ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
НОВОСТИ/NEWS
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА, ПРОГРАММЫ
ОБЩИЕ ТЕМЫ
СОБЫТИЯ ОПК
ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА
ФОТО: ВООРУЖЕНИЕ, ВЫСТАВКИ, СОБЫТИЯ
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ, ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
РЕПОРТАЖИ, ЗАМЕТКИ, СООБЩЕНИЯ
НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
ИЗДАНИЯ ВТС «БАСТИОН» – А.В.КАРПЕНКО
ВТС "НЕВСКИЙ БАСТИОН"
ОВТ «ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА»
ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе

КОНТАКТЫ/CONTACT




МОРСКИЕ КОМПЛЕКСЫ С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ

MARINE MISSILES BALLISTIC MISSILES

В 1834-1838 годах русский военный инженер К.А.Шильдер предложил использовать пороховые ракеты в качестве боевого средства с запуском их с подводных лодок и надводного парома (парохода). Он спроектировал и построил подводную лодку с двумя, расположенными побортно по три трубы, установками для запуска ракет. Были проведены и опытные стрельбы, но в то время дальнейшего развития ракетная техника на флоте не получила.
В 1942 году в Германии, в районе ракетной базы в Пенемюнде, экспериментально проверялась идея пуска ракет из-под воды. Пороховая ракета весом 125 кг стартовала с глубины 15 метров на дальность 8 км с подводной лодки IXC-серии (U-511). На носителе устанавливалась шестиствольная пусковая установка конструкции Дорнберга. В 1942 году в Германии создается первая в мире управляемая баллистическая ракета дальнего действия V-2 (ФАУ-2), с дальностью стрельбы 300 км. В дальнейшем на заводах Германии было развернуто ее массовое производство. В 1944-1945 годах ракеты V-2 (А-4) применялись для обстрела объектов на территории Англии, было выпущено 4320 снарядов V-2, из них 11,2% по Лондону. Применение нового вида оружия показало его перспективность. В дальнейшем для обстрела Соединенных Штатов по проекту “Лафференц” немцы пытались приспособить ракету “Фау-2” для старта с водной поверхности, при этом предполагалось буксировать по три ракеты в специальных контейнерах за подводной лодкой.

Во время Великой Отечественной войны на Черноморском флоте советскими моряками в инициативном порядке были созданы четырех- и шестиствольные пусковые установки для 82-мм реактивных снарядов, которые устанавливались на малые охотники и торпедные катера. В начале 1942 года началось проектирование серийных 24-ствольных морских реактивных установок для 82-мм снарядов и 16-ствольных для 132-мм снарядов. В 1943 году корабельные установки М-8М и М-13-М были приняты на вооружение для бронекатеров проекта 1124, 1125, Я-5 и торпедных катеров типа Г-5. В дальнейшем были приняты на вооружение более совершенные морские реактивные установки 24-М-8 и 16-М-13.
Западные специалисты предполагали, что в конце 1940-х в начале 1950-х годов в СССР проводились работы по созданию морских баллистических ракет, именуемых в странах НАТО как серия Golem. Одним из них был вариант немецкой БР типа V-2 , с дальностью стрельбы до 1000 морских миль, которую предполагалось буксировать за подводной лодкой — носителем; аналогичный проект был создан в 1944 году в Германии. Другой вариант этой ракеты с меньшей дальностью стрельбы, имеющий твердотопливные ускорители возможно был испытан при старте с глубины до 195 м. Ввиду сложности этих систем, как предполагают западные специалисты, они не были реализованы. В отечественных архивных материалах, исследуемых автором, таких ракетных систем не встречалось.

КОМПЛЕКСЫ ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ (1947-1963 ГГ.)

На начальном этапе (конец 1940-х — середина 1950-х годов) были проведены работы по созданию базовых отраслей атомной, ракетостроительной, электронной промышленности, внедрению атомной энергетики в судостроение, освоению новой техники и технологий.
13 мая 1946 года вышло Постановление Совета министров (СМ) СССР №1017-419 “Вопросы реактивного вооружения”, которое на долгие годы определило направления развития ракетной техники в Советском Союзе. Им был образован Специальный Комитет по реактивной технике при СМ СССР. На Комитет возлагалось наблюдение и контроль во всех ведомствах за научно-исследовательскими, конструкторскими и практическими работами по реактивному вооружению. В этом постановлении определялось, как первоочередная задача — воспроизведение с применением отечественных материалов, ракет типа ФАУ-2 (дальнобойной управляемой ракеты) и Вассерфаль (зенитной управляемой ракеты). Первые работы по размещению баллистических ракет на кораблях ВМФ СССР, по отечественным данным, проводились в 1949-1953 гг. В этих работах принимали участие специалисты НИИ-88, ЦКБ-18, ЦКБ-17, ЦКБ-53 и ЦНИИ-45. Первоначально для размещения предлагались ракеты Р-1 (вариант немецкой БР V-2), проект размещения которой был выполнен в 1949 году для ПЛ проекта П-2 (ЦКБ-18, главный конструктор Ф.А.Каверин), кроме БР Р-1 на лодке предполагалось разместить крылатые ракеты “Ласточка”. В дальнейшем проводились сравнительные проработки размещения сухопутных ракет Р-1, Р-2 и Р-101, все разработки НИИ-88 на базе немецких ракет V-2 и “Вассерфаль”. В результате выполнения работ было рекомендовано продолжить работы по ракете на базе Р-101 для размещения на подводных лодках.
В 1953 году на базе конструк-тивных решений и двигателя ракеты Р-101 была создана сухопутная баллистическая ракета Р-11 с дальностью стрельбы около 170 км. Именно эту ракету с 1954 года начали разрабатывать в морском варианте для вооружения подводных лодок в ОКБ-1 НИИ-88 под руководством С.П.Королева. Бортовую и корабель-ную систему управления морской ракеты разрабатывали в НИИ-885 (главный конструктор Н.А.Пилюгин), НИИ-49 (директор Н.А.Чарин) и МНИИ-1 (директор Э.И.Эллер). Двигательная установка создана в ОКБ-2 НИИ-88 (главный конструктор А.М.Исаев) и корабельная пусковая установка в ЦКБ-34 (главный конструктор Е.Г.Рудяк). Испытания с неподвижного и качающегося стенда (имитирующего качку ПЛ) проводились в 1954-1957 гг. на Государственном Центральном полигоне №4 (Капустин Яр). Проект В-611 подводной лодки разработан на базе большой дизельной подводной лодки проекта 611 в ЦКБ-16(главный конструктор Н.Н.Исанин), переобо-рудование осуществил завод №402 (директор Е.П.Егоров). Первый пуск ракеты с ПЛ в мире был произведен 16 сентября 1955 года на полигоне в Белом море. Летные испытания с подводных лодок пр В-611 и АВ-611 проводились на Северном и Восточных полигонах с марта 1958 года. Ракетный комплекс с морской БР Р-11ФМ оснащен ядерной боевой частью, аналогичной сухопутному варианту Р-11М, имел дальность стрельбы 150 км и надводный старт со среза шахты. Шахта использовалась для хранения и транспортировки БР к месту старта, где после всплытия ПЛ ракета выдвигалась из нее и производился старт с пускового стола (это, так называемый “полушахтный” способ базирования).
Подводные лодки проекта АВ-611 спроектированы в ЦКБ-16 на базе ПЛ проекта 611, на которых за боевой рубкой в диаметральной плоскости были установлены две вертикальные шахты для хранения и транспортировки ракет. Пусковая установка ракеты имела горизонтальную амортизацию механического типа, поворотный пусковой стол и корсетные устройства для удержания ракеты на пусковой установке. В конструкцию сухопутного варианта ракеты Р-11М были внесены необходимые изменения для возможности эксплуатации на подводных лодках, в частности были установлены дополнительные устройства для восприятия нагрузок от корсетного устройства ПУ и дополнительно герметизированы приборный и двигательный от-секи, а также усовершенствована двигательная установка и введены другие компоненты топлива. Выпуск конструкторской документации и освоение серийного производства ракет Р-11ФМ были переданы в СКБ-385 (главный конструктор В.П.Макеев), а система управления в СКБ-626 (главный конструктор Н.А.Семихатов).
В феврале 1959 года ракетный комплекс с ракетой Р-11ФМ был принят на вооружение ВМФ СССР. Это событие стало началом нового этапа в развитии МСЯС — этапа создания первой группировки ракетных подводных лодок (РПЛ). В 1959 году было создано первое соединение ракетоносцев 39 бригада Северного флота, в составе четырех ПЛ проекта АВ-611. Всего было переоборудовано и построено одна ПЛ проекта В-611 и пять ПЛ проекта АВ-611 на заводах №402 и 202, в дальнейшем эти ракеты были в составе вооружения ПЛ проекта 629 (главный конструктор Н.Н.Исанин), по три шахты на ПЛ. Первоначально три ПЛ проекта 629 были вооружены ракетами Р-11ФМ. В 1958-1959 г.г. ЦКБ-16 разрабатывало проект 629М переоборудования ПЛ проекта 629 с оснащением ее малой атомной энергетической установкой.
Параллельно с созданием ракетного комплекса с ракетой Р-11ФМ в ОКБ-10 НИИ-88 под руководством Е.В.Чарнко проводились работы по отработке подводного старта БР с подводного стенда и движущейся ПЛ. Для этого в 1956-1960 гг. проводились пуски экспериментальных ракет С4.1, С4.4, С4.5,С4.7 (типа Р-11ФМ),имеющих твердотопливный и жидкостные двигатели. Старты на первом этапе проводились с погружаемого неподвижного стенда, созданного в ЦКБ-16 под руководством главного конструктора Я.Е.Евграфова. На втором этапе пуски проводились с подводной лодки-стенда проекта В-613 (С-229), на которой в средней части корпуса побортно были размещены две шахты, и специально переоборудованной ПЛ проекта ПВ-611 с глубин до 30 м на полигонах в Черном и Белых морях. Первый в мире старт БР с ПЛ проекта ПВ-611 состоялся 10 сентября 1960 года, ракета С4.7 пролетела 125 км.
Работы по первой отечественной БР Р-13 (комплекс Д-2) с дальностью стрельбы 650 км, проектируемый специально для подводных лодок были начаты в 1956 году в ОКБ-1 и СКБ-385, в дальнейшем головным по ракете и комплексу стало СКБ-385 под руководством главного конструктора В.П.Макеева. Ракета Р-13 имела тип старта и транспортировки на ПЛ аналогичный БР Р-11ФМ. В качестве ПЛ-носителей рассматривались ПЛ пр 629, 658 и 660 (ЦКБ-18, главный конструктор А.С.Кассациер, ПЛ с “единым” двигателем с использованием надперекиси натрия). Испытания ракеты Р-13 проходили с 1959 года по 1960 год, она отличалась от Р-11ФМ увеличенный дальностью стрельбы до 700 км, а также отделяющейся в конце активного участка боевой частью. Комплекс Д-2 с ракетой Р-13 был принят на вооружение в октябре 1960 года для ПЛ пр 629 и 658. ПЛ проекта 629 разработан в ЦКБ-16 (главный конструктор Н.Н.Исанин) на базе проекта 641, а атомная подводная лодка проекта 658 разработана в ЦКБ-18 (главные конструкторы: П.З.Голосовский, И.Б.Михайлов и С.Н.Ковалев) на базе энергетики АПЛ проекта 627А. В 1959-1962 г.г. на заводах №402 в Северодвинске и №199 в Комсомольске-на-Амуре было построено и передано флоту 22 ПЛ проекта 629. В 1960-1962 г.г. на заводе №402 построено восемь ПЛ проекта 658.
С 1956 года по 1958 год ОКБ-586 под руководством М.К.Янгеля вело разработку морской баллистической ракеты Р-15 с дальностью стрельбы 1000 км в составе ракетного комплекса Д-3. Ракета должна была стартовать из шахты ПЛ за счет стартового порохового двигателя из надводного положения. На заключительном этапе работ прорабатывался вариант ракеты Р-15 с подводным стартом. Испытания ракеты предполагалось проводить с переоборудованных КР пр 26бис по проекту 33, а в качестве ПЛ — носителей рассматривались ПЛ пр 639 (СКБ-143, главный конструктор В.П.Фуников) и В-629 (ЦКБ-16) из-за значительных массогабаритных характеристик ракеты Р-15, затрудняющих ее размещение на кораблях-носителях, работы по ней были прекращены.
В соответствии с Постановлением СМ СССР от 19 августа 1958 года № 945-440 основной разработчик систем управления морских БР СКБ-626 было преобразовано в НИИ-592.
Другим нереализованным проектом стала первая отечественная морская твердотопливная ракета комплекса Д-6, работы по которому проводились в 1958-1961 г.г. в ЦКБ-7 под руководством главного конструктора П.А.Тюрина. Ракета разрабатывалась в двух вариантах: на баллистном топливе и на смесевом специальном топливе. Макеты двигателей проходили испытания на Ржевском артиллерийском полигоне под Ленинградом.
По Постановлению СМ СССР от 28 августа 1958 года СКБ-385 и ОКБ-586 была поручена организация проведения и выполнения в ближайшие 5-6 лет научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию новых комплексов малогабаритного и дальнобойного реактивного оружия с подводным стартом для скоростных подводных лодок (типа проекта 661) с баллистическими ракетами. При этом дальность стрельбы задавалась в пределах 1500-2000 км, а габаритно-весовые характеристики ракет с боевыми частями должны были быть в полтора раза меньше ракет типа Р-13 при сохранении их боевой эффективности. Параллельно СКБ-385 и ОКБ-586 проводились работы по ракетному комплексу Д-4 с БР с подводным стартом Р-13М и Р-21 соответственно. С учетом договоренности между руководителями организаций В.П.Макеевым и М.К.Янгелем дальнейшие работы по комплексу Д-4 с БР Р-21 были продолжены в СКБ-385 под руководством В.П.Макеева, а ОКБ-586 сосредоточило свои силы на проектировании и передаче заказчику наземных стратегических ракет средней и межконтинентальной дальности Р-12, Р-14 и Р-16 и их модификаций. Д-4 стал первым серийным отечественным ракетным комплексом с подводным стартом. Комплекс Д-4 с дальностью стрельбы 1400 км принят на вооружение в мае 1963 года. Первоначально комплексом предполагалось оснащать ПЛ пр 660 и 667 (ЦКБ-18, главный конструктор А.С.Кассациер). Первые испытания прототипа ракеты Р-21 начались в районе мыса Фиолент на Черном море с экспериментальной подводной лодки проекта 613Д4, переоборудованной ПЛ проекта 613. Испытания проводились с мая 1960 года с глубин 40-50 м. Последующие испытания были перенесены на Северный флот, где 24 февраля 1962 года был произведен первый пуск БР Р-21 с переоборудованной ПЛ проекта 629Б (К-102). В процессе испытаний было выполнено 27 пусков ракет. Ракетным комплексом вооружались переоборудованные из ПЛ проекта 629 и 658 ПЛ по проектам 629А и 658М
В 1963-1972 г.г. ракетный комплекс Д-4 был установлен на 13 ПЛ проекта 629А (ЦКБ-16, главный конструктор Н.Н.Исанин, В.В.Борисов) и 7 АПЛ проекта 658М (ЦКБ-18, главный конструктор С.Н.Ковалев). Модернизация и переоборудование проводились на заводах №402 и №893 в Северодвинске, заводе №202 во Владивостоке и на заводе №896 в Большом Камне. Всего к 1965 г. было построено 36 ракетоносцев, на которых располагалось более 100 ракет. На Северном и Тихоокеанском флотах были образованы соединения РПЛ. В тот же период ВМФ приступил к отработке системы несения боевой службы (боевого патрулирования) РПЛ.
Для боевого управления РПЛ организована система дальней оперативной связи, основу кото-рой составляла система связи с ПЛ “Глобус” Для обеспечения эксплуатации и поддержания боевой готовности РПЛ были созданы пункты базирования, материально-технического обеспечения, ракетно-технические базы со средствами подготовки, выдачи, транспортировки и погрузки ракет на ПЛ.
Появлению ракетного комплекса с подводным стартом Д-4 и последующими предшествовали научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, проводившиеся НИИ-88, СКБ-385, ЦАГИ, ВМА им. Ленина, Ленинградским механическим институтом, в/ч 31303, ЦНИИ-45 и другими организациями. В 1976 году ракетный комплекс Д-4 был модернизирован, ракета была оснащена новым боевым блоком.
Для первого поколения характерно отсутствие технических средств централизации управления предстартовой подготовкой и стрельбой, кроме общекорабельной громкоговорящей и телефонной связи между боевыми постами комплекса и лодки. Полетные задания для бортовых систем управления ракет формировались с использованием таблиц стрельбы; только частично был автоматизирован процесс горизонтирования и азимутального наведения командных приборов ракеты.
Охарактеризовать уровень стратегического сдерживания, обеспечиваемый морской составляющей, могут оценки, относящиеся ко времени Карибского кризиса, то есть к октябрю 1962 года. В это время стратегические силы Советского Союза имели 300 стратегических боезарядов. Большинство боезарядов размещалось на стратегических бомбардировщиках генерального конструктора В.М. Мясищева (М-4 и 3М, серийное изготовление в 1954–1960) и генерального конструктора А.Н. Туполева (Ту-95 и Ту-95К, серийное изготовление начато в 1955) в общем количестве 150–160 единиц.
Первое соединение межконтинентальных баллистических ракет Р-7 сформировано в декабре 1959 года; ракеты Р-7 и Р-7А приняты на вооружение в 1960 году; в 1961 году на вооружении находились шесть доработанных стартовых комплексов для ракет Р-7 и Р-7А. В период Карибского кризиса один стартовый комплекс под Плесецком был переведен в боевую готовность; готовность к пуску составляла от 8 до 12 часов. Межконтинентальная ракета Р-16 (для наземных стационарных комплексов) принята на вооружение в октябре 1961 года, а постановка на боевое дежурство началась в ноябре 1961 года. Количество развернутых (стоящих на боевом дежурстве) ракет Р-16 в период Карибского кризиса может быть оценено величиной 20–25 единиц. Кроме того, 51-я ракетная дивизия, передислоцированная на Кубу, 27 октября была приведена в боевую готовность и могла нанести удар 24 ракетами Р-12 через 10 –16 часов.
В это же время в боевом составе Северного флота находились подводные лодки, вооруженные ракетами Р-13: проекта 629 – десять единиц с 1960 года, плюс пять – с 1961 года; а так же проекта 658 – три с 1961 года. Кроме того, в боевом составе находились пять подводных лодок проекта АВ611 (на Тихоокеанском и Северном флотах) и три проекта 629 на Тихоокеанском флоте. Суммарно 73 ракеты Р-13 и Р-11ФМ.
Такое количество лодок позволяет прогнозировать возможность наличия на боевом патрулировании в особый (или угрожаемый) период 15–20 ракет, что составляло
треть боеготового ракетного арсенала стратегического сдерживания Советского Союза. При этом следует отметить, что морская составляющая на патрулировании в море выводилась из-под упреждающего удара стратегических сил, но противостояла силам и средствам противолодочной войны.
Ракеты Р-13 и Р-21 сыграли определенную роль в балансе стратегических вооружений в 60-е годы. Ко второй половине 60-х годов ракетные подводные лодки с баллистическими ракетами стали в Военно-Морском Флоте реальной силой, способной решать задачи стратегической важности. В то же время по своему количественному и качественному составу ракетно-ядерные силы флота существенно уступали морским стратегическим ядерным силам США. Изложенные факты определили задачи и направления разработки морских ракет второго поколения, начавшейся в 1961 году.
В ходе работ по созданию первого поколения баллистических ракет подводных лодок удалось:
1. Сформировать «морскую» кооперацию разработчиков, отработать взаимодействие конструкторских бюро, научно-исследовательских институтов (гражданских и военных), испытательных полигонов, заводов-изготовителей. Ядро кооперации составили: СКБ-385 со Златоустовским машиностроительным заводом (руководители Е. А. Гульянц, В. П. Макеев, В. Н. Коновалов), ОКБ-2 (главный конструктор А. М. Исаев), НИИ-592 (главный конструктор Н. А. Семихатов), НИИ-1011 (научные руководители К. И. Щелкин, Е. И. Забабахин – с 1960 г.), Государственное специальное конструкторское бюро (главные конструкторы В. П. Петров, В. Н. Соловьев – с 1963 г.), Институт вооружения ВМФ (начальники Н. А. Сулимовский, А. Т. Мельников – 1960–1962 гг., Н. И. Боравенков – с 1962 г.), ЦКБ-16 (главный конструктор Н. Н. Исанин), ЦКБ-18 (главный конструктор С. Н. Ковалев) и испытательные полигоны Министерства обороны, дислоцированные в Капустином Яре, Севастополе (Балаклаве), Северодвинске.
В результате был организован многотысячный творческий коллектив теоретиков, проектантов, конструкторов, испытателей, технологов – специалистов различных направлений, разных уровней образования, противоречивых характеров и воззрений, усилия которых были направлены на создание новейших систем вооружений.
2. Обеспечить пуск ракеты с подвижного, качающегося основания; отработать подводный старт ракеты на маршевом двигателе из глухой шахты без газоотводов; разработать первые принципиальные решения морского ракетостроения: герметизация стыков, кабельных стволов и разъемов; совмещение функций нескольких элементов конструкции в одном из них. В.П. Макеев так сформулировал научно-технические результаты (в докладе, представленном на соискание докторской степени): «Создание этих ракет потребовало решения ряда принципиально новых теоретических и конструкторских задач, связанных с обеспечением разработки ракет в приемлемых для подводных лодок габаритах при заданной дальности и эффективности стрельбы, выбором и отработкой способа старта, организацией предстартовой подготовки и старта, длительностью хранения ракет на подводной лодке в полностью заправленном компонентами топлива состоянии в условиях морского климата, обеспечением герметизации ракеты при внешнем давлении морской среды, безопасности ракеты при глубинном бомбометании и т.д.».
3. Реализовать и продемонстрировать межконтинентальную досягаемость целей при малом подлетном времени. Заложить в промышленности и Военно-морском флоте основы развития и эксплуатации морской составляющей стратегических ядерных сил. Развернуть группировки дизельных и атомных подводных лодок, дислоцированных на Северном и Тихоокеанском флотах.
Ко второй половине 1960-х годов ракетные подводные лодки с баллистическими ракетами стали в Военно-морском флоте реальной силой, способной решать задачи стратегической важности – нанесение ударов по военным, промышленным и административно-политическим объектам на заокеанской территории противника.
В то же время по своему количественному и качественному составу ракетно-ядерные силы Военно-морского флота существенно уступали морским стратегическим ядерным силам США.

КОМПЛЕКСЫ ВТОРОГО ПОКОЛЕНИЯ (1962-1974 ГГ.)

К началу развертывания баллистических морских ракет второго поколения в 1967 году стратегические ядерные силы США имели 1710 пусковых установок ракет, из них 656 на атомных подводных лодках, а СССР 690 пусковых установок, из которых только 100 были размещены на ПЛ. Для второго поколения характерен существенный рост тактико-технических характеристик и эффективности отечественных морских БР с выводом их боевых возможностей на стратегический уровень и улучшение эксплуатационных свойств этих ракет для надземных условий и обслуживания на ПЛ. На втором поколении были применены новые схемно-компоновочные решения, такие как:
— исключение из конструкции корпуса ракеты разъемных соединений (цельносварный корпус);
— размещение двигательных установок в баках ракеты (“утопление” в компонентах топлива);
-исключение межступенчатых отсеков, межбаковых отсеков за счет одинарных или двойных разделительных днищ;
— совмещение функций нескольких элементов ракеты в одном (корпус приборного отсека — переднее днище ракеты: рама двигателя — заднее днище ракеты; переднее днище ракеты — ниша головной части);
-применение для цельносварного корпуса вафельных оболочек;
-внедрение герметичных прочноплотных биметаллических соединений.
При этом использовались положительные результаты, достигнутые в области бортовых и корабельных систем управления, пироприборов, боезарядов и, особенно в области жидкостного двигателестроения.
В бортовые системы управления межконтинентальной БР второго поколения внедрены средства коррекции траектории по результатам визирования в полете астронавигационных светил, а в корабельных системах управления полностью автоматизированные процессы работы с каталогами навигационных светил, а также выработка значений угловых установок астродатчику ракеты для визирования. Корабельные системы управления на втором поколении стали полностью автоматизированными для всех процессов предстартовой подготовки и залповой стрельбы. Это успешно сочеталось с высоким уровнем совершенствования характеристик навигационных комплексов ПЛ, что позволило исключить проведение предстартовой обсервации практически во всех районах боевого дежурства.
Если параллельно с появлением морских баллистических ракет первого поколения создавались корабельные крылатые ракеты для стрельбы по береговым целям 10ХН в КБ завода №51, П-5, П-5Д и П-7 в ОКБ-52, П-10 и П-100 в ОКБ-49, П-20 в ОКБ-240 и др., в том числе с ядерными зарядами и дальностью стрельбы до 3000 км. То при создании БР второго поколения уже стало ясно, что баллистические ракеты более эффективны при стрельбе по наземным целям с заранее известными координатами. Только дальнейший прогресс в развитии техники позволил вернуться к созданию крылатых ракет большой дальности для поражения наземных целей, но это произошло в начале 80-х годов, когда была развернута крылатая ракета “Гранат”.
Разработка ракетного комплекса Д-7 с твердотопливной БР РТ-15М началось в 1960 году в СКБ-385. Испытания начались в 1964 году с неподвижного подводного стенда ПСД7. В дальнейшем предполагалось производить испытания с ПЛ-стендов пр. 613Д7, АВ611Д7 и 629Б. Для размещения комплекса Д-7 были выполнены проекты ПЛ 667А и А-658 (ЦКБ-18, главный конструктор С.Н.Ковалев). Из-за отсутствия приемлемых результатов по смесевым твердым топливам, дальнейшие работы по комплексу были прекращены.
Постановлением СМ СССР от 27 мая 1961 года № 485-201 в развитие Постановления СМ СССР от 23 июня 1960 года было задано создание опытной подводной лодки проекта 705 в варианте с 8 малогабаритными баллистическими ракетами с диаметром шахт 1,6-1,7 м и длиной шахт 9,5 м.
Первым серийным комплексом второго поколения с малогабаритной ракетой, созданным по постановлению СМ от 24 апреля 1962 г., стал Д-5 с БР Р-27, дальность стрельбы 2400 км. Работы по нему были начаты в 1961 году в СКБ-385 под руководством В.П.Макеева. В качестве кораблей-носителей первоначально предполагалось использовать надводные корабли специальной постройки УДД (разработчик ЦКБ-17), ПЛ пр. 667 (разработчик ЦКБ-18) и пр. А-658. В дальнейшем в качестве носителей были предложены ПЛ пр. 667А, 687 (пр. 705Б, СКБ-143, главный конструктор В.В.Борисов) и 679 (пр. 671Б, СКБ-143, главный конструктор Г.Н.Чернышов). Для комплекса Д-5 разрабатывалось две БР, одна — Р-27 (изделие 4К10) — одноступенчатая жидкостная для поражения неподвижных береговых стратегических целей, другая — Р-27К (изделие 4К18) — двухступенчатая с пассивной системой самонаведения для поражения морских подвижных целей. В результате испытаний, проводимых с ПЛ-стенда пр. 613Д5 и ПЛ проекта 667А (ЦКБ-18, главный конструктор С.Н.Ковалев), в марте 1968 года на вооружение был принят комплекс Д-5 с ракетой Р-27 для оснащения ПЛ пр. 667А. В комплексе была реализована возможность залповой стрельбы двумя восьми- ракетными залпами, это обеспечивала боевая информационно-управляющая система МВУ-100 “Туча” (НИИ “Агат”, главный конструктор Р.Р.Бельский). Для приема под водой сигналов боевого управления ПЛ оборудовались буксируемой антенной типа “Параван”.
В конце 1960-х годов для испытаний ракеты Р-27К (главный конструктор системы самонаведения А.С.Мнацаканян) была переоборудована на заводе “Звездочка” в Северодвинске ПЛ пр. 629 в пр. 605 (ЦПБ “Волна”, главный конструктор В.В.Борисов), испытания которой проходили в 1969-1973 гг. В силу ряда внешних обстоятельств эта ракета не была принята на вооружение и не пошла в серию.
В 1973 году комплекс Д-5 был модернизирован, в его состав вошла модернизированная ракета Р-27У с увеличенной дальностью до 3000 км и имеющая вариант оснащения с тремя боевыми блоками кассетного типа без индивидуального наведения. Этим комплексом оснащались ПЛ пр. 667АУ. При создании комплекса были внедрены в производство межотраслевые комплексные системы целевого планирования и управления по ракетоносцу “Голубой залив” и по ракете “Заря”. В создании и производстве ракет Р-27 (Р-27У) и ракетоносцев принимали участие: Златоустовский и Красноярский машзаводы, НПО автоматики, НИИ прикладной механики, ПО “Завод “Большевик”, Омский завод подъемно-транспортного оборудования, Каменск-Уральский завод радиоприборов и др. Вопросы маневрирования и управляемости подводных лодок были решены в опытном бассейне ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова.
Всего с 1967 года по 1974 год на Северном машиностроительном предприятии в Северодвинске и заводе им. Ленинского комсомола в Комсомольске-на-Амуре было построено 34 ракетных подводных крейсера стратегического назначения (РПКСН) пр. 667А и 667АУ. Этими кораблями оснащались 19-я и 31-я дивизии ПЛ Северного флота и 8-я и 25-я дивизии ПЛ Тихоокеанского флота. Подводные лодки пр. 667А интенсивно привлекались для несения боевой службы в Северо-Восточной и Центральной Атлантике, Северо-Восточной части Тихого океана. В каждом из этих районов одновременно находилось несколько ПЛ.
БР этих группировок, обладая подлетным временем 15-17 мин и мощными ядерными зарядами, гарантировали неотвратимость ответного удара. Комплекс Д-5 (Д-5У) состоял на вооружении ВМФ более 25 лет, последняя ракета выгружена 1 июня 1994 года с подводной лодки К-430.
В 1964 году на конкурсной основе были развернуты работы по межконтинентальным ракетным комплексам Д-8 (разработчик ЦКБМ-ОКБ-52) под руководством В.Н.Челомея и Д-9 (разработчик КБМ-СКБ-385) под руководством В.П.Макеева. Комплекс Д-8 с МБР УР-100М, являющийся вариантом сухопутной стратегической ракеты УР-100, предполагалось размещать на надводных кораблях, гражданских судах и ПЛ пр. 702, 629. В качестве системы управления ракетой рассматривались два варианта, один с инерциальной системой с радиокоррекцией от наземных постов РУП, другой — инерциальная с астрокоррекцией. Ракета имела межконтинентальную дальность стрельбы и две жидкостные ступени. Комплекс Д-9 с БР Р-29 специальной разработки предполагалось размещать на ПЛ пр. 701, специальных погружаемых контейнерах и гражданских судах. Система управления ракетой была инерциальной с астрокоррекцией. Главным разработчиком по системе астрокоррекции стало ЦКБ “Геофизика”. В результате рассмотрения обеих предложений по Д-8 и Д-9 на Совете Обороны в 1964 году по предложению Н.С.Хрущева было отдано предпочтение ракетному комплексу Д-9, постановление о разработке которого вышло в том же 1964 году. Комплекс Д-9 стал первым в мире морским серийным комплексом с БР межконтинентальной дальности. Испытания с переоборудованной подводной лодки пр. 701 (переоборудована из пр. 658) начались в 1971 году в Баренцевом море. Ракетным комплексом Д-9 с 1974 года оснащались атомные ПЛ пр. 667Б, 667БД, 701 и опытная дизельная ПЛ пр. 601. Всего под этот комплекс построено 22 РПЛ СН (18 -пр. 667Б, 4 — пр. 667БД). Несколько позже появился вариант комплекса с БР увеличенной дальностью стрельбы. Комплекс и ракета выведены из эксплуатации в 2002 г.
Дальнейшее развитие в этот период получила управляющая подсистема МСЯС. В Главном штабе ВМФ и на флотах была создана опорная сеть основной системы управления на базе защищенных командных пунктов, внедрена первая автоматизированная система АС-4, создавалась резервная система управления МСЯС.

КОМПЛЕКСЫ ТРЕТЬЕГО ПОКОЛЕНИЯ (1973-1986 ГГ.)

В связи с развертыванием и наращиванием странами НАТО и США сил и средств противолодочной войны (стационарные системы противолодочного наблюдения типа SOSUS (SOund SUrveillance System), маневренные силы) снизилась скрытность действий РПЛ в районах патрулирования. В этот же период в ВМС США проводились работы по оснащению ПЛАРБ ракетами с разделяющимися головными частями (РГЧ), что нарушало достигнутое в начале 1970-х годов примерное равновесие МСЯС США и СССР.
С учетом данных факторов в период с 1972 по 1982 год были приняты меры по разработке более эффективных комплексов БРПЛ и увеличению количества их носителей. Решение данных задач — особый этап в истории развития МСЯС, на котором достигнут качественный и количественный паритет по этой составляющей с ВМС США.
К основным отличительным особенностям морских БР третьего поколения относятся:
— освоение разделяющих головных частей с наведением боевых блоков на индивидуальные цели;
— освоение твердотопливной техники;
— улучшение точности стрельбы.
Разработка переходного от второго поколения к третьему твердотопливного ракетного комплекса Д-11 с дальностью стрельбы около 3900 км, выполнена КБ ПО “Завод Арсенал” им. М.В.Фрунзе (главный конструктор П.А.Тюрин). Он стал первым реализованным отечественным твердотопливным комплексом, который был развернут на ПЛ пр. 667АМ (ЛПМБ “Рубин”, главный конструктор О.Я.Марголин, переоборудована на заводе “Звездочка”) с 1979 года и находился в опытной эксплуатации до конца 1980-х годов. В 1969-1971 г.г. в ЦПБ “Волна” (главный конструктор С.М.Бавилин) разработало проект АПЛ с 16 ракетами Р-31.
Первый серийный комплекс третьего поколения Д-9Р с БР Р-29Р с межконтинентальной дальностью стрельбы был создан КБМ в предельно сжатые сроки, менее чем за четыре года, что позволило начать развертывание ракет с разделяющими головными частями индивидуального наведения и межконтинентальной дальностью стрельбы на три года раньше, чем зарубежный аналог БРПЛ “Трайдент-1” (США имели на вооружении с 1970 года БРПЛ “Посейдон” С3 с РГЧ ИН, но без межконтинентальной дальности). Ракета Р-29Р в большой степени унифицирована с Р-29 и имела ограниченное применение новых технических решений, главным из которых стало применение дополнительной ступени разведения боевых блоков. Летные испытания начались с наземного стенда Северного полигона, было запущено 18 ракет. Дальнейшие испытания проводились с ПЛ проекта 667БДР из Белого и Баренцева морей с ноября 1976 года по октябрь 1978 года. Были произведены 22 испытательных пус-ка, из них четыре в моноблочном варианте боевого оснащения, шесть в трехблочном и 12 в семиблочном боевом оснащении. Конструктивные решения и аэродинамические харак-теристики новых боевых блоков отрабатывались на полигоне ГЦП-4 (Капустин Яр) при пусках специальных серийных носителей. В 1977 году на вооружение поставлен комплекс Д-9Р с БРПЛ Р-29Р, имеющий межконтинентальную дальность стрельбы и РГЧ с боевыми блоками индивидуального наведения или моноблочную боевую часть большой мощности. Всего под этот комплекс было построено четырнадцать РПЛ СН пр. 667БДР. Они находятся в эксплуатации в настоящее время.
С вводом в состав ВМФ РПЛ СН пр. 667Б, 667БД и 667БДР боевая эффективность МСЯС резко возросла за счет роста количества БРПЛ и их зарядов, а также повышения боевой устойчивости ракетоносцев, живучести и надежности управления в районах боевого патрулирования, контролируемых силами ВМФ.
Существенный вклад в создание третьего поколения морских ракет с разделяющимися головными частями внесли разработчики боеголовок. Сложность вопросов создания таких боеголовок особенно проявилась при разработке супермалогабаритной боеголовки ракеты Р-29Р, которая предназначалась для семиблочной головной части. Первый этап работ с использованием накопленного опыта показал, что на базе старых подходов к разработке боеголовок создать необходимые боеприпасы невозможно. По этой причине в 1977 году было принято решение об использовании для научных и конструкторских летных исследований — специальной ракеты — К65МР (вариант сухопутной ракеты средней дальности Р-14), обеспечивающей запуск экспериментальных блоков. Первые результаты были неудачными, блоки лежали на боку с прогарами, либо их не находили. Но в итоге был создан углерод-углеродный материал для наконечников и конструкции наконечников из него, а также найдены средства стабилизации вращения блоков, мероприятия по повышению точности изготовления и балансировки корпусов и боеголовок.
С целью совершенствования системы боевого управления ВМФ в целом и МСЯС, в частности, на данном этапе созданы АСУ ВС «Центр» с командной системой боевого управления (КСБУ), система космической связи и навигации, автоматизированные резервные средства связи для ПЛ. В 80-х годах для управления морским стратегическими ядерными силами вводится автоматизированная система боевого управления “Море”, входящая в систему управления Вооруженными Силами СССР “Центр”. В этот период МСЯС включаются в систему стратегического планирования боевого применения СЯС страны.
С начала и до конца 1980-х годов в развитии МСЯС характеризовался достижением наивысшего потенциала и качественного паритета в морских стратегических вооружениях с США.
Второй серийный комплекс этого поколения Д-19 с БР Р-39 и межконтинентальной дальностью стрельбы создан КБМ в 1982 году, это первый серийный отечественный морской комплекс с твердотопливной ракетой. Эта разработка полностью базируется на новых технических решениях, в комплексе были улучшены условия эксплуатации БРПЛ на подводных лодках за счет применения способа старта из незатопленной шахты. В то же время применение твердого топлива привело к росту массогабаритных характеристик ракет. Разработка комплекса Д-19 началась в 1973 году. Под ракетный комплекс в ЛПМБ “Рубин” (генеральный конструктор С.Н.Ковалев) был спроектирован тяжелый подводный ракетный крейсер стратегического назначения проекта 941 с 20 шахтами для ракет. Отработка ракеты Р-39 началась с бросковых испытаний, из них 9 с плавстенда и 7 с экспериментальной подводной лодки проекта 619 (переоборудованная ПЛ проекта 629). В дальнейшем на совместных испытаниях с наземного стенда Северного полигона) было пущено 17 ракет Р-39 и с головной ПЛ проекта 941 пущено 13 ракет. В 1985 году началась модернизация комплекса Д-19, был заменен боевой блок и расширена зона разведения блоков. Модернизированный комплекс принят на вооружение в 1989 году. Всего в состав ВМФ было введено шесть ракетоносцев проекта 941, каждый из которых обладает мощным ядерным потенциалом (одна ПЛ несет 200 боезарядов).
В 1986 году был принят на вооружение последний серийный комплекс Д-9РМ третьего поколения с межконтинентальной дальностью стрельбы. Его разработка была начата в КБМ в 1979 году. Для ракеты было предусмотрено два варианта боевого оснащения, один с десятью боевыми блоками, другой — с четырьмя. Боевая нагрузка которой была выбрана, исходя из действующих и возможных в перспективе ограничений по договорам с США (ОСВ-1, СНВ-1, СНВ-2). Носителем комплекса является РПК СН пр 667БДРМ Всего в состав ВМФ вошло семь ракетоносцев данного проекта. Это наиболее совершенный ракетный комплекс находящийся на вооружении ВМФ России.
С вводом в состав ВМФ ПЛ пр. 941 и 667БДРМ потенциал МСЯС резко возрос как за счет увеличения количества развернутых на них боеголовок, так и за счет новых качеств ракетных комплексов и их носителей.
По состоянию на 31 июля 1991 года в составе ВМФ находилось 62 подводных ракетоносца, на которых размещалось 940 пусковых установок и 2804 боевых блока.

В развитие заводов — изготовителей БРПЛ и освоение технологии производства ракет внесли большой вклад первые руководители: Златоустовский машиностроительный завод — директора В.Н. Коновалов, В.Н. Попов, В.Х. Догужиев, В.М. Попсуй, Г.П. Стариков, главные инженеры В.А. Филин, Л.С. Попов, П.Н. Варганов; Красноярский машиностроительный завод — директора П.А. Сысоев, Б.Н. Гуров, В.П. Котельников, В.К. Гупалов, главные инженеры Н.Н. Филимонов, В.К. Гупалов, A.M. Ваганов, В.А. Моисеев, Л.А. Ковригин.
В 1980-е годы принимается на вооружение система космической навигации и связи “Парус”, которая позволила повысить надежность доведения сигнала боевого управления до подводных лодок. Навигационные комплексы для отечественных современных подводных лодок создавались в ЦНИИ “Электроприбор” и НПО “Дельфин”.
Во второй половине 1960-х годов в КБМ проводились работы по созданию ядерной боеголовки для поражения подводных лодок. В этой работе была решена проблема создания специальной высокопрочной боеголовки способной проникать глубоко в воду. К проекту были привлечены институты ВМФ, НИИФ, ЦАГИ и другие КБ. В семидесятые годы были проведены натурные испытания на Черном море с целью исследования участка входа в воду, которые проводились с самолетов при наличии разгонной ступени. Всего было проведено более двадцати испытаний, практически все с положительными результатами.
Успешное решение комплекса материаловедческих и технологических вопросов при создании БРПЛ не могло быть успешно осуществлено без плодотворного творческого участия: ВИЛС, ВИАМ, ЦНИИМВ, НИИ графит, институт электросварки им. Е.О. Патона, НИИТМ, Златоустовского и Днепропетровского филиалов НИИТМ, ИПРОМАШПРОМ, Пермский филиал ЦНИИМВ, НПО «Стеклопластик», НИИПМ, ГИПИЛКП, НПО «Пластик», институт проблем сверхпластичности металлов, ЦНИИЧЕРМЕТ, заводов: КУМЗ, КМЗ, БКМЗ, Уралхимпласт, ЗМЗ.
С целью повышения точности стрельбы баллистическими ракетами в КБМ проводились работы по созданию управляемой боеголовки, которая после отделения от ракеты сама могла «довести» себя до цели. По этой теме в течении многолетних работ были проведены летные испытания управляемых блоков на полигоне Капустин Яр, работа была завершена в конце 1980-х годов.
В 1980-х годах завершилась разработка ракет третьего поколения и развертывание стратегических ядерных сил СССР было закончено. Морская составляющая содержала четыре межконтинентальные ракеты: три – жидкостные (две – с разделяющейся головной частью, одна – моноблочная) и одну твердотопливную с РГЧ. В США к этому времени на вооружении находились две твердотопливные ракеты с разделяющейся головной частью.
В это время (вторая половина 1980-х) было принято однозначное решение о переходе на твердотопливное стратегическое ракетостроение. Такое решение соответствовало затратным принципам развития командной экономики и устраивало большинство руководителей Военно-промышленного комплекса, а также большинство исполнителей-разработчиков.

МОРСКИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ РАКЕТЫ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

Сначала 1980-х годов прошлого века был выполнен ряд исследований и проектных работ по различным ракетным комплексам и подводным лодкам-ракетоносцам для выработки рационального варианта развития морских стратегических ядерных сил.
Рассматривались следующие варианты:
– Комплекс для размещения на подводных лодках пр. 941 при их заводском ремонте (с проработкой размещения на новых лодках); погрузочная масса ракеты на твердом топливе до 90 тонн.
– Комплекс для размещения на подводных лодках пр. 955; погрузочная масса ракеты до 70 тонн, рассматривались варианты ракет на перспективных твердом и жидком (тиксотропном) топливах.
– Комплекс для размещения на подводных лодках пр. 667БДР и 667БДРМ при их заводском ремонте; погрузочная масса ракеты до 50 тонн, топливо жидкое, тиксотропное.
Наряду с боевой комплектностью, аналогичной «Трайденту-2» (8 боезарядов среднего класса), рассматривалась допустимая по Договорам ОСВ-1 и ОСВ-2 комплектность с 14 боезарядами.
Перечисленные работы постановлением правительства были включены в пятилетний план 1981–1985 гг.; конкретные сроки проектных работ устанавливались решениями Комиссии по военно-промышленным вопросам.
На ход проектных и исследовательских работ заметное влияние оказала стратегическая оборонная инициатива (СОИ), объявленная президентом США Р. Рейганом в марте 1983 г.: этот фактор заставил разрабатывать для подводных лодок пр. 941 и нового проекта комплексы с ракетами одного класса по массе (до 90 тонн с полной унификацией по двухступенчатому носителю), оснащенных головными частями последовательного или параллельного разведения боевых блоков.
С другой стороны, потребность в подводных лодках меньшего водоизмещения и ракетах с уменьшенной погрузочной массой сохранялась, так как существующее оборудование Северного и Тихоокеанского флотов обеспечивало эксплуатацию 40–50-тонных ракет. Военно-Морской Флот предложил создавать малогабаритную моноблочную ракету по стартовой массе 20–30-тонного класса для подводной лодки, аналогичной пр. 955.
В области морского ракетостроения реализовывали многочисленными исследованиями и аванпроектами по твердотопливным морским ракетам различной размерности: 30-тонная моноблочная, шифр «Вест»; 50–60-тонная с разделяющейся головной частью, шифр «Шторм», 90-тонная с разделяющейся головной частью, шифр «Барк». При этом каждый вариант соответствовал своему проекту подводной лодки.
В ноябре 1985 г. постановлением правительства предписано начать опытно-конструкторскую разработку «Барк» комплекса Д-19УТТХ и разработать в 1985–1986 гг. техническое предложение по комплексу с малогабаритными моноблочными ракетами на твердом и жидком топливе. В конечном итоге разработка «Барка» объединилась со «Штормом» в смысле размещения и на новых, и на переоборудуемых подводных лодках, а опытно-конструкторская разработка ракеты «Вест» не была начата.
Разработкой по теме «Барк» ставилась задача превзойти ракету США «Трайдент-2» по боевым свойствам.
Совместные летные испытания пусками ракет Р-39УТТХ (комплекс Д-19УТТХ) с наземного стенда были начаты в 1993 г. В ноябре 1993 г., декабре 1994 г. и в ноябре 1997 г. проведены три пуска. Все пуски были не успешными.
Поэтому, вскоре, на государственном уровне предложение Министерства экономики и Министерства обороны о прекращении разработки комплекса Д-19УТТХ было принято1. Также было принято предложение Роскосмоса о возобновлении производства (модернизации) ракет Р-29РМУ (ОКР «Синева») и проведении заводских ремонтов подводных лодок проекта 667БДРМ. Последнее оказалось весьма важным решением, благодаря которому в России сохранились морские стратегические ядерные силы в условиях, когда форсированная разработка «Булавы» так же, как и разрекламированная унификация, оказались несостоятельными.
К последним модернизациям, направленным на поддержание боеготовности морских стратегических сил, относятся три завершенные опытно-конструкторские работы: «Станция», «Синева» и «Станция-2». Головные разработчики: ГРЦ «КБ им. академика В. П. Макеева» (генеральный конструктор В. Г. Дегтярь), НПО автоматики им. академика Н. А. Семихатова (генеральный директор Л. Н. Шалимов), ВНИИ технической физики им. академика Е. И. Забабахина (научный руководитель Е. Н. Аврорин, директор Г. Н. Рыкованов).
На вооружение комплекс «Синева» принят Указом Президента РФ № 866 от 9 июля 2007 года.
Эти работы обеспечили эксплуатацию существующих группировок подводных лодок пр. 667БДР и 667БДРМ с достигнутыми на прототипах сроками службы в 30–35 лет. Тем самым созданы благоприятные условия для развития и поддержания боеготовности морских стратегических ядерных сил.
Решение о создании новой морской стратегической баллистической ракеты было определено постановлением правительства и указом Президента Российской Федерации от 1998 года. Головным разработчиком нового ракетного комплекса морского базирования Д-30 с твердотопливной ракетой «Булава-30» стал Московский институт теплотехники (МИТ), имеющий наибольший опыт в области твердотопливного ракетостроения в нашей стране.
Выбор в пользу предложений МИТ не означал отстранения от разработки нового морского комплекса организаций, ранее работавших в этом направлении. В целях максимального использования творческого потенциала отечественного ракетостроения, помимо традиционных для возглавляемой МИТ кооперации разработчиков межконтинентальных баллистических ракет и наземных комплексов, к созданию комплекса Д-30 были подключены организации, на протяжении многих лет занимавшиеся тематикой морских баллистических ракет. В частности, разработку системы управления возглавило НПО автоматики, при участии НПЦ АП имени Н.А. Пилюгина. К проведению широкого круга работ по комплексу Д-30 был привлечен и ГРЦ Макеева. Разработка двигательных установок велась при активном участии ЦНИИСМ, ФЦДТ «Союз», ФНПЦ «Алтай», НПЦ «Искра» и других организаций. Сборка ракеты «Булава-30» осуществляется на Воткинском заводе.
В целом в разработке и производстве ракетного комплекса Д-30 и ракеты «Булава-30» задействованы сотни организаций и предприятий.
Колоссальную поддержку при разработке комплекса Д-30 МИТ получил от головного разработчика атомного ракетоносца – ЦКБ МТ «Рубин». Для нового ракетного комплекса разработан проект и ведется строительство серии подводных ракетоносцев типа “Юрий Долгорукий” проекта 955 и 955А, которые стали первыми ракетоносцами XXI века.
В 2011 году завершены совместные летные испытания по опытно-конструкторской разработке «Лайнер», проведенной в 2009–2011 годах в соответствии с Гособоронзаказом. По результатам этих испытаний и заключению Межведомственной комиссии конструкторская, эксплуатационная и технологическая документация допущена для серийного производства и эксплуатации.
В настоящее время идет серийное изготовление трехступенчатых носителей, боевых ступеней и бортовых систем управления ракет Р-29РМУ2 «Синева», которые в полной мере унифицированы с ракетами Р-29РМУ2.1 «Лайнер». Ракеты «Лайнер» могут оснащаться десятью боевыми блоками малого класса мощности со средствами противодействия противоракетной обороне, либо восемью боевыми блоками такого же класса, но с дополнительным нарядом средств противодействия; либо четырьмя боевыми блоками среднего класса мощности со средствами противодействия ПРО. Кроме того, ракеты «Лайнер» могут оснащаться смешанной комплектацией боевых блоков разного класса мощности.
Эксплуатация и боевая готовность любого сочетания ракет и их боевого оснащения на подводных лодках проекта 667БДРМ обеспечиваются модернизированной корабельной цифровой вычислительной системой «Арбат-У2.1».
Перечисленное означает, что ракетными комплексами («Синева», «Лайнер») обеспечена реальная возможность существования Северо-западной группировки подводных лодок проекта 667БДРМ в течение 35–40 лет, то есть до 2025–2030 годов.
Ракета Р-29РМУ2.1 («Лайнер») по энергомассовому совершенству превосходит все современные твердотопливные стратегические ракеты Великобритании, Китая, России, Соединенных Штатов и Франции, а по боевому оснащению (четыре блока среднего класса мощности) не уступает четырехблочному (в условиях СНВ-3) американскому «Трайденту-2».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Успешному решению задач в области ядерного сдерживания в условиях противостояния в период «холодной войны» способствовало создание в СССР морских стратегических ядерных сил (МСЯС), которые стали важной составной частью стратегических ядерных сил (СЯС) страны, включающих в себя ракетные войска стратегического назначения (РВСН) и авиационные стратегические ядерные силы (АСЯС).
Всего было изготовлено несколько тысяч современных баллистических ракет подводных лодок, более 1200 серийных ракет отстреляно в учебно-боевых и контрольно-серийных пусках. Успешность пусков одноступенчатой ракеты второго поколения Р-27 (Р-27У) составила – 0,945, трехступенчатой ракеты третьего поколения Р-29РМ (Р-29РМУ) – 0,979. В 1991 г. был осуществлен уникальный залп шестнадцатиракетного боекомплекта с подводной лодки пр. 667БДРМ.
С количественной точки зрения достигнутые результаты могут быть охарактеризованы составом морских стратегических ядерных сил на момент вступления в силу Договора СНВ-1 (04.12.1994): на 48 подводных лодках размещены 728 БРПЛ и 2560 боезарядов, в том числе на 26 подводных лодках с ракетами третьего поколения – 440 ракет и 2272 боезаряда. Жизнеспособность отечественных жидкостных межконтинентальных морских ракет подтверждена как их успешной тридцатилетней эксплуатацией, так и многочисленными модернизациями, улучшавшими боевые качества и сроки службы.

МСЯС в настоящий период представляют сложную систему морских стратегических вооружений, включающую в себя ударную, управляющую, обеспечивающую и обслуживающую подсистемы.
В настоящее время в России в соответствии с существующим договором между СССР и США о сокращении наступательных вооружений (СНВ), осуществляется частичный вывод и утилизация подводных ракетоносцев и БРПЛ по согласованным и контролируемым технологиям.
Несмотря на проводимые сокращения, современный количественный и качественный состав МСЯС России обеспечивает в полном объеме решение задач, возложенных на них
Дальнейшее развитие МСЯС предусматривает их совершенствование путем реализации основных тактико-технических характеристик, отвечающих современному уровню достижений науки и техники. При этом планируется продление сроков эксплуатации и модернизации существующих, а также разработка новых.
А.В.Карпенко, ВТС «БАСТИОН», 12.03.2017

Источники:
Карпенко А.В., Шумков Н.И. «Морские комплексы с баллистическими ракетами» СПб. — Москва, 2009 г. ВТС «Бастион» (http://bastion-karpenko.narod.ru)
Карпенко А.В., Уткин А.Ф., Попов А.Д. «Отечественные стратегические ракетные комплексы». СПб: Невский Бастион – Гангут, 1999 г.
Карпенко А.В. «Российское ракетное оружие 1943-1993 гг.» (справочник). СПб: «Пика», 1993 г.
Ф.И.Новоселов «Вооружение Военно-Морского Флота» — «Советская военная мощь», М: «Военный парад», 1999
«Морские стратегические ракетные комплексы». М: Военный парад – ГРЦ Макеева, 2011
СКБ-385, КБ машиностроения, ГРЦ «КБ им. академика В.П. Макеева»/ Составители Р.Н. Канин, Н.Н. Тихонов; Под общей редакцией академика РАРАН В.Г. Дегтяря. – М.: Государственный ракетный центр «КБ им. академика В.П. Макеева»; «Военный Парад», 2007. – 408 с.: илл.
Баллистические ракеты морских стратегических ядерных сил СССР и России 1947–2012. Каталог М: ГРЦ 2012.
Александров Ю.И., Гусев А.Н., Здоровяк А.В., Карпенко А.В. и др. «Проектирование и строительство отечественных подводных лодок». СПб: ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова, 2004 г.
«Подводные силы России», М: «Военный Парад», 2006
«История отечественного кораблестроения», т.6, Судостроение. Санкт-Петербург. 1996 г.
Архив ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова

МОРСКИЕ КОМПЛЕКСЫ С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ
МОРСКИЕ КОМПЛЕКСЫ С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
БАЛЛИСТИЧЕСКИЕ РАКЕТЫ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК ВМФ РОССИИ (ПЛАНШЕТ)
ВКЛАД ПЕТЕРБУРГА-ЛЕНИНГРАДА В СОЗДАНИЕ РАКЕТНОГО ОРУЖИЯ ДЛЯ ВМФ
МОРСКИЕ КОМПЛЕКСЫ С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ


ГЛАВНАЯ НОВОСТИПОЛИТИКА,ПРОГРАММЫ ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА ФОТО ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе КОНТАКТЫ
____
© А.В.Карпенко 2009-2017/A.V.Karpenko 2009-2017
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap