ПРОЕКТИРОВАНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АВИАНЕСУЩИХ КОРАБЛЕЙ. DESIGN AND CONSTRUCTION OF RUSSIAN AIRCRAFT CARRIERS


ПРОЕКТИРОВАНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО
ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АВИАНЕСУЩИХ КОРАБЛЕЙ
DESIGN AND CONSTRUCTION
OF RUSSIAN AIRCRAFT CARRIERS

Первые предложения по использованию авиации на кораблях относятся к началу XX века. Один из первых проектов был разработан подполковником корпуса корабельных инженеров М.М.Канокотиным и представлен Начальнику МГШ в середине 1910 г. в виде приложения к докладной записке «Об организации опытов по применению самолетов на флоте». М.М.Канокотин предложил переоборудовать один из старых кораблей — ББО «Адмирал Лазарев» (постройки 1869 г., 3774 т, 10,5 — 11 уз). Согласно проекту, на корабле устанавливалась специальная полетная палуба размерами 76,5 х 15,2 м, свободная от каких-либо надстроек и предназначенная для взлета и посадки 10 самолетов. Посты управления и дымовые трубы разнесены по бортам. Под полетной — ангарная палуба, предназначенная для хранения самолетов. Для подъема самолетов на полетную палубу и спуска с нее предусматривались два лифта («машинных люка»). По мнению проектанта, подробные чертежи и смета могли быть закончены через два — три месяца. Проект был одобрен МГШ и МТК, были выделены средства с указанием использовать «более подходящий корпус». По мнению А.Н.Крылова, «осуществление проекта затруднений не представит и не вызовет задержек». Однако быстрое развитие возможностей гидроавиации привело к тому, что «дело производством само собой было прекращено».
Ранее, в октябре 1909 г., корабельный инженер Л.М.Мациевич представил Начальнику МГШ и Главному инспектору кораблестроения докладную записку, содержащую техническое обоснование целесообразности создания специального «корабля-разведчика» с 25 аэропланами (самолетами), с «легкой навесной палубой». Взлет самолетов предполагалось осуществлять «от хода судна» или с помощью «электрической лебедки в 20 л.с., выстреливающей аэроплан с нужной скоростью» по направляющему рельсу длиной 35 футов (11,5 м). Для обеспечения короткого пробега на посадке Л.М.Мациевич предлагал использовать специальные «тормозные сети, распростертые на части палубы». «Площадки, на которых бы размещались аэропланы и с которых бы они поднимались» предполагалось «устроить в носу и в корме судна». Будущее морской авиации Л.М.Мациевич видел, однако, в создании аппарата, могущего взлетать с воды и садиться на воду, сохраняя при этом необходимую плавучесть и остойчивость.
30 ноября 1909 г. Л.М.Мациевич подал А.Н.Крылову, исполнявшему должность главного инспектора Кораблестроения, предложения о проведении необходимых работ на ЭМ «Новик» с целью размещения на нем аэроплана. А.Н.Крылов поддержал предложение, однако Комиссия ГМШ, одобрив проект, посчитала невозможным его осуществление за счет казны.
Наконец, в 1914 г. корабельному инженеру по авиационной части Службы связи Балтийского моря П.А.Шишкову было поручено разработать проект крейсера водоизмещением 3000 т, со скоростью хода 30 уз, носителя 4 гидросамолетов. Корабль должен был иметь приспособление для старта самолетов в воздух и приема их на корабль.
П.А.Шишков предлагал для старта самолета выносить его за борт на особой стреле, удерживающей самолет «специальными электромагнитами». При ходе корабля полным ходом 30 уз против ветра летчик должен был включить двигатель и, «отключив электромагниты, осуществить взлет параллельно борту корабля». Той же стрелой предполагалось поднимать самолет на борт. Рассматривавшийся проект Комиссия ГМШ предложила заменить предлагаемое устройство для взлета «движущейся по рельсам моторной тележкой», т.е. катапультой. В 1914 г. были разработаны проекты переоборудования крейсеров «Паллада» (БФ) и «Кагул» (ЧФ) для размещения на них гидросамолетов. 22 января 1914 г. на крейсере «Кагул» были проведены опыты по спуску и подъему гидросамолета «Кертисс». Однако, с началом 1-ой Мировой войны развитие русских авианесущих кораблей пошло по пути создания «гидроавиатранспортов» (см. гидроавиатранспорт «Орлица») и «гидрокрейсеров» (см. гидрокрейсера «Император Александр 1», «Румыния», крейсер-яхта «Алмаз»).
Размещение гидросамолетов-разведчиков было предусмотрено проектами легких крейсеров типов «Светлана» и «Адмирал Нахимов» (см. крейсера типа «Светлана» и крейсера типа «Адмирал Нахимов»).
Бывший товаро-пассажирский пароход Российского общества пароходства и торговли «Император Александр Ш» с началом 1-ой Мировой войны передан Морскому ведомству в числе других мобилизованных судов, переименован в «Император Александр 1». Вместе с однотипным «Императором Николаем 1» первоначально использовался как вспомогательный крейсер в составе Бригады крейсеров Черноморского флота. В 1916 г., как и «Император Николай 1», переоборудован в носитель гидросамолетов — «гидрокрейсер». (перед началом войны на Черном море были начаты работы по переоборудованию в гидроавиатранспорт транспорта «Днестр» и крейсеров «Кагул» и «Алмаз» в качестве носителей гидросамолетов). «Император Николай 1» нес 7 самолетов. Вместе с переоборудованным для базирования гидросамолетов крейсером «Алмаз» (см. «Крейсер-яхта «Алмаз») образовали первый дивизион, а впоследствии первую бригаду Воздушной дивизии Черного моря.
«Император Александр 1», переименованный 11 мая 1917 г. в «Республиканец», и «Император Николай 1», переименованный 18 мая 1917 г. в «Авиатор», участвовали в боевых действиях Черноморского флота до конца 1917 г.
Бывший товаро-пассажирский пароход «Императрица Александра» в 1915 году переоборудовали под судно — носитель гидросамолетов – гидроавиатранспорт «Орлица», для подъема с воды и спуска на воду гидросамолетов на каждой из мачт установили по две видоизмененные стрелы темперлея, приводимые в действие электромоторами. В ходе боевых действий на Балтике авиация «Орлицы» обеспечивала защиту кораблей, обстреливавших немецкие войска на побережье Рижского залива. Организационно базировавшиеся на «Орлице» гидросамолеты составляли корабельный отряд (12 машин), входивший в Воздушную дивизию Балтийского моря. Гидроавиатранспорт «Орлица» (с 1918 г. — «Совет») совершил в апреле 1918 г. «ледовый поход» из Гельсинфорса в Кронштадт. 27 июля 1918 г. был разоружен и передан Главводу.
Бывший румынский товаро-пассажирский пароход «Романия» в ноябре 1916 г. включен в состав российского Черноморского флота в качестве посыльного судна и вскоре оборудован в качестве плавбазы гидроавиации («гидрокрейсера») и с русским экипажем активно участвовал в боевых действиях флота.
Из числа переданных Румынией Росии и включенных в состав Черноморского флота быстроходных товаро-пассажирских пароходов в качестве носителей гидроавиации использовались также «Дакия» (1907 г. постройки, 4515 т, 106,4 х 12,4 х 5,8 м, мощность ЭУ 6550 л.с., скорость полного хода 17,5 уз, дальность плавания 5740 миль 14 узл. ходом), принимавшая на борт 2 гидросамолета, и «Король Карл» (1898 г. постройки, 4200 т, 105 х 12,6 х 5,4 м, мощность ЭУ 6500 л.с., скорость полного хода 17,5 уз, дальность плавания 1000 миль 12 узл. ходом), принимавший на борт 1 гидросамолет.
Все румынские корабли 19 февраля 1918 г. были переданы Верховной автономной Румынской коллегии, переименованы («Румания» в «Республику Румания», «Король Карл» в «Иоанн Роате»), в мае 1918 г. захвачены немцами в Севастополе, а затем переданы Румынии.
Для охраны кораблей и судов с воздуха, а также для самостоятельных действий против неприятеля речным флотилиям в годы гражданской войны придавались авиаотряды. Для базирования самолетов использовались специальные плавучие базы.
Для базирования гидроавиаотряда Волжской военной флотилии в Судостроительном цехе Сормовского завода в Нижнем Новгороде была переоборудована нефтеналивная баржа, получившая название «Коммуна». На барже, оборудованной специальными бортовыми спусками для спуска и подъема гидросамолетов, а также для скатывания на берег сухопутных истребителей. Буксиром мощностью 120 л.с. баржа могла буксироваться со скоростью
Для обеспечения работы школы летчиков на Волге с 1918 г. использовалась наливная баржа «Евпраксия».
На Северном фронте для базирования двух гидроавиаотрядов и истребительного отряда в марте — апреле 1919 г. в затоне Лименда были построены три баржи-ангара конструкции инженеров Б.Л.Сушенкова и П.Г.Лукьянова. Для хранения и ремонта самолетов на палубе барж были установлены деревянные сараи, одна стенка которых заменялась брезентовой шторой. Здесь же находились хранилище ГСМ и мастерская. С учетом сильного течения Сев.Двины спуск производился с кормы по специальному настилу — слипу. Четыре самолета устанавливались в ангаре в шахматном порядке с помощью специальных тележек.
Заготовка материалов для строительства была начата 6 марта 1919 г., 18 марта 1919 г. начата постройка, а 29 апреля, 31 мая и 7 июня они были введены в строй.
На Каспийском море в 1919 г. для дальней разведки использовались шхуны «Артын» и «Хорасан», на каждой из которых базировалось по одному гидросамолету из состава 1-го гидроавиаотряда.
В период 1928 — 1933 гг. в составе Амурской флотилии действовала переоборудованная под несамоходную плавбазу гидроавиации «Амур» бывшая каплодка «Вихрь». На корабле был сооружен ангар для 5 гидросамолетов. Спуск производился с кормы. Плавбаза участвовала в боевых действиях на КВЖД в октябре — ноябре 1929 г.
В 1927 г. был выполнен эскизный проект переоборудования учебного судна (УС) «Комсомолец» в авианосец.
УС «Комсомолец» (бывш.»Океан») был построен в 1902 г. в Германии в г.Киле на верфи Говальдверке. Водоизмещение полное 11675 т, длина 143,7 м (по ВЛ — 149,4), ширина 17,4 м, средняя осадка 7,62 м. Скорость полного хода 18,6 уз, мощность ЭУ — 11681 л.с., дальность плавания 7700 миль 10 узл. ходом. Прошел капремонт в 1914 — 1916 гг.
При выполнении проектных проработок конструкторы считали, что это «лишь первое приближение в вопросе об оборудовании авианосца», причем этот вариант — сравнительно дешевый.
Проект создания авианосца на базе УС «Комсомолец» выполнялся наряду с проектными проработками по переоборудованию в авианосцы недостроенных ЛКР типа «Измаил» (для Балтийского моря) и ЛК «Фрунзе» (бывш.»Полтава») с дальнейшим переводом последнего в Черное море. Эти работы велись на основании разработанных в марте 1925 г. оперативным управлением Штаба РККА «Тактических элементов авианосца, переделываемого из ЛКР «Измаил». Поскольку считалось, что авианосец отделится от ЛК и будет действовать самостоятельно, то требовалась высокая скорость для «присоединения к ЛК в кратчайший срок».
Согласно задания авиагруппа должна была включать 12 торпедоносцев-бомбардировщиков, 27 истребителей, 6 разведчиков и 5 самолетов специального назначения (корректировщиков артогня). Предполагалось два варианта бронирования. Первое как на ЛКР «Измаил». Второе — с заменой 237 мм ГБП на 76 мм, но с бронированием (51 — 64 мм) полетной палубы для защиты ангаров. Артвооружение 8 х 183 мм, 8 — 102 мм (либо 127 мм) и 4 «противоаэропланных гнезда», т.е. четыре 5 ствольных 40 мм автоматов Виккерса, 4 подводных ТА. Водоизмещение оценивалось в 20 — 22 тыс.т, скорость хода ок.27 уз, дальность плавания полным ходом 1800 миль, экономическим 3800 миль.
В июле 1925 г. Председатель Совнаркома А.И.Рыков утвердил работы по переоборудованию, НТК УВМС начал работы по эскизному проектированию, но 16 марта 1926 г. они были прекращены.
Применительно к ЛК «Фрунзе» авиагруппа предполагалась из 50 самолетов, бронирование ВП — 100 мм, борт — 250 мм, вооружение: два 76 мм орудия, по десять «противоаэропланных» и «противоминных» пушек, четыре 40 мм автомата Виккерса и четыре подводных ТА. Как и для «Измаила» проектирование переоборудования «Фрунзе» в авианосец было в 1926 г. прекращено. В дальнейшем до 1936 г. велись работы по переоборудованию ЛК «Фрунзе» в ЛКР (см. проект линейного крейсера «Фрунзе»).
Отказавшись в 1920-х гг. от попыток создания «классического» авианосца с полетной палубой и колесными самолетами, УВМС РККА и Главморпром в развитии кораблей этого класса были вынуждены ориентироваться на иностранный опыт, отчасти и на «живучие» идеи корабля-гибрида, совмещающего авиационное и артиллерийское вооружение. Именно такие идеи были воплощены в проектах «крейсеров-авианосцев», которые в 1935 г. прорабатывались в ЦКБС-1. Стандартное водоизмещение этих кораблей составляло от 21 500 до 28 500 т, авиационное вооружение — от 49 до 60 самолетов. Характерными для них были одинаковая главная артиллерия (девять 305-мм орудий) и высокая скорость хода — от 35 до 39,5 уз. Основной из четырех вариантов проекта в 1936 г. не встретил поддержки УВМС.
Авианосцы, роль которых явно недооценивалась, хотя и значились в 10-летней программе (2 ед.), утвержденной правительственным постановлением от 26 июня 1936 г., но их создание отодвигалось на 1943 — 1947 гг., а проектирование практически так и не развернулось (были разработаны лишь тактико-технические требования к малому авианосцу на 30 самолетов).
Назначением авианосца считалось применение авиации в операциях в открытом море и у берегов противника в отдаленных районах для разведывательных, бомбардировочных и противовоздушных целей.
Тактико-технические требования к авианосцу были утверждены Л. М. Галлером 6 фев¬раля 1938 г. Артиллерийское вооружение корабля должно было состоять из 130-мм (6—8) и 100-мм (4—6) или только из 100-мм универсальных орудий (12) с добавлением 37—45-мм автоматов (8) и 12,7-мм пулеметов. Главная механическая установка могла быть турбинной или дизельной и обеспечивать 4000-мильную дальность плавания. Особо оговаривалась возможность различных способов выводов дыма («на оба борта», «через остров» и т. п.), что тогда считалось одной из наиболее сложных проблем в создании авианосцев. Требования допускали увеличение водоизмещения на испытаниях до 18 000 т и скорости до 34 уз.
В соответствии с этими требованиями в ЦНИИ-45 к маю 1939 г. был разработан предэскизный проект авианосца малого водоизмещения (в разработке его участвовали Л. А. Гордон, Н. Я. Мальцев и др.), основанный на использовании конструкции и обводов корпуса и главных механизмов легкого крейсера пр. 68. Проект авианосца, впоследствии получивший номер 71. Площадь полетной палубы, имевшей бортовые консоли и кормовой свес, составила 4400 м , размеры ангара — 148x18x6 м. Авиагруппа включала 10 разведчиков-бомбардировщиков (3000 кг, 440 км/ч) и 20 истребителей (2140 кг, 500 км/ч). Запас авиабензина (100 т) должен был обеспечить пять вылетов всей группы, для которой имелось 33 т авиабомб.
Недооценка этого класса кораблей руководством ВМФ проявилась в планировании их постройки только на четвертую пятилетку. В свою очередь, перегруженный заказами Наркомсудпром отказывался включить эскизное проектирование в план 1940 г., а Наркомат авиационной промышленности не приступал к созданию палубных самолетов. Дальнейшее проектирование авианосцев пр. 71 было прервано начавшейся войной.
К этому времени в ЦНИИ-45 в инициативном порядке был проработан вариант большого авианосца пр. 71Б с 70 самолетами. Дальнейшего продолжения он тоже не имел.
Вопросами проектирования авианосцев в годы Великой Отечественной войны 1941— 1945 гг. занимались в ЦНИИ-45, Военно-морская академия, ЦКБ-4 и ЦКБ-17. Предварительное ОТЗ на проектирование авианосца, утвержденное начальником ГМШ в январе 1943 г., предусматривало три варианта авиавооружения: 30, 45 и 60 самолетов, 130-мм, 85-мм и 37-мм артиллерию и бронирование жизненно важных частей от 130-мм снарядов противника.
Предэскизный пр. 72, разработанный в ЦКБ-17 (передан туда в сентябре 1943 г. из ЦКБ-4), был готов только к ноябрю 1944 г. При стандартном водоизмещении 23 700 т и полном — 28 800 т спроектированный авианосец имел длину по ватерлинии 224, ширину 27,9, высоту борта 20,9, осадку (при полном водоизмещении) — 8,45 м; 30-уз-ловая полная скорость хода обеспечивалась работой четырех ГТЗА мощностью по 36 000 л. с. каждый. Расчетная дальность плавания 18-уз ходом достигала 10 000 миль.
Авиавооружение включало 30 самолетов, катапульты и аэрофинишеры. Полетная палуба имела размеры 272 х 26 м. По первому борту от нее находился «остров» (как и на американских и английских авианосцах).
В начале 1945 г. подкомиссия по авианосцам пришла к выводу о необходимости развивать два типа таких кораблей — большой (60 самолетов) и малый (30). Были проработаны варианты вооружения для стандартных водоизмещении 23 700, 30 000, 45 000 и 60 000 т. Однако все эти варианты заданий не были воплощены в проектах, так как до утверждения послевоенной программы сама перспектива строительства авианосцев вызывала сомнение.
Загрузка проектной и производственной базы МСП в 1946 — 1953 гг. работами по тяжелым артиллерийским кораблям давала основание руководству судостроительной промышленности уклоняться от развертывания работ по авианосцам, несмотря на включение их Н.Г.Кузнецовым в утвержденный Правительством в октябре 1946 г. план проектирования кораблей ВМФ на 1946 — 1955 гг. Не получило развития и срочно разработанное в конце 1945 г. по указанию Н.Г.Кузнецова с учетом мнения И.В.Сталина ОТЗ ВМФ на малый авианосец (30 — 40 истребителей, водоизмещение 15000 — 17000 т). После снятия Н.Г.Кузнецова новый Главком ВМС И.С.Юмашев интереса к авианосцам не проявлял. Объективному изучению и восприятию опыта Второй мировой войны на море препятствовала и развернувшаяся в стране с 1946 г. пропагандистская кампания по борьбе с космополитизмом и против преклонения перед заграницей. Следствием ее явилось, в частности, отстранение от дел ряда наиболее толковых ученых Военно-морской Академии. В нашей военно-морской печати стали появляться статьи (одна из них — адмирала флота Н.С.Исакова), подчеркивающие недостатки авианосцев и отрицавшие их необходимость для отечественного флота. Можно предположить, что среди наших теоретиков того времени, как и в конце 20-х — начале 30-х годов по отношению к линкорам, возобладал принцип “не следует говорить о необходимости того, чего у нас нет, т.к. это деморализует личный состав флота”. Прерогатива же провозглашать, что флоту нужно (как это имело место в середине 30-х гг. с линкорами) принадлежала в то время лишь И.В.Сталину. Сам же он, несмотря на свое неизменно благожелательное отношение к авиации, роли и значения авианосцев так и не осознал, как и то, что их создание явилось бы даже менее обременительным для промышленности, чем строительство тяжелых крейсеров, а тем более линкоров.
Вернувшись на пост Военно-морского министра, Н.Г.Кузнецов представил в мае 1952 г. военно-политическому руководству страны доклад о перспективах развития флота, в котором вновь заострил внимание на необходимости создания авианосцев, без которых надводный флот не может действовать в океане, но поддержки опять не встретил. Между тем, министерство авиационной промышленности в ответ на соответствующий запрос сообщило в ЦК ВКП(б), что, в случае принятия правительственного решения о строительстве авианосцев, проект палубного истребителя может быть создан за 6 месяцев. Руководство же МСП вполне справедливо заявило, что авианосцы могут строиться только вместо тяжелых крейсеров, на что И.В.Сталин, питавший к ним особое пристрастие, согласиться не мог, отложив этот вопрос до формирования следующей программы военного кораблестроения.
После смерти И.В.Сталина в августе 1953 г. Н.Г.Кузнецов вновь поднял вопрос об авианосцах в докладе Министру обороны, после чего легкий авианосец ПВО пр.85 был включен в план проектирования на 1956 — 1960 гг. ОТЗ на этот корабль было утверждено Н.Г.Кузнецовым еще в мае 1953 г. Следует отметить, что при этом не делалось даже попытки использовать для авианосца громадный производственный задел по прекращенным постройкой в апреле 1953 г. тяжелым крейсерам пр.82. В 1953 — 1954 гг. ЦНИИВК-ом, ЦНИИ-45 и ЦКБ-17 велись предэскизные проработки ОТЗ, после чего ЦНИИВК выполнил предэскизный проект авианосца и подготовил ТТЗ на корабль стандартным водоизмещением 23000 — 24000 т, обеспечивающий базирование 40 реактивных истребителей, взлетной массой до 10 т и двух вертолетов. В 1955 г. в ЦКБ-16 началась разработка эскизного пр.85. По оценке ЦНИИ-45 стоимость постройки такого корабля составила бы ок.800 млн.руб. Подготовленный под руководством Н.Г.Кузнецова план военного судостроения на 1956 — 1965 гг. предусматривал строительство 9 таких кораблей. План этот, несмотря на согласование его с Генеральным штабом и Министром обороны, однако, утвержден не был. Состоялась вторая опала Н.Г.Кузнецова, и в декабре 1955 г. разработка авианосца была прекращена. Понятие “авианосец для отечественного флота” на долгие годы стало запретным, а сам термин “авианосец” — воплощением “агрессивных устремлений американского империализма”.
В 1959 году в ЦНИИ-45 (ныне — ГНЦ РФ ЦНИИ им.академика А.Н. Крылова) проводилась работа по теме “Проектная проработка основных тактико-технических элементов кораблей дальнего дозора и кораблей-носителей управляемого реактивного оружия”, которой руководил начальник отдела, к.т.н. А.В.Вальдман. Целью работы явилась разработка предложений по комплексу надводных кораблей, необходимых для обеспечения противовоздушной обороны надводных сил флота, участвующих в обороне страны с морских направлений.
Размещение на корабле комплекса средств, обеспечивающих наведение истребительной авиации, было сочтено нецелесообразным, т.к. авианосец ПВО всегда должен был действовать совместно с кораблями ПВО, имеющими РЛС дальнего обнаружения, системы наведения истребителей и осуществляющими централизован-ное управление средствами ПВО соединения. Предполагалось, что наведение истребителей с авианосцев привело бы к излишнему усложнению управления средствами ПВО и к неоправданному росту водоизмещения авианосцев и повышению стоимости их постройки.
В выполненной Проектно-исследовательским Бюро ЦНИИ-45 предэскизной проработке нескольких вариантов плавучих баз истребительной авиации (авианосец ПВО) было установлено, что в зависимости от числа размещаемых самолетов нормальное водоизмещение кораблей этого типа может лежать в пределах от 13000 т (при 22 истребителях и 2 самолетах РЛД) до 21000 т (при 28 истребителях и 4 самолетах РЛД). Было установлено также, что наиболее благоприятные для базирования самолетов условия могут быть созданы на корабле стандартным водоизмещением не менее 20000 т.
Основным способом взлета самолетов с палубы предполагалось принять взлет с катапульты, для чего на корабле предполагалось разместить 3 катапульты, работающие по принципу цилиндров двигателей внутреннего сгорания. Как и на новейших американских авианосцах, число палубных тросов аэрофинишера принято равным 5. Подача самолетов на палубу и уборка их в ангар должны были осуществляться с помощью палубного носового и бортового кормового самолето-подъемников.
Предложения Института по созданию плавучей базы истребительной авиации были рассмотрены в МСП, после чего ЦКБ-17 была получена углубленная проработка такого корабля. Как и предложение Института, эта проработка (корабль с 30 летательными аппаратами) также не получила обеспечения со стороны организаций МАП и практически лишь дала возможность подготовки конструкторов бюро для развертывания работ по авианесущим кораблям в дальнейшем.
Идея строительства специализированных вертолетоносцев пришла в головы ученых в 1950-е гг. Тогда исследования в этом направлении велись во многих странах мира, включая Францию, Италию и Советский Союз. Именно этим трем странам в дальнейшем удалось творческие фантазии исследователей и конструкторов воплотить в реальной жизни и оснастить корабли своих флотов крейсерами-вертолетоносцами.
В те годы, Соединенные Штаты продолжали программу строительства ударных авианосцев со значительным числом, до 100 единиц, летательных аппаратов различного назначения. К началу 1960-х гг. у них уже было 15 ударных авианосцев типа «Форрестол», «Мидуэй» и «Эссекс». Одновременно у них еще оставались в строю до 10 тяжелых противолодочных авианосцев типа «Эссекс», противолодочные вертолетоносцы типа «Комменсемент Бэй» и «Анцио», были и десантные вертолетоносцы. Проблема с авиацией на море у США не стояла. Практически аналогичные по составу, но не по количеству, ВМС имела Великобритания.
Совершенно в других условиях находился Советский Союз, его союзники по Варшавскому договору не имели больших военно-морских сил, у большинства не было даже кораблей типа «крейсер» и «эсминец». В таких условиях, основная ответственность за безопасность на океанских и морских рубежах практически полностью возлагалась на ВМФ СССР.
И если по отечественным авианосцам у нас со строительством ничего не получалось, все заканчивалось проектными проработками и различными стадиями проектов, то с вертолетоносцами получилось по-другому.
Еще в 1958 году предприятия и организациями судостроительной промышленности (ЦНИИ-45) при участие 15 НИИ ВВС, ОКБ завода №938 (главный конструктор Н.И.Камов) и ОКБ-329 (главный конструктор М.Л.Миль) были выполнены проектные исследования тактико-технических элементов (ТТХ) кораблей-носителей вертолетов различного назначения. В них было показано, что противолодочные вертолеты в борьбе с подводными лодками противника имеют большие перспективы, они могут в значительной мере сократить число кораблей охранения. Но для их эффективной работы в морской зоне при небольшой автономности и продолжительности полета требуется размещение вертолетов на кораблях. Опыта по постоянному одиночному базированию вертолетов на кораблях основных классов еще не было, и не только у нас. В тоже время, обеспечение непрерывного поиска подводных лодок противника может быть обеспечено определенным числом летательных аппаратов, которое может быть размещено на специальных кораблях противолодочной обороны (ПЛО) – вертолетоносцах. Кроме того, тогда же было предложено использование корабельных вертолетов для целеуказания зенитно-ракетному и противокорабельному ракетному оружию кораблей, для высадки морских десантов и в противоминных задачах.
Рассматривая то время, необходимо отметить, что кроме нерешенности чисто корабельной части вопросов еще далеко не все было ясно с корабельными летательными аппаратами. В отечественном ВМФ специализированных корабельных противолодочных и десантных вертолетов не было, за исключением легких вертолетов Ка-15 и Ми-1, которые обладали малой грузоподъемностью. Но уже разрабатывался специализированный корабельный вертолет Ка-25 со складывающимися лопастями несущего винта. Он создавался в двух вариантах: противолодочный с опускаемой гидроакустической станцией «Клязьма» (затем «Ока») магнитометром «Орша», противолодочной торпедой и целеуказатель ракетному оружию с системой «Успех». Его предполагалось принять на вооружение ВМФ в 1960 году. В качестве корабельного десантного вертолета предлагалось использовать доработанный вертолет Ми-4, в дальнейшем – Ми-8.
Морские испытания вертолетов Ка-15 и Ми-1 были проведены в 1956-1958 гг. на Черном и Балтийских морях с посадкой на эскадренные миноносцы проекта 56. По их результатам были установлены и выработаны требования к корабельному вертолету. Тогда же по теме «Барий-4» были произведены испытания вертолетных гидроакустических станций «Клязьма» и «Рион», которые необходимо было доработать то требуемых характеристик.
По результатам исследований, основные требования к кораблю-вертолетоносцу предъявлялись следующие: для решения задачи непрерывного поиска подводных лодок противника группой вертолетов на заданном рубеже на корабле (в ангаре) должно размещаться 13-14 вертолетов, ангар должен быть оборудован двумя подъемниками, на полетной палубе корабля должно быть не менее двух взлетно-посадочных площадок размером 10х12 м и др. По проработкам ЦНИИ-45 (ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова) отечественный вертолетоносец с 14 вертолетами, удовлетворяющий требованиям, должен был иметь стандартное водоизмещение в 5300-5400 т.
Завершающая стадия разработки и появление в 1960 году на вооружении США атомных подводных лодок, оснащенных баллистическим ракетами типа «Поларис», способными поражать стратегические объекты на территории СССР, побудило советское руководство уделить большее значение вопросам противолодочной обороны. Проведенные ЦНИИВК, ЦНИИ-45 и ЦКБ-17 в конце 1950-х гг. комплексные научно-исследовательские работы показали, что для успешной борьбы с атомными подводными лодками необходимо создать противолодочный корабль принципиально нового типа с групповым базированием вертолетов. Под влиянием этих исследований и на основе правительственных постановлений в ЦКБ-17 (Невское ПКБ) началось проектирование корабля дальней зоны ПЛО под шифром «проект 1123» с вертолетами, первоначально задавалось разместить 4-6 машины. Уже в 1959 году в проекте ТТЗ, разработанном НИИ ВМФ и ВВС, число вертолетов было доведено до 8.
По мере проектирования корабля на него все больше навешивалось задач, а следовательно росли номенклатура и число вооружений. Проработки ЦКБ-17 и ЦНИИ-45 показали целесообразность увеличения числа вертолетов до 14, одновременно предлагалось усилить зенитное и противолодочное вооружение. Эти предложения были учтены в откорректированном ТТЗ, утвержденном Главкомом ВМФ С.Г.Горшковым в январе 1960 года. Водоизмещение корабля определялось в 7000-8000 т.
Технический проект корабля проекта 1123 был выполнен ЦКБ-17 (главный конструктор А.С.Савичев, с 1967 г. – А.В.Маринич) к августу 1961 года, его утвердили в январе 1962 года. Вскоре проект, в дополнение к номеру, получил шифр «Кондор». В корректированном проекте был увеличен подпалубный ангар, был оборудован второй ангар на два вертолета в надстройке, увеличивалась полетная палуба. В результате стандартное водоизмещение возросло до 10750 т. Первый корабль проекта 1123 был заложен на Черноморском судостроительном заводе 15 декабря 1962 года. Первоначально для решения задачи ПЛО в дальней зоне предлагалось иметь в составе ВМФ достаточное число таких кораблей для поиска американских ПЛАРБ, но постановлением правительства от ноября 1963 года их число было ограничено двумя. Для накопления опыта эксплуатации таких кораблей этого было достаточно. С 1965 года корабли проекта 1123 стали классифицировать как «противолодочные крейсера». Головной крейсер «Москва» был передан ВМФ 25 декабря 1967 года, второй «Ленинград» — вступил в строй 2 июня 1969 года.
Проект 1123 «Кондор» имел свое развитие, в 1966 году ЦКБ-17 была выполнена одна из предэскизных проработок такого корабля. Число базируемых вертолетов под шифром «Ка-Х» («Чайка») было доведено до 21 единицы, полное водоизмещение возросло до 18000-20000 т. Изменилось и другое вооружение корабля, в частности предлагалось установить 2-4 спаренные 130-мм артсистемы, «Вихрь» заменить на «Метель». В качестве главной энергетической установки была предложена достаточно экзотическая – атомногазотурбинная, которая резко увеличивала автономность. Разработка была поддержана ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова, другими организациями. Но новая энергетическая установка и сам проект такого корабля остались только на бумаге. В качестве основного третьего по счету отечественного противолодочного крейсера стал проект 11233 (что и означает проект 1123 – 3-й корабль).
В 1967 году по решению ВМФ и Минсудпрома Невским ПКБ был разработан сокращенный технический проект 11233, вариант корабля «Кондор» с усиленным зенитным вооружением, улучшенной обитаемостью и непотопляемостью, водоизмещение увеличивалось от базового на 2000 т. Руководство ВМФ хотело дополнительно на корабле обеспечить базирование самолетов вертикального взлета и посадки типа Як-36, одновременно предлагалось размещение ударного ракетного оружия, это требовало существенного роста водоизмещения корабля. В результате корректировка технического проекта, выполненная Невским ПКБ в 1968 году, приблизило время создания первого отечественного авианосца типа «Киев». Дальнейшие работы были продолжены по проекту 1143 «Кречет», строительство противолодочных вертолетоносцев не было продолжено. Наступила другая эпоха.
Оба корабля проекта 1123 долгое время находились в составе Черноморского флота. Кроме основной противолодочной задачи крейсеру «Ленинград» в 1974 году пришлось участвовать в боевом тралении в Суэцком канале, для этого на нем временно базировались вертолеты Ми-8. После многочисленных морских походов противолодочный крейсер «Ленинград» был выведен из боевого состава ВМФ в 1990 году, через несколько лет такую же учесть постигла и «Москву».
Дальнейшим развитием этих кораблей — с увеличенным количеством вертолетов и с обеспечением базирования самолетов вертикального взлета и посадки — стали противолодочные крейсера с усиленным авиационным вооружением проекта 1143, сочетающие боевые качества вертолетоносцев и ракетных крейсеров.
Постановлением правительства от декабря 1967 г. предусматривалось на базе СВВП Як-36 создать легкий корабельный штурмовик Як-36М, откорректировать проект третьего противолодочного крейсера для базирования на нем этого самолета, а также разрабо¬тать аванпроект сверхзвукового СВВП — корабельного истребителя Як-36МФ.
Проектирование корабля проекта 1143 «Кречет» было начато Невским ПКБ в январе 1968 г. как корректировка технического проекта третьего ПКР пр. 1123 c целью обеспечения базирования на нем не только вертолетов, но и штурмовиков СВВП Як-36М, однако в связи с выдвижением ВМФ ряда новых требований — вылилось в разработку нового эскизного проекта 1143 ПКР с усиленным авиационным вооружением. ТТЗ ВМФ было утверждено 16.10. 1968 г., а эскизный и технический проекты — соответственно 2.09. 1969 и 30.04. 1970 г.г. Главным конструктором этого оригинального проекта был А.В.Маринич, его заместителями С.Ф.Петухов, Н.Ф.Жуков, Л.В.Белов, Б.В.Шмелев. В работах над проектом этого самого крупного в то время отечественного боевого корабля (водоизмещение свыше 40000 т, 36 самолетов и вертолетов) участвовал практически весь коллектив Невского ПКБ.
По сравнению с пр. 1123 вооружение корабля было значитель¬но усилено за счет ПКРК П-500 «Базальт» (восемь пусковых установок с перезарядкой из подпалубного погреба), ЗРК «Оса-М», 76-мм и 30-мм артиллерии, а также ГАК «Платина» (с подкильной и буксируемой антеннами). Антенна ГАС «Орион» была размещена в носовом бульбовом обтекателе.
Впервые в отечественной практике корабль получил элементы «авианосной» архитектуры: угловую полетную палубу (угол ее оси к ДП — 6,5 град.) и сдвинутую к правому борту надстройку. В 1977 г. эти корабли были переклассифицированы в тяжелые авианосные крейсера (ТАКР). Первоначально на кораблях предусматривалось базирование 22 вертолетов Ка-25 или 20 СВВП Як-36М (после принятия на вооружение — Як-38) и двух вертолетов. Совместным Решением ВМФ и МСП от 20.12. 1977 г. количество базирующихся летательных аппаратов было доведено до 36. С 1979 г. на ТАКР «Минск» отрабатывались взлет СВВП Як-38 с коротким разбегом и посадка с пробегом, что обеспечивало повышение дальности их полета и потребовало некоторого удлинения полетной палубы.
Головной корабль “Киев” был построен в Николаеве в 1975 г., второй — “Минск” — сдан ВМФ в 1978 г. ТАКР «Киев» находился в составе Северного Флота, а «Минск» — Тихоокеанского.
Выполненная в НИР «Аргус» военно-экономическая оценка показала, что для обеспечения ощутимого вклада вспомогательных авианосцев в эффективность КПЛС требуется их крупносерийная постройка, что возможно лишь при низкой строительной стоимости таких кораблей (в пределах не более 80 ÷ 100 млн. руб.). Поэтому было предложено создавать вспомогательные вертолетоносцы на базе серийно строившихся для Министерства морского флота транспортных судов, причем считалось допустимым пойти на снижение уровня требований, обычно предъявляемых ВМФ к боевым кораблям.
Эта идея нашла свое воплощение в разработанном в 1977 г. тактико — техническом задании ВМФ на разработку проекта 10200 (шифр «Халзан») противолодочного вертолетоносца на базе быстроходного (25 уз) крупнотоннажного судна с горизонтальной грузообработкой (ролкера) проекта 1609 (строительная стоимость 30 млн. руб.). Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 21.04.1977 намечалось построить в 1981 ÷ 1990 гг. на стапеле № 1 Черноморского судостроительного завода (ЧСЗ) в г. Николаеве четыре корабля пр. 10200 в составе серии ролкеров пр. 1609. Тем же постановлением в указанные выше сроки предусматривалось продолжение строительства на стапеле «0» ЧСЗ тяжелых авианесущих крейсеров пр. 1143 с последовательным (от корабля к кораблю) улучшением их элементов. Именно такое предложение и было включено Институтом в разрабатывавшийся им по заданию МСП проект десятилетнего плана. военного и гражданского судостроения.
Разработка проекта 10200 была поручена ЦКБ «Черноморсудопроект» (г. Николаев) –проектанту ролкера пр. 1609. Главным конструктором корабля стал Ю.Т. Каменецкий. Эскизный проект был завершен в конце 1977 г. В нем были рассмотрены четыре варианта: два из них предусматривали создание кораблей, обеспечивающих базирование 28 ÷ 30 вертолетов и оснащенных перспективными (вариант 1) или существующими (вариант 4) комплексами вооружения, а два других являлись вариантами мобилизационного переоборудования уже построенных судов, на них принималось по 12 вертолетов. Полное водоизмещение корабля во всех вариантах составляло около 30000 т, а стоимость постройки лежала в пределах 125 ÷ 137 млн. руб. В своем заключении Институт одобрил вариант проекта с 30 вертолетами, отметив необходимость внедрения мероприятий по снижению уровней физических полей корабля, в первую очередь, акустического, а также по улучшению остойчивости и непотопляемости. Кроме того, в целях повышения боевой устойчивости было рекомендовано предусмотреть в проекте резервы на обеспечение базирования не только вертолетов, но и перспективных истребителей вертикального взлета и посадки Як-41. Эскизный проект 10200 был утвержден в установленном порядке и ЦКБ «Черноморсудопроект» приступило к разработке технического проекта.
В ноябре 1980 г. проект 10200 был рассмотрен на Президиуме НТС МСП, где технический проект 10200 «Халзан» не был утвержден МСП, что в практике того времени случалось крайне редко. Окончательно вопрос решался на состоявшемся в декабре 1980 г. совещании у Министра обороны Д.Ф. Устинова. Вскоре работы по этому проекту были прекращены.
В конце 1970-х гг. по предложению главного конструктора Северного ПКБ Б.Купенского на базе атомного ракетного крейсера проекта 1144 начались выполняться проектные проработки легкого авианосца. Этому способствовало благосклонность руководства по установке атомной энергетики на авианосные корабли. Получался корабль водоизмещением до 24000 т. На нем предлагалось базировать истребители с вертикальным взлетом и посадкой типа Як-41. Вскоре работы в этом направлении были прекращены.
Другая работа СПКБ по авианесущим кораблям выполнялась по указанию начальника – главного конструктора Юхника. Это направление было подвергнуто серьезной критики со стороны ведущих НИИ судостроительной промышленности и МО. Работы по КМПВ и «Меркурию» не имели серьезных последствий, их результаты были использованы лишь в НИР по перспективным кораблям.
Главным конструктором проекта третьего (пр.11433) и четвертого (11434) кораблей стал В.Ф.Аникиев, переведенный в 1974 г. из Северного ПКБ на должность начальника Невского ПКБ. В дальнейшем его сменил Б.В.Шмелев. Разрабатывались эти проекты тем же коллективом, что и предыдущие.
Третий противолодочный крейсер «Новороссийск» пр. 11433 Невское ПКБ (главный конструктор В. Ф. Аникиев) разрабатывало с учетом базирования на нем не только СВВП Як-36М (или Як-38 после принятия их на вооружение), но и перспективных сверхзвуковых истребителей Як-36П (Як-41), а также вертолетов Ка-27. При этом обновлялось зенитное и гидроакустическое вооружение, увеличивался в 1,5 раза запас авиационного топлива, что привело к росту его полного водоизмещения примерно на 1800 т. Корабль был заложен на Черноморском судостроительном заводе 30 сентября 1975 г., спущен на воду 26 декабря 1978 г. и сдан ВМФ 14 августа 1982 г.
В 1975-1982 годах было построено три первых отечественных авианосца «Киев», «Минск» и «Новороссийск» по проектам 1143 и 11433. Они мало отличались друг от друга. Во время выполнения этой программы в конце 1970-х гг. было решено строить четвертый авианесущий крейсер с усиленным вооружением по проекту 1143А (в последствие он получил проектный №11434). Первоначально на корабле даже прорабатывались крылатые ракеты «Гранит» нового поколения и ЗРК С-300Ф коллективной обороны, другие образцы перспективного вооружения.
Технический проект 11434 тяжелого авианесущего крейсера разработан Невским ПКБ (главный конструктор корабля и начальник бюро В.Ф.Аникиев) в 1-ом квартале 1978 года. Изначально он должен был нести 36 летательных аппаратов, в том числе 12 сверхзвуковых истребителей вертикального взлета и посадки Як-41 (впоследствии он переименовывался в Як-41М и Як-141), 12 легких штурмовиков вертикального взлета и посадки Як-38, восемь вертолетов Ка-252ПЛ (после принятия на вооружение получил обозначение Ка-27) и четыре вертолета Ка-252РЛД (сегодня – Ка-31). В целях обеспечения группового взлета 12 истребителей типа Як-41М за время не более восьми минут предусматривалось оборудовать три взлетно-посадочных площадки с газоотводящими устройствами. Так как к моменту ввода в строй корабля истребители Як-41М не были приняты на вооружение, он нес только штурмовики Як-38М. Летно-конструкторские испытания Як-41М провели на крейсере лишь осенью 1991 года.
По кон¬струкции корпуса практически он близок к ранее построенными кораблями проектов 1143 и 11433. При сохранении главных размерений предшественников на новом корабле внедрена конструктивная бронированная защита ангара и погребов боезапаса (ее общая масса составляет примерно 1700 т.), изменены обводы кормовой оконечности корпуса с целью исключить гидравлические удары на попутном волнении в штормовых условиях. Кроме того, для повышения безопасности взлетно-посадочных операций изменили форму надстройки и конструктивное оформление кромок верхней палубы для уменьшения на них вихреобразований, а за счет сокращения размеров надстройки на полетной палубе дополнительно оборудовали три технические позиции для ускорения предполетной подготовки самолетов и вертолетов. Размеры полетной палубы 233 х 31 м. Площадь полетной палубы 14 700 кв. м.
Во время строительства ТАКР проекта 11434 получил наименование «Баку», в дальнейшем он был переименован в «Адмирала Флота Советского Союза Горшкова». Тяжелый авианесущий крейсер был предназначен для придания боевой устойчивости ракетным подводным лодкам стратегического назначения, группировкам надводных кораблей и морской ракетоносной авиации в районах боевых действий, способен бороться с воздушным и подводным противником.
После корректировки технического проекта 11434 планировалось на корабле иметь авиагруппу в составе: 14 истребителей Як-41М, 8 штурмовиков Як-38, 10 противолодочных вертолетов Ка-27, 2 поисково-спасательных вертолета Ка-27ПС и 4 вертолета РЛД Ка-252РЛД (Ка-31). Реально в составе авиапарка крейсера было 16 самолетов Як-38М, 16 вертолетов типа Ка-27 и 3 вертолета Ка-25Ц. Ракетное вооружение включало 12 пусковых установок комплекса «Базальт», 24 пусковые установки зенитно-ракетного комплекса «Кинжал» с боезапасом на 192 ЗУР. На корабле имелось также 100-мм артиллерийские установки АК-100, 30-мм артсистемы АК-630 и противолодочные ракетно-бомбовые установки «Удав-1».
В корпу¬се корабля «Адмирал Горшков» находится свыше 2500 помещений, более 350 кают, около 130 кубрика, 6 столовых и до 6000 м коридоров. Экипаж корабля 1610 человек, состав авиагруппы в 430 человек и на крейсере предусмотрены места для размещения штаба флагмана в количестве 50 человек.
Заметно на проекте 11434 был изменен состав радиоэлектронного вооружения. Корабль оснащен боевой информационно-управляющей системой (БИУС) «Аллея-434» («Лесоруб»). Впервые в отечественном ВМФ его оснастили РЛС «Марс-Пассат» с четырьмя неподвижными фазированными антенными решетками, в дополнение к ней РЛС «Фрегат-М». Ближнюю навигацию, привод и заход на посадку обеспечивала радиотехническая система «Резистор-К4», до этого на ТАКР проектов 1143 и 114333 была установлена система «Привод-СВ». Для наведения истребителей был установлен автоматизированный пункт «Газон».
«Адмирал Горшков » был включен в боевой состав Северного флота только в 1987 году, но практически не выходил в море, простояв все эти годы на рейде и у стенки судоремонтного завода. Во многом из-за отсутствия предназначенных для него сверхзвуковых истребителей вертикального взлета и посадки Як-141.
Все же в сентябре 1991 года на ТАКР состоялись первые посадки опытных самолетов Як-141. Но далеко не все шло гладко, при посадке 5 октября 1991 года при ударе о палубу один самолет загорелся, пилот благополучно катапультировался. В феврале 1992 года из-за плохого технического состояния главных механизмов, в том числе котельных трубок и паропроводов, корабль вывели из состава сил постоянной готовности и поставили на ремонт в пос. Росляково, где он находился до середины 1998 года. Летом 1999 года ТАКР «Адмирал Флота Советского Союза Горшков» отбуксировали в Северодвинск для проведения среднего ремонта и модернизации.

ОСНОВНЫЕ ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ АВИАНЕСУЩИХ КОРАБЛЕЙ И АВИАНОСЦЕВ

Характеристики

Проекты

11434 «Адмирал Горшков»

11430

11435 «Адмирал Кузнецов»

Водоизмещение, т:

Стандартное

полное

33000

44500

Более 33000

Около 45000

43000

55000

Длина набольшая, м

273,1

Ок. 275

302,3

Ширина наибольшая, м

49,2

Более 50

72,3

Осадка, м

9,5

.

10,0

Главная энергетическая установка (ГЭУ)

Котлотурбинная, четырехвальная

Котлотурбинная, четырехвальная

Котлотурбинная, четырехвальная

Мощность ГЭУ, л.с.

200000

200000

200000

Скорость полного хода, узлы

30,5

Ок. 30

29

Дальность плавания, миль

7000

.

8500

Автономность, суток

30

.

45

Экипаж с авиагруппой, чел.

2100

.

2500

Вооружение

Авиационное 14хЯк-41М, 8хЯк-38, 4хКа-252РЛД, 10хКа27, 2хКа-27ПС

21-24хМиГ-29К (МиГ-29КУБ), 6-13хКа-28, Ка-31

24хСу-33, 21хКа-27

Ударное

12 ПКР «Базальт»

— (возможно ПКР «БраМос»)

12 ПКР «Гранит»

Зенитно-ракетное

8 «Кинжал»

— (Возможно «Барак-1»)

8 «Кинжал»

8 «Кортик»

Артиллерийское

2х100-мм АК-100, 8х30-мм АК-630М

30-мм АУ в составе «Кортика»

Противолодочное

2х «Удав-1»

2х «Удав-1»

Параллельно с разработкой проектов 1143 Невское ПКБ с начала 1970-х годов развернуло работы по проектированию атомных авианосцев с самолетами катапультного взлета и посадкой на аэрофинишер. Сначала это был аванпроект 1160 авианосца (главный конструктор А.Б.Морин), а затем эскизный проект 1153 “большого крейсера с авиационным вооружением” (термин “авианосец” употреблять избегали), главным конструктором которого был В.Ф.Аникиев, а его заместителями О.П.Ефимов и А.Б.Морин.
Планом военного судостроения на 1971—1980 гг., утвержденным постановлением правительства в сентябре 1969 г., предусматривалась разработка аванпроекта авианосца (пр. 1160 «Орел») и авиационного вооружения для него. Аванпроект корабля, завершенный в конце 1972 г., выполняло Невское ПКБ (главный конструктор А. Б. Морин), а самолетов для его вооружения — ОКБ П. О. Сухого и Р. А. Белякова. Соответствующие оперативно-технические и военно-экономические обоснования стали предметом комплексной межотраслевой научно-исследовательской работы, выполненной в 1970—1972 гг. ведущими институтами Министерства обороны (ВМФ, ВВС), а также Минсудирома, Минавиапрома и Министерства среднего машиностроения, занимавшегося вопросами атомной энергетики.
В июле 1973 г. решением объединенного НТС МСП и МАП с участием представителей Минобороны для дальнейшего проектирования был одобрен вариант атомного авианосца пр. 1160 водоизмещением 80 000—85 000 т с 60—70 летательными аппаратами (истребители МиГ-23К и Су-27К, противолодочные самолеты П-42 и вертолеты Ка-27). Решением НТС подтверждалась возможность постройки к 1986 г. трех авианосцев при требуемом развитии производственной базы.
В апреле 1976 г. вышло постановление о строительстве до 1985 г. на Черноморском судостроительном заводе двух больших крейсеров с авиационным вооружением пр. 1153, с базированием на них до 50 летательных аппаратов (36 самолетов типов МиГ-23 и Су-25, а затем Су-27, 14 вертолетов Ка~252). Предусматривались две катапульты и аэрофинишер, ПКРК «Гранит» (20 подпалубных пусковых установок), ЗРК «Ураган». Атомная энергетическая установка мощностью 3×70 000 л. с. должна была обеспечить кораблю полным водоизмещением около 70 000 т скорость 29— 30 уз.
Строительство кораблей по этим проектам не состоялось, однако Невское ПКБ, как и другие организации — участники этих работ, приобрело неоценимый опыт проектирования авианосцев, пригодившийся при разработке проекта 11435 пятого ТАКР с базированием самолетов обычной схемы (взлет с помощью трамплина, посадка — на аэрофинишер). Его главным конструктором был В.Ф.Аникиев, заместителями Л.В.Белов (впоследствии — главный конструктор), а также П.А.Соколов, также являвшийся некоторое время главным конструктором.
В октябре 1978 г. вышло постановление о продолжении строительства тяжелых авианесущих крейсеров типа «Киев», в котором намечалось вооружить их, начиная с пятого корабля, самолетами с катапультным взлетом. В январе 1979 г. Невскому ПКБ было выдано ТТЗ на разработку пр. 11435 (главный конструктор В. Ф. Аникиев). В нем предусматривалось создание корабля с КТУ, авиагруппа которого включала самолеты Су-27К, Су-25К, а также СВВП Як-41.
Эскизный проект корабля был завершен и одобрен в конце 1979 г. Его водоизмещение было определено в 65 000 т. Однако в начале 1980 г. вышла подготовленная Генштабом директива Д. Ф. Устинова об уменьшении водоизмещения корабля и ориентации его авиагруппы в основном на самолеты вертикального и укороченного взлета и посадки (СВ/УВП). Вместо катапульт для их взлета предлагался носовой трамплин. В конце 1980 г. было решено завершить строительство комплекса НИТКА в объеме, обеспечивающем отработку только СВ/УВП, с исключением катапульт.
В мае 1981 г. Д. Ф. Устинов принял предложение Минавиапрома, ВВС и ВМФ о проведении на комплексе НИТКА экспериментальных работ по укороченному взлету с трамплина истребителей Су-27 и МиГ-29. После этого при корректировке пр. 11434 для второго корабля на нем был предусмотрен трамплин, одновременно выявилась необходимость увеличения главных размерений.
Проект 114342 был откорректирован по новому техническому заданию с 52 летательных аппаратов (СУ/ВВП Як-41, СУ-27, МиГ-29К, вертолеты Ка-27), размещением ПКРК «Гранит» (12 пусковых установок), ЗРК «Кинжал», ЗКБР «Кортик». Предусматривалась надводная и подводная конструктивная защита. Полное водоизмещение корабля превысило 55 000 т, а скорость составила около 29 уз. В мае 1982 г. вышло постановление правительства об утверждении элементов пятого авианесущего крейсера пр. 11435 (главный конструктор В. Ф. Аникиев) и его строительстве, а также о разработке технических предложений по самолетам трамплинного взлета, включая самолет радиолокационного дозора и наведения.
Головной ТАКР проекта 11435 строился в Николаеве и сменил несколько названий, получив при сдаче в 1990 г. достойное имя “Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов”. Это крупнейший (водоизмещение свыше 55000 т) корабль нашего флота, на котором могут базироваться до 50 самолетов (включая истребители Су-27К — Су-33) и вертолетов.
Второй корабль этого проекта “Варяг” достроить не удалось, как следующий (седьмой), разобранный на стапеле ТАКР “Ульяновск” проекта 11437. Этот проект по сути “настоящего атомного авианосца” водоизмещением около 75000 т разрабатывался Невским ПКБ под руководством сначала Л.В.Белова, а затем Ю.М.Варфоламеева и явился “лебединой песней” советского надводного кораблестроения.
В 1986 г. был завершен и утвержден эскизный, а в 1987 г. технический проекты 11437 (главный конструктор Л. В. Белов, затем Ю. М. Варфоломеев). В октябре 1987 г. постановлением были утверждены основные элементы корабля: до 70 летательных аппаратов (истребители Су-27К и МиГ-29К, самолет радиолокационного дозора и наведения Як-44, вертолеты Ка-27), трамплин, две катапульты, аэрофинишеры, ПКРК «Гранит», ЗРК «Кинжал», ЗКБР «Кортик», четырехвальная атомная энергетическая установка, полное водоизмещение около 75 000 т, скорость около 30 уз. Головной корабль «Ульяновск» был заложен на Черноморском судостроительном заводе 25 ноября 1988 г. Этот завод начал постройку и второго корабля.
К 1991 году был создан научно — технический и производственный задел, обеспечивший строительство полноценных авианосцев с базированием истребителей Су-27К, превосходящих по своим характеристикам лучшие зарубежные образцы. Однако создать необходимые для полной реализации боевых возможностей авианосца палубные самолеты РЛДН, разведки и целеуказания, а также многоцелевой истребитель — ракетоносец промышленность не успела.
Еще в советское время Невским ПКБ был выполнен эскизный проект перспективного авианосца водоизмещением в 90000 т, его строительство предполагалось на двух заводах, а сборку частей корабля осуществлять на судостроительном заводе «Океан».
На момент прекращения строительства отечественных авианосцев техническая готовность ТАВКР «Варяг» проекта 11436 составляла 67%, «Ульяновска» проекта 11437 – 17%, а по корпусу – 90-95%.Как предполагают специалисты, если бы постройка таких кораблей продолжалась намеченными темпами, то к 2003 году мы могли бы иметь в составе ВМФ ТАВКР «Варяг» и три авианосца проекта 11437.
Однако желание иметь авианосцы в боевом составе подразумевают значительных финансовых расходов. Стоимость постройки одного неатомного авианосца (пр. 11435) оказалась (без учета затрат на авиапарк) эквивалентными построечной стоимости трех серийных многоцелевых АПЛ тех же сроков сдачи (пр. 971), а прогнозировавшаяся стоимость атомного авианосца (пр. 11437) была эквивалентна затратам на 4 таких АПЛ. Сходные соотношения имели место и в США. Затраты на серийную авиатехнику для укомплектования авиагруппы одного корабля в нашей практике оказались несколько меньшими его построечной стоимости (до 70%). За рубежом имело место обратное соотношение, что объясняется, видимо, большей насыщенностью наших кораблей дорогостоящим корабельным вооружением.
Военно-морская деятельность флотов мира, в первую очередь в локальных конфликтах, в начале XXI века в большинстве ситуаций будет сводиться к проведению морских операций в прибрежных районах, а также к созданию сил быстрого реагирования для действий в любой точке Мирового океана. Для этого в качестве одного из основных средств вооруженной борьбы на море будут использоваться надводные корабли с палубной авиацией — авианосцы (АВ). Такие корабли должны составить основу морских сил общего назначения ведущих морских держав. Если перейти на абстракцию, то авианосец можно сравнить с галстуком к хорошему костюму, без которого неприлично появиться в обществе.
В начале 2000-х годов еще была сохранена в России возможность строительства авианосцев, о чем говорит переоборудование ТАВКР «Адмирал Горшков» в авианосец для ВМС Индии на Севмашпредприятие (СМП). Остались дееспособными и большинство научных и проектных учреждений, участвовавших в разработке проектов наших авианосцев, в частности, Невское ПКБ, ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова, 1 ЦНИИ МО, ОАО «Пролетарский завод», ЦНИИ «Марс» и другие.
К этому времени уже были выполнены НИИ Минобороны в рамках НИР «Разруб-93» предварительные исследования по облику перспективного авианосца. ТТЗ на корабль было выдано Невскому ПКБ в 1997 году и с тех пор дело почти не сдвинулось. Большинство выступавших военных моряков считают, что перспективный авианосец ВМФ России должен иметь 2-3 катапульты и атомную энергетическую 7 установку (АЭУ), возможно унифицированную с подводными лодками. Его водоизмещение может находится в диапазоне 45000-55000 т.
Главный конструктор Невского ПКБ К.П.Загородный в начале 2000-х годов высказал мнение, что установка на корабль АЭУ это скорее вынужденная мера, чем необходимость. Потому, что сегодня в России утеряно производство паровых и газовых турбин необходимой мощности, нет так же соответствующих среднеоборотных дизелей. При этом корабль трудно будет использовать в миротворческих операциях и осуществлять на нем дружественные визиты, вероятно по тому, что во многие порты запрещен вход судов с атомными установками. У американцев для этого имеется три авианосца с обычной энергетикой.
По расчетам Главного штаба ВМФ в советское время требовалось 8-12 авианосца на два театра, для Северного и Тихоокеанского флотов. Сейчас доля финансирования ВМФ резко снизилась (в год выделяется флоту порядка 1,7-2,0 млрд. долларов), о таких количествах и мечтать не приходится. Поэтому для ВМФ России нужно построить до 4-6 авианосцев нового проекта. В противном случае флот может действовать только в прибрежной зоне, решать там отдельные 8 задачи возлагаемые на ВМФ. Решение интересов государства за пределами границ РФ с морских направлений будет невозможным.
Здесь нужно учитывать, что авианосец одни в море не ходит. Для него требуются корабли охранения по 4-6 на каждый и плавучий тыл (транспорта обеспечения, танкера и др.) и разговор уже идет о корабельной авианосной группе.
По мнению специалистов, наличие катапульты вместо трамплина в два раза повышает производительность корабля по подъему в воздух самолетов и на 5% увеличивает число летательных аппаратов на борту. На авианосце сможет базироваться около 20 тяжелых самолетов типа «Су» или 30-50 легкого типа. Фактически предлагается вести строительство авианосцев типа «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» с новыми радиоэлектронными средствами и без ударного ракетного оружия «Гранит», что позволит увеличить число ЛА и запасы топлива.

Концепция нового российского авианосца предусматривает создание корабля водоизмещением до 70 тысяч тонн, стоимость его разработки и строительства оценивается в 300-400 миллиардов рублей.
Существует несколько инициативных проектов, в том числе представленный в 2019 году на международном военно-морском салоне Невским ПКБ авианосец «Ламантин». По замыслу его разработчиков, на корабле водоизмещением 80-90 тысяч тонн могут базироваться до 60 различных летательных аппаратов и шесть-десять беспилотников. Кроме того, Крыловский научный центр разработал проект авианосца «Шторм» водоизмещением 80-90 тысяч тонн и длиной 300 метров. Предполагается, что на данном корабле можно будет размещать до 90 летательных аппаратов, включая беспилотники.
Как предполагается, Технический проект, а также документация, по которой на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве велась в конце 1980-х и начале 1990-х годов прошлого века постройка «Ульяновска», будут использованы при создании нового авианосца. При этом будет учтен опыт практической эксплуатации авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» в частности его боевого применения в Сирии. Однако, на 2020 год Военно-морской флот еще не выдал тактико-техническое задание (ТТЗ) на новый авианосец. ВМФ продолжает работу над ТТЗ, она должна завершиться в 2020 году, после чего задание на проектирование поступит в Объединенную судостроительную корпорацию.
Пока научно-исследовательские работы по кораблю не начаты, Невское ПКБ ведет отдельные работы в инициативном порядке. В ВМФ России ранее заявляли, что планируют получить авианосец с атомной энергетической установкой к концу 2030 года. В Минобороны в свою очередь отмечали, что контракт на постройку авианосца может быть подписан к концу 2025 года.

Рукопись подготовленная А.В.Карпенко 2007 года для книги «Российская судостроительная промышленность», М: Военный Парад, 2008, дополнено другими материалами

Источники:
1. «Корабелы – Родине». Под ред. Г.Г.Пуляевского. Л: Судостроение, 1981
2. История отечественного судостроения. Т.5: Судостроение в послевоенный период (1946-1991 гг.)/А.М.Васильев, С.И.Логачев, О.П.Майданов, В.Ю.Маринин и др. – СПб.:Судостроение, 1996. – с. 544, ил
3. История отечественного судостроения. Т.4: Судостроение в период первых пятилеток и Великой Отечественной войны (1925-1945 гг.)/В.Ю.Грибовский, А.А.Нарусбаев, И.И.Черников – СПб.:Судостроение, 1996. – с. 560, ил
4. Адмиралтейские верфи. Люди, корабли, годы 1926-1996. СПб: Гангут, 1996
5. http://bastion-opk.ru/aw_xxi_rossia/ ОВТ «ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА»
6. А.В.Карпенко БУДЕТ ЛИ РОССИЯ ИМЕТЬ СОВРЕМЕННЫЕ АВИАНОСЦЫ XXI ВЕКА? http://bastion-karpenko.ru

Статьи, публикации ведущих специалистов и руководителей предприятий судостроительной промышленности, реклама, информационные сообщения и материалы музеев и архивов ЦВММ, ОАО «Адмиралтейские верфи», ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова, ОАО «Невское ПКБ», ОАО ОАО «Балтийский завод» и др.

ПРОЕКТИРОВАНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО КРЕЙСЕРОВ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ И СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ АВИАНОСЦЫ, ВЕРТОЛЕТОНОСЦЫ, АВИАНЕСУЩИЕ КОРАБЛИ
НАДВОДНЫЕ КОРАБЛИ И КОРАБЛЕСТРОЕНИЕ
КОРАБЛИ И ОРУЖИЕ ВМФ


__      
© А.В.Карпенко 2009-2021/A.V.Karpenko 2009-2021
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap