекса Д-9 стали ПЛ пр. 667БД. При создании АПЛ проекта 667БД решалась задача увеличения боекомплекта по сравнению с принятым в проекте 667Б (12 шт.) до 16 шт. В связи с этим предусмотрен дополнительный ракетный отсек (сего на ПЛ стало 11 отсеков), длина корпуса выросла на 16 м, нормальное водоизмещение — на 1500 т, скорость полного подводного хода снизилась на 1 уз.
Одновременно совершенствовалась акустическая защита (была предусмотрена более совершенная амортизация механизмов ПТУ, виброизоляция от корпуса трубопроводов и гидравлических устройств и др.); был реализован комплекс мероприятий по снижению корабельных акустических помех работе ГАК; установлена система электрохимической регенерации воздуха. Командиром головного корабля К-182 «60-летие Великого Октября» проекта 667БД был В.В.Наумов.
По состоянию на середину 1991 года было развернуто 280 ракет типа Р-29, а на конец 1994 года — 256 ракет различных модификаций.
В дальнейшем КБ машиностроения проводило работы по модернизации межконтинентального комплекса Д-9:
– во-первых, вело разработку комплекса Д-9 с ракетой Р-29У, оснащаемой либо моноблоком с улучшенными средствами противодействия ПРО, либо трехблочной РГЧ кассетного типа с тремя блоками малого класса мощности, параллельно с комплексом Д-9 и ракетой Р-29;
– во-вторых, разрабатывало аванпроект (завершен в 1970 г.) комплекса Д-9М с ракетой Р-29М, оснащаемой разделяющейся головной частью индивидуального наведения трех или четырех блоков среднего класса мощности. Предусматривалось также оснащение ракеты и моноблоком, и разделяющейся головной частью с блоками малого класса мощности. Первая модернизация не былa реализована. Вторая – вылилась в разработку комплекса третьего поколения Д-9Р.

ХАРАКТЕРИСТИКИ

Разработчик КБМашиностроения
Гл. конструктор В.П.Макеев
Ведущий конструктор Ю.А.Коробейников
Изготовитель Красноярский МЗ
Классификация по СНВ класс “В”
Наименование по СНВ РСМ-40
Код НАТО SS-N-8 mod 1 Sawfly
Тип комплекса ракетный комплекс с межконтинентальной баллистической ракетой с подводным стартом для стрельбы по неподвижным береговым целям, второго поколения
Корабли-носители: ПЛ пр.667Б, пр.701, пр.667БД, пр.601, пр.701
Состояние: разработка начата в 1964 г, на вооружении с 1974 года
Дальность стрельбы, км:
-по проекту 8000
-по зарубежным данным 8200 (7560-7800)
Точность стрельбы (КВО), м 8000 (1260-1500)
Головная часть:
-тип моноблочная термоядерная с легкими ложными целями
— разработчик боеприпаса ВНИИТФ
— главный конструктор Л.Ф.Клопов
— мощн. заряда, Мт 1,0-2,0
-вес, кг 1100-1150
Комплекс средств преодоления ПРО:
-тип “Ледокол”
-разработчик ЦНИРТИ
-руковод. разработки В.Герасименко
Система управления:
астроинерциальная с БЦВМ
— разработчики НИИА, НИИ АП, НИИ КП
— гл. конструкторы Н.А.Семихатов, Н.А.Пилюгин, В.П.Арефьев
— тип астрокоррекции оптико-электронный визир с коррекцией траектории полета по звездам
— разработчик
ЦКБ (НПО) “Геофизика”
— гл. конструктор В.А.Хрусталев и В.С.Кузьмин
Органы управления:
-1 ступень две рулевые камеры сгорания в карданных подвесах
-2 ступень поворотная камера сгорания основного двигателя
Разделение ступеней: разрывом корпуса удлиненным детонирующим зарядом
Приборы прицеливания:
-разработчик ЦКБ “Арсенал”
-гл. конструктор С.П.Парняков
-руководитель работ О.С.Власенко
-прибор ПП-129 оптико-механический для контроля положения приборов НК на ПЛ
ведущий конструктор Ю.И.Дядюн
-прибор ПП-129Т оптико-механический для контроля положения ГСП на ракете
ведущий конструктор А.А.Иванов
-ПП-139 оптико-электронная углоизмерительная система для измерения угла поворота ракеты в ШПУ
ведущий конструктор В.Г.Душко
Разработчик КЦВС НИИ “Агат”
Тип старта подводный
за счет собственного двигателя из затопленной шахты
Глубина старта, м 40-50
Число ступеней 2
Размеры, мм:
-длина полная 12955-13435 (13000)
-длина без головной части 12955-13435 (13000)
-макс. диаметр корпуса 1800
-диаметр по бугелям 2100
Стартовый вес, кг 33300-33350
Горючее НДМГ
Окислитель АТ
ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ:
Размеры, мм:
-длина полная 9300
-макс. диаметр корпуса 1800
Вес заправленной, кг 25700
Двигатель:
-тип трехкамерный ЖРД с ТНА, состоящий из центрального блока с дожиганием и рулевого блока с двухмяповоротными камерами без дожигания
— разработчик КБХМ
-гл. конструктор А.М.Исаев
— изготовитель Красноярский МЗ
— время работы, сек 150
ВТОРАЯ СТУПЕНЬ:
Размеры, мм:
-длина полная 3400
-макс. диаметр корпуса 1800
Двигатель:
-тип однокамерный ЖРД с поворотной в двух плоскостях камерой
— разработчик КБХМ
— изготовитель Красноярский МЗ
— время работы, сек 80
Предстартовая подготовка автоматизированная
Число ракет в залпе 12

ПУСКОВАЯ УСТАНОВКА:
Тип шахтная 4С75
Разработчик КБМ
Изготовитель з-д “Большевик”
Состояние серия с 1964 по 1976 год
Размеры ПУ, м:
-длина 14,0
-диаметр 2,1
Вес, т 19,1
Число ракет на корабле 12 и 16
Тип амортизации
резинометаллическая2
Темпетатура, град. С 5-28
Относительная влажность, % 80
Условия старта:
-скорость ПЛ, узл до 5
-скорость ветра, м/с до 20
-волнение моря, бал. до 5-6
-широта места старта, град. с.ш. до 85
Навигационный комплекс ПЛ “Тобол”
Корабельный БИУС “Восход”
Корабельная ЦВМ “Альфа”

КОМПЛЕКС НАЗЕМНОГО ОБОРУДОВАНИЯ:
Разработчик ГСКБ (КБТМ)
Гл. конструктор В.Н.Соловьев
Горизонтальный стыковщик 4Н75-СГ
Вертикальный стыковщик 4Н75-СВ
Комплект грузозахватных
средств 4Н75-ПС
Кран плавкран проекта 1505
-назначение погрузка ракет на ПЛ
Кран общепромышленный МКГ-100
-назначение погрузка ракет на наземном стенде
Железнодорожная секция специальная 4Н75-ЖСТ
-разработчик ОКБ МТ и ТМ (г. Калинин)
-состав изотермический вагон ВИ и вагон сопровождения ВС
-назначение для дальних перевозок ракет
Транспортно-изометрический агрегат 4Н75-ТИ
-разработчик КБ “Мотор”
-состав полуприцеп с активными мотор — колесами, герметичный отсек и специальный четырехосный тягач
-назначение для перевозок ракет в пределах пункта базирования

А.В.Карпенко, ВТС «БАСТИОН», 1.03.2017

Источники:
А.В.Карпенко, Н.И.Шумков «Морские комплексы с баллистическими ракетами» СПб. — Москва, 2009 г. ВТС «Бастион» (http://bastion-karpenko.narod.ru)
«Морские стратегические ракетные комплексы», коллектив авторов:…Карпенко А.В…М: Военный парад – ГРЦ Макеева, 2011
Баллистические ракеты морских стратегических ядерных сил СССР и России 1947–2012. Каталог М: ГРЦ 2012.
СКБ-385, КБ машиностроения, ГРЦ «КБ им. академика В.П. Макеева»/ Составители Р.Н. Канин, Н.Н. Тихонов; Под общей редакцией академика РАРАН В.Г. Дегтяря. – М.: Государственный ракетный центр «КБ им. академика В.П. Макеева»; «Военный Парад», 2007. – 408 с.: илл.
“Государственный ракетный центр “Конструкторское бюро им. акад. В.П.Макеева” — ГРЦ-КБМ, 1997
“Государственный ракетный центр “Конструкторское бюро им. акад. В.П.Макеева”, “Ортех”, 2002
“Российская наука — Военно-морскому флоту” под редакцией академика А.А.Саркисова — “Наука”, М: 1997
Missile Forecast — Forecast International/ DMS, 1996
“Вторые Макеевские чтения” — “Ракетно-космическая техника”, ГРЦ “КБ им. академика В.П.Макеева”, 1996
Ф.И.Новоселов “Вооружение Военно-Морского Флота” — “Советская военная мощь”, М: “Военный парад”, 1999
Combat fleets of the world 1998-1999 — Naval Institute
“50 лет впереди своего века” , М: РКА, 1998
“Новости космонавтики” №2-1999
Кожухов Н.С., Соловьев В.Н. “Комплексы наземного оборудования ракетной техники 1948-1998 гг.”, под редакцией Бирюкова Г.П., М: КБТМ, 1998
М.Первов “Неизвестная война в космосе” — “Ядерная безопасность” №24, 1999

РАКЕТНЫЕ КОМПЛЕКСЫ Д-9Д И Д-9ДУ С РАКЕТАМИ Р-29Д И Р-29ДУ
РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС Д-9Р С МБР Р-29Р
ПРОЕКТ РАКЕТНОГО КОМПЛЕКСА Д-9М
КОМПЛЕКС Д-13 С ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНОЙ РАКЕТОЙ Р-33
РАКЕТНЫЕ ПОДВОДНЫЕ КРЕЙСЕРА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ ПРОЕКТА 667Б И 667БД
АТОМНАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ ПРОЕКТА 701
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РАКЕТНЫЙ ЦЕНТР ИМЕНИ АКАДЕМИКА В.П. МАКЕЕВА (ГРЦ МАКЕЕВА)


ГЛАВНАЯ НОВОСТИПОЛИТИКА,ПРОГРАММЫ ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА ФОТО ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе КОНТАКТЫ
____
© А.В.Карпенко 2009-2017/A.V.Karpenko 2009-2017
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap