ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
НОВОСТИ/NEWS
ПОЛИТИКА, ПРОГРАММЫ
ОБЩИЕ ТЕМЫ
СОБЫТИЯ ОПК
ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА
ФОТО: ВООРУЖЕНИЕ, ВЫСТАВКИ, СОБЫТИЯ
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ, ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
РЕПОРТАЖИ, ЗАМЕТКИ, СООБЩЕНИЯ
НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
ВИДЕО, ФИЛЬМЫ "БАСТИОН"
ИЗДАНИЯ КАРПЕНКО А.В.
КАЛЕНДАРИ, ЗАСТАВКИ И ПЛАКАТЫ
ВТС "НЕВСКИЙ БАСТИОН"
ОВТ «ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА»
ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе

КОНТАКТЫ/CONTACT




РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС Д-5 С РАКЕТОЙ Р-27

MISSILE COMPLEX D-5 MISSILE R-27

На начальных стадиях работ по созданию модификации АПЛ пр.705 с баллистическими ракетами были использованы имевшиеся данные по отечественным ракетам разрабатывавшихся в то время комплексов. Однако применительно к АПЛ пр.705 из-за значительных массогабаритных характеристик эти ракеты приводили к существенным архитектурным изменениям базового корабля. Поэтому по инициативе СКБ-143 А.П.Александровым перед разработчиками ракет был поднят вопрос о возможности создания малогабаритной, но достаточно эффективной баллистической ракеты типа Polaris. Подобные ракеты в количестве восьми единиц позволяли скомпоновать отсек вписывающийся в корабль. При этом атомный ракетоносец имел бы минимальное водоизмещение, высокую подводную скорость. Он уступал бы ракетоносцам США, имевшим по 16 ракет Polaris, по количеству ракет, но имел бы в 2-3 раза меньшее водоизмещение. В конце 1960 г. от СКБ-385 главного конструктора В.П.Макеева в СКБ-143 поступило письмо с ожидаемыми данными по ракете, этапам и срокам её создания.
В соответствии с решением главкома ВМФ, СКБ-143 развернуло работы по эскизному проекту АПЛ пр.705Б. Был проработан и согласован с ЦНИИ ВК проект тактико-тех¬нического задания.
Постановлением Правительства от 27 мая 1961 года № 485-201 в развитие Постановления Правительства от 23 июня 1960 года было задано создание опытной подводной лодки проекта 705 (проект 705Б) в варианте с 8 малогабаритными баллистическими ракетами в шахтах диаметром 1,6-1,7 и длиной 9,5м. Первоначально работы проводились по противокорабельной баллистической ракете с самонаведением для поражения, прежде всего авианосцев. Инициативно и параллельно с твердотопливной ракетой РТ-15М велись работы по ракете для поражения наземных целей при габаритах шахты, как у противокорабельной ракеты с самонаведением4. Полученные проектные результаты дали основание главным конструкторам (В.П.Макеев, А.М.Исаев, Н.А.Семихатов) предложить в декабре 1961 года двухэтапную разработку комплекса Д-5: с баллистической ракетой для поражения наземных стратегических объектов и с баллистической ракетой для поражения подвижных надводных целей, прежде всего авианосцев. Последняя ракета должна была составить конкуренцию КР комплекса П-6 раз¬рабатывавшегося В.Н.Челомеем в ОКБ-52 ГКАТ.

Работы по комплексу Д-5 начаты согласно Постановлению ЦК КПСС и СМ СССР №386-179 от 24 апреля 1962 года. Ракетный комплекс Д-5 разрабатывался с ракетой Р-27 (4К10) для поражения наземных стратегических целей на дальностях до 2300 км (первоначально у ракеты предполагалась дальность стрельбы в 1800 км) и с ракетой Р-27К (4К18) для поражения надводных кораблей большого водоизмещения на удалении до 800 км. Постановлением были заданы габариты ракеты (длина 8,7 м, калибр — 1,4 м) обеспечивающие возможность установки в размещаемых на АПЛ пр 705Б и 667А шахтах высотой 9,5м и диаметром 1,7 м. Летные испытания ракет с баллистической ГЧ планировалось на первое полугодие, а с самонаводящейся ГЧ — на конец 1964 г.
В соответствии с поста Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 15 февраля 1963 г. №202-73 допустимая длина ракеты увеличилась на 200 мм диаметр достиг 1,5 м без изменения размеров шахты. С переходом на новое топливо максимальная дальность возросла до 2500 км для ракеты с неуправляемой ГЧ и до 1100 км при использовании самонаводящейся ГЧ.
Основным носителем ракетного комплекса Д-5 должна была стать АПЛ проекта 705Б. Специалистами СКБ-143 были рассмотрены проработки и предложения по созданию на базе комплекса Д-5 ракетного оружия с увеличенной дальностью действия и согласован протокол о направлении дальнейших работ по кораблю проекта 705Б. Главным конструктором АПЛ пр.705Б был назначен Г.Я.Светаев. В поисках оптимального решения и определения основных элементов корабля были проработаны варианты размещения ракетного оружия на подводной лодке.

На базе основных технических решений, принятых в эскизном проекте 705 СКБ-143 разрабатывало предэскизные проекты: 705А — подводной лодки, вооруженной ракетами типа “Аметист” и 705Б — подводной лодки, вооруженной малогабаритными баллистическими ракетами РК Д-5. Предэскизные проекты 705А и 705Б велись в СКБ-143 с максимальной унификацией как по размещению основного оборудования, так и по конструкции корпуса с эскизным проектом 705. Согласно этим проектам в корпус ПЛ проекта 705 предусматривалась вставка одного отсека с ракетным оружием при минимальных изменениях конструкции соседних отсеков. На ПЛ проекта 705А предполагалось разместить 8 ракет типа “Аметист” в наклонных контейнерах, а на ПЛ проекта 705Б — 8 баллистических ракет комплекса Д-5 в вертикальных ракетных шахтах. Предэскизные проекты 705А и 705Б были завершены в 1962 г.

В период интенсивной деятельности по эскизному проекту работы по нему были неожиданно для СКБ-143 закрыты. Как стало впоследствии известно, после настойчи¬вых обращений главного инженера ЦКБ-16 Н.Ф.Шульженко к председателю Госкомитета по судостроению (докладная от 18 октября 1962 г.), было принято решение о передаче работ по АПЛ пр.705А и 705Б в ЦКБ-16. Во ис¬полнение приказа Госкомитета по судостроению от 11 де¬кабря 1962 г. работы по данному проекту в СКБ-143 были прекращены, а всем контрагентам и заинтересованным организациям направлена соответствующая информация. Дальнейшие работы в над ракетными вариантами АПЛ пр.705 ве¬лись в ЦКБ-16 под руководством главного конструктора В.В.Борисова. Эти работы проводились в 1964-1965 г.г.: проекты 686 (ранее проект 705А) и 687 (ранее — 705Б). Проектирование ПЛ проекта 687 велось ЦКБ-16 с использованием основного оборудования, разработанного для ПЛ проекта 705.

Эскизный проект 687 (705Б) АПЛ был выполнен в конце 1964 года ЦКБ-16 во исполнение Постановлений СМ СССР №485-210 от 27 мая 1961 года, №670-27 от 6 августа 1964 года и №680-280 от 10 июня 1964 года.
Проект был разработан в 4-х вариантах и 2-х подвариантах. На ПЛ предполагалось разместить 12 ракет. Основное отличие вариантов друг от друга заключалось в типе ППУ, ПТУ и другого энергетического оборудования. В 1965 году было предложена заменить на лодке ракетный комплекс на Д-5М с улучшенными характеристиками. В августе 1965 года эскизный проект 687 был утвержден. Был проработан вариант ПЛ проекта 687 с 12 шахтами для ракет комплекса Д-5. ЦКБ-16 выполнило проработки размещения на ПЛ других ракетных комплексов, включая Д-9 с межконтинентальными ракетами. Несмотря на завершение эскизного проекта 687 (705Б) дальнейшего развития он не получил в основном из-за проблем, возникших при создании АПЛ проекта 705 (705К). Официально работы по проекту были закрыты распоряжением ГУК ВМФ от 28 июня 1969 года. В дальнейшем основным носителем ракетного комплекса Д-5 стала АПЛ проекта 667А.

БРПЛ Р-27 (4К-10) — одноступенчатая ракета с двигателем на жидком топливе. Является родоначальницей современного морского жидкостного ракетостроения. На ракете Р-27 впервые из БРПЛ СССР были внедрены “вафельные” конструкции обечаек и днищ, созданы биметаллические соединения стальных и алюминиевых деталей, двухслойные днища, применялась заводская заправка топливом и ампулизация.
Корпус ракеты — цельносварной из алюминиевых сплавов (АМГ-6). В хвостовой части ракеты располагались два бугеля, по длине корпуса — несколько поясов резино-металлических амортизаторов, что при допустимых условиях старта обеспечивало устойчивый выход ракеты из шахты со скоростью 30 м/с.
Система управления ракетой Р-27 разрабатывалась НИИ-592 (НПО автоматики), командные приборы для нее в НИИ-49.В состав системы управления специалисты НИИ-592 впервые включили гиростабилизированную платформу. Для повышения точности управления дальностью и траекторией полета реализовано регулирование параметров движения ракеты по трем направлениям в пространстве. Аппаратура СУ скомпоновали в герметизированном объеме, образованном полусферическим верхним днищем бака окислителя.

Впервые, начиная с ракеты Р-27, для реализации в полете инерциальной системы координат в состав системы управления вводится гиростабилизированная платформа.
Внедрение гироплатформ и последовательное использование современных достижений науки в построении моделей гравитационного потенциала Земли позволили создать алгоритмы решения навигационной задачи с высокой точностью для стартов из акватории Мирового океана.
На ракете впервые применен “утопленный” в баке горючего двигатель Д-10 (4Д-10) с центральной камерой сгорания с дожиганием окисленного газа и рулевым блоком, состоящим из двух качающихся камер сгорания, разработанный в КБХМ под руководством А.М.Исаева.
По пути максимального использования объема для размещения топлива был сделан при создании двигателя Д-10 для одноступенчатой ракеты Р-27 за счет его размещения в топливном баке. Такое размещение двигателей ампулизированной ракеты стало возможным после создания цельносварного двигателя.
Размещение двигателей в топливных баках потребовало повышенной плотности деталей, плотности сварных швов, высокоточных методов контроля герметичности и поставило ряд других задач, в частности, задачу о полной ликвидации микронеплотностей, которые могут остаться в металле. В итоге удалось обеспечить долговечность и надежность заправленной на заводе-изготовителе и ампулизированной ракеты. Такая компоновка двигателя позволила кардинально снизить потери объема за счет максимальной полноты заполнения объема двигательной установки топливом.
Другие особенности двигателя. Основной блок выполнен по замкнутой схеме с дожиганием окислительного турбогаза. Рулевой блок – открытой схемы. Пуск двигателя – одноимпульсный. При достижении рулевым блоком 50% режима срабатывает ударник, воспламеняющий пороховую шашку стартера турбонасосного агрегата центрального блока. Таким образом, сначала запускается рулевой блок, а затем – центральный.

Надежный пуск рулевого блока при наличии шахтного противодавления обеспечивают следующие конструктивные и схемные особенности двигателя: существенно меньшая потеря напора в линиях газогенератора, чем в линиях рулевых камер, и более ранний выход на режим газогенератора по отношению к рулевым камерам; увеличенная мощность турбонасосного агрегата, создаваемая пороховым стартером, который к тому же работает до момента достижения высокого (не менее 50%) режима рулевого блока; малый момент инерции ротора турбонасосного агрегата рулевого блока, относительно мощности агрегата.
Останов рулевого и центрального блоков может осуществляться и одновременно, и порознь. Заданное соотношение компонентов топлива поддерживается системой, в которую входят: две трубки Вентури (одна – на линии горючего, другая – на линии окислителя); два золотника, сравнивающие давления горючего и окислителя (один сравнивает давление перед трубками Вентури, другой – в узком сечении этих трубок); два дросселя, установленные на линии горючего и совместно с золотниками поддерживающие давление горючего равным давлению окислителя в сравниваемых точках. Таким образом поддерживаются одинаковые перепады давления на обеих трубках и, следовательно, одинаковые соотношения расходов компонентов. Такая система, впервые примененная на двигателе Д-10, обеспечила поддержание соотношения компонентов топлива с точностью ±2% при минимальной потере давления на трубке Вентури около 5 атмосфер.
На первых экземплярах двигателя заданное давление газа перед форсунками поддерживал регулятор тяги центрального блока. В двигателе возникали низкочастотные колебания давления, проникавшие в дожигатель с амплитудой около 15 атмосфер. Установка регулятора расхода конструкции КБ химмаша, выполненного по схеме КБ химавтоматики, позволила избавиться от пульсаций. Был применен горячий наддув обоих баков ракеты. Суммарный подогрев горючего в баке за счет тепла от «утопленного» двигателя и от горячего наддува к концу работы составляет около 10°С.
Компоновка двигателя Д-10 в баке горючего стала классической схемой для морских ракет Р-27К, Р-27У и первых ступеней ракет Р-29, Р-29Р, Р-29РМ и их модернизированных вариантов. При этом двигатель Д-10 использован в качестве двигателя первой ступени ракет Р-27К без изменений.
На ракете Р-27 впервые была применена прокладка кабелей в стальных трубопроводах и фторопластовых рукавах в металлической оплетке на двигательной установке и в эллипсной алюминиевой трубе в борто¬вом кабеле под обтекателем. Эллипсная труба позволила вписаться в ограниченную по габаритам конструкцию, а применение металлических труб и фторопластовых ру¬кавов дало выигрыш в весе и увеличение гарантийных сроков хранения по сравнению с резиновыми оболочками. Для ракеты Р-27 впервые спроектирована серия специальных многоконтактных малогабаритных герметичных электрических соединителей, получивших свое развитие в серии отрывных, отстреливаемых, проходных соединителей, соединителей «слепой» стыковки, всего около 200 конструкций.

Ядерный боеприпас ракеты Р-27 создавал НИИ-1011, главный конструктор Л.Ф.Клопов. Заряд разрабатывало КБ — 11, главный конструктор Е.А.Негин. Основная трудность заключалась в необходимости создания боеголовки, которая примерно в два раза была бы легче боеголовки ракеты Р-21.
Моноблочная головная часть ракеты Р-27 внесла существенный вклад в обеспечение малогабаритности ракеты. Ядерный боеприпас (главный конструктор Л.Ф. Клопов) в сравнении с комплексом Д-4 имеет вес меньше почти в два раза, длину – более чем на полметра меньше в сравнении с боеприпасом ракеты Р-21.
В боеприпасе была реализована устойчивая к радиопротиводействию система неконтактного подрыва, получившая применение в последующих разработках. А в комплексе Д-5 при выработке информационного обеспечения применения боеприпаса учитывались средние статистические значения термодинамических параметров атмосферы и отклонения наземного давления географической широты цели на месяц пуска.

Выбранный двухступенчатый заряд имел мощность, превышающую полумегатонный рубеж. Снижение мощности по сравнению со боеголовкой Р-21 компенсировалось повышением точности стрельбы ракеты. Заряд был испытан на Новой Земле в 1966 г. Для новой боеголовки разработали малогабаритную автоматику. Днище головной части служило одновременно корпусом низковольтного блока. Корпус головной части из алюминиево-магниевого сплава и имел форму двойного конуса с закругленной носовой частью. Асботекстолитовое покрытие и образовывавшийся отсоединенный аэродинамический скачок предохраняли заряд и автоматику от перегрева на конечном участке траектории боеголовки.
В ракете реализована совокупность схемно-компоновочных и конструктивно-технологических решений, ставших базовыми для всех последующих типов жидкостных ракет: цельносварные конструкции корпуса ракеты; введение «утопленной схемы» двигательной установки — расположение двигателей в баках окислителя или горючего; отсутствие традиционных ракетных отсеков свободных от топлива (межбакового, двигательного, приборного); применение резиноме-таллических амортизаторов и размещение элементов стартовой системы на ракете; заводская заправка ракет долгохранимыми компонентами топлива с последующей ампулизацией ракет; автоматизированное управление предстартовой подготовкой и залповой стрельбой.
Данные решения позволили кардинально уменьшить габариты ракеты, резко повысить ее готовность к боевому применению (время предстартовой подготовки составило 10 мин, интервал между пусками ракет — 8 с), упростить и удешевить эксплуатацию комплекса в повседневной деятельности.
После всестороннего анализа различных типов устройств разработчиками СКБ-385 для разрыва соединений между составными частями морских баллистических ракет было взято за основу применение принципа взрывного действия с использованием детонирующего удлиненного заряда (ДУЗ) кумулятивного типа на основе бризантных взрывчатых веществ. Начало было положено созданием системы для ракеты Р-27, в которой ДУЗ использован для отделения боевого блока от носителя.
Для создания воздушного колокола в состав малогабаритной ракеты Р-27 был введен переходный отсек, представляющий собой двухкорпусную цельносварную конструкцию сложной конфигурации, охватывающей элементы ракеты, расположенные за нижним днищем и вписывающейся в контуры стола пусковой установки. Переходный отсек герметично стыкуется к нижней части корпуса ракеты. Воздушный колокол создается за счет наддува полости переходного отсека и вытеснения из нее воды через нижний срез, сообщающийся с окружающим пространством.
Переходный отсек конструктивно плотно охватывает элементы ракеты, в том числе рулевые камеры двигателя 1 ступени. Поэтому с целью обеспечения поворота рулевых камер в полете на заданные углы прокачки, а также с целью снижения полетной массы ракеты, переходный отсек в полете не участвует и остается на пусковом столе в шахте подводной лодки. Для этого он крепится к корпусу ракеты специальными разрывными болтами.
В комплексе Д-5 был применен пульт управления ракетным оружием (ПУРО), разработанный в НИИ-592. С него производилось управление предстартовой подготовкой, стартом, комплексные регламентные проверки ракет в автоматизированном централизованном режиме. Корабельная система управления позволяла ведение стрельбы БР залпом.

При проектировании комплекса рассматривались различные типы ШПУ, в том числе, с “сухим” стартом. Рассматривались варианты амортизации ракеты в шахте: резиновые амортизаторы (диаметр шахты 1,7-1,8 м) и пружинные амортизаторы (диаметр шахты 1,8-2,1 м). Пусковая установка оказала существенное влияние на формирование ракетного комплекса в целом, прежде всего она определила количество шахт и ракет на подводной лодке.
Первоначально разработку стартовых установок СМ-88 для комплекса Д-5 и СМ-86 для испытательного стенда предполагалось вести в ЦКБ-34 под руководством главного конструктора Е.Г.Рудяка, которое создало ШПУ для ракет Р-13 и Р-21. С 1962 года это КБ разрабатывало стартовую установку СМ-139 для АПЛ проекта 667А. ЦКБ-34 предлагало создать ПУ с механической амортизацией, что позволило бы разместить на ПЛ всего 5-6 ПУ с ракетами. СКБ-385 было против такого решения и предлагало уменьшить зазор между ракетой и ПУ за счет применения резиновой амортизации, что позволяло на тех же ПЛ разместить до 16 ракет. Гидравлический привод крышки шахты обеспечивал ее открывание (поворот на угол 120 градусов) за 1 минуту.
С помощью научно-технических проработок 24-го института ВМФ в НИИ «Агат»(гл. конструктор Р.Р.Бельский) для комплекса Д-5 была создана первая боевая информационно-управляемая система (БИУС) «Туча», не имевшая мировых аналогов. Она в комплексе решала широкий спектр задач управления боевой деятельностью АПЛ пр. 667А, в том числе стрельбой торпедным оружием и баллистическими ракетами.
Создание второго поколения морских стратегических вооружений (ракетный комплекс Д-5) совпало с интенсивной разработкой средств цифровой вычислительной техники и внедрением их в корабельные информационные и управляющие системы. Принципиально новым достижением в этой области стала разработка Морским научно-исследовательским институтом №1 (МНИИ-1), впоследствии ЦНИИ «Агат», первой отечественной боевой информационно-управляющей системы (БИУС) «Туча» (главный конструктор Р.Р. Бельский) для ракетной подводной лодки проекта 667А.
Система «Туча» создавалась как единая интегрированная система многоцелевого назначения для комплексного решения широкого круга задач управления боевой деятельностью подводной лодки и боевого применения всех видов ее оружия. Она не имела мировых аналогов и открыла новый класс радиоэлектронного вооружения подводных лодок, основанного на цифровой вычислительной технике. «Туча» состояла из четырех функционально законченных контуров (или подсистем): информационно-управляющего, навигационного, торпедного, ракетного.
Наличие в системе двух параллельно работающих цифровых вычислительных машин (ЦВМ) обеспечивало контроль правильности ввода информации (сравнение контрольных сумм), достоверности расчетов (сравнение результатов вычисления), повышало надежность работы во всех режимах использования.
В общем виде организация ракетной атаки по береговым целям включала решение следующих задач: подготовка (по данным Военно-морского флота) и хранение информации о целях, выборка информации о целях, назначенных к атаке (координаты, точки прицеливания и т.д.); выбор точки старта, из которой обеспечивается досягаемость
назначенных целей, переход в эту точку (при необходимости); выработка данных для стрельбы и ввод их в ракету в процессе предстартовой подготовки.
Стрельба могла производиться как одиночными ракетами по одной цели, так и двухсерийным залпом восемью ракетами по одной или по восьми разным целям. Целеуказание для расчета полетного задания ракетам вводилось с перфокарт.
Успешная разработка контура управления ракетной стрельбой совместно с корабельной аппаратурой системы управления и другими системами ракетного комплекса стала основой реализации автоматизированной предстартовой подготовки, залповой стрельбы и послестартового обслуживания систем подводной лодки и ракетного комплекса. Уход от «ручной» подготовки к стрельбе, обеспечение скорострельности и многократного увеличения боекомплекта ракет на подводной лодке стало одним из главных достижений морского ракетостроения на этом этапе.
Первой системой управления стрельбой ракет стратегического назначения с атомных ПЛ, разработанной НИИ «Агат», стала система стрельбой ракет Р-27 комплекса Д-5, которая входила в состав БИУС «Туча». Для автоматизации процессов предстартовой подготовки в НПО «Агат» (гл. конструктор И.Ф.Мусатов) была разработана первая отечественная ЦВМ для подводных лодок, ее производительность имела более 50000 опер./с. Исходные данные для стрельбы, в том числе и по боеголовке, вырабатывала первая боевая информационно-управляющая система «Туча». Принятие на вооружение БИУС «Туча» и ее успешная эксплуатация на флоте стали толчок к появлению большой гаммы систем подобного класса для вооружения атомных подводных лодок (АПЛ) различных проектов: типа «Алмаз» для АПЛ II поколения и типа «Омнибус» для АПЛ III поколения как многоцелевых, так и стратегических.

Комплекс наземного оборудования для ракетного комплекса Д-5 разрабатывался в ГСКБ (КБТМ). Он должен был обеспечивать наземную эксплуатацию ракет Р-27 и Р-27К при прохождении от заводов-изготовителей до подводной лодки. Агрегаты разрабатывались унифицированными для двух типов ракет и обеспечивали хранение ампулизированных ракет на передвижной технической позиции, а так же поддерживался необходимый температурный режим при хранении и транспортировке.
В 1962 году ГСКБ–КБТМ приступило к созданию наземного оборудования для ампулизированных после заводской заправки топливом ракет: стратегической Р-27 и противокорабельной Р-27К комплекса Д-5. Агрегаты наземного оборудования для этих ракет были в значительной степени унифицированы. Отпала необходимость иметь заправщики ракет окислителем и горючим, но потребовалось применять подвижные емкости для слива компонентов топлива из ракет (автоцистерны для окислителя и горючего), оборудование для нейтрализации компонентов.
Впервые в состав наземного оборудования включены изотермические железнодорожные вагоны, которые обеспечивали термостатирование ракет в процессе их транспортировки, газовый контроль грузового отсека и имели систему пожаротушения и средства для локализации протечек топлива из баков ракеты.
Для хранения ракет на подвижных технических позициях созданы изотермические контейнеры с системой управления термостатированием. Для доставки ракет на техническую позицию разработан автотранспортный агрегат, транспортирующий ракету как в изотермическом контейнере, так и без него. Агрегат обладает повышенной маневренностью и позволяет в условиях подвижных технических позиций проводить совместно с другими наземными средствами работы по подготовке ракеты к погрузке на подводную лодку.
Для хранения и внутрибазовых перевозок ракет в контейнере или без него создана ангароскладская тележка, а для ее буксировки в сооружениях ракетной базы – электротягач во взрывозащищенном исполнении. Для обеспечения авиатранспортировки ракеты в состав оборудования введена специальная авиационная тележка.
Для повторной загрузки подводной лодки ракетами (в условиях боевых действий) предусматривались запасные необорудованные причалы, с которых должна производиться погрузка специальными агрегатами, доставляющими ракету с передвижных технических позиций. Погрузка должна быть обеспечена в сложных гидрометеорологических условиях при волнении моря до трех баллов и скорости ветра до 20 м/с.

Реальные взаимные перемещения подводной лодки и ракеты в таких условиях были неизбежны, но исходные данные по ним были завышены в несколько раз, что резко усложнило конструкцию созданных подъемно-стыковочных агрегатов. Вместе с тем дальнейшие работы по вводу таких агрегатов в эксплуатацию были признаны нецелесообразными по ряду причин:
– длительность погрузки боекомплекта ракет на лодку;
– необходимость в высококвалифицированном обслуживающем персонале и длительном времени его обучения, что практически исключало возможность использовать для работы на таком агрегате рядовой и старшинский состав срочной службы;
– сложность технического обслуживания и ремонта агрегата, особенно его высокоточного гидрооборудования, для проведения которого необходимы заводские условия и соответствующее оборудование, которыми базы Военно-морского флота не располагали.
К тому же такие подъемно-стыковочные агрегаты не могли стать универсальными средствами погрузки, ибо каждый из них привязывался к конкретному типу ракеты и подводной лодки. Для следующих морских комплексов требование повторной погрузки с необорудованных причалов не предъявлялось, поскольку взгляды на необходимость перезарядки лодок в стратегии сдерживания были пересмотрены.
В результате проведенных испытаний для комплекса Д-5 была принята погрузка ракет Р-27 с применением в качестве основного грузоподъемного средства – плавпогрузчика — ракетовоза проекта 1505 («Север»), оборудованного стреловым краном, и в качестве вспомогательного грузоподъемного средства – стрелового пневмо-колесного крана, созданного по техническому заданию ГСКБ–КБТМ, для кантования ракет по двухкрановой схеме. Кроме того, был разработан соответствующий комплект грузозахватных средств.

Всего в состав наземного оборудования 4Н10 входило 46 агрегатов, из них 31 вновь созданный и 15 серийно выпускаемых, из них проекты 21 агрегата были разработаны КБ транспортного машиностроения. В состав комплекса не было средств заправки, ракета заправлялась на заводе-изготовителе, но для аварийного слива компонентов топлива были созданы передвижные емкости ЗАК-52Ц и ЗАК-53Ц, а для нейтрализации баков применялось штатное средство 8Т311М. Для погрузки ракет на подводную лодку были разработаны две схемы: с помощью стреловых кранов в условиях “тихой воды” и ветра до 10 м/с; специальным подъемно-стыковочным агрегатом ПС-7 в условиях ветроволнового воздействия. Агрегат ПС-7 мог обеспечивать загрузку подводной лодки ракетами в два ряда без ее перешвартовки другим бортом. При использовании погрузочного устройства ПГ-7, разработанного в ГСКБ ГКОТ, время погрузки ракеты на ПЛ составляло до 80 минут, боекомплекта из 12 ракет — 16 часов.
Летные испытания, отработка и эксплуатация ракет с использованием комплекса 4Н10 проводились: при бросковых испытаниях с плавстенда и экспериментальной подводной лодки на Южном морском полигоне; на примерочных испытаниях наземного оборудования с объемно-весовым макетом ракеты на отраслевом полигоне в г. Загорск (ныне г. Пересвет); при обеспечении пусков с наземного стенда на полигоне в г. Капустин Яр; при совместных испытаниях с подводной лодки на Северном морском полигоне.
Такая схема отработки ракеты и ее наземного оборудования стала традиционной для всех последующих морских ракет с созданием специальных наземных стартовых комплексов (стендов) на Северном морском полигоне в г. Северодвинск.
Наземное оборудование 4Н10 для ракеты Р-27 успешно прошло все этапы испытаний и было принято в составе ракетного комплекса Д-5 на вооружение и в штатную эксплуатацию. КБ транспортного машиностроения было награждено орденом Трудового Красного Знамени.
В ходе работ разработчики столкнулось с проблемами эксплуатации на базах Военно-морского флота. Потребовалась разработка и выдача исходных данных и технических требований к базовым инженерным сооружениям и транспортным коммуникациям с целью их дооборудования. С тех пор промышленность стала постоянно участвовать в подготовке и принятии баз Военно-морского флота в эксплуатацию с очередной ракетой в соответствии с выданными флотом тактико-техническими требованиями и исходными данными на ракетный комплекс и наземное оборудование.
Разработка малогабаритных ракет второго поколения поставила новые задачи, потребовавшие привлечения средств измерений производства специализированных предприятий. Использовались модернизированные бортовые системы телеизмерений, новые приемоответчики системы внешнетраекторных измерений.

В качестве источников питания бортовой аппаратуры, вместо громоздких ампульных серебряно-цинковых батарей, стали использоваться кадмий-никелевые аккумуляторные батареи. Так как габариты ракет второго поколения не позволяли, в ряде случаев, применять серийные средства измерений, была проведена разработка и доработка средств измерений. Силами КБ машиностроения были созданы теплостойкие антенны для малогабаритных блоков с увеличенной скоростью движения в атмосфере.
Для ракеты Р-27 телеметристам пришлось решать, казалось, не свойственную им задачу: разработать систему спасения боевого блока после прохождения плотных слоев атмосферы для его последующей дефектации. Парашют был разработан НИИ десантного снаряжения, автоматика раскрытия парашюта – головным отделом телеметрии ГРЦ. С тех пор разработка автоматики спасения полезной нагрузки ракет выполняется телеметристами, в том числе и при коммерческих пусках морских ракет.
Начиная с этапа серийного производства ракет Р-27 были созданы средства телеизмерений, называемые «малая телеметрия», для контроля параметров при отстрелах от партии и учебных стрельбах. Радиотелеметрические системы, системы внешнетраекторных измерений и согласующие устройства размещались в специальных капсулах (контейнерах) на местах боевых блоков. Небольшое количество датчиков, высокочастотные разъемы и кабели, посадочные места под антенны устанавливались на ракете при изготовлении и находились в ее составе все время эксплуатации. Установка малой телеметрии на ракету вместо штатных боевых блоков могла производиться как на технической позиции, так и на ракете, загруженной в шахту подводной лодки. Помимо ракет с малой телеметрией, для отстрела от партии планировалось в каждой партии оснастить ракету контрольной телеметрией с объемом телеметрических измерений, близким к объему измерений при летных испытаниях.
При разработке комплекса Д-5 испытывались две экспериментальные ракеты Р-27. Аварии инициировались путем разрушения трубопровода окислителя высокого давления, расположенного в баке горючего. Испытания подтвердили отсутствие взрывных процессов (следствие применения самовоспламеняющегося топлива). Выброс передней части ракеты из шахты происходил без существенного повышения давления в шахте.
В связи с тем, что конструкции ракет Р-27, шахт подводной лодки и пусковых устройств принципиально отличались от аналогичных составных частей ранее разработанных ракетных комплексов, при создании комплекса Д-5 была необходимость отработки подводного старта с затопляемого неподвижного плавстенда и с экспериментальной подводной лодки.
Разработка технорабочего проекта переоборудования ПЛ проекта АВ611 в экспериментальную подводную лодку проекта АВ611Д5 для отработки и испытаний ракетного комплекса Д-5, включая летно-конструкторские и совместные испытания начали в ЦКБ-16 в 1962 году. Но вскоре проектирование было прекращено из-за отсутствия корабельной системы управления ракетным оружием и в дальнейшем не возобновлялось.

Во второй половине 1962 года ЦКБ-16 (гл. конструктор Я.Е.Евграфов) разработало проект переоборудования стенда ПСД-7 для отработки подводного старта ракет Р-27 комплекса Д-5, стенд получил обозначение ПСД-5. В августе 1963 года рабочие чертежи на стенд были переданы на завод №444, его изготовление было закончено в 1965 году. Установка стартового оборудования на стенд осуществлял завод «Большевик», а Севастопольский судоремонтный завод одновременно устанавливал оборудование поста управления стендом ПСД-5 на кабельном судне КС-4.

По решению ВПК ВСНХ от 7 августа 1963 году ЦКБ-16 приступило к проектированию ПЛ-стенда проекта 613Д5 (гл. конструктор Я.Е.Евграфов) , она переоборудовалась из подводной лодки проекта 613Д7. На ПЛ устанавливалась одна шахта длиной 9,75 м и внутренним диаметром 1,7 м. Уже в ноябре 1963 года рабочая документация на корабль была передана заводу №444. ПЛ проекта 613Д5 при пуске ракет могла иметь скорость подводного хода 3,0 — 5,0 узлов, точность удержания лодки при стрельбе была: по глубине +1 м, по крену и дифференту +3 град. и по курсу +1 град. В связи с тем, что создание ракеты Р-27К для стрельбы по морским целям запаздывало, отработка комплекса Д-5 ограничивалось испытаниями ракеты Р-27.

Для исследования условий подводного старта ракет Р-27 (4К10) из затопленной шахты было произведено в сентябре 1965 года два пуска макетов ракет Р-27Б с неподвижного стенда ПСД-5 с глубины 40-50 м. После этого было принято решение удлинить шахту на 380 мм, работы выполнили специалисты завода №444. Еще четыре пуска проведены в марте — апреле 1966 года. В дальнейшем стенд переоборудовали под испытание ракет Р-27 на пожаровзрывобезопасность, которые произвели в июне — августе 1966 года. После этого была произведена доработка систем на ПЛ проекта 613Д5.

С января 1967 года начались испытания натурных макетов ракет Р-27 с подводной лодки — стенда пр.613Д5, всего было выполнено шесть пусков с глубины 45-50 м при скорости хода лодки до 4 узлов.
На первых пусках ракет Р-27Б выявилось существенное превышение расчетных величин давления в шахте при запуске двигателя. По результатам этих пусков, расчетных исследований и модельных испытаний проблема была решена простейшим способом — увеличением подракетного объема путем удлинения шахты до 10,1 м. Последнее стало возможным поскольку к этому времени определилось размещение ракет Р-27 только на подводных лодках проекта 667А. По результатам этих испытаний было принято решение о переходе к пускам ракет Р-27 с наземного стенда.
Наземные бросковые испытания ракеты и примерочные испытания наземного оборудования проводились в НИИХСМ (г. Загорск).

На полигоне Капустин Яр были проведены летные испытания первых ракет второго поколения Р-27 и Р-27К комплекса Д-5. Летно-конструкторские испытания ракет Р-27 проходили с качающегося стенда на полигоне в Капустином Яре. Эти ракеты поставлялись на полигон с завода-изготовителя в заправленном и ампулизированном виде. Поэтому из цикла подготовки к погрузке в наземный стенд, который имитировал шахту подводной лодки, связанную кабельными каналами с командным бункером, исключалась операция заправки ракеты компонентами топлива. Но на случай необходимости слива топлива на полигоне были специальные подвижные агрегаты для слива горючего и окислителя.
На испытаниях с июня 1966 года по апрель 1967 года было проведено 17 пусков ракет, из которых пять были аварийными и один неуспешным. Начало было неудачным. Первые пуски оказались аварийными — ракеты падали на территории полигона, а телеметрические записи станций «Трал» не давали ответа.
При первом пуске из-за ошибки в электрической схеме предстартового обслуживания произошел перенаддув и разрушение бака горючего в шахте стенда. В процессе второго пуска вследствие недостаточной жесткости карданного подвеса гиростабилизированной платформы при запуске двигателя произошло обесточивание системы управления. При проведении третьего пуска до 64-й сек полета из-за неисправности датчика ДОС-140Г не проходила команда на дросселирование двигателя. Неисправность самоустранилась, а на 83,4 сек в результате недостаточной тепловой защиты кабелей системы управления, проложенных в районе сопла двигателя, сработала система аварийного подрыва ракет. При четвертом пуске ввиду отсутствия теплоизоляции произошло тепловое повреждение кабеля, питающего рулевые машины. В результате обработки телеметрических данных была выявлена недостаточная жесткость карданного колеса гиростабилизированной платформы при реализующихся в полете продольных перегрузках. По этой причине произошло большое боковое отклонение головной части. В процессе проведения десятого пуска из-за производственного дефекта, допущенного при изготовлении отсечного клапана окислителя рулевого блока двигателя, произошла самопроизвольная отсечка окислителя.
Кроме указанных дефектов, в процессе проведения пусков были отмечены следующие существенные замечания. При пятом и шестом пусках из-за повышенного импульса последействия основной камеры двигателя происходило соударение корпусов ракеты с головными частями после их отделения. Для предотвращения аналогичных явлений были введены пороховые двигатели увода корпуса ракеты. В процессе седьмого пуска ввиду выхода из строя датчика ДОС-140Г в результате засорения полости камеры на всем активном участке полета ракеты вплоть до предварительной команды на выключение не прошла команда на дросселирование двигателя. При проведении девятого пуска до 87-й сек не работал датчик ДОС-140Г, затем он проработал всего 2,4 сек. При пуске реализовалось отклонение точки падения головной части по направлению. Наиболее вероятной причиной этого был производственный дефект канала боковой стабилизации. При четырнадцатом пуске произошло тепловое повреждение кабеля к рулевым машинам вследствие отсутствия его теплоизоляции.
Государственная комиссия по проведению испытаний посчитала, что результаты пусков с наземного стенда подтвердили безопасность старта и позволили принять решение о переходе к испытаниям с подводной лодки проекта 667А.
Летные испытания ракеты Р-27 с подводной лодки проводились в Северодвинске. Техническая позиция была развернута в монтажно-испытательном корпусе полигона. Подводная лодка проекта 667А базировалась на заводе-изготовителе в Северодвинске, с пирса которого производилась погрузка ракет, затем – генеральные испытания и выход на стартовую позицию в Белое море.
Испытания комплекса Д-5 проводились на ПЛ пр.667А (К-137), первая стрельба произведена 28 августа 1967 года, вторая — 27 сентября 1967 года. Испытания закончились в октябре 1967 года, произведено шесть пусков, в том числе двухракетный и трехракетный залпы.
На вооружение комплекс Д-5 был принят Постановлением СМ №162-164, подписанным в марте 1968 года, только с ракетой Р-27 (4К10), кораблем-носителем комплекса стала только ПЛ пр.667А, оснащенная 16 шахтами с ракетами. Комплекс Д-5 предназначен для поражения стратегических объе¬ктов на средних дальностях.
Для изготовления ракет Р-27 на Красноярском машиностроительном заводе (Красмашзавод) были использованы уже освоенные на Златоустовском машзаводе новые технологии: изготовления алюминиевых корпусов и вафельных конструкций обечаек и днищ; биметаллических соединений стальных и алюминиевых деталей; двухслойных днищ; реализации слепой стыковки пневмо- и электроразъемов; заводской заправки и ампулизации ракет. Комплекс ампулизации ракет Р-27 был создан на стендовой базе Красмаша – Химзаводе в 1969 году. Первая ракета была заправлена, ампулизирована и сдана заказчику в сентябре 1969 года. Ракета изготавливалась до 1974 года.
С созданием нового по качеству второго поколения атомных ракетоносцев пр. 667А с середины 1960-х гг. началось формирование отечественной стратегической ракетно-ядерной подводной системы. Первыми в этой области стали командиры подводных лодок пр. 667А: В.Л.Березовский, Л.К. Задорин, Г.Г. Лойкканен, А.И. Павлов, В.В.Лободенко, Г.А. Шабалин, Ю.А. Воронов, А.И. Катышев, Г.Ф. Авдохин и многие другие этой самой большой в мире серии подводных ракетоносцев.

Работы по атомной ПЛ пр. 667А были заданы Постановлениями СМ №316-137 от 14 апреля 1961 года и N565-234 от 21 июня 1961 года. В техническом проекте 667А, выполненном в 1961 году, рассматривались варианты корабля с 14 и 16 ракетами комплекса Д-5 при водоизмещении соответственно в 7500 и 7250 м3. Первоначально предполагалось на ПЛ разместить БР комплекса Д-7 (технический проект ПЛ 1962 года), но в откорректированном техническом проекте ПЛ пр.667А было предусмотрено размещение комплекса Д-5. Технический проект был закончен в 1963 году. Разработке проекта 667А предшествовал проект 667 атомной подводной лодки с 8 ракетами Р-21 комплекса Д-4. В 1961 г., было принято решение начать разработку нового технического проекта 667А с 16 твердотопливными ракетами комплекса Д-7, размещаемыми в стационарных вертикальных шахтах. Позднее при рассмотрении технического проекта 667А было предложено предусмотреть возможность размещения на ПЛ, наряду с твердотопливными ракетами комплекса Д-7, жидкотопливные ракеты комплекса Д-5.
В ходе корректировки технического проекта выявилась несовместимость размещения этих комплексов, к тому же разработка ракетного комплекса Д-7 задерживалась, и по своим ТТХ он уступал комплексу Д-5. C учетом указанных обстоятельств корректированный технический проект 667А был утвержден в 1964 г. с 16 ракетами комплекса Д-5. Пусковые установки ракет размещались в вертикальных стационарных шахтах, равнопрочных ПК. Шахты располагались симметрично ДП в два ряда по 8 шахт в IV и V отсеках. Габариты ракеты, компактная конструкция пусковой установки позволили разместить ракеты в шахтах диаметром 1,7 м и длиной 10,1 м.
Ракетный комплекс Д-5 значительно превосходил по основным ТТХ ракетные комплексы подводных лодок первого поколения. Так, например, по сравнению с комплексом Д-4, дальность стрельбы возросла в 1,8 раза, при этом масса ракеты уменьшилась более чем вдвое.
Головная ПЛ пр. 667А на “Севмашпредприятие” была заложена 4 ноября 1964 года, она получила тактический номер “К-137” (командир В.Л.Березовский, командир БЧ-2 А.С.Ильин), 25 августа 1966 года она была спущена и осенью 1967 года предъявлена на Государственные испытания (председатель правительственной комиссии вице-адмирал А.И.Петелин). 30 мая 1967 года ракетоносец был продемонстрирован высшему руководству страны во главе с Л.И.Брежневым. ПЛ “К-137” в дальнейшем было присвоено наименование “Ленинец”.
Подводные лодки проекта 667А являлись первыми многоракетными отечественными ракетоносцами, на основе которых в дальнейшем было создано семейство ракетоносцев проектов 667Б, 667БД, 667БДР, 667БДРМ.

В ходе строительства и эксплуатации ряд подводных лодок проекта 667А был переоборудован по проектам 667АУ, 667АТ, 667АК и 667М. В 70-х годах одна ПЛ пр. 667А прошла переоборудование по пр. 667АМ под комплекс Д-11 с твердотопливной БРПЛ Р-31 с боекомплектом 12 ракет.
Большой объем работ по вопросам маневрирования и управляемости новой подводной лодки был выполнен в ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова. При разработке ракетоносца пр. 667А была внедрена в производстве межотраслевая комплексная система целевого планирования и управления “Голубой залив”, а по ракетному комплексу -система “Заря”. Всего на верфях Северного машиностроительного предприятия в Северодвинске и Амурского судостроительного завода в Комсомольске-на-Амуре с 1967 по 1974 годы было построено 34 ПЛ проекта 667А (АУ). Эти ракетоносцы входили в состав 19, 31 и 85 дивизий на Северном флоте и 8 дивизии на Тихоокеанском флоте. За время эксплуатации ракетоносцы совершили 590 походов общей протяженностью 41300 суток.
Коэффициент оперативного напряжения для ПЛ пр.667А (АУ) составил 0,29. Создание всей системы подводных лодок проекта 667А по оценкам составила около 20 млрд. рублей.
В октябре 1965 года в СКБ-143 был разработан технический проект по переоборудованию АПЛ пр.671 под комплекс баллистической ракеты Д-5 (АПЛ пр.679). Главный конструктор Г.Н.Чернышев, заместитель главного конструктора А.В.Кутейников. Дальнейшие работы по проекту 679 были прекращены согласно телеграмме ГУ ВМФ от 23 октября 1965 года.
Комплекс Д-5 обеспечивал одновременный обстрел 2-4 целей, находящихся в курсовом секторе +/-5 градусов (по проекту для ПЛ пр.687 — +/-15 градусов, реально для ПЛ пр 667А — +5/-15 градусов). К старту подготавливалось 8 ракет (время предстартовой подготовки 10 минут). Стрельба велась залпами по 2-4 ракеты с интервалом между пусками ракет в залпе 5-8 секунд, между залпами — 3 минуты.
Аварии на ПЛ с ракетами комплекса Д-5 происходили: на ПЛ К-219 в 1973 году, на ПЛ К-4 на учениях “Океан-76” в 1976 году, на ПЛ К-219 в октябре 1986 года в Центральной Атлантике (лодка затонула).
При наземном обслуживании ракет за все годы эксплуатации только один случай был аварийным — в 1971 году на Северном флоте ракета упала с высоты 7-10 метров.
За весь период эксплуатации комплекса Д-5 (Д-5У) было произведено около 600 пусков ракет, выполнено более 10 тысяч погрузок-разгрузок ракет, 590 боевых патрулирований в различных районах Мирового океана.
Последняя ракета Р-27У была выгружена с РПКСН проекта 667АУ (К-430) Тихоокеанского флота 1 июля 1994 года.

ХАРАКТЕРИСТИКИ

Разработчик СКБ-385 ГКОТ (КБМ)
Гл. конструктор В.П.Макеев
Ведущий конструктор Ю.М.Иванов
Изготовитель Златоустовский МЗ и Красноярский МЗ
Наименование по СНВ РСМ-25
Код НАТО SS-N-6 mod 1
Тип комплекса ракетный комплекс с баллистической ракетой с подводным стартом для стрельбы по неподвижным береговым целям и крупным надводным кораблям, второго поколения
Корабли-носители ПЛ пр. 613Д5, пр. 605, пр. 667А, 687
Состояние на вооружении с 1968 г
Ракета Р-27 (4К10)
Дальность стрельбы, км 2400-2500
Точность стрельбы (КВО), м 2700-3000
Высота траектории, км 620
Головная часть:
-тип моноблочная отделяемая с термоядерным зарядом
-длина, мм 1710
-вес, кг 650-900
-разработчик боеприпаса ВНИИТФ2
— главный конструктор: Л.Ф.Клопов
— мощность заряда, Мт: 1,0 (0,6-1,2)
Система управления: инерциальная
— разработчик: НИИ автоматики
— гл. конструктор: Н.А.Семихатов
Органы управления и стабилизациии: две рулевые камеры сгорания в кардановых подвесах
Приборы прицеливания:
-разработчик ЦКБ“Арсенал”
-гл. конструктор С.П.Парняков
-руководитель работ О.С.Власенко
-прибор ПП-110 оптико-механический для контроля положения приборов НК на ПЛ
-прибор ПП-110Т оптико-механический для контроля положения ГСП на ракете
-ПП-105М оптико-электронная углоизмерительная система для измерения угла поворота ракеты в ШПУ
Тип старта: подводный
за счет собственного двигателя из затопленной шахты (“мокрый”)
Глубина старта, м: 40-50
Число ступеней: 1
Размеры, мм:
-длина полная 8890-9060
-длина без головной части 7,1
-макс. диаметр корпуса 1,5
-диаметр по бугелям 1720
Стартовый вес, кг: 13940-14200 (14300)
Вес заправленной ракеты, кг:
-без головной части 13844
-с головной частью 14536
Горючее: НДМГ(гептил)
Окислитель:
азотный тетраксид АТ (амил)
Корпус ракеты: сварной из алюминиевого сплава вафельной конструкции6
Двигательная установка:
— тип трехкамерный ЖРД с одной маршевой камерой и двумя рулевыми двигателями
— разработчик КБ ХМ (ОКБ-2)
— гл. конструктор А.М.Исаев
-ведущий конструктор А.А.Бахмутов
— тяга двигателя в пустоте, т 26
— время работы, сек 128,5
— материал корпуса сталь
Общий срок
эксплуатации, лет 13
Вид предстартовой подготовки: авто¬матизированная1

ПУСКОВАЯ УСТАНОВКА:
-Тип шахтная 4С10 с резино-металлической системой амортизации расположенной на ракете6
РазработчикСКБ-385 ГКОТ (КБМ)
Руководитель работ Ю.П.Григорьев
Изготовитель з-д “Большевик”
Состояние серия с 1964 по 1970 год
Размеры ПУ, м:
-длина 9,75 (10,1)
-диаметр 1,7 (1,9)
Объем шахты, куб.м: 28,49
Число ракет 1
Тип амортизации ракеты: резино-металлическая
-изготовитель з-д “Красный треугольник”
Температура, град. С 0-30
Относительная влажность, % 98

КОРАБЕЛЬНАЯ СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ:
Разработчик НИИ автоматики
Главный конструктор Н.А.Семихатов
Число ракет в залпе 4 и 8
Условия старта:
-скорость ПЛ, узл до 4-5
-скорость ветра, м/с до 20
-волнение моря, бал. до 5
-широта места старта, град. с.ш. до 85
-температура воды, град -2 / +30
-температура воздуха, град -30 / +50
Вычислительная система:
— тип “Рекорд”
— разработчик НИИ-49 (ЦНИИПА)
— гл. конструктор О.В.Носиков

НАЗЕМНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ:
Разработчик КБТМ
Транспортный агрегат ПР-55
Электротягач: высокоманевренный ЭТВ-50
-назначение: для работы в цехе подготовки и хранилище
Агрегат полевого хранения КП-5 (КП-5М)
Агрегат термостатирования УТС-70С
-режим работы автоматический
-число обслуживаемых контейнеров с ракетами 18
Изометрический контейнер КП-54
Изометрические железнодорожные вагоны 43-10 и 5Ю96Ф
Подъемно-стыковочный агрегат ПС-7
Передвижные емкости ЗАК-52Ц и ЗАК-53Ц
Средства нейтрализации топливных баков 8Т311М
Ангарная тележка ПР-75

А.В.Карпенко, ВТС «БАСТИОН», 22.03.2017

Источники:
Карпенко А.В., Шумков Н.И. «Морские комплексы с баллистическими ракетами» СПб. — Москва, 2009 г. ВТС «Бастион» (http://bastion-karpenko.narod.ru)
Карпенко А.В. «Российское ракетное оружие 1943-1993 гг.» (справочник). СПб: «Пика», 1993 г.
Александров Ю.И., Гусев А.Н., Здоровяк А.В., Карпенко А.В. и др. «Проектирование и строительство отечественных подводных лодок». СПб: ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова, 2004 г.
«Морские стратегические ракетные комплексы». М: Военный парад – ГРЦ Макеева, 2011
«Подводные силы России», М: «Военный Парад», 2006
«История отечественного кораблестроения», т.6, Судостроение. Санкт-Петербург. 1996 г.
Архив ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова
“Государственный ракетный центр “Конструкторское бюро им. акад. В.П.Макеева” — ГРЦ-КБМ, 1997
“Российская наука — Военно-морскому флоту” под редакцией академика А.А.Саркисова — “Наука”, М: 1997
Missile Forecast — Forecast International/ DMS, 1996
“Вторые Макеевские чтения” — “Ракетно-космическая техника”, ГРЦ “КБ им. академика В.П.Макеева”, 1996
“Центральный научно-исследовательский институт “Гранит” в событиях и датах за 75 лет”, СПб: ЦНИИ “Гранит”, 1996
Ф.И.Новоселов “Вооружение Военно-Морского Флота” — “Советская военная мощь”, М: “Военный парад”, 1999
Е.А.Шитиков “ядерное противостояние: К истории создания боеголовок морских баллистических ракет”, 1998
В.А.Пяткин “Генеральный конструктор”, Миасс: ГРЦ КБМ, 1998
Кожухов Н.С., Соловьев В.Н. “Комплексы наземного оборудования ракетной техники 1948-1998 гг.”, под редакцией Бирюкова Г.П., М: КБТМ, 1998

ПРОРАБОТКИ ПО МОДЕРНИЗАЦИИ РАКЕТНОГО КОМПЛЕКСА Д-5
РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС Д-5У С РАКЕТОЙ Р-27У
ПРЕДЛОЖЕНИЕ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ РАКЕТЫ Р-27 ДЛЯ НАЗЕМНЫХ ШПУ
РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС Д-5 С РАКЕТОЙ Р-27К (4К18)
ПРОЕКТ РАКЕТНОГО КОМПЛЕКСА Д-5Ж
АТОМНЫЕ ПОДВОДНЫЕ РАКЕТОНОСЦЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ ПРОЕКТА 667А (667АУ)
ПРОЕКТ 687 (705Б) АТОМНОЙ ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ
МОРСКИЕ КОМПЛЕКСЫ С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РАКЕТНЫЙ ЦЕНТР ИМЕНИ АКАДЕМИКА В.П. МАКЕЕВА (ГРЦ МАКЕЕВА)


ГЛАВНАЯ НОВОСТИПОЛИТИКА,ПРОГРАММЫ ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА ФОТО ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе КОНТАКТЫ
____
© А.В.Карпенко 2009-2017/A.V.Karpenko 2009-2017
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap