ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
НОВОСТИ/NEWS
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА, ПРОГРАММЫ
ОБЩИЕ ТЕМЫ
СОБЫТИЯ ОПК
ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА
ФОТО: ВООРУЖЕНИЕ, ВЫСТАВКИ, СОБЫТИЯ
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ, ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
РЕПОРТАЖИ, ЗАМЕТКИ, СООБЩЕНИЯ
НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
ИЗДАНИЯ ВТС «БАСТИОН» – А.В.КАРПЕНКО
ВТС "НЕВСКИЙ БАСТИОН"
ОВТ «ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА»
ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе

КОНТАКТЫ/CONTACT




ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫЕ БАЛЛИСТИЧЕСКИЕ РАКЕТЫ

DOMESTIC ANTI-SHIP BALLISTIC MISSILES


ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫЕ БАЛЛИСТИЧЕСКИЕ РАКЕТЫ

История по борьбе с кораблями противника при помощи ракет уходит в прошлые века. Известно, что в 1834-1838 гг. российский изобретатель А.А.Шильдер работал над возможностью применения боевых ракет во флоте. Он предложил осуществлять запуск ракет с подводных лодок. Постройка разработанной А.А.Шильдером металлической подводной лодки клепаной конструкции была начата в марте и закончена в мае 1834 г. в Петербурге на Александровском литейном заводе. Она предназначалась для борьбы с кораблями противника при помощи пороховых ракет, стоящими на якоре, а также против неприятельского флота в проливах.
В годы Второй мировой войны немцы создали авиационные управляемые ракеты Hs-293А для борьбы с кораблями противника. К 1948 году уже в Советском Союзе в КБ-2 Минсельхозмаша было провело испытания немецкой радиокомандной системы наведения “Кель-Страсбург”, применявшуюся для управления авиационными ракетами Hs-293A.
Тогда же проводились летные испытания авиационного противокорабельного самолета-снаряда “Щука” (РАМТ-1400), разработанного ГСНИИ-642, с радиокомандной системой наведения, которые тоже окончились без особых успехов. Разработка ракеты была задана Постановлением правительства от 14 апреля 1948 года №1175-440. Во время испытаний ракета запускалась с самолета с высоты около 2 километров и имела отделяющуюся за 10-12 метров от цели боевую часть специальной обтекаемой формы по типу немецких ракет Hs-293, которая позволяла ей сближаться с целью на глубине около 3 метров. Проектировалось два варианта ракеты: «торпеда 1948 года» с командной системой управления; «торпеда 1949 года» с радиолокационным визиром. В дальнейшем на базе РАМТ-1400 были созданы самолеты-снаряды «Щука-А» и «Щука-Б». Логическим продолжением работ по изделиям типа «Щука» стало создание и принятие на вооружение кораблей самолета-снаряда «корабельный снаряд «Щука» (КСЩ), но этот случилось намного позже, в конце 50-х годов, что выходит за рамки данной публикации.
В марте 1947 года в были начаты работы по разработке предэскизных проектов с самолетами-снарядами 15ХМ: для целей береговой обороны тема «Ливень»; для вооружения кораблей ВМФ тема «Ураган». Проектирование самолета-снаряда 15ХМ, предназначенного для стрельбы с береговой катапульты по морским целям (линкорам и крейсерам), поручили опытному заводу № 293 главного конструктора М. Р. Бисновата, где во второй половине 1948 г. эта работа выполнялась под названием «Шторм». Хотя и проработки размещения РО «Шторм» были завершены в ноябре 1953 года, разработка самой ракеты была прекращена и КБ с заводом №293 передавались СБ-1 в качестве ракетного филиала по Постановлению СМ СССР от 19 февраля 1953 года № 531-271.
В 1950 — 1952 г.г. в конструкторском бюро В.Н.Челомея разрабатывали эскизный проект сверхзвукового самолета-снаряда 10ХМ «Волна». Самолеты-снаряды типа 10ХН предназначались для поражения движущихся морских и береговых стационарных целей. С этой целью прорабатывались новые варианты систем самонаведения на цель: оптических с дальностью действия пять километров; инфракрасных с дальностью действия пять километров; радиотехнических с дальностью действия 10 километров; основанных на принципе использования пассивных высокочастотных систем в случае, когда противник попытается организовать помехи.
К 1953 году была успешно испытана и принята на вооружение отечественная авиационная противокорабельная крылатая ракета КС “Комета”, которая открыла новый этап в развитии ракетной техники, в частности для вооружения кораблей. На ее базе были созданы и проходили испытания береговой («Сопка») и корабельный (КСС) ракетные комплексы. В дальнейшем были созданы другие авиационные противокорабельные крылатые ракеты К-10, КСР, КСР-2, КСР-11, которые позволили стать ракетоносной авиации главной ударной силой в борьбе с авианосными соединениями потенциального противника, т.е. США. Однако все эти ракеты имели траектории подлета к цели, которые охватывались зонами действия корабельных систем ПВО.
В тоже время известно, что практически все зенитно-ракетные системы имеют зоны не возможные для обстрела целей, одна из них имеет форму воронки над корабельными средствами ПВО. Поэтому в середине 1960-х гг. против морских целей стал создавать крылатые ракеты способные «нырять» в эти воронки на огромной сверхзвуковой скорости. Такие ракетные системы были созданы в ОКБ-2-155 (МКБ «Радуга») главного конструктора А.Я.Березняка, это Х-22 и КСР-5 и их модификации для самолетов-ракетоносцев Ту-22К, Ту-22М и Ту-16К. Например, ракета Х-22 набирала высоту 27000 м и пикировала на цель со скоростью 2,5 М. Другим средством, способным так же эффективно поражать морские цели, могли стать головные части баллистических ракет, падающие на цель вертикально со скоростью несколько километров в секунду.
Как уже отмечалось выше, первые эксперименты с баллистическими управляемыми ракетами для противокорабельных задач проводились в СССР в 1960-1970-х годах, но тогда они находились только в опытной эксплуатации и не были приняты на вооружение. В тоже время, по утверждению зарубежных экспертов, современные технологии позволяют оснастить боеголовку баллистической ракеты радиолокационной системой наведения или инфракрасной системой для обеспечения поражения движущихся целей типа «авианосец» или другой крупный корабль.

ПЕРВЫЕ РАБОТЫ ПО БАЛЛИСТИЧЕСКИМ РАКЕТАМ ДЛЯ ПОРАЖЕНИЯ АВИАНОСЦЕВ В СССР

Фактически сразу после окончания II-ой Мировой войны началось военно-политическое противостояние между социалистическими странами Восточной Европы и капиталистическим Западной Европы, США и Канады. Чуть позже появились военно-политические блоки: Варшавский договори и НАТО. Мир на долго погрузился в омут «холодной войны». Одной из зон соперничества стал Мировой океан. Здесь проблема противостояния авианосной мощи флотов НАТО остро встала перед Советским Союзом и его союзниками по Варшавскому договору, значительно уступавшим соперникам по Холодной войне в военно-морской мощи. На протяжении всего послевоенного периода угрозой для советского ВМФ в море были американские авианосцы. Основная ставка в борьбе с авианосными ударными соединениями была сделана на развитие морской ракетоносной авиации и подводных лодок — носителей противокорабельных ракет, особенно после оснащения их атомными энергетическим установками. Все это дополняли ударные группы надводных кораблей с ракетными крейсерами. Ракетные системы с ПКР большой дальности для вооружения подводных лодок и надводных кораблей оружия создавалось в ОКБ-52 – НПО «Машиностроения» генерального конструктора В.Н.Челомея. Мощные авиационные противокорабельные системы рождались в ОКБ-2-155 – МКБ «Радуга» главного конструктора А.Я.Березняка.
Но эти средства в условиях значительного превосходства противника в кораблях основных классов и морской авиации не гарантировали успеха, обладая ограниченной дальностью применения. Дальний бомбардировщик с 2-3 противокорабельными ракетами имел радиус действия не более 2-2,5 тысяч километров. Атомная подводная лодка (АПЛ) с крылатыми ракетами могла достичь практически любого уголка мирового океана, но не имела возможности остаточно эффективно прорвать противолодочную оборону авианосных ударных группировок, а так же атаковать их на переходе морем без серьезнейшего риска обнаружения и уничтожения себя.
Поэтому еще на стадии рождения противокорабельных ракетных комплексов большой дальности в Советском Союзе были выполнены научно-исследовательские работы по возможности использования для поражения ударных авианосцев малогабаритных баллистических ракет морского базирования.
Тогда в соответствии с перспективными планами кораблестроения наряду с разработкой ЦКБ-7 (КБ «Арсенал», гл. конструктор П.А.Тюрин) ракетного комплекса Д-6 (первая попытка в СССР создания морского комплекса с баллистическим ракетами на твердом топливе), прорабатывались твердотопливные ракеты комплекса Д-5Т с дальностью 1500-2000 км – фактически советский аналог американской баллистический ракете подводных лодок (БРПЛ) Polaris А-1. Этот ракетный комплекс предполагалось использовать в составе вооружения скоростных АПЛ на базе пр. 661 с титановым корпусом (проектант ЦКБ-16).

В ответ на работы ЦКБ-7 по ракетному комплексу Д-5Т СКБ-385 представило свои разработки, предусматривавшие применение в жидкостных ракетах легких СУ и боевых зарядов предназначенных для новых твердотопливных ракет. В начале 1961 г. В.П.Макеев предложил свой вариант комплекса Д-5 — Д-5Ж с малогабаритной жидкостной ракетой на дальность 1800 км. Создать этот комплекс предполагалось к 1963 году. Оба ракетных комплекса Д-5Т и Д-5Ж прорабатывали к размещению на атомной подводной лодке проекта 667.
Однако, первоначально проектирование лодки проекта 667 велось в расчете на ракету Р-21 комплекса Д-4, массогабаритные параметры которой были несоизмеримы с параметрами американской ракеты «Polaris» А-1 (длина 14.2 против 8.7 м). Вскоре стало ясно, что создание принципиально нового ракетоносца ВМФ СССР немыслимо без создания ракеты, удовлетворяющей требованиям корабля. Новый ракетный комплекс предполагалось размещать на ПЛ пр. 667, технический проект которой был выполнен в 1961 году в ЦКБ-18. Проектом предусматривалось несколько вариантов ПЛ, которые имели 16 или 24 стальные шахтные ПУ для ракет комплекса Д-5Ж.

ОСНОВНЫЕ ТТХ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК-НОСИТЕЛЕЙ РАКЕТ КОМПЛЕКСА Д-5Ж

К тому времени, уже остро стояла задача борьбы на море с крупными надводными корабля потенциального противника (т.е. США и НАТО), включая авианосцы. Поэтому было предложено СКБ-385 (гл. конструктор В.П.Макеев) ракетный комплекс Д-5 с противокорабельными баллистическими ракетами дальнего действия разместить на надводных кораблях ВМФ СССР. Т же для этой цели прорабатывались и крылатые ракеты большой дальности: варианты П-100 с дальностью стрельбы в 1500 и 2500 км (ГСН с шириной просмотра в 400 км создавалась в НИИ-17 ГКРЭ), разработчик ОКБ-49 (гл. конструктор Г.М.Бериев); крылатый ракеты дальнего действия разработки ОКБ-52 (главный конструктор В.Н.Челомей) с дальностью в 3000 и 4000 км (дальность действия ГСН – 300 км); крылатая ракета дальнего действия проработки ЦНИИ-45.
Ракетами комплекса Д-5 (УДД) и крылатыми ракетами большой дальности предполагалось вооружить надводные корабли специальной постройки УДД, их проекты разрабатывались в 1959-1961 годах в ЦКБ-53 и ЦКБ-17. Для размещения таких ракет просматривались и подводные лодки. В системе управления противокорабельных ракет большой дальности предусматривался программный противозенитный маневр. В качестве системы целеуказания предполагалось использовать исскуственные спутники Земли, а так же другие средства разведки.
В те же годы в ОКБ-240 ГКАТ (гл. конструктор Ильюшин) на базе стратегической крылатой ракеты с ядерным зарядом П-20 велась разработка еще одной крылатой ракеты дальнего действия П-22 (как тогда называлось это оружие: «комплекс реактивного вооружения») дальностью стрельбы в 1800-2000 км, активную радиолокационную ГСН для нее проектировали в НИИ-303. Предполагалось перевооружить надводные корабли пр. 57 бис, 58 (6 КР) и ПЛ пр. 653 (6КР). Старт П-22 предполагалось производить из контейнера с раскрытием в полете крыльев. Комплекс с этой ракетой предназначался для поражения авианосных соединений противника и для стрельбы по береговым целям.
В декабре 1961 года в ЦКБ-17 было проработано несколько вариантов кораблей-носителей УДД стандартным водоизмещением около 5000 т. Эти корабли были предназначены для борьбы с американскими авианосцами, радиус действия ракет должен был превосходить дальность действия палубной авиации потенциального противника. Для старта ракет должны были использоваться вертикальные частично затопленные водой шахтные пусковые установки. На корабля размещалось 12-15 таких ракет. В вариантах кораблей ЦКБ-17 основными были крылатые ракеты дальнего действия, проработка комплекса Д-5 (УДД) с баллистическими ракетами выполнялась по предложению СКБ-385.

В качестве главной энергетической установки кораблей УДД рассматривалась дизельная установка, состоящая из четырех дизелей мощностью по 6000 л.с. каждый. Противовоздушную оборону корабля обеспечивали комплексы «Оса-М», задавался одновременный обстрел трех воздушных целей. На всех вариантах предусматривались площадки для взлета и посадки вертолетов типа Ка-25, которые предназначались для обеспечения связи и транспортных перевозок На вариантах УДД-1 и УДД-2 в ангаре размещалось четыре таких вертолета.
Система управления баллистических ракет комплекса Д-5 (УДД) прорабатывалась НИИ-592 ГКРЭ (Главный конструктор Н.А.Семихатов) в двух вариантах. Согласно первому варианту ракета оснащалась автономной системой управления с активным самонаведением на конечном участке полета, по второму варианту — автономная система управления дополнялась полуактивной головкой самонаведения. Ракету с полуактивной ГСН предполагалось создать в 1964 году, а с активной ГСН — в 1965 году.

ОСНОВНЫЕ ТТЭ КОРАБЛЕЙ-НОСИТЕЛЕЙ РАКЕТ Д-5 УДД

В дальнейшем, после отказа от разработки комплекса Д-5Т (“твердотопливный”) комплекс Д-5Ж (“жидкостной”) стал именоваться Д-5, его разработку продолжило СКБ-385. На основе работ по комплексу Д-5 (УДД) для надводных кораблей в последствие велась разработка ракеты Р-27К (4К18) в составе комплекса Д-5.

ПЕРВЫЕ СОВЕТСКИЕ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫЕ КРЫЛАТЫЕ РАКЕТЫ БОЛЬШОЙ ДАЛЬНОСТИ

Примерно в тоже время, в 1959 г. ОКБ-52 МАП (гл. конструктор В.Н. Челомей) на базе крылатой ракет П-5 (SS-N-3C Snaddock), предназначенной для поражения береговых объектов, был разработан эскизный проект противокорабельной ракеты П-5РГ с радиолокационной головкой самонаведения (РГС) для стрельбы по надводным кораблям. Дальность стрельбы ракеты П–5РГ была загоризонтной, но в несколько раз меньшей, чем у ракет по работу УДД. Для обеспечения стрельбы на эту дальность заводу №938 (в последующем Ухтомский вертолетный завод, главный конструктор Н.И.Камов) задавалась разработка система разведки и целеуказания «Успех» с вертикальновзлетающим аппаратом–турболетом «Зоркий». Взлетно–посадочное устройство для аппарата создавалось в ЦКБ–18 (главный конструктор П.П.Пустынцев) и ОКБ завода №232 (главный конструктор Г.Д.Вылкост).
Еще раньше, для поражения береговых неподвижных целей корабли ВМФ предлагалось оснащать крылатыми ракетами, хотя тогда же были начаты работы по баллистическим ракетам аналогичного назначения Р-11ФМ, Р-13 и Р-15. В апреле 1955 г. руководители нескольких ведомств В.А.Малышев, П.В.Дементьев, Н.И.Носенко, М.В.Хруничев и Н.Г.Кузнецов обратились в ЦК КПСС с письмом, в котором было поддержано предложение В.Н.Челомея о создании для подводных лодок специальной крылатой ракеты МД–1 с автономной системой управления и дальностью стрельбы 600 км, размещаемой в механизированном контейнере снаружи корпуса ПЛ, и просьбой создать на базе конструкторской группы Минавиапрома союзного ОКБ–52.
Первые проработки ракеты, получившей обозначение П-5, была начата в СКГ-10 (специальной конструкторской группе) на производственной площади тушинского завода №500. СКГ-10 была образована приказом МАП от 9 июня 1954 года на базе специалистов КБ завода №51, занимавшихся ракетами типа 10Х (советский аналог немецкой V-1). В процессе разработки самолета-снаряда П-5 Постановлениями Правительства СССР от 19 июля 1955 года и от 8 августа 1955 года СКГ-10 была реорганизована в союзное опытно-конструкторское бюро №52 (ОКБ-52). С этой целью новой организации был передан Реутовский механический завод. Ракета предназначалась для поражения «береговых и сосредоточенных морских целей». В дальнейшем, ОКБ-52 были разработаны ракеты П-5Д и П-7 с большей дальностью стрельбы. Дальность ракеты П-7 была увеличена до 1000 км, а высота полета снижена до 100 м. Не смотря на казавшийся прогресс в развитии этого вида оружия, все работы по морским крылатым ракетам, предназначенным для поражения наземных целей, были свернуты в связи с успехами в развитии в Советском Союзе морских баллистических ракет. Согласно Постановлению Совмина СССР от 2 августа 1965г. работы над П-7 и другими были прекращены.
Однако, еще раньше, разработка ракетного комплекса с загоризонтным поражением надводных целей на дальности до 400 км с самолетом-снарядом П-6 (SS-N-3A Shaddock) для вооружения подводных лодок началась в том же ОКБ-52 по Постановлению СМ от 17 августа 1956 года №1149-592. Ракета создана на базе общей компоновки ракеты П-5. В феврале 1957 года было выдано ТТЗ на разработку корабля пр. 67 бис на котором должны были размещаться самолеты-снаряды П-6, по Постановлению Совмина от 4 июля 1957 года ракеты П-6 предполагалось разместить на крейсере пр. 64, работы по пр. 67 закрывались. В ходе дальнейших работ носителями ракет были определены только подводные лодки.
Разработка системы управления противокорабельными крылатыми ракетами с загоризонтным поражением надводных целей комплекса ракетного оружия П-6 была поручена НИИ-49, главный конструктор М.В.Яцковский (в 1961-1962 годах главным конструктором был назначен Н.А.Чарин). Радиовизирование цели производилось через ракетный снаряд с помощью корабельной системы управления «Аргумент», оснащенной специальной складной антенной. При разработке комплекса ракетного оружия впервые в мире была решена задача залповой стрельбы ПКР с избирательным поражением кораблей, находящихся в составе корабельных соединений. С одной подводной лодки можно было произвести 4-х ракетный залп ракет П-6. Время залпа из 4-х ракет — 15 минут, а для 2-х залпов 20-30 минут с учетом времени на всплытие, подготовку к пуску, запуск и доведение ракет до цели. Одновременный обстрел одной цели не более 12 ракетами П-6 с разных носителей.
П-6 — первая в мире самонаводящаяся ракета для подводных лодок. Ракета обеспечивает избирательное поражение как в командном режиме (трансляция изображения, телеуправление), так и в режиме самонаведения.
После успешного завершения испытаний ракетный комплекс П-6 принят на вооружение подводных лодок ВМФ пр.651 и 675 Постановлением СМ от 23 июня 1964 г. Ракета П-6 долгие годы оставалась на вооружении отечественных атомных подводных лодок. Для ракетных надводных кораблей и береговых ракетно-артиллерийских войск в ОКБ-52 была создана противокорабельная ракета П-35 аналогичного П-6 назначения, они даже внешне были похоже, отличались массо-габаритными характеристиками, системой управления и мощностью боевой части. Эти системы на долго оставались основным корабельным средством борьбы с авианосцами и надводными кораблями США и НАТО.

СИСТЕМЫ ЦЕЛЕУКАЗАНИЯ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫМ РАКЕТАМ

Появление в составе Военно–Морского Флота ракетных кораблей с противокорабельными крылатыми ракетами с загоризонтной дальностью стрельбы потребовало создание специальных систем целеуказания ракетному оружию. Первой из таких систем стала авиационная система целеуказания МРСЦ «Успех-У» с авиационными выносными наблюдательными пунктами (АВНП): самолетом Ту–95РЦ и вертолетом Ка–25Ц. Такая система состояла из бортового (самолетного и вертолетного) радиолокационного комплекса обнаружения надводных целей и аппаратуры трансляции радиолокационной информации, размещенных на самолетах Ту-16РЦ, Ту-95РЦ (позднее на вертолетах Ка-25Ц) и на приемных пунктах на кораблях и береговых объектах. В системе разведки и целеуказания МРСЦ впервые была осуществлена передача с самолета-разведчика на корабль-носитель ПКР радиолокационного изображения района осмотра отметками потенциальных целей в реальном масштабе времени. Большая дальность полета Ту-95РЦ позволила вести разведку кораблей в море и выполнять задачи целеуказания на дальности до 7000 км.
В 1966 году на вооружение ВМФ принимается морская радиолокационная система разведки и целеуказания оружию ВМФ МРСЦ-1, разработанная в 132 НИИ ГКРЭ. Приемная аппаратура этой системы была установлена на ПЛ пр.651 и 675 с крылатыми ракетами П-6. Система обеспечивала освещение надводной обстановки и выдачу целеуказания с характеристиками, необходимыми для эффективного использования крылатых ракет.
В конце 1950-х годов началась разработка принципиально нового космического средства вооружения ВМФ — системы морской космической разведки и целеуказания (МКРЦ). Главным разработчиком МКРЦ были ОКБ-52 ГКАТ (В.Н.Челомей), КБ-1 МРП (В.А.Расплетин, А.И.Савин), НИИ-17 ГКРЭ (И.Я.Бруханский). В 1960 году сформировалась кооперация предприятии промышленности — разработчиков МКРЦ «Легенда», головным предприятием было назначено ОКБ-52. С 1965 года генеральным разработчиком стало КБ-1 МРП. В дальнейшем головной по проблеме МКРЦ стало ОКБ–41 (с 1973 г. – ЦНИИ «Комета», главный конструктор А.И.Савин).
В ходе работ над МКРЦ были созданы радиолокационный разведывательный комплекс для обнаружения надводных кораблей из космоса и радиотехнический разведывательный комплекс для обнаружения излучений корабельных РТС из космоса. Работы по созданию МКРЦ и передача ее на вооружение МО СССР с космическими аппаратами радиолокационной разведки УС-А были завершены в 1975 году, а с космическими аппаратами радиотехнической разведки УС-П — в 1978 году. С 1978 года система МКРЦ «Легенда» является постоянно действующим средством разведки и целеуказания ВМФ. Она обеспечивает командование ВМФ и флотов, подводные лодки и надводные корабли, несущие боевую службу в океане, данными о надводной обстановке для выработки решений на управление силами и использование оружия.
С 1981 г. КБ «Арсенал» был официально присвоен статус головного предприятия по созданию космических комплексов наблюдения за акваторией мирового океана. За эти годы КБ «Арсенал» вместе со кооперацией смежников создало и вывело на орбиту 75 космических аппаратов серии «Космос». Одним из последних в КБ был создан космический комплекс 17К114 ведения морской космической разведки и целеуказания с космическим аппаратом 17Ф16. Аппарат оснащен радиолокатором бокового обзора, имеет массу 4300 кг и высоту рабочей орбиты 280 км. В КБ «Арсенал» было создано несколько типов космических аппаратов радиотехнической разведки для ведения морской космической разведки и целеуказания ракетному оружию ВМФ. Система МКРЦ до сих пор не имеют аналогов в мире.

СОЗДАНИЕ НОСИТЕЛЯ ДЛЯ МАЛОГАБАРИТНЫХ БАЛЛИСТИЧЕСКИХ РАКЕТ

В Советском Союзе в 1960-х…1980-х годах разрабатывалось вариантов противокорабельных баллистических ракет, за долго до подобных работ в Китае по ASBM. Но наиболее известной советской ракетой данного типа стала ракета Р-27К (4К18), вариант стратегической баллистической ракеты Р-27 (4К10, обозначение по СНВ — РСМ-25, код НАТО SS-N-6). Эта версия самой распространенной отечественной баллистической ракеты морского базирования должна была превратить атомные подводные ракетоносцы 2-го поколения проекта 667А в грозного врага авианосцев, поскольку корабельных систем, способных перехватить головную часть баллистической ракеты в то время не существовало в принципе.
Но началось эта история, как уже выше упоминалось, с работ по корабля с УДД и продолжилась при создании малогабаритной атомной подводной лодки. Параллельно с проектами 670, 671, 667 и 669 АПЛ второго поколения, проводились работы по поиску облика малогабаритной АПЛ. В этих проектных исследованиях принимали участие многие предприятия и организации отечественной промышленности, науки и ВМФ. ЦКБ-18, ЦКБ-112 и ЦКБ-57 постановлением правительства №950-458 от 28 августа 1958 года была задана разработка предэскизного проекта 673 быстроходной малой ПЛ противолодочной обороны с атомной энергетической установкой водоизмещением около 1500 м3.
В СКБ-143 работы по проекту 673 не проводились, но на наряду с проектированием АПЛ проектов 671 и 672 второго поколения, заданных соответствующими Постановлениями правительства, велись поиски новых технических решений, которые позволили бы создать малую боевую АПЛ с высокой степенью автоматизации боевого управления и техническим средствами корабля. Ведущим конструктором проектного отдела А.Б.Петровым была выполнена проработка высокоавтоматизированной титановой АПЛ малого водоизмещения в 1200-1500 т с командой не более 15 человек. В мае 1960 года проекту этой АПЛ был присвоен номер 705.
Постановление ЦК КПСС и СМ СССР №704-290 о создании опытной скоростной АПЛ проекта 705 противолодочной обороны вышло 23 июня 1960 года, которое установило ее главные ТТЭ: нормальное водоизмещение — около 1500 т, полная подводная скорость — около 45 уз, глубина погружения — не менее 400 м, количество личного состава не более 15 чел., автономность — 50 сут. Главным конструктором проекта 705 был назначен М.Г.Русанов.
Хотя в упомянутом постановлении 1960 г. ТТЭ пр.705 однозначно определялись как элементы торпедной скоростной ПЛ, предназначенной в первую очередь для ПЛО, СКБ-143 разработало предэскизный проект 705 в пяти вариантах, различавшихся не только техническими решениями общекорабельной направленности, но и составом ударного оружия и назначением: три варианта имели противолодочное назначение, один — противокорабельное (с торпедным оружием калибра 650-мм) и последний — с баллистическими ракетами для нанесения ударов по береговым целям.
Рассмотрение результатов разработки предэскизных проектов 705 и 673 завершилось в итоге выходом 27 июня 1961 г. постановления ЦК КПСС и СМ СССР №485-201 о создании опытной комплексно-автоматизированной скоростной АПЛ ПЛО с торпедным вооружением и разработке ее эскизного проекта. Этим же постановлением предписывалось на базе технических решений эскизного пр.705 развернуть работы (предэскизное проектирование) по ПЛ, вооруженной КР (пр.705А) и БР (пр.705Б). Все материалы проекта 673 были переданы в 1961 году в СКБ-143 для использования в работе.
На начальных стадиях работ по созданию модификации АПЛ пр.705 с бал¬листическими ракетами были использованы имевшиеся данные по отечественным ракетам разрабатывавшихся в то время комплексов. Однако применительно к АЛЛ пр.705 из-за значительных массогабаритных характеристик эти ракеты приводили к существенным архитектурным изменениям базового корабля. Поэтому по инициативе СКБ-143 академиком А.П.Александровым перед разработчиками ракет был поднят вопрос о возможности создания малогабаритной, но достаточно эффективной баллистической ракеты типа Polaris. Подобные ракеты в количестве восьми единиц позволяли скомпоновать отсек вписывающийся в корабль. При этом атомный ракетоносец имел бы минимальное водоизмещение, высокую подводную скорость. Он уступал бы ракетоносцам США, имевшим по 16 ракет Polaris, по количеству ракет, но имел бы в 2-3 раза меньшее водоизмещение. В конце 1960 г. от СКБ-385 главного конструктора В.П.Макеева в СКБ-143 поступило письмо с ожидаемыми данными по ракете, этапам и срокам её создания.
В соответствии с решением главкома ВМФ, СКБ-143 развернуло работы по эскизному проекту АПЛ пр.705Б. Был проработан и согласован с ЦНИИ ВК проект тактико-технического задания.
Постановлением Правительства от 27 мая 1961 года № 485-201 в развитие Постановления Правительства от 23 июня 1960 года было задано создание опытной подводной лодки проекта 705 (проект 705Б) в варианте с 8 малогабаритными баллистическими ракетами в шахтах диаметром 1,6-1,7 и длиной 9,5м. Первоначально работы проводились по противокорабельной баллистической ракете с самонаведением для поражения, прежде всего авианосцев.
Инициативно и параллельно с твердотопливной ракетой РТ-15М комплекса Д-7 велись работы по ракете для поражения наземных целей при габаритах шахты, как у противокорабельной ракеты с самонаведением. Полученные проектные результаты дали основание главным конструкторам (В.П.Макеев, А.М.Исаев, Н.А.Семихатов) предложить в декабре 1961 года двухэтапную разработку комплекса Д-5: с баллистической ракетой для поражения наземных стратегических объектов и с баллистической ракетой для поражения подвижных надводных целей, основная цель – ударные авианосцы. Последняя ракета должна была составить конкуренцию КР комплекса П-6 разрабатывавшегося в ОКБ-52 ГКАТ (гл. конструктор В.Н.Челомей).
Работы по комплексу Д-5 начаты согласно Постановлению ЦК КПСС и СМ СССР №386-179 от 24 апреля 1962 года. Ракетный комплекс Д-5 разрабатывался с ракетой Р-27 (4К10) для поражения наземных стратегических целей на дальностях до 2300 км (первоначально у ракеты предполагалась дальность стрельбы в 1800 км) и с ракетой Р-27К (4К18) для поражения надводных кораблей большого водоизмещения на удалении до 800 км. Постановлением были заданы габариты ракеты: длина 8,7 м, калибр — 1,4 м) обеспечивающие возможность установки в размещаемых на АПЛ пр 705Б и 667А шахтах высотой 9,5м и диаметром 1,7 м. Летные испытания ракет с баллистической ГЧ планировалось на первое полугодие, а с самонаводящейся ГЧ — на конец 1964 г.
Основным носителем ракетного комплекса Д-5 должна была стать АПЛ проекта 705Б. Специалистами СКБ-143 были рассмотрены проработки и предложения по созданию на базе комплекса Д-5 ракетного оружия с увеличенной дальностью действия и согласован протокол о направлении дальнейших работ по кораблю проекта 705Б. Главным конструктором АПЛ пр.705Б был назначен Г.Я.Светаев. В поисках оптимального решения и определения основных элементов корабля были проработаны варианты размещения ракетного оружия на подводной лодке.
Предэскизные проекты 705А и 705Б велись в СКБ-143 с максимальной унификацией как по размещению основного оборудования, так и по конструкции корпуса с эскизным проектом 705. Согласно этим проектам в корпус ПЛ проекта 705 предусматривалась вставка одного отсека с ракетным оружием при минимальных изменениях конструкции соседних отсеков. На ПЛ проекта 705А предполагалось разместить 8 ракет типа “Аметист” в наклонных контейнерах, а на ПЛ проекта 705Б — 8 баллистических ракет комплекса Д-5 в вертикальных ракетных шахтах. Предэскизные проекты 705А и 705Б были завершены в 1962 г.
В соответствии с постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 15 февраля 1963 г. №202-73 допустимая длина ракеты увеличилась на 200 мм диаметр достиг 1,5 м без изменения размеров шахты. С переходом на новое топливо максимальная дальность возросла до 2500 км для ракеты с неуправляемой ГЧ и до 1100 км при использовании самонаводящейся ГЧ.
В период интенсивной деятельности по эскизному проекту работы по нему были неожиданно для СКБ-143 остановлены. Как стало впоследствии известно, после настойчивых обращений главного инженера ЦКБ-16 Н.Ф.Шульженко к председателю Госкомитета по судостроению (докладная от 18 октября 1962 г.), было принято решение о передаче работ по АПЛ пр.705А и 705Б в ЦКБ-16. Во исполнение приказа Госкомитета по судостроению от 11 декабря 1962 г. работы по данному проекту в СКБ-143 были прекращены, а всем контрагентам и заинтересованным организациям направлена соответствующая информация.

Дальнейшие работы в над ракетными вариантами АПЛ пр.705 велись в ЦКБ-16 под руководством главного конструктора В.В.Борисова. Эти работы проводились в 1964-1965 г.г.: проекты 686 (ранее проект 705А) и 687 (ранее — 705Б). Проектирование ПЛ проекта 687 велось ЦКБ-16 с использованием основного оборудования, разработанного для ПЛ проекта 705. Эскизный проект 687 (705Б) АПЛ был выполнен в конце 1964 года ЦКБ-16 во исполнение Постановлений СМ СССР №485-210 от 27 мая 1961 года, №670-27 от 6 августа 1964 года и №680-280 от 10 июня 1964 года.

Проект был разработан в 4-х вариантах и 2-х подвариантах. На ПЛ предполагалось разместить 12 ракет. Основное отличие вариантов друг от друга заключалось в типе ППУ, ПТУ и другого энергетического оборудования. В 1965 году было предложена заменить на лодке ракетный комплекс на Д-5М с улучшенными характеристиками. В августе 1965 года эскизный проект 687 был утвержден. Был проработан вариант ПЛ проекта 687 с 12 шахтами для ракет комплекса Д-5. ЦКБ-16 выполнило проработки размещения на ПЛ других ракетных комплексов, включая Д-9 с межконтинентальными ракетами. Несмотря на завершение эскизного проекта 687 (705Б) дальнейшего развития он не получил в основном из-за проблем, возникших при создании АПЛ проекта 705 (705К), работы по которой затянулись. Официально работы по проекту были закрыты распоряжением ГУК ВМФ от 28 июня 1969 года. В дальнейшем основным носителем ракетного комплекса Д-5 стала АПЛ проекта 667А. Для которой первоначально разрабатывал ракетный комплекс на твердом топливе Д-7, советский аналог американской БРПЛ Polaris.

4 апреля постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР №316-137 и приказом ГКС от 27 апреля 1961 года было принято решение о создании нового ракетного комплекса Д-7 с БР РТ-15М на твердом топливе вместе с сухопутными МБР РТ-2 (ОКБ-1), БРСД РТ-15 (ЦКБ-7) и РТ-25 (СКБ-172). Работы по смесевым топливам велись в НИИ-130 (руководитель А.М.Секалин), НИИ-125 (гл. конструктор Б.П.Жуков), НИИ-6 (руководитель Р.А.Малахин) и ГИПХе (руководитель В.С.Шпак).
Разработка ракеты согласно ТТЗ велась в двух вариантах. Первый вариант при старте из шахты ПЛ за счет собственных двигателей должен был обладать дальностью 1200-1500 км; второй — при старте из шахты ПЛ с помощью стартовых двигателей рассчитывался на дальность 2000-2400 км. Морская ракета РТ-15М с дальностью 2000 км должна была разрабатываться исходя из не превышения длины 10,5 м при диаметре до 1,5 м. В связи с трудностями в разработке твердых топлив постановлением от 16 июля 1963 г. работы по РТ-15М приостановили до получения положительных результатов по РТ-2.
Работа по комплексу прекратили решением ВПК №4007 от 24 марта 1964 года. На завод №444 в апреле 1964 года были возвращены подводная лодка проекта 613Д7 и стенд ПСД-7 для их переоборудования под комплекс Д-5. Официально полностью работы по комплексу Д-7 прекращены в 1970 году. В 1960-х гг. ракета РТ-15М была показана на военном параде на Красной площади в г. Москва.
Первоначально разработку стартовых установок СМ-88 для комплекса Д-5 и СМ-86 для испытательного стенда предполагалось вести в ЦКБ-34 под руководством главного конструктора Е.Г.Рудяка, которое создало ШПУ для ракет Р-13 и Р-21. С 1962 года это КБ разрабатывало стартовую установку СМ-139 для АПЛ проекта 667А. ЦКБ-34 предлагало создать ПУ с механической аммортизацией, что позволило бы разместить на ПЛ всего 5-6 ПУ с ракетами. СКБ-385 было против такого решения и предлагало уменьшить зазор между ракетой и ПУ за счет применения резиновой амортизации, что позволяло на тех же ПЛ разместить до 16 ракет. В результате разработку ПУ 4С10 продолжило СКБ-385.
Комплекс наземного оборудования для ракетного комплекса Д-5 разрабатывался в ГСКБ (КБТМ). Он должен был обеспечивать наземную эксплуатацию ракет Р-27 и Р-27К при прохождении от заводов-изготовителей до подводной лодки. Агрегаты разрабатывались унифицированными для двух типов ракет и обеспечивали хранение ампулизированных ракет на передвижной технической позиции, а так же поддерживался необходимый температурный режим при хранении и транспортировке. В составе комплекса наземного оборудования для ракеты Р-27 вошло 46 агрегатов, из них 31 вновь созданный и 15 серийно выпускаемых, 21 агрегат разработки ГСКБ (КБТМ).
В составе комплекса не было средств заправки, ракета заправлялась на заводе-изготовителе, но для аварийного слива компонентов топлива были созданы передвижные емкости ЗАК-52Ц и ЗАК-53Ц, а для нейтрализации баков применялось штатное средство 8Т311М. Для погрузки ракет на подводную лодку были разработаны две схемы: с помощью стреловых кранов в условиях “тихой воды” и ветра до 10 м/с; специальным подъемно-стыковочным агрегатом ПС-7 в условиях ветроволнового воздействия. Агрегат ПС-7 мог обеспечивать загрузку подводной лодки ракетами в два ряда без ее перешвартовки другим бортом. При использовании погрузочного устройства ПГ-7, разработанного в ГСКБ ГКОТ, время погрузки ракеты на ПЛ составляло до 80 минут, боекомплекта из 12 ракет — 16 часов.
На вооружение комплекс Д-5 был принят Постановлением СМ №162-164, подписанным в марте 1968 года, только с ракетой Р-27 (4К10), кораблем-носителем комплекса стала только ПЛ пр.667А, оснащенная 16 шахтами с ракетами. Комплекс Д-5 предназначен для поражения стратегических объектов на средних дальностях. С созданием нового по качеству второго поколения атомных ракетоносцев пр. 667А с середины 1960-х гг. началось формирование советской стратегической ракетно-ядерной подводной системы – морской стратегической ядерной системы (МСЯС) Советского Союза.
Работы по атомной ПЛ пр. 667А с 16 твердотопливными ракетами РТ-15М комплекса Д-7 были заданы Постановлениями СМ №316-137 от 14 апреля 1961 года и N565-234 от 21 июня 1961 года. Позднее при рассмотрении технического проекта 667А было предложено предусмотреть возможность размещения на ПЛ, наряду с твердотопливными ракетами комплекса Д-7, жидкотопливные ракеты комплекса Д-5. В техническом проекте 667А, выполненном в 1961 году, уже рассматривались варианты корабля с 14 и 16 ракетами комплекса Д-5 при водоизмещении соответственно в 7500 и 7250 м3. Технический проект был закончен в 1963 году.

В ходе корректировки технического проекта выявилась несовместимость размещения этих комплексов, к тому же разработка ракетного комплекса Д-7 задерживалась, и по своим ТТХ он уступал комплексу Д-5. C учетом указанных обстоятельств корректированный технический проект 667А был утвержден в 1964 г. с 16 ракетами комплекса Д-5. По этой концепции в комплексе предполагалось использовать баллистические ракеты с ядерными зарядами для поражения крупных морских целей, наиболее вероятными из которых являются авианосцы. В сравнении с основной ракетой комплекса Д-5 дальность противокорабельного варианта была уменьшена в двое. Однако, в связи с задержкой разработки ракеты Р-27К комплекс Д-5 был принят на вооружение только с ракетой Р-27. На первых кораблях проекта 667А в ограждении рубки были оставлены места для размещения антенны космической системы целеуказания «Касатка». Более того, настоятельная потребность в решении стратегических задач обусловила скорейшее и крупномасштабное развертывание в 1967-1974 гг. группировки подводных лодок пр. 667А и 667АУ с ракетами Р-27 и Р-27У, и, таким образом, ракеты Р-27К на эти атомные подводные лодки не успевали и не поступали.

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПЛ С РАКЕТАМИ Р-27 КОМПЛЕКСА Д-5



ПЕРВЫЙ В МИРЕ КОМПЛЕКС С ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫМИ БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ

Первоначально ракета Р-27К (4К18, код НАТО SS-NX-13) проектировалась в СКБ-385 (КБМ – ГРЦ КБ им. Макеева) вместе с ракетой Р-27 (4К10), предполагалось создать универсальный комплекс Д-5 для поражения неподвижных береговых целей и крупных надводных кораблей. Системы и агрегаты ракет были практически полностью унифицированы по двигателю первой ступени, ракетно-стартовой системе (пусковому столу, переходнику, способу пуска, стыковке ракеты с подводной лодкой, ракетной шахте и ее комплектации), технологии изготовления обечаек и днищ, технологии заводской заправки топливом и ампулизации баков, агрегатам наземного оборудования и средствам погрузки, схеме прохождения от завода-изготовителя до подводной лодки, до складов и арсеналов ВМФ, по технологиям эксплуатации на флотах (в том числе на подводной лодке) и т.д. Таким образом, в процессе создания ракеты Р-27 было отработано большинство технических решений. Двигатель первой ступени — ЖРД с центральной камерой сгорания с дожиганием окисленного газа и рулевым блоком с двумя качающимися камерами сгорания — разработка КБХМ (ОКБ-2, гл. конструктор А.М.Исаев). Двигатель второй ступени — однокамерный ЖРД с ТНА и системой ориентации с вытеснительной подачей топлива с помощью газового аккумулятора давления — также разработка КБХМ.
Разработчикам Р-27К предстояло решить сложнейшую задачу — поражение надводных целей путем самонаведения, обеспечиваемого второй ступенью, или управляемой головной частью ракеты, бортовой и корабельной системами управления при взаимодействии с системами целеуказания.

Первоначально, в аванпроекте 1962 года, по результатам оценки состояния работ по радиолокационной (активной и пассивной) аппаратуре самонаведения и на основе предварительных исходных данных по составу, габаритам и массе аппаратуры управления, разработка была ориентирована на применение управляемой аэродинамическими рулями головной части с высоким аэродинамическим качеством и с пассивной радиотехнической системой. Размещение головной части предусматривалось на одноступенчатом носителе. Антенная система размещалась в носовом отсеке головной части на гиростабилизированном основании под радиопрозрачным жаропрочным обтекателем.
Для ракеты Р-27К (4К18) специалисты НИИ-592 создали систему управления с пассивной радиолокационной установкой определения координат цели. Для обработки информации в СУ была включена бортовая вычислительная машина сложной структуры с использованием модулей собственной разработки на полупроводниковых элементах (диодах и транзисторах). Вместо традиционной воздушной системы охлаждения приборного отсека была применена жидкостная система охлаждения со спирто-водяной смесью. Для СУ был создан математический аппарат решения задач захвата, селекции, опознавания цели и наведения на нее боевой части. Антенно-фидерное устройство (АФУ) для ракеты было создано под руководством главного конструктора А.С.Мнацанакяна. В полете АФУ выдвигалось из приборного отсека, раскрывалось и направлялось в сторону предполагаемого места цели. По сигналам, излучаемым кораблями соединения противника, определялась главная цель в ордере, для его поражения рассчитывалась траектория полета головной части и ее последующее отделение.
В ходе последующих работ возникли принципиальные трудности: во-первых, с созданием обтекателей с требуемыми радиотехническими характеристиками (работа антенной системы с точностью ±3° в диапазоне углов ±30°); во-вторых, с ростом массы и объемов аппаратуры системы управления и самонаведения, что недопустимо увеличивало длину головной части (более 40% от длины ракеты); в-третьих, с возможностями систем разведки и целеуказания и с алгоритмом учета «устаревания» данных целеуказания. Возможности спутникового (система «УС») и авиационного (система «Успех-У») целеуказания и алгоритма обработки этих сведений на флотском командном пункте и в корабельной аппаратуре разведки («Касатка») позволяли определить координаты центра группы кораблей с точностью около ±25 км. За время предстарто¬вой подготовки и полета положение приоритетной цели может измениться до 150 км. В этом случае от ракеты требуется высокое аэродинамическое качество управляемой головной части, но рост массо-габаритных характеристик аппаратуры самонаведения препятствует его реализации.
Поэтому в предэскизном проекте (1963 г.) были разработаны два варианта двухступенчатой ракеты Р-27К — с двухэтапным, баллистическим плюс аэродинамическим «а» и с чисто баллистическим наведением на цель «б». При первом способе наведение производится в два этапа: после захвата цели боковой антенной системой с повышенной точностью пеленгации и дальностью обнаружения (до 800 км) траектория полета корректируется повторным запуском двигателя второй ступени. (Возможна двукратная баллистическая коррекция.) На втором этапе, после захвата цели носовой антенной системой, головная часть наводится на цель уже в атмосфере, обеспечивая точность попадания, достаточную для применения заряда малого клас-са мощности. К носовым антеннам в этом случае предъявляются низкие требования по углу обзора и аэродинамической форме обтекателя, поскольку потребная зона наведения уже уменьшена поч¬ти на порядок.
Применение двух антенных систем исключает непрерывное слежение за целью и упрощает носовую антенну, но усложняет гироприборы и требует обязательного применения бортовой цифровой вычислительной машины. В итоге длина управляемой головной части составила менее 40% от длины ракеты, а максимальная дальность стрельбы сократилась на 30% от заданной.

Именно поэтому в предэскизном проекте ракеты Р-27К рассматривался вариант только с двукратной баллистической коррекцией; в нем серьезно упрощена бортовая система управления, конструкция ракеты и головной части (т.е. боевого блока), увеличена длина топливных баков ракеты, а максимальная дальность стрельбы доведена до требуемого значения. Точность наведения на цель без атмосферной коррекции заметно ухудшилась, поэтому для уверенного поражения цели применили неуправляемый боевой блок с зарядом повышенного класса мощности.
При эскизном проектировании был принят вариант ракеты Р-27К с пассивным приемом радиолокационного сигнала, излучаемого корабельным соединением противника. Наведение боевого блока на подвижные цели осуществлялось по их радиолокационному излучению двукратным включением двигательной установки второй ступени на внеатмосферном участке полета.
Проект 605 переоборудования ПЛ был выполнен ЦПБ «Волна» (гл. конструктор В.В.Борисов). Корабль зав. №805 вступил в строй в 1975 году, работы выполнило машиностроительное предприятие «Звездочка» (директор А.Ф.Зрячев, гл. строитель Ю.А.Роздин). Основные системы и энергоустановка (дизельэлектрическая , дизель 37Д, электродвигатели ПГ-102 и ПГ-101) ПЛ осталась как у базового проекта 629. Дальность плавания под водой у ПЛ была 132 мили со скоростью 2,2 узла (13,7 миль при скорости 11,7 узлов). ПЛ вооружена БР Р-27К с системой самонаведения для стрельбы по морским целям. В отличие от ПЛ проекта 629 на ПЛ проекта 605 четыре ракетные шахты размещены вне ограждения рубки. На ПЛ была увеличена длина III отсека, установлены новые отсеки III-бис и IV. Торпедное вооружение корабля состояло из шести 533-мм торпедных аппаратов (два кормовых).

На ПЛ установили навигационный комплекс «Сигма-605», ЦВМ «Рекорд-2», комплекс целеуказания «Касатка Б-605», средства связи остались по проекту 629. В качестве источников целеуказания и информации для бортовой аппаратуры ПЛ “Касатка-Б-605” использовались космические аппараты “УС” и авиационные наблюдательные пункты Ту-95РЦ (Ту-16Р), оснащенные комплексом разведки и целеуказания “Успех”. Вычислительная система “Рекорд-2” была разработана в ЦНИИПА (ЦНИИ “Гранит”, гл. конструкторы О.М.Авроа и О.В.Носиков).

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПЛ С РАКЕТАМИ Р-27К

Кроме подводных лодок, под установку ракет Р-27К в середине 1960-х годов прорабатывался вариант атомного надводного корабля ПЛО-ПВО дальней зоны водоизмещением 13480 тонн. На корабле предполагалось разместить 6 пусковых установок для ракет Р-27К, 96 универсальных ракет комплекса “Коршун”, два ЗРК “Оса-М”, две 100-мм артиллерийские установки, два четырехтрубных торпедных аппарата, 15 вертолетов Ка-25. Расчетная скорость хода корабля 34 узла при мощности энергетической установки 160000 л.с., автономность 60 суток, экипаж — 400 человек.
Ракета Р-27К прошла полный цикл конструкторской и экспериментальной отработки; были разработаны рабочая и эксплуатационная документация. С наземного стенда на Государственном центральном полигоне в Капустином Яре было проведено 20 пусков, из них 16 с положительными результатами.

Испытания ракет Р-27К, управление которой на активном и пассивном участках траектории осуществлялось пассивным радиолокационным визирующим устройством бортовой цифровой вычислительной системой, проводились с ПЛ К-102 (командир И.Герасимов) пр.605 в 1969-1973 годах, после чего, по Постановлению Правительства от 2 сентября 1975 года №765-240, ракеты Р-27К находились в опытной эксплуатации до 1982 года.

Первый пуск ракеты Р-27К с КЦВС “Рекорд-2” с подводной лодки проекта 605 был произведен 9 декабря 1972 года. Испытания были прерваны на непродолжительное время из-за не исправности системы управления и до конца 1972 года возобновлены. 3 ноября 1973 года из акватории Белого моря с подводной лодки был произведен залповый двухракетный старт ракет Р-27К с КЦВС “Рекорд-2” на максимальную дальность, при этом была получена высокая точность попадания в морскую мишень. На последнем пуске обеспечено прямое попадание наводимого блока в судно-мишень. Неопределенность положения цели в момент старта ракеты составляла 75 км. Всего с лодки было пущено 11 ракет, в том числе 10 пусков — успешные.
Для безопасной эксплуатации на ракете устанавливалось четыре пояса резино-металлических амортизаторов. Комплекс с ракетами Р-27К, обеспечивавший по оценкам поражение надводной цели с вероятностью 0,75-0,8. Постановлением правительства работы по комплексу Д-5 с ракетой Р-27К завершены в сентябре 1975 г. Подводная лодка пр. 605 с ракетами Р-27К находилась в опытной эксплуатации до 1982 г.

ДРУГИЕ КОМПЛЕКСЫ С ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫМИ БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ

Параллельно с опытно-конструкторской разработкой комплекса Д-5 с противокорабельной баллистической ракетой Р-27К в КБ машиностроения (КБМ, Миасс) шли исследовательские и проектные работы по другим вариантам противокорабельных ракет, использующих комбинированный активно-пассивный визир-корректор и самонаведение на атмосферном участке полета для поражения приоритетных целей в авианосно-ударных группах или конвоях. При этом в случае положительных результатов можно было перейти на ядерные боеприпасы малого и сверхмалого классов мощности или использовать обычные боеприпасы.
Еще при создании ракеты Р-27К была предложена модернизация комплекса Д-5, новый вариант получил обозначение Д-5М. В середине 1960-х гг. выполнялись проектные проработки ракет комплекса Д-5М с увеличенной длиной и стартовой массой относительно ракет комплекса Д-5. Работы по совершенствованию комплекса Д-5 в направлении увеличения дальности стрельбы проводились СКБ-385 (гл. конструктор В.П.Макеев) в 1964 году. Основные изменения должны были касаться ракеты, которая получила обозначение 4К10М. В качестве носителя модернизированного варианта комплекса Д-5М рассматривалась перспективная атомная подводная лодка пр.687 (705Б), проектировавшаяся ЦКБ-16. Работы по модернизации Д-5 затянулись, к концу 1960-х гг. предлагалось несколько вариантов ракетных комплексов с жидкостными и твердотопливными ракетами.
В конце 1960-х гг. для противокорабельных задач стали исследоваться ракеты с повышенной энергетикой типа Р-29 комплекса Д-9. Постановлением правительства от июня 1971 г. КБМ под руководством В.П.Макеева была поручена разработка РК Д-13 с ракетой Р-33, оснащенной комбинированными (активно-пассивными) средствами и аппаратурой самонаведения головных частей на нисходящем участке. Масса и габариты Р-33 были аналогичны Р-29, носителем ракет должна была стать ПЛ проекта 667Б. В КБТМ была начата разработка комплекса наземного оборудования для нового ракетного комплекса с БРПЛ. Было создано 11 проектов агрегатов. Аванпроект комплекса был разработан в 1974 г. Работы по теме были прекращены в 1975 году.
Согласно постановлению в конце 1972 г. представлялся аванпроект и выпускалось новое постановление, уточняющее этапы разработки (испытания ракеты с подводной лодки первоначально задавались на 1977 г.). Постановлением прекращались работы по размещению комплекса Д-5 с ракетой Р-27К на подводной лодке пр. 667А; были установлены: масса и габариты ракеты Р-33, аналогичные ракете Р-29; размещение ракет Р-33 на подводных лодках пр. 667Б; применение моноблочной и разделяющейся головных частей со специальным и обычным снаряжением; дальность стрельбы до 2,0 тыс. км.
В декабре 1971 г. Совет главных конструкторов определил первоочередные работы по комплексу Д-13: выдать исходные данные по ракете; согласовать тактико-технические задания на составные части ракеты и комплекса; сделать проработки облика ракеты с аппаратурой, принятой к разработке в аванпроекте (аппаратура на ракете-носителе около 700 кг, объем — два кубометра; на самонаводящемся блоке разделяющейся головной части — 150 кг, двести литров).
Состояние работ на середину 1972 г. было неудовлетворительным: дальность стрельбы снизилась на 40% вследствие увеличения переднего отсека ракеты до 50% от длины ракеты Р-29 и уменьшения стартовой массы ракеты Р-33 по сравнению с ракетой Р-29 на 20%.
Кроме того, были определены и проблемные вопросы, связанные с работой комбинированного визира в условиях плазмообразования, с защитой антенн от тепловых и механических воздействий при баллистическом полете, с получением прием¬лемого целеуказания, с использованием существующих и перспективных средств космической и гидроакустической разведки.
В итоге была предложена двухэтапная разработка аванпроекта: во II кв. 1973 г. — по системам ракеты и комплекса с определением возможности достижения требуемых характеристик, уровень которых был установлен на Совете главных конструкторов в декабре 1971 г. и подтвержден решением Коллегии Министерства общего машиностроения в июне 1972 г.; в I кв. 1974 г. — по ракете и комплексу в целом; при этом ставилась задача согласовать в процессе проектирования вопросы разработки, связанные с моделью противника, с моделью противодействия противника, а также с проблемами целеуказания и средствами разведки.

Аванпроект по ракете и комплексу был разработан в июне 1974 г. Прогнозировалось уменьшение заданной дальности стрельбы на 10-20%, если остаться в габаритах ракеты Р-29Р, или на 25-30%, если решить проблемы плазмообразования. Проведение совместных летных испытаний с подводной лодки намечалось на 1980 г. Аванпроект рассматривался в Институте вооружения ВМФ в 1975 г. Постановления правительства на дальнейшую разработку не было. Разработка комплекса Д-13 не была включена в пятилетний план НИОКР на 1976-1980 гг., утвержденный постановлением правительства. Такое решение было обусловлено не только проблемами разработки, но и положениями Договоров и договорного процесса по ограничению стратегических вооружений (ОСВ), которые относили противокорабельные баллистические ракеты к стратегическому оружию по внешним признакам.
Вместе с тем, надежды создать противокорабельную версию баллистической ракеты не исчезали. Насколько эти работы продвинулись, сказать трудно, но встречается информация периодических изданиях о том, что в СССР велись работы над соответствующими вариантами баллистических ракет УР-100 и РТ-2ПМ («Тополь»). Например, известно, что 27-28 июля 1970 года проходили испытания две экспериментальные ракеты на базе УР-100 с термоядерной головной частью мощностью в 1 Мт, имеющие радиолокационную систему наведения и обладавшие дальностью стрельбы 9200 км.
Вообще, ракету УР-100 предлагалось использовать для применения в различных военных направлениях. Первоначально предполагалось использовать ракеты УР-100 и в системе противоракетной обороны, предназначенной для отражения массированного ракетно-ядерного удара со стороны США. Работа по системе ПРО «Таран» была начата в 1962-1963 годах по предложению В.Н.Челомея в ОКБ-52, но в скорее были прекращены. Рассматривалась возможность использования ракет УР-100 в системе ПРО А-35 для дальнего перехвата целей. Для размещения на морских надводных и подводных носителях в 1964 году создавался комплекс Д-8 с ракетой УР-100М, работа закрыта на стадии проекта. По предложению В.Н.Челомея для доставки МБР типа УР-100 к скрытым шахтным пусковым установкам, расположенных в труднодоступных местах, в ОКБ Миля создавался сверхтяжелый вертолет В-12. Но после того, как за ШПУ установлен контроль с американских спутников от этой идеи отказались.

Сама штатная стратегическая ракета УР-100 и ее модификации стали самым массовым типом советских МБР и сыграли решающую роль в достижении военно-стратегического паритета, т.е. примерного равенства боевых возможностей советских и американских СНВ. Начало разработки легкой МБР в ОКБ-52 относится к 1960 году. Официально разработка ракетного комплекса 15П084 с легкой ампулизированной МБР УР-100 официально задана ОКБ-52 главного конструктора В.Н.Челомея Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 30 апреля 1963 года.
Ракетный комплекс с МБР УР-100 предполагалось сделать массовым, что бы обеспечить паритет с США. Это отложило отпечаток на конструкцию ракеты и ШПУ. МБР делалась малогабаритной, а ШПУ упрощенной конструкции. Первые ракетные полки с МБР УР-100 стали на боевое дежурство 24 ноября 1966 года (Дровяная, командир Н.Г.Воротников; Бершеть, командир О.А.Грабский).
Уже в начале 1980-х годов для поражения авианосных и крупных десантных соединений на подходах к берегам европейской части СССР и стран Варшавского договора на базе баллистической ракеты средней дальности 15Ж45 подвижного комплекса «Пионер» и систем целеуказания ВМФ МКРЦ «Легенда» и МРСЦ «Успех» МИТ (Московский институт теплотехники) создавалась береговая разведывательно-ударная система (РУС). Работы по системе были остановлены в середине 1980-х годов из-за больших расходов на создание и в связи с переговорами по ликвидации ракет средней дальности.
Проектирование стратегического комплекса «Пионер» началось в 1971 году, разработка официально задана Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 28 апреля 1973 года. Ракетный комплекс «Пионер» предназначен для поражения стратегических объектов на средних дальностях. Разработчик рассматривал несколько вариантов создания новой БРСД на базе элементов МБР «Темп-2С», наиболее целесообразным из которых был признан вариант с использованием I-й ступени и доработанной под вновь вводимый узел осечки тяги II-й ступени. С учетом напряженной международной обстановки эскизный проект выполнили в крайне сжатые сроки, вечером31 декабря 1973 г. он был представлен в Министерство оборонной промышленности. Постановлением СМ от 11 марта 1976 года ракетный комплекс «Пионер» был принят на вооружение. Подготовка к серийному ракет на Воткинском машиностроительном заводе началась в 1973 году, производство развернуто в 1975 году. Первый ракетный полк с комплексом «Пионер» заступил на боевое дежурство 30 августа 1976 года (район г.Петриков Гомельской обл., командир А.Г.Доронин).
Ракетные комплексы «Пионер», «Пиоенр-К» и Пионер-УТТХ» ликвидированы по договору о ликвидации РСМД к 12 июня 1991 года, всего было ликвидировано 728 ракет, из них 650 боевых (405 развернутых), 42 учебные ракеты и 36 находящихся в производстве. По договору уничтожили 405 развернутых и 104 неразвернутых СПУ. В основном ликвидация проводилась методом подрыва ракет в контейнере, боеголовки уничтожались механическим раздавливанием (без ядерных зарядов). В процессе уничтожения использовался и метод пуска, по нему с 26 августа по 29 декабря 1988 года из под населенных пунктов Дровянная в Читинской области и Канск в Красноярском крае было произведено 72 пуска. К изумлению американских инспекторов, все пуски прошли успешно. При выполнения договора было ликвидировано 58 ракетных полков с ракетными комплексами «Пионер» и «Пионер-УТТХ».
Еще одра интересная работа выполнялась в южном ракетном центре. По Постановлению правительства от октября 1973 года КБ «Южное» (КБЮ) было поручена разработка самонаводящегося боевого блока «Маяк-1″ (15Ф678) с газобаллонной двигательной установкой для МБР Р-36М. В 1975 году разработан эскизный проект блока. В июле 1978 года начались и в августе 1980 года закончились ЛКИ самонаводящейся головной части 15Ф678 на ракете 15А14 с двумя вариантами аппаратуры визирования (по радио-яркостным картам местности и по картам рельефа местности). Головная часть 15Ф678 на вооружение не принималась.
Уже в начале XXI века проводилась еще одна не традиционная работа боевыми баллистическим ракетами, где важно было использовать маневренность и точность доставки боевого оснащения баллистических ракет, и тоже связанная с решением задач на море. НПО Машиностроения совместно с ЦНИИМАШ предлагает к 2000-2003 годам создать на базе МБР УР-100НУТТХ (SS-19) ракетно-космический комплекс скорой помощи «Призыв» для оказания экстренной помощи морским судам терпящим бедствие в акватории мирового океана. В качестве полезной нагрузки на ракету предлагается устанавливать специальные воздушно-космические спасательные летательные аппараты СЛА-1 и СЛА-2. При этом оперативность доставки аварийного комплекта может составить от 15 минут до 1,5 часа, точность посадки +20-30 м, масса груза 420 и 2500 кг в зависимости от типа СЛА.

ОСНОВНЫЕ ТТХ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫХ БАЛЛИСТИЧЕСКИХ РАКЕТ

Характеристики

Р-27К (4К18), комплекс Д-5

4К10М, комплекс Д-5М

Р-33, комплекс Д-13

УР-100 (вариант)

Состояние

в опытной эксплуатации 1975-1982

Проект 1960-х гг.

проект в 1971-1975 гг.

Испытания июль 1970 г.

Код НАТО
SS-NX-13

— (SS-N-6)

— (SS-N-8)
SS-10
Фирма-разработчик
СКБ-385 (КБМ – ГРЦ КБ им. Макеева)
СКБ-385 ГКОТ
КБМ (ГРЦ КБ им. Макеева)
ЦКБМ (ОКБ-52)
Дальность стрельбы, км

900 (700-1100)

1000-1500 (предположение)

1200-1600 (задано – 2000)

9200

Система наведения

инерциальная с пассивным наведением на корабли

Инерциальная + самонаведение

комбинированная (активно-пассивная) аппаратура самонаведения

Инерциальная + радиолокационное самонаведение

Число ступеней

2

1-2

2

2

Длина, мм

8970-9133

10000-10500

12955-14100

16450

Диаметр, мм

1500

1500

1800

2000

Стартовый вес, кг

13250

18000-20000

26640-35300

42300

Тип топлива

жидкое

жидкое

жидкое

жидкое

Тип головной части

моноблочная, термоядерная

моноблочная, термоядерная

моноблочная, термоядерная или обычная

моноблочная, термоядерная

Вес головной части, кг

700-800

700-800

.

750

Мощность заряда, Мт

0,3-0,8

0,3-0,8

.

.

Тип старта

Подводный с 40-50 м за счет собственного двигателя из затопленной шахты

Подводный с 40-50 м за счет собственного двигателя из затопленной шахты

Подводный с 40-50 м за счет собственного двигателя из затопленной шахты

Из ТПК за счет собственного двигателя из шахты

Первая ступень:

— длина, м

— диаметр, м

— вес, т

— тип двигателя

— тяга двигателя, т

— топливо

— материал корпуса

— органы управления

4,5-4,8

1,5

трехкамерный ЖРД с одной маршевой камерой

26 (28-30)

НДМГ + АТ

сталь

два рулевых двигателя

.

1,5

трехкамерный ЖРД с одной маршевой камерой

НДМГ + АТ

два рулевых двигателя

9,3

1,8

25,7

трехкамерный ЖРД с одной маршевой камерой

НДМГ + АТ

два рулевых двигателя

12,5

2,0

34

четырехкамерный ЖРД

88

НДМГ + АТ

поворотные камеры сгорания основных двигателей

Вторая ступень:

— длина, м

— диаметр, м

— тип двигателя

— топливо

— органы управления

2,5-2,8

1,5

ЖРД

НДМГ + АТ

.

1,5

ЖРД

НДМГ + АТ

.

3,4

1,8

ЖРД

НДМГ + АТ

Поворотная камера

2,9

2,0

Однокамерный ЖРД

НДМГ + АТ

4-камерный рулевой двигатель

Тип пусковой установки

шахтная

шахтная

шахтная

шахтная

Способ базирования (носитель)

ПЛ проекта 605

ПЛ пр. 687 (705Б)

ПЛ пр. 667Б

Береговые ШПУ

А.В.Карпенко (ВТС «БАСТИОН», август 2013 г.)

КОМПЛЕКС Д-13 С ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНОЙ РАКЕТОЙ Р-33
МОРСКИЕ КОМПЛЕКСЫ С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ
МОРСКИЕ КОМПЛЕКСЫ С БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РАКЕТНЫЙ ЦЕНТР ИМЕНИ АКАДЕМИКА В.П. МАКЕЕВА (ГРЦ МАКЕЕВА)


ГЛАВНАЯ НОВОСТИПОЛИТИКА,ПРОГРАММЫ ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА ФОТО ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе КОНТАКТЫ
____
© А.В.Карпенко 2009-2017/A.V.Karpenko 2009-2017
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap