ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
НОВОСТИ/NEWS
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА, ПРОГРАММЫ
ОБЩИЕ ТЕМЫ
СОБЫТИЯ ОПК
ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА
ФОТО: ВООРУЖЕНИЕ, ВЫСТАВКИ, СОБЫТИЯ
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ, ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
РЕПОРТАЖИ, ЗАМЕТКИ, СООБЩЕНИЯ
НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
ИЗДАНИЯ ВТС «БАСТИОН» – А.В.КАРПЕНКО
ВТС "НЕВСКИЙ БАСТИОН"
ОВТ «ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА»
ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе

КОНТАКТЫ/CONTACT




РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС Д-2 С РАКЕТОЙ Р-13 (4К50)

MISSILE COMPLEX D-2 MISSILE R-13 (4К50)

Первым отечественным комплексом ракетного оружия, специально разработанным для вооружения подводных лодок, был комплект Д-2 с ракетой Р-13.
Постановление от 19 июня 1955 г. наряду с разработкой техпроекта оснащенной тактическим спецбоеприпасом Р-11ФМ обязало НИИ-88 (работой занималось ОКБ-1) представить результаты эскизной проработки новой морской ракеты с таким же зарядом, рассчитанной на дальность 400 км. Задача увеличения дальности решалась как увеличением массы и габаритов ракеты так и повышением ее весо-энергетического совершенства.
Разработка ракетного комплекса Д-2 с баллистической ракетой Р-13, для вооружения дизельных ПЛ пр.629 и атомных ПЛ пр.658, для поражения береговых неподвижных целей задана Постановлением СМ СССР №1240-631 от 21 августа1956 года. Комплекс Д-2 предназначен для поражения стратегических объектов противника и для размещения и пуска ракет с движущихся в надводном положении подводных лодок проектов 629 (ЦКБ-16, главный конструктор Н.Н.Исанин) и 658 (ЦКБ-18, главный конструктор С.Н.Ковалев). Тем же постановлением проектирование ракеты для ПЛ пр. 629 передали из перегруженного ОКБ-1 в СКВ-385. Некоторое время над эскизным проектом комплекса Д-2 с ракетой Р-13 под научно-техническим руководством С.П.Королева совместно работали специалисты ОКБ-1 и уральского СКБ-385. Все дальнейшие работы по этому комплексу СКБ-385 (Постановлением Правительства от 31 августа 1958 года работы по комплексу Д-2 и ракете Р-13 были полностью переданы СКБ-385) вело самостоятельно с привлечением смежных организаций, разрабатывавших отдельные системы и элементы комплекса по техническим заданиям СКБ-385. Максимальная дальность полета ракеты при надводном старте по техническому заданию была 450 км.
При разработке Р-13 началась формироваться морская кооперация ракетчиков отличная от сложившейся при создании первых сухопутных. Бортовая автономная система управления разрабатывалась в свердловском СКБ-626 (НИИ-592) во главе с Н.А.Семихатовым, ЖРД проектировался в ОКБ-2 НИИ-88 А.М.Исаева, пусковая установка в КБ-1 ЦКБ-34 (главный конструктор Е.Г.Рудяк), ядерный боеприпас — НИИ-1011 (руководитель К.И.Щелкин).
Конструкторская разработка ракеты, освоение опытного и серийного ее производства, летные испытания и сдача на вооружение были осуществлены СКБ-385 под руководством В.П.Макеева.
При создании ракеты Р-13 реализовались этапные решения, характерные для всего отечественного ракетостроения: использование несущих баков и высококипящих компонентов топлива, переход от газовых рулей к качающимся рулевым камерам сгорания и от газогенераторной вытеснительной к турбонасосной системе подачи топлива, применение связанных оболочек камер сгорания, отделяемой боеголовки. В то же время решение задач стрельбы с подвижного, качающегося основания и сопряжение ракетной системы управления с навигационным комплексом подводной лодки стали первыми специфическими задачами морского ракетостроения.

Ракета Р-13 (4К-50) имела одну ступень с двигателем на жидком топливе и отделяемый блок большой мощности. Старт ракеты осуществлялся с верхнего среза шахты подводной лодки. Конструкцией ракеты обеспечивался наддув бака горючего выхлопными газами газогенератора центральной камеры сгорания, а бак окислителя наддувался газами от газогенератора рулевых камер. Это позволило отказаться от сжатою воздуха, использованного ранее на других ракетам. Бак окислителя (более тяжелый) расположен перед баком горючего и разделен на два полубака с обеспечением начального расхода топлива из нижнего полубака. В результате улучшена центровка ракеты, что позволило применять относительно меньшие аэродинамические стабилизаторы. Расход окислителя осуществлялся из нижнего, а затем из верхнего полубака. Для обеспечения пожаровзрывобезопасности ПЛ ракета Р-13 на берегу заправлялась только окислителем, а заправка ее горючим производилась из цистерн ПЛ непосредственно перед стартом.

Пятикамерный двухрежимный ЖРД С2.713 с двумя турбонасосными системами и двумя газогенераторами спроектирован в ОКБ-2 НИИ-88 (КБХМ) под руководством А.М.Исаева. В двигателе применены самовоспламеняющиеся компоненты топлива, турбонасосная подача компонентов в двигатель, управление в полете качающимися камерами сгорания. Турбонасосный агрегат работал на основных компонентах топлива. Турбонасосная система обеспечила полетный наддув бака окислителя выхлопными газами от газогенератора рулевого блока, а бака горючего от газогенератора маршевого блока. Златоустовский машиностроительный завод в середине 1950-х годов освоил принципиально новый для себя пятикамерный двигатель С2.713 с турбонасосным агрегатом для подачи компонентов топлива.
Система управления ракетой была инерциальной, она создана в НИИ-592 под руководством Н.А.Семихатова и стала первой полностью разработанной в данной организации для морской ракеты. Был учтен опыт участия в проектировании и подготовки к серийному производству СУ БР Р-11ФМ. Специалисты НИИ-592 разрешили задачу пуска ракеты в условиях качки введением в СУ так называемого упредителя старта.

Головная часть (боевой блок), внутри которой размещался специальный заряд, отделялась от ракеты с помощью порохового толкателя и имел форму цилиндра с передней конической частью. Головная часть и термоядерный заряд впервые имели совмещенный конструктивно и функционально корпус. Для обеспечения стабилизации на наружной поверхности конической юбке устанавливалось шесть аэродинамических пластинчатых гребня.
Разработка первой специально спроектированной для морских ракет ядерной боеголовки велись по тактико-техническому заданию ВМФ. Специальный (ядерный) боеприпас создавали в НИИ — 1011 (Челябинск — 70), где научным руководителем был член-корреспондент АН СССР К.И.Щелкин. Главный конструктор ядерного боеприпаса А.Д.Захаренков. Одним из важных был вопрос о мощности заряда. Сначала сделали прикидки боеголовки с серийным зарядом РДС-4, но он оказался недостаточно мощным, чтобы перекрыть рассеивание ракет. Возможные ошибки стрельбы решили скомпенсировать зарядом сверхбольшой мощности. К тому времени стремительное совершенствование ядерного оружия позволило применять на ракете новый заряд на порядок более мощный в сравнении с установленным на Р-11ФМ.
Система неконтактного подрыва построена по аналогии с такими же системами первых ядерных авиационных бомб. В автоматике устройства применена собственная разработка НИИ-1011, которая имела в два раза лучшие весо-габаритные характеристики, чем система ВНИИ автоматики.
Получен уникальный опыт разработки ядерных боеприпасов для морских условий, выявлены специфические проблемы, главной из которых было обеспечение безопасности эксплуатации на подводной лодке. В этом плане многое дали испытания на глубоководное погружение с открытой шахтой (на предельную глубину), аварийный сброс ракеты с лодки на воду и др. При проведении испытаний ракеты с наземного стенда в одном из пусков случился на старте пожар в двигателе, приведший к выдаче системой управления ложной команды на отделение головной части, начиненной взрывчатой, и к ее подбрасыванию (к счастью, не закончившемуся детонацией), что также стало поучительно во многих отношениях, в том числе, впервые, по «обращению с поврежденными боеприпасами».
В создании заряда принимали участие теоретики — Е. И. Забабахин, Ю. С. Вахромеев, М. П. Шумаев; конструкторы — П. А. Есин, Н. В. Бронников, П. И. Коблов, Ю. К. Чернышев, Ю. П. Неустроев, А. В. Бородулин и др.
Примечательна разработка боевого блока (головной части по терминологии 1950-х) для ракеты Р-13. В проектных материалах специалистами ОКБ-1 и СКБ-385 отделяемый боевой блок выполнялся в виде остроконечного конуса с углом полураствора 7°. Это соответствовало заданной дальности стрельбы (около 500 км), для обеспечения которой влияние лобового сопротивления весьма существенно. В такой конический боевой блок свободно размещался атомный боезаряд. В дальнейшем при эскизном проектировании было решено оснастить ракету термоядерным зарядом. КБ-11 (ныне ВНИИ экспериментальной физики) выдало исходные данные по заряду, который, по всей вероятности, создавался для авиационной бомбы. В процессе обсуждения и согласования требований выяснилось, что изменять геометрическую форму заряда, его габариты и положение центра тяжести – нельзя. Ракетчикам пришлось решать оптимизационную задачу рационального соотношения лобового сопротивления и запасов топлива при ограниченной длине ракеты для обеспечения заданной максимальной дальности стрельбы. Решение было найдено. Боевой блок стал «тупым» и имел большое аэродинамическое сопротивление. При этом максимальная дальность стрельбы обеспечивалась без каких-либо запасов, боевой блок к цели подходил с дозвуковой скоростью, имел повышенные отклонения от точки прицеливания, ракета становилась технически «некрасивой». Но разработка документации продолжалась, а выход из создавшегося положения – не находился… до начала работы с НИИ-1011.
На встрече в Министерстве среднего машиностроения научным руководителем института К.И. Щелкиным и заместителем главного конструктора В.Ф. Гречишниковым ответственным представителям СКБ-385 был предложен к рассмотрению заряд увеличенной мощности с приемлемыми габаритами. В ходе обсуждения выяснилось, что заряду можно придать коническую форму, что можно сместить центр тяжести к вершине боевого блока. Однако и в этом случае размещение заряда в остроконечном корпусе не позволило обеспечить устойчивый полет блока в определенных к тому времени габаритах ракеты.
В ходе дальнейших обсуждений было выработано предложение совместить корпус боезаряда и боевого блока, изменив при этом порядок их изготовления и решив организационные вопросы по схеме прохождения при изготовлении и эксплуатации. Корпус блока в целом изготавливается на ракетном заводе. В его конструкцию включены элементы радиационной защиты боезаряда, которые выполняются по техническому заданию разработчиков заряда. Военный представитель принимает готовый корпус на соответствие документации и техническим условиям.
После этого корпус поступает на завод-изготовитель, где снаряжается и отправляется в арсеналы в виде головной части (боевого блока), готовой к установке на ракету.
Реализация совмещенной схемы в разработке боевых блоков для морских ракет выявила свои недостатки и преимущества. Недостаток – индивидуальность заряда и, по существу, невозможность его применения в других ракетах – был компенсирован ускоренным и существенным прогрессом в создании термоядерных боезарядов и корпусов боевых блоков, а также применением, впоследствии, других схем совмещения. Преимущество – существенное (на одну треть) увеличение максимальной дальности стрельбы ракеты Р-13. В итоге системный подход к созданию боевых блоков (спецбоеприпасов, ядерных боеприпасов, головных частей) стал фирменным знаком всех морских разработок НИИ-1011 и СКБ-385, ныне Всероссийского НИИ технической физики имени академика Е.И. Забабахина и Государственного ракетного центра имени академика В.П. Макеева.
В ракете Р-13 впервые применен многожильный кабель промышленного изготовления, имеющий улучшенные габаритно-массовые характеристики за счет более плотной и рациональной компоновки (свивки) в жгуте и практически беззазорного занесения изоляционных и защитных оболочек.
Для определения местоположения ПЛ-носителя ракетного комплекса в НИИ-49 (гл. конструктор П.М.Зеленцов) был разработан и использовался на ракетных подводных лодках комплекс счетно-решающих приборов «Доломит».

Пусковые установки СМ-60 для ракет Р-13 были спроектированы ЦКБ-34 (гл. конструктор Е.Г.Рудяк), приборы контроля разрабатывались НИИ-49. Установки обеспечивали хранение ракет при транспортировке и их надводный старт с верхнего среза шахты. Принцип действия и состав основных узлов ПУ был в основном аналогичен стартовой установке, разработанной в ОКБ-1 ранее для ПЛ проектов В611 и АВ611. Механизмы и устройства, определившие общую схему и компоновку стартовой установки СМ-60, имели оригинальные технические решения. На СМ-60 применили другой привод подъема и поворота пускового стола — цепной подъемник с цепями толкающего типа и электрогидравлическим приводом подъема стола, так же изменилось устройство удержания ракеты на столе — пусковое устройство с механизмом автоматического разброса и сведения стоек этого устройства. Вместо двух стоек, охватывающих ракету своеобразным корсетом, было установлено четыре. Новой была система амортизации и крепления ракеты по-походному и устройство аварийного сброса неисправной ракеты за борт в условиях постоянного крена до 80 и амплитуды боковой качки до 50.
Масса ПУ более двух раз превышала массу ракеты, а объем ракеты составлял одну треть от объема шахты. При защите эскизного проекта С.П.Королев и В.П.Макеев предложили уменьшить массу и габариты установки. Изготовлялись пусковые установки СМ-60 на заводе №232 «Большевик». Старт ракет мог производился из надводного положения лодки при бортовой качке до 120, килевой — до 40 и скорости хода до 15 узлов. По настоянию С.П.Королева с пусковой установки СМ-60 была предусмотрена возможность старта ракет Р-11ФМ.
Конструкторская документация на Д-2 была выпущена в начале 1957 г. В декабре 1958 г. начались огневые испытания двигателей ракеты. После проведения необходимого комплекса работ по отработке всех систем в наземных условиях были начаты натурные летные испытания ранет.
Одной из сложных задач, возникших при разработке ракеты Р-13, стало обеспечение безударного выхода ракеты из пускового устройства в условиях качки и орбитального движения подводной лодки (амплитуда бортовой качки до 12°, килевой – до 4°, орбитального движения – до 1,75 м).
Безударный выход ракеты достигнут: выбором соответствующей программы раскрытия корсетного устройства удержания ракеты; оптимальным режимом движения ракеты в корсетном устройстве за счет введения ступенчатого выхода двигателя на режим; применением прибора «упредитель старта», определяющего необходимую комбинацию параметров в момент старта.
Для эксплуатации и отработки ракетного комплекса Д-2 было создано экспериментальное и штатное наземное оборудование. Головным по наземному оборудованию было определено свердловское СКБ-203 (руководитель А.И. Яскин). ГСКБ – КБТМ разработало часть агрегатов наземного оборудования – транспортного, заправочного, стыковочного, кантовочно-юстировочного и иного назначения, грузозахватные, погрузочные и вспомогательные средства (более 20 наименований), в том числе и агрегаты принципиально новой конструкции. Некоторые из них, в частности передвижные универсальные заправщики, нашли применение для эксплуатации других ракетных комплексов. Помимо этого, для автономной погрузки ракет Р-13 в шахты подводной лодки впервые был разработан уникальный для наземного оборудования того времени самоходный подъемно-стыковочный агрегат. В итоге впервые была решена задача безопасной погрузки заправленной ракеты в шахту подводной лодки.
Основы телеметрирования отечественных баллистических ракет созданы и реализованы головным отраслевым институтом НИИ-88 при организации и проведении летных испытаний первых сухопутных и морских ракет опытно-конструкторского бюро С.П. Королева и были в полной мере использованы морской кооперацией при летной отработке ракеты Р-13.
На ракетах первого поколения телеметрия представляла собой, в основном, набор выпускаемых промышленностью средств измерений, применяемых при отработке практически всех ракет в отрасли.


Были проведены два этапа летно-конструкторских и один этап совместных (Государственных) испытаний ракет Р-13. Основными целями испытаний являлись: при ЛКИ — проверка надежности старта и полета ракет при пусках с неподвижного и качающегося стендов и воздействие факела двигателя на надстройки подводной лодки, а при СЛИ — стрельба ракетами с подводной лодки с проверкой взаимодействия составных частей комплекса вооружения, его тактико-технических и эксплуатационных характеристик и их соответствия требованиям ТТ3 ВМФ и определение возможности принятия комплекса Д-2 на вооружение ВМФ.
В процессе подготовки 12 ракет первого этапа ЛКИ на технической и стартовой позициях был выявлен ряд конструкторских недоработок систем комплекса и производственных дефектов, основными из которых были следующие: сообщение мостиков пирозарядов с корпусом; несовпадение нулевых положений датчиков обратной связи с нулевыми положениями рулевых камер; ненадежное арретирование гироприборов Л00-4Ф и Л11-4Ф; г) отказы электромагнитов ШЭ-45 гироинтеграторов Л22-6. По всем выявленным отказам, неисправностям и замечаниям бы¬ли приняты меры по предотвращения их появления в дальнейшем.
Испытуемые ракеты были укомплектованы системами телеметрического контроля «Трал». Кроме того, первые три ракеты были дополнительно укомплектованы телеметрической системой РТС-511, обеспечивающей замер вибраций отдельных элементов конструкции и приборов ракеты в полете. Шесть ракет были оборудованы бародатчиками системы автоматики головной части. Две ракеты были укомплектованы интеграторами продольных ускорений, установленными под углом 23° к продольной оси ракеты для обеспечения заданной кучности стрельбы без введения поправок на ветер.

Испытания проводились с 1 июля 1959 года по март 1960 года на ГЦП-4 (Капустин Яр) с неподвижного и качающегося стендов, за время которых было произведено 19 пусков с качающегося стенда СМ-49 (из них 15 успешных). Первый пуск ракеты Р-13 был проведен 27 июня 1959 года в 10 ч 49 мин с неподвижного стенда. Пуск прошел успешно без существенных замечаний. Два последующих пуска также были успешными.
При проведении четвертого пуска ракеты было получено значительное отклонение в боковом направлении. С момента отрыва от пускового стола ракета имела угловое отклонение от плоскости стрельбы, которое могло быть объяснено особенностями условий пуска при наклонном положении стенда (статические ошибки системы «Доломит»), выявленной неисправностью в тракте «Доломит» — гироприборы, которая привела к неправильному наведению гироприборов и ошибкам, допущенным при предстартовой подготовке (ошибками прицеливания), а также неточностью введения исходных данных в систему «Доломит». В процессе проведения пятого пуска ракеты на шестой секунде произошла авария вследствие ненормальной работы двигателя. Причиной этого явилось засорение дроссельной шайбы линии окислителя газогенератора куском изоляции электрокабеля. При пуске ракеты зав. № И1-7Т получено повышенное отклонение в боковом направлении из-за ошибки системы «Доломит» в статическом режиме работы и погрешность осей гироприборов ЛОО-4Ф из-за статической деформации ракеты, возникающей при её наклоне. При проведении пусков ракет зав. № И1-8Т и И1-9Т были получены повышенные отклонения по дальности. Госкомиссия посчитала, что одной из возможных причин указанного отклонения явилась неточность в расчетах таблиц стрельбы.
В процессе второго этапа ЛКИ, который проходил с 1 января по 1 марта 1960 года, было произведено 7 пусков ракет, при этом два пуска были неуспешными из-за неисправности двигательной установки. По результатам проведения ЛКИ Государственная комиссия допустила ракеты Р-13 к совместным (Государственным) летным испытаниям с подводной лодки проекта 629.
На ГЦП-4 планировали провести 18 пусков ракет, но после ряда удачных стрельб руководством страны испытания перенесли на Северный флот.
На совместные (Государственные) летные испытания комплекса были поставлены 13 ракет, 14-я ракета была подвергнута транс¬портным испытаниям по железным, шоссейным, грунтовым дорогам и затем, после установки головной части, эта ракета была испытана трехмесячной транспортировкой на подводной лодке с последующим отстрелом.
Корабельные испытания Р-13 были проведены на Северном флоте на ПЛ пр.629 с ноября 1959 г. по август 1960 г., выполнено 13 пусков с ПЛ (из них 11 успешных). Стрельбы проводились из района острова Кильдин по боевому полю «Чижа», расположенному восточнее горла Белого моря. Обеспечивал морские испытания комплекса переоборудованный тральщик проекта 254 «Борис Сафонов».
Впервые ракета Р-13 стартовала с подводной лодки 8 декаб¬ря 1959 года в 11 ч. 17 мин. Пуск был успешным, как и последую¬щие три пуска. При пятом пуске ракеты имела место потеря устойчивости на 61-й сек полета из-за настройки автомата стабилизации на повы¬шенный режим. Конструкторская недоработка была устранена на по¬следующих ракетах. В процессе проведения пусков ракет зав.№ И1-20Т и И1-45Т были получены завышенные отклонения по направлению. Причинами таких отклонений явились ошибки системы «Марс-629», которые впоследствии были устранены. При пуске ракеты зав.№ И1-28Т были получены завышенные отклонения головной части по дальности и по направлению. Отклонение по дальности произошло вследствие смещения начала программы временного механизма из-за неправильной последовательности операций при генеральных испытаниях (ошибка личного состава), а боковое, отклонение явилось следствием ошибки в ориентации пускового стола на ПЛ на 1°9′ вправо от линии прицеливания. Повышенное отклонение по направлению головной части ракеты зав. № Т2-ЗТ явилось следствием ошибок в курсоуказании навигационного комплекса, вследствие чего для ракетного комплекса пуск был признан успешным.

Испытаниями ракетного комплекса руководил председатель комиссии контр-адмирал Н.Г. Кутузов, техническим руководителем испытаний боеголовки был Г.П. Ломинский. При расшифровке телеметрической записи одного из пусков ракеты обнаружили повышенную пульсацию промежуточного напряжения в автоматике боевой части, как тогда говорили, в «бочке». Испытания приостановили и стали имитировать различные неисправности. Выяснилось, что такая картина получается при преждевременном срабатывании одного из исполнительных датчиков. После анализа надежности всех датчиков подозрение пало на систему боковых контактных датчиков (СБКД). Находясь между корпусом головной части и теплоизоляционным покрытием, она работала в наиболее сложных условиях. Стало ясно, что для СБКД на траектории создается неблагоприятный тепловой режим, приводящий иногда к срабатыванию кабельного датчика (до снятия всех ступеней предохранения это не приводит к преждевременному взрыву, а только выводит датчик из строя). В интересах повышения надежности СБКД было решено примерно в полтора раза увеличить толщину теплозащитного покрытия5.
Заводские испытания боеголовки для ракеты Р-13 проходили на полигоне Капустин Яр, где был создан пусковой качающийся стенд, имитировавший качку подводной лодки. Испытаниями руководил Г.П.Ломинский. На этом этапе крупных недостатков в боеголовке не выявили, но, как показали последующие испытания, они были. Были и опасные ситуации: при одном из пусков ракеты в ее двигательной установке начался пожар. В результате система управления выдала команду на отделение боеголовки, которое производилось с помощью толкателя. От удара толкателя головную часть ракеты со взрывчатым веществом (около 300 кг) подбросило вверх. К счастью, она, хотя и с перекосом, но опустилась на фланец ракеты. Когда пожар ликвидировали, боеголовку с помощью крана сняли с ракеты и уложили на стальной лист. На длинном буксире оттащили опасное изделие в поле и подорвали. Аварийные работы проводились под руководством Г. П. Ломинского. В отличие от единой лодочной системы, обслуживающей все три ракеты, каждая боевая часть имела свой пульт, который обеспечивал контроль состояния ступеней предохранения и источников тока, установку вида подрыва и выбор высоты взрыва при воздушном срабатывании.
В апреле 1960 г. были проведены испытания боеголовки на безопасность при воздействии корабельных токов наводки. Для этого в розетки капсюлей-детонаторов вставили специальные сборки, срабатывавшие от напряжения намного ниже рабочего. Боеголовку с помощью плавучего крана подносили к корабельным антеннам и включали радиолокационные станции на полную мощность. Срабатывания спецсборок не зафиксировали. Испытания подтвердили, что экранирующее действие корпуса боеголовки гарантирует безопасность ядерного заряда от токов наводки.
Весьма важными были испытания боеголовки на безопасность погружения подлодки с разгерметизированной ракетной шахтой. Ситуация реальная. Ввиду опасности эксперимента с боевой частью, имевшей большое количество взрывчатого вещества, он проводился не на лодке, а с помощью плавсредств. Для погружения боеголовки использовали плотик с дистанционно управляемой вьюшкой. Боеголовка опускалась на глубину 300 метров (предельная глубина погружения лодки), затем поднималась и подлежала обследованию. Зачетные испытания боеголовок проходили в мае — августе 1960 г.
Для имитации аварийного сброса ракеты с боеголовкой в воду на одном из островов Ладожского озера построили металлическую вышку. Боеголовки испытывались как в инертном снаряжении с регистрацией перегрузок, так и с зарядом обычного взрывчатого вещества (ВВ) и боевыми детонаторами. Срабатывания капсюлей-детонаторов и ВВ не было, и перегрузки на узлах заряда оказались небольшими, что подтверждало безопасность для подводной лодки аварийного сброса ракеты. Эти испытания закончились в сентябре 1960 г.
В Северодвинске на заводе №402 для проверки взрывостойкости ракет с боеголовкой построили ракетный отсек РО-629 (разработчик ЦКБ-16) подводной лодки пр.629. Испытания проводились на Северном флоте в сентябре-октябре 1960 г. с имитацией подводной ударной волны атомного взрыва с помощью шнуровых зарядов. При взрывах на безопасных для подводной лодки радиусах боеголовка сохраняла работоспособность.
Государственная комиссия рекомендовала принять комплекс Д-2 с ракетой Р-13 на вооружение ВМФ. Ракетный комплекс был принят на вооружение Постановлением СМ СССР №1109-461 от 13 октября 1960 года. За разработку комплекса Д-2 с ракетой Р-13 присуждена Ленинская премия 1961 года.
Срок хранения ракеты Р-13 на арсенале был установлен в 5 лет. Комплекс Д-2 мог эксплуатироваться при температурах от -40 до +50 град С. Ракета могла храниться в заправленном состоянии на подводной лодке до 3 месяцев. В ходе эксплуатации комплекса Д-2 удалось продлить срок непрерывного хранения ракет Р-13 (заправленных окислителем) на ПЛ в боеготовом состоянии с трех до шести месяцев, а гарантийный срок хранения ракет в стационарных хранилищах с 5 до 7 лет.

Проведение транспортных испытаний ракет Р-13 с целью увеличения в два раза сроков эксплуатации БР на подводных лодках проводились на Северном и Тихоокеанском флотах. На ТОФ для них была выделена ПЛ пр. 629 «К-75″ (командир А.А.Каутский, командир БЧ-2 Н.А.Тушин). Председателем Госкомиссии был назначен командир 29 дивизии ПЛ, базирующейся на Камчатке, И.И.Щербаков. В сентябре 1962 г. на ПЛ были погружены две ракеты Р-13 и она вышла в море, где она прошла 7500 миль. Транспортные испытания ракеты выдержали.
Летом 1961 г. правительство приняло решение о проведении стрельб ракетами с реальными ядерными взрывами. Программа стрельб предусматривала два выстрела: с боеголовкой в контрольной и в штатной комплектациях. 20 октября 1961 года подводная лодка К-102 (командир Г.И.Каймак, командир ракетной БЧ В.Н.Архипов, командир группы управления В.Ф.Савенко) выполнила стрельбу ракетой Р-13 со специальной головной частью с термоядерным зарядом мощностью 1,5 Мт по боевому полю Новой Земли в ходе операции «Радуга», это была первая и единственная стрельба такого рода.
После окончания основных летных испытаний начались эксплуатационные испытания ракетного комплекса. Они состояли в трехмесячном пребывании ракеты с боеголовкой на подводной лодке с последующим отстрелом без каких-либо нештатных проверок ракетного оружия. Подлодка плавала в операционной зоне Северного флота. Испытания закончились стрельбой ракеты с боеголовкой без делящихся материалов. Весной 1963 г., повторили аналогичные испытания, но с плаванием в тропических широтах.
Начиная с Д-2, на разработчиков систем управления — НИИ-592 были возложены функции авторского надзора и сопровожде¬ния СУ при эксплуатации изделий на флоте. Авторский надзор начали осуществлять и ракетчики из СКБ-385. За время эксплуатации комплекса Д-2 удалось продлить срок непрерывного хранения ракет Р-13 (естественно, вместе с систе¬мой управления) в боеготовном состоянии на лодках с 3 до 6 ме¬сяцев, а гарантийный срок их хранения с 5 до 7 лет.

В ЦКБ-16 для вооружения ракетами Р-13 была создана дизельная подводная лодка проекта 629 (гл. конструктор Н.Н.Исанин, заместители гл. конструктора В.В.Борисов и А.С.Смирнов) нормальным водоизмещением в 2820-2860 м3. Она имеет двухкорпусную стальную конструкцию. Модельные испытания формы корпуса ПЛ проекта 629 проводились в ЦНИИ-45 и ЦАГИ, По корпусу, энергетике, частично по торпедному вооружению и РЭВ ПЛ проекта 629 унифицирована с торпедными ПЛ проекта 611 и проекта 641. ПЛ спроектирована с легким корпусом с штевневым носом и стабилизирующей кормой. ПЛ имеет развитое ограждение рубки — обтекатель ракетных шахт и килевую наделку в районе ракетного отсека. Запас плавучести 26%, глубина погружения до 300 м. Энергетическая установка корабля дизель-электрическая с тремя дизелями 37Д мощностью по 2000 л.с. и главными электродвигателями ПГ-102 (один мощностью 2700 л.с.) и ПГ-101 (два мощностью по 1350 л.с.). Экономический ход в подводном положение обеспечивал электродвигатель ПГ-104. Аккумуляторные батареи были объедены в четыре группы, всего 448 типа 40СУ. Дальность плавания в подводном положении была 300 миль при скорости хода 2 узла, под РДП — 12000 миль.
Размещение трех ракет большой длины в шахтах за боевой рубкой ПЛ потребовало увеличить общее ограждение рубки с ШПУ, которое имело высоту над прочным корпусом 7,3 м и длину в 27,9 м. Прочный корпус в районе этого отсека в поперечных сечениях имеет форму “восьмерки”, а нижняя наделка легкого корпуса выступает за линию киля на 2,55 м. Ракеты Р-13 расположены в стационарных вертикальных шахтах СМ-60 внутри прочного корпуса и ограждения рубки, старт ракет — надводный при волнении моря — до 4-х баллов и при скорости хода ПЛ до 12 узлов и осуществлялся со стартового стола, поднятого на верхний срез шахты. Управление ракетным комплексом осуществляла система ИПЭСУ. Торпедное вооружение состояло из шести 533-мм торпедных аппаратов, два из которых были кормовыми, с общим боезапасом в шесть торпед, приборов управления торпедной стрельбой «Ленинград-629″.


Вариант размещения ракет Р-13 в проработках ЦНИИ-45

На корабле проекта 629 были установлены: навигационный комплекс «Плутон-629″ («Плутон-1″), система радионавигации АРП-53, аппаратура стабилизации ПЛ по глубине погружения «Мрамор» и курсу «Гранит», гидроакустические станции «Арктика-М», «Тулона», «Свет-М» и «Свияга», РЛС «Накат», «Хром-К» и «Флаг». ПЛ оборудовалась двумя перископами ПР-12 «Лира-1″ и ПЗН-9. С 1960 года на ПЛ проекта 629 устанавливались следующие средства гидроакустики и радиосвязи: шумопеленгаторная станция МГ-10, станция определения скорости звука в воде «Береста», радиопередатчик Р-641 «Искра», новые радиоприемники и радиоразведки, заваливающаяся радиоантенна К-651 «Ива».
Конструкция ракеты и ее система управления позволяют выполнить следующие основные операции при нахождении на подводной лодке: контроль состояния и поддержание ракеты в боевой готовности во время патрулирования; предстартовую проверку и подготовку бортовой аппаратуры ракеты и ее двигательной установки, проверку работоспособности аппаратуры боевого блока; пуск ракеты с верхнего среза шахты из надводного положения лодки.
Перечисленные операции производятся на подводной лодке дистанционно со специальных пультов. Ракета не требует для обслуживания доступа личного состава в течение всего автономного плавания. Общее время на пуск одной ракеты не превышает 3–4 мин. Последовательный пуск ракет осуществляется за 13–14 мин. Безопасность ракеты при взрывах глубинных бомб, не приводящих к разрушению прочного корпуса подводной лодки, подтверждена специальными испытаниями. На подводной лодке ракета сохраняет свои боевые качества в течение шести месяцев вместо заданных трех.
Строительство ПЛ проекта 629 велось на заводе №402 (директор Е.П.Егоров, гл. строитель К.И.Коробцев) на Севере и заводе №202 им. Ленинского комсомола(директор Г.К.Волик, гл. строитель А.А.Танклевский) на Дальнем Востоке. В 1959 году на испытания было предъявлено два головных корабля для Северного флота — Б-92 (с января 1960 г. К-96, зав. №801, старший строитель П.А.Смоленский, командир Р.Б.Радушкевич, командир БЧ-2 З.Б.Хаблиев), для Тихоокеанского — Б-93 (К-126, зав. №131, командир В.Д.Подольский, командир БЧ-2 А.В.Клемин). Всего в 1959-1962 гг. было построено 23 корабля по проекту 629.
Первые пять ПЛ (зав. №801-805) проекта 629, построенных на заводе №402, сдавались с ракетой Р-11ФМ. В дальнейшем они прошли модернизацию на заводе «Звездочка» под ракетный комплекс Д-2 с ракетой Р-13.
Присъемках кинофильма о ракетных подводных лодках в августе 1961 г. с ПЛ пр. 629 из состава 15-й дивизии подводных лодок Северного флота был произведен старт ракеты Р-13, который был не успешным. Ракета поднялась на определенную высоту, после чего факел двигателя уменьшился и погас, ракета перешла в горизонтальное положение и упала в воду. Наиболее вероятной причиной отказа было попадание воды в горючее. Другая авария с БР Р-13 произошла в апреле 1964 г. на том же Северном флоте. ПЛ пр. 629 «К-88″ (командир А.М.Косов, командир БЧ-2 Р.О.Варик) по окончанию похода должна была произвести ракетную стрельбу, но после команды на пуск старт ракеты не состоялся из-за не возможности поворота стартового стола. Ракета загорелась, аварийный сброс не получился. После орошения шахты пожар ликвидировали.
Пионерами в освоении ракеты Р-13 явились экипажи и командиры подводных лодок прежде всего пр. 629 на Северном флоте: Р.Б.Радушкевич (К-96), Н.С. Борисеев (К-72), Э.Н. Спиридонов (К-79), Г.В. Елсуков (К-83), Г.И. Каймак (К-102), Б.А. Караваев (К-107), В.А. Евдокимов (К-88), В.П. Околелов (К-93), О.А. Матвиевский (К-61), В.Г. Скороходов (К-113), К.Б. Курдин (К-116), А.А.Шейченко (К-36), В.Ф. Шпунов (К-110), В.Г. Лебедько (К-153). На Тихом океане эту задачу выполняли: Н.И. Суздалев (К-129), А.П.Симоненко (К-136), Ю.Н. Калашников (К-139), В.К. Пятов (К-99), B.C. Сусоев (К-75) и И.И. Людмирский (К-136).
Модификации РПЛ проекта 629: проект 629А — ПЛ с 3 БР комплекса Д-4 и подводным стартом, 1963 г.; проект 629Б (отработка подводного старта) с 2 БР комплекса Д-4, 1962 г.; проект В-629 — ПЛ с 1 БР Р-15, работы прекращены на стадии технического проекта, проектант — ЦКБ-16, 1958 г.; проект 629М — ПЛ с ВАУ, проект разработан ЦКБ-16 в 1958-1959 г.г. и не был реализован; проект 601 — ПЛ с БР Р-29 комплекса Д-9 (передан ВМФ в 1976 г.) ; проект 605 — ПЛ с БР Р-27К комплекса Д-5, 1978 г.; проект 629Р (ПЛ — ретранслятор, переданы ВМФ с 1976 г.); проект 619 — ПЛ для испытаний МБР Р-39 комплекса Д-19 (построена в 1978 г.).
За время эксплуатации с 1961 по 1973 годы было произведено 311 пусков ракет Р-13, из них 225 успешных. 38 пусков неудачны из-за отказов в системах ракеты и стартового оборудования, 38 пусков неудачны из-за ошибок личного состава, причины 10 неудачных пусков не установлены. Комплекс Д-2 снят с вооружения в 1973 году.

Ракетная ПЛ проекта 660 с комплексом Д-2 и с комбинированной энергетической установкой была спроектирована в ЦКБ-18 (гл. конструктор А.С.Кассациер).Она разрабатывалась в ЦКБ-18 (главный конструктор А.С. Кассациер), предэскизный проект корабля нормальным водоизмещением в 3150 м3 был выполнен в 1958 году. ПЛ имела два корпуса, прочный из стали и наружный из маломагнитной стали. Прочный корпус был цилиндрический в оконечностях и в форме “восьмерки” в средней части. Запас плавучести ПЛ 27%, глубина погружения до 300 м. В состав комбинированной энергоустановки входила дизель-электрическая установка (два дизеля Д43 мощностью по 4000 л.с. и два главных электродвигателя ПГ-101 мощностью по 1350 л.с.) и энергоустановку «ЕД — продукт Б-2″ (единый двигатель с использованием перекиси натрия). Такое решение могло обеспечить ПЛ время непрерывного пребывания под водой до 600 часов (дальность плавания под водой до 2800 миль при скорости хода в 2 узла) и наибольшую скорость до 15 узлов в надводном и подводном положениях. Ракеты Р-13 расположены в стационарных вертикальных шахтах внутри прочного корпуса, старт ракет — надводный, со стартового стола, поднятого на верхний срез шахты. В состав торпедного вооружения вошли четыре 533-мм торпедные аппараты (все носовые) и четыре 400-мм аппараты (все кормовые), прибор управления торпедной стрельбой «Ленинград», общий боезапас торпед был в 16 единиц. На корабле предполагалось установить ГАС «Арктика-М». Дальнейшее проектирование ПЛ проект 660 оказалось нецелесообразным из-за высокой стоимости опытно-конструкторских работ по созданию энергоустановки типа “ЕД — продукт Б-2” на большую мощность (испытания и отработка ЭУ этого типа меньшей мощности планировались на опытной ПЛ проекта 637). В то же время спроектированная ПЛ уступала по основным ТТХ строящейся в то время атомной ракетной ПЛ проекта 658.Проект ПЛ-носителя 660 предполагалось использовать для ракет Р-13 с подводным стартом.

Подводная лодка проекта 658 была первой серийной отечественной атомной подводной лодкой, вооруженной баллистическими ракетами. Разработка проекта 658 велась ЦКБ-18 (гл. конструктор И.Б.Михайлов, С.Н.Ковалев) с августа 1956 г. Головной корабль К-178 был постоен на Севмашпредприятие (СМП) и сдан флоту в ноябре 1960 годе и передан ВМФ 1962 году. Всего в 1960-1962 гг. было передано ВМФ восемь таких кораблей. Проектирование подводной лодки проекта 658 велось с использованием технических решений, принятых при создании торпедной подводной лодки проекта 627А. Ракетоносец отличался от базового корабля врезкой ракетного отсека, выполненного в виде «восьмерки», формой носовой оконечности и измененным составом торпедного оружия. Нормальное водоизмещение корабля составило 4080 м3, запас плавучести 31% и глубина погружения до 300 м. ПЛ имела двухкорпусную конструкцию, прочный корпус из стали и легкий из маломагнитной стали (позже применялась сталь). Прочный корпус ПЛ делился на десять отсеков. Главная энергетическая установка имела паропроизводящую установку ВМ-А с двумя реакторами и паротурбинную установку ГТЗА-601 с мощностью на каждом из двух валов по 15500 л.с. В качестве движителей были использованы два пятилопастных гребных винта. Время непрерывного пребывания под водой у ПЛ проекта 658 было 1200-1500 часов. Ракеты Р-13 размещались в вертикальных шахтах СМ-60 диаметром 2,45 м каждая. Ракетные шахты располагались в центральной части корабля. Обтекатель ракетных шахт был совмещен с ограждением рубки. Старт ракет осуществлялся из надводного положения ПЛ, при этом стартовый стол с ракетой поднимался до верхнего среза шахты. Надводный старт ракетного комплекса «Д-2″ требовал длительного пребывания подводной лодки в надводном положении (12 мин. без учета времени на всплытие и погружение), что демаскировало подводную лодку. Ракетные пуски обеспечивались системой управления стрельбой «Доломит-1″ и навигационным комплексом «Плутон-658″. Торпедное вооружение ПЛ имело четыре 533-мм торпедные аппарата и четыре 400-мм аппарата (два из них кормовые), систему управления торпедной стрельбой «Ленинград-658″ и боезапас из 16 противокорабельных и противолодочных торпед. Корабль так же оснащался гидроакустическими средствами, в них входили: ГАС «Арктика-М» («Арктика»), шумопелегаторная станция МГ-10, станция миноискания «Плутоний» и ГАС звукоподводной связи «Яхта». Обнаружение надводных целей обеспечивалось в надводном положение РЛС «Альбатрос».


В освоении первого поколения атомных ракетоносцев пр. 658 участвовали командиры подводных лодок: Н.В.Затеев, В.В.Юшков, В.И.Зверев, В.Л.Березовский, Ф.П.Митрофанов, А.И.Гришечкин, Б.И.Громов, А.П.Михайловский, Ф.В.Крючков.
Позднее ПЛ проекта 658 были модернизированы по проекту 658М с установкой на них БР комплекса
Д-4 (ракета Р-21), стартующих из подводного положения.

Кроме перечисленных проектов ПЛ под комплекс Д-2 был проработана подводная лодка проекта 667, техпроект которой был выполнен ЦКБ-18 в 1959 году. В отличие от предыдущих ракетных ПЛ это была много ракетная подводная лодка. Водоизмещение корабля было до 6140 т, глубина погружения до 400 м. Его предполагалось оснастить атомной энергетической установкой В-3 с мощностью на валу 2х25000 л.с. Движитель имел два гребных винта и обеспечивал ПЛ скорость полного хода до 26,5-27 узлов. Основным вооружением корабля был ракетный комплекс Д-2 с восемью ракетами Р-13. Торпедное вооружение состояло из шести 533-мм торпедных аппаратов и боезапаса в 12 торпед различного назначения. На ПЛ предполагалось установить ГАС «Керчь». Подводная лодка проекта 667 прорабатывалась с различными типами ракетных комплексов типа Д-2, Д-4, Д-5, Д-6. Все эти варианты остались только на бумаге, дальнейшее проектирование велось по проекту 667А, где основными ракетными комплексами были Д-5 и Д-7.
В настоящее время одна ракета Р-13 установлена как памятник 25-летия Североморска, еще одну БР этого типа можно увидеть в экспозиции ЦМВС в Москве.

ХАРАКТЕРИСТИКИ

Разработчик СКБ-385
Главный конструктор В.П.Макеев
Ведущий конструктор Л.М.Милославский
Изготовитель Златоустовский МЗ
Код НАТО SS-N-4 Sark
Тип комплекса ракетный комплекс с БРПЛ первого поколения
ПЛ-носители пр.629, 658, 629М (проект ЦКБ-16 с ВАУ ), 660 (проект)
Состояние принят на вооружение 13 октября 1960 года; снят с вооружения в 1973году
Ракета Р-13 (4К50)
Дальность стрельбы, км:
— минимальная 148,2
— максимальная по ТТЗ 450
— максимальная 560-600 (700)
Максимальная скорость, м/с 2050
Скорость полета у цели, м/с 700
Высота траектории, км 145-160
Время полета ( макс. ) 7 мин 5 сек.
Точность стрельбы, отклонение, км:
— по дальности +4 (6-8)
— по направлению +4,5 (6)
Головная часть:
— тип ядерная моноблочная, отделяемая в полете
— разработчик боеприпаса НИИ-1011
— гл. конструктор А.Д.Захаренков
— длина, мм 3681-3705
— максимальный диаметр 880
— вес, кг 1597-1828
— разработчик заряда КБ-11 (ВНИИЭФ)
— гл. конструктор заряда Е.А.Негин
— размеры заряда, мм:
длина 700
макс. диаметр 700
— тип взрывателя контактный
— мощность заряда, Мт 1
Система управления инерциальная
— разработчик СКВ-626 (НИИ-592 — НИИ автоматики)
— гл. конструктор Н.А.Семихатов
Комплекс командных гироскопических приборов:
— тип «Туф»
— разработчик НИИ-49
— главный конструктор В.П.Арефьев
Комплект съемных оптико-механических приборов:
— тип ПП-13
— назначение обеспечение контроля разворота ракеты относительно ДП в период предстартовой подготовки
— разработчик КБ-7 ЦКБ «Арсенал»
— гл. конструктор С.П.Парняков
Органы управления и стабилизации четыре поворотные камеры сгорания
Тип старта: надводный вертикальный со среза шахты за счет собственных двигателей
Число ступеней: 1
Размеры, м:
— длина полная 11,8-11,885
— макс. диаметр корпуса 1,3/1,35
— размах стабилизаторов 1,9/1,91
Стартовый вес, кг 13560-13745
Вес заправленной ракеты, кг:
— без головной части 12208
— с головной частью 13820
Вес пустой ракеты, кг 3730-3770
Горючее (тип) керосин Т-1 (ТГ-02)
Вес горючего, кг 1900-2232
Окислитель (тип) АК-20 (АК-27И)
Вес окислителя, кг 7100-7774
Пусковое горючее (тип) ТГ-02
Вес пускового горючего, кг 20
Двигатель:
— тип пятикамерный двухрежимный ЖРДС2.713 с ТНА, из них четыре рулевые камеры
— разработчик ОКБ-2
— главный конструктор А.М.Исаев
— тяга двигателя в пустоте, тс 25-25,72
Условия старта:
— амплитуда борт. качки, град 12
— амплитуда килевой качки, град 4
— отклонение продольной оси шахты от вертикали, град до 6
— орбитальное движение, м 1,75
— волнение моря, балл до 4-5
— скорость хода ПЛ, уз 10-15
— широта точки пуска 850 с.ш.
— температура воздуха, град С -20 +40

ПУСКОВАЯ УСТАНОВКА:
Тип хранение в шахте, старт со среза шахты СМ-60
Разработчик ЦКБ-34
Главный конструктор Е.Г.Рудяк
Изготовитель завод «Большевик»
Размеры, м:
— диаметр 2,0-2,45
— высота 13,825
Угол поворота стола, град 180
Число ракет 1
Вес подъемно-поворотного стола с устройствами, размещенными на нем, т 33
Высота подъема, м 12
Время подъема на срез шахты, с 50
Тип амортизации ракеты рычажно-пружинная
Мощность электродвигателя привода подъема, КВт 110

КОРАБЕЛЬНАЯ СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ:
Тип «Доломит», «Доломит-1″
Разработчик НИИ-49
Главный конструктор П.М.Зеленцов
Время подготовки и старта ракет:
— предстартовой подготовки трех ракет, мин 60
— заправки топливом на ПЛ, мин 15-30
— время на пуск 1-ой ракеты, мин 3-4
— пуска трех ракет, мин 13-14 (12)

НАЗЕМНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ:
Разработчик ГСКБ (КБТМ)
Число агрегатов 23

Подъемно-стыкочный агрегат:
Тип ПС-31
Разработчик ГСКБ (КБТМ)
Изготовитель Николаевский судостроительный завод им. Носенко
Назначение транспортировка ракеты и установка ее на ПУ подводной лодки с причала

Автозаправщик окислителя:
Тип дозирующая станция окислителя ЗАК-32А
Разработчик ГСКБ (КБТМ)
Производительность, л/мин 1000
Точность выдачи, % 0,3

Автоцистерна окислителя:
Тип подвижная безрамная емкость 8Г132А
Разработчик ГСКБ (КБТМ)
Емкость, м3 18
Производительность, л/мин 2000

А.В.Карпенко, ВТС «БАСТИОН», 24.02.2017

Источники:
А.В.Карпенко, Н.И.Шумков «МОРСКИЕ КОМПЛЕКСЫ С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ» СПб. — Москва, 2009 г. ВТС «Бастион» (http://bastion-karpenko.narod.ru)
«Морские стратегические ракетные комплексы». М: Военный парад – ГРЦ Макеева, 2011
Баллистические ракеты морских стратегических ядерных сил СССР И России 1947–2012. Каталог М: ГРЦ 2012.
СКБ-385, КБ машиностроения, ГРЦ «КБ им. академика В.П. Макеева»/ Составители Р.Н. Канин, Н.Н. Тихонов; Под общей редакцией академика РАРАН В.Г. Дегтяря. – М.: Государственный ракетный центр «КБ им. академика В.П. Макеева»; «Военный Парад», 2007. – 408 с.: илл.
Александров Ю.И., Гусев А.Н., Здоровяк А.В., Карпенко А.В. и др. «Проектирование и строительство отечественных подводных лодок». СПб: ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова, 2004 г.
«Подводные силы России», М: «Военный Парад», 2006
«История отечественного кораблестроения», т.6, Судостроение. Санкт-Петербург. 1996 г.
Архив ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова

МОРСКАЯ БАЛЛИСТИЧЕСКАЯ РАКЕТА Р-13 В ЦМВС. МОСКВА 2005 Г.
МОРСКАЯ БАЛЛИСТИЧЕСКАЯ РАКЕТА Р-13 В ЦМВС. МОСКВА 2000 Г.
ПРОЕКТ 660 БОЛЬШОЙ РАКЕТНОЙ ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ
АТОМНАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ ПРОЕКТА 658
БОЛЬШАЯ РАКЕТНАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА ПРОЕКТА 629
ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РАКЕТНЫЙ ЦЕНТР ИМЕНИ АКАДЕМИКА В.П. МАКЕЕВА (ГРЦ МАКЕЕВА)


ГЛАВНАЯ НОВОСТИПОЛИТИКА,ПРОГРАММЫ ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА ФОТО ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе КОНТАКТЫ
____
© А.В.Карпенко 2009-2017/A.V.Karpenko 2009-2017
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap