ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
НОВОСТИ/NEWS
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА, ПРОГРАММЫ
ОБЩИЕ ТЕМЫ
СОБЫТИЯ ОПК
ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА
ФОТО: ВООРУЖЕНИЕ, ВЫСТАВКИ, СОБЫТИЯ
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ, ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
РЕПОРТАЖИ, ЗАМЕТКИ, СООБЩЕНИЯ
НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
ИЗДАНИЯ ВТС «БАСТИОН» – А.В.КАРПЕНКО
ВТС "НЕВСКИЙ БАСТИОН"
ОВТ «ОРУЖИЕ ОТЕЧЕСТВА»
ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе

КОНТАКТЫ/CONTACT




ПРОТИВОРАКЕТНАЯ СИСТЕМА «А»
ANTI MISSILE SYSTEM «A»

Задумываться о противоракетной обороне в Советском Союзе стали с появлением у противника — фашистской Германии ракет дальнего действия типа «Фау-1» и «Фау-2″.
Уже 19 июля 1944 года Военным советом артиллерии Красной Армии утверждены «Предварительные указания по борьбе с самолетами-снарядами». В документе были сформулированы основные принципы организации обороны пунктов при отражении самолетов-снарядов противника, а также давались конкретные рекомендации войскам по уничтожению нового вида оружия врага — управляемой крылатой ракеты ФАУ-1.
В конце 1950-х годов в НИИ-88 были проведены научно-исследовательские работы по методам борьбы с ракетами дальнего действия с помощью ракеты Р-101, созданной на базе немецкой зенитной ракеты «Вассерфаль». Первые практические предложения по средствам противоракетной обороны (ПРО) в Советском Союзе были подготовлены в 1953 году. В 1955 году Главным конструктором СКБ-30 — структурного подразделения крупной организации по ракетным системам СБ-1 Г.В.Кисунько были подготовлены предложения по полигонной экспериментальной системе ПРО “А”. До этого в СБ-1 была создана первая отечественная зенитно-ракетная система ПВО С-25 “Беркут”, которая стала школой для специалистов, принимавших участие в создании систем ПРО. Проведенные в КБ-1 (бывшее СБ-1) расчеты эффективности противоракет показали, что при обеспечиваемой системой точности наведения поражение одной головной части (ГЧ) БР обеспечивается применением 8-10 противоракет, что делало систему нереальной. Поэтому Г.В.Кисунько предложил применить другой способ определения координат высоко-скоростной баллистической цели и противоракеты — триангуляцию — определение координат объекта по замерам дальности до него от РЛС, разнесенных на большое расстояние и расположенных в углах равно-стороннего треугольника. В марте 1956 года силами выделившегося из состава КБ-1 в самостоятельную организацию СКБ-30 с соисполнителями был выпущен эскизный проект противоракетной системы “А”. В 1959 году эскизный проект системы “А” под руководством Главного конструктора Системы Г.В.Кисунько был полностью закончен и началось строительство опытного полигонного образца. В состав системы входили следующие элементы:
-радиолокаторы дальнего обнаружения БР “Дунай-2” («Дунай») с дальностью обнаружения целей 1200 км, разработанные в НИИ-37 под руководством Главного конструктора В.П.Сосульникова и работающие в диапазоне волн около одного метра;
-три радиолокатора точного наведения (РТН) противоракет (ПР) на цель, каждый из которых состоял из радиолокатора определения координат цели и радиолокатора координат ПР;
— радиолокационная станция вывода противоракет (РСВ ПР разработана под руководством Главного конструктора С.П.Рабиновича) и совмещенная с ней станция передачи команд (СПК) управления ПР и подрыва БЧ;
— стартовая позиция с пусковыми установками (ПУ) противоракет В-1000, ПУ были созданы в СКБ В.П.Бармина;
— главный командно-вычислительный пункт системы (ГКВП);
— радиорелейные линии связи между всеми средствами системы.
РТН и СПК проектировались в СКБ-30 под руководством Главного конструктора Г.В.Кисунько. В создании РТН принимал участие также Радиотехнический институт АН СССР, возглавляемый академиком А.Л.Минцем.
Радиолокатор дальнего обнаружения опытной полигонной системы «А» располагался на берегу озера Балхаш. В Радиотехническом институте Академии наук СССР под руководством А.Л.Минца была создана экспериментальная станция контроля космоса «Дунай» метрового диапазона, в системе «А» станция известна под названием ЦСО-П (центральная станция обнаружения, полигонная). Оригинальной особенностью РЛС «Дунай» было внедрение зондирующего сигнала непрерывного излучения, проведенное впервые для радиолокаторов большой дальности. Для определения дальности до цели использовалась линейная частотная модуляция, разность частот принятого отраженного от цели сигнала и излучаемого в этот момент зондирующего сигнала соответствует дальности до обнаруживаемого объекта. Набор полосовых фильтров в спектре частот, характеризующих диапазон заданной дальности действия станции, по существу, представлял близкую к оптимальной систему обработки. Сигнал непрерывного излучения в РЛС «Дунай» был выбран вследствие того, что импульсный сигнал не представлялось возможным канализировать по волноводно-антенному тракту радиолокатора. Угол места определялся по результатам сравнения амплитуд и фаз в соседних парциальных антенных лучах, формируемых антенной в вертикальной плоскости. В качестве облучателей в антенне использовались замедляющие волноводы со щелями. Для исключения влияния излучающей системы на приемную антенны были разнесены в пространстве, при этом система электронной обработки была единой.
Разработка РЛС дальнего обнаружения самолетов и баллистических целей «Дунай» начата в инициативном порядке в ОКБ завода № 37 и НИИ-108 (ныне — ЦНИРТИ, руководитель А. И. Берг) в январе 1954 года. Первенец семейства — макетный локатор «Дунай-1», испытывался в окрестностях Москвы в конце 1955 года. Результаты намного превзошли все, что было достигнуто на самых лучших отечественных станция.

Задание на разработку эскизного проекта РЛС для системы ПРО выдано в 1956 г.
Дунай-2 представлял собой РЛС непрерывного излучения дециметрового диапазона с линейной частотной модуляцией (ЛЧМ). Антенные устройства выполнены в виде параболических цилиндрических зеркал с облучателями из волноводов с замедляющей структурой и щелевыми излучателями. Угол места измерялся амплитудно-фазовым методом при двухэтажной конструкции приемной антенны.
Строительство «Дунай-2» началось в августе 1957 года на берегу озера Балхаш, южнее Приозерска, в 80 км от района падения головных частей баллистических ракет (точка Т-2).

На передающей позиции (площадка № 15) располагались два синхронных генератора мощностью по 40 кВт работающие на одну антенну шириной 150 и высотой 8 метров. Антенна формировала в пространстве две диаграммы направленности размером 0,6 на 16 град. Приемная позиция располагалась в 1 км севернее (площадка № 14), антенна имела ширину 150 м.и высоту 25 м. В технологическом здании размещались комплекс аппаратуры обнаружения, захвата и автоматического сопровождения целей, пульт управления и индикаторное устройство станции.
6 августа 1958 г. РЛС «Дунай-2» впервые вышла в эфир и обнаружила в полете баллистическую ракету Р-5 на расстоянии 1000 км. 6 ноября проведено первое автоматическое обнаружение и сопровождение ракеты с измерением координат и формированием целеуказания на РТН.
Станция достигла максимальной дальности обнаружения 1200 км, точности выдачи координат 1 км по дальности, 0,5 градуса по углам.

В ходе боевой работы РЛС «Дунай» при обнаружении баллистической ракеты или ее головной части целеуказания с радиолокатора передавались на РТН.
Радиолокаторы точного наведения РТН-1 (площадка № 1), РТН-2 (площадка № 2) и РТН-3 (площадка № 3), являлись главным измерительным инструментом системы. Все РТН, работая в непрерывном взаимодействии с ЭВМ М-40 (ГКВЦ), реализовывали метод триангуляции (трех дальностей), раздельно по цели и по противоракете. Для этого каждый радиолокатор имел две антенные системы, малая (РС-11) работала по изделию (противоракете), большая (РС-10) по цели — атакующей боеголовке. Обеспечение поражения головной части осколочным боезарядом на расстояниях около 100 км, потребовало от РТН исключительно высокой точности. Все три объекта, с высокой точностью, географически привязывались к вершинам равностороннего треугольника, вписанного в окружность радиуса 85 км, с центром вблизи предполагаемой точки падения баллистических ракет.

Задачи автосопровождения, решались 20-разрядным вычислительным устройством РС-40В с быстродействием 50 тыс. операций в сек. Это же устройство обеспечивало контроль РТН с помощью имитационной аппаратуры по тест-программам и задачу автоматической юстировки канала цели и канала противоракеты. На расстоянии около 900 м от каждого РТН, располагались 80 метровые измерительные вышки с антеннами, соединенными волноводным трактом со зданием РТН. На удалении около 15 км находились уголковые отражатели. Разноканальность передающих устройств по уголковому отражателю периодически вносилась в память котировочных поправок.
Антенна радиолокатора канала изделия (противоракеты) РС-11 имела меньшие размеры. Диаметр главного зеркала 4,6 м, масса подвижной части — 8 т, мощность приводов 2 кВт по каждой оси, импульсная мощность передатчика 1 МВт. В отличие от РС-10, использовался одноканальный облучатель с круговой поляризацией и отсутствовала системы автосопровождения. Наведение луча непрерывно осуществлялось с ГКВЦ по командам ЭВМ М-40.
Для исключения взаимного влияния, радиолокаторы цели и противоракеты работали на разнесенных несущих частотах и частотах повторения.
Для антенн РС-10 и РС-11, впервые в СССР, разработаны и изготовлены радиопрозрачные укрытия (антенные обтекатели). Жесткие укрытия «Купол-10» и «Купол-11» представляли собой усеченные многогранники, диаметром 35 и 15,5 метра из сотового материала с высотой сот 110 мм. Для антенн РС-10 были также применялись надувные укрытия из прорезиненного капрона диаметром 36 метров с внутренним избыточным давлением 20-80 мм вод.ст.
В создании радиолокаторов точного наведения принимали участие СКБ-30, Радиотехнический институт Академии наук (РТИ), Центральный научно-исследовательский институт автоматики и гидравлики (ЦНИИАГ), машиностроительный и авиационный заводы г. Горький.

Три РТН, расположенных в пустыне Бетпак-Дала на расстоянии 100-250 км от береговой черты озера Балхаш в вершинах правильного треугольника со стороной около 150 км, использовали предложенный Г.В.Кисунько метод “трех дальностей” для точного определения координат цели ПР. Поворотные параболические антенны РТН обеспечивали возможность захвата на автосопровождение ГЧ БР на дальности около 700 км. ПР захватывались РТН по сигналу бортового радиоответчика к моменту начала ее точного наведения на цель. Измерение дальностей производилось со среднеквадратичными ошибками не более 5 м. РТН работали в коротковолновой части дециметрового диапазона.

В 1956 — 1963 годах ЦНИИ-173 были разработаны электрические следящие приводы ЭСП-90А, ЭСП-90Б и ЭСП-72 для управления антеннами и пусковыми установками, входящими в экспериментальную систему «А» комплекса противоракетной обороны (ПРО) (руководитель работ Л.М. Соколов). Указанная система состояла из трех антенн PC-10 слежения за «целью» (с диаметром зеркала 18 м), трех антенн PC-11 слежения за противоракетой и пусковой установки СМ-72 для запуска противоракеты.

Антенны попарно (PC-10, PC-11) располагались в вершинах равностороннего треугольника со стороной 100 км. Пусковая установка была установлена в центре этого треугольника. Эффективность работы системы могла быть реализована только при обеспечении точности работы следящих приводов ЭСП-90А и ЭСП-90Б в 1 — 2′. В этих ЭСП была реализована двухканальная структура управления. Управление основным каналом (мощностью 40 кВт) впервые осуществлялось программой, заданной в цифровом виде. В качестве датчиков обратной связи использовались оптико-механические 16-разрядные датчики типа ОМД. Управление вторым — точным -каналом производилось отдельным ЭСП. на вход которого поступал отпал ошибки между координатами программных данных о цели и истинном положении цели.
При выполнении работ по ЭСП специалисты столкнулись с рядом новых проблем. Необходимо было разработать цифроаналоговые преобразователи. Из-за значительной мощности основною канала невозможно было реализовать необходимую жесткость механической передачи для обеспечения устойчивости ЭСП. Цифровое управление обусловливало появление в цепи управления сигнала, дискретною по уровню и по времени, что также затрудняло обеспечение устойчивой работы ЭСП при заданной точности. Потребовалась разработка теоретических вопросов, связанных с исследованием двухканальных следящих систем, а также систем с люфтами и упругими деформациями в механической передаче.

ГКВП находился в административном центре полигона (площадка № 40). Он состоял из машинного зала (500 кв.м.) с управляющей ЭВМ М-40, ЭВМ общего применения М-50 и центральной индикаторной станции (ЦИС). При проведении боевых работ ГКВП обслуживал расчет программистов во главе с ответственным представителем главного конструктора.

ЦИС — пульт управления системой «А», в нём размещался пульт-индикатор (ПИ) на котором отображалось время до и после запуска противоракеты, команды, сигналы с управляемых объектов, точки стояния РТН и стартовой позиции. На экранах отображалось отметки полета цели и противоракеты с текущими отклонениями от расчетной точки наведения.

Система передачи данных строилась на базе подвижных радиорелейных станций (РРС) Р-400, Р-400М. Каждая станция состояла из радиоэлектронной части, антенно-мачтовых устройств и дизель-генератора, которые монтировались на 3-х автомобилях ЗИЛ-157. Диапазон рабочих частот станции 1550—1750 МГц. антенно-фидерное устройство состояло из 4-х параболических антенн диаметром по 1,5 м на мачте высотой 20 м, основная информация передавалась в цифровом виде, применялась фазоимпульсная модуляция с временным разделением каналов. Для осуществления связи между объектами Системы «А» было развернуто 17 станций.

Стартовая позиция ПР размещалась примерно в 100 км к западу от озера Балхаш, там же находилась РСВ ПР. Пусковые установки имели возможность наводиться по азимуту и углу места для обеспечения пуска ПР в район встречи с перехватываемой БР. РСВ ПР имела поворотную параболическую антенну со сканирующим лучом, захватывала ПР на авто-сопровождение практически сразу после ее старта. По измеренным угловым координатам и дальности ПР определялось ее отклонение от оптимальной — заданной вычислительной системой траектории вывода. На этапе точного наведения ПР радиолокатор системы выведения формировал целеуказания РТН для сопровождения ПР по угловым координатам. Первоначально ПР оснащалась осколочной боевой частью (ОБЧ) типа “Завеса” с дисковым полем поражения при медленном разлете поражающих элементов. В качестве метода наведения ПР был выбран метод параллельного сближения ПР с целью на встречных курсах.
Разработка ракеты В-1000 началась в ноябре 1956 года. ОКБ-2 (МКБ «Факел») Генеральный конструктор П. Д. Грушин. Ведущие конструкторы Семен Гершевич Гришпун (1956—1958 г.), Владимир Александрович Ермоленко (с 1958 г.). Первые противоракеты собраны на опытном производстве МКБ «Факел», серийный выпуск продолжился на Долгопрудненском машиностроительном заводе с 1959 года. Всего было собрано около 100 изделий.
Противоракета В-1000 предназначена для поражения боеголовок баллистических ракет дальнего действия. В-1000 представляет собой двухступенчатую ракету, выполненную по нормальной аэродинамической схеме. Старт ракеты – наклонный, с пусковой установки, наводимой по углу и азимуту места. Управление полетом и наведение на цель осуществляются по радиокомандам, которые поступают от наземной станции наведения. Подрыв боевой части производится при подлете к цели по команде, поступающей от наземной станции наведения.
Первая ступень В-1000 – твердотопливный ракетный двигатель с установленными на нем стабилизаторами, вторая ступень оснащена жидкостной двигательной установкой с насосной системой подачи компонентов топлива в двигатель. Конструктивно маршевая ступень В-1000 состоит из ряда отсеков, в которых расположены: боевая часть, блоки бортовой аппаратуры, баки с компонентами топлива, жидкостный ракетный двигатель, агрегаты управления рулями ракеты, приемник команд управления.
Стартовая масса ракеты — 8785 кг, длина корпуса — 14,5 м, 1-я ступень — ТРД ПРД-33 тягой 200 т, 2-я ступень — ЖРД С3.42Б переменной тяги 3—10,5 т, масса боевой части 500 кг, время готовности к пуску 30 с, время полёта 55 с, дальность управляемого полёта 60 км, высота перехвата 23—28 км. На высотах 22—28 км ракета имела скорость 1500 м/с и способность маневрировать с перегрузками 2—3 ед.

Ракета В-1000 оснащалась маршевым двигателем второй ступени, созданном в ОКБ-3 НИИ-88 МОП под руководством Д.Д.Севрука. В КБ завода №81 под руководством И.И.Картукова был создан твердотопливный двигатель ПРД-23 для первой ступени ракеты, он представлял из себя связку из четырех двигателей ПРД-18 зенитной ракеты В-750. Его предполагалось использовать на испытаниях ракеты В-1000. С 1957 года в КБ завода №81 разрабатывался специальный РДТТ ПРД-33 для ракеты В-1000, который был самый мощный данного класса. Первый пуск противоракеты В-1000 состоялся 13 октября 1957 года.
Техзадание на боевую часть противоракеты было выдано в 1955 году
• Предполагаемый промах: 75 метров
• Вес боевой части: 500—600 кг
• Высота: 25 км
• Скорость противоракеты: 1,5 км/с
• Относительная скорость встречи: 3,5—4 км/с
Главным конструктором БЧ противоракеты был утвержден А. В. Воронов. В этих БЧ, как и в противосамолетных, в качестве поражающего элемента использовались стальные стержни. Однако, в ходе испытаний оказалось, что энергии стержня недостаточно для эффективного поражения боеголовки БР. Соударяясь с ней под острым углом, стержень скользил по её корпусу, постепенно теряя энергию.
Успех принесла работа ГСКБ-47 МОП, проведенная под руководством К. И. Козорезова. В ходе многочисленных экспериментов он создал более эффективную БЧ с активными поражающим элементом (ПЭ) типа «вишня в шоколаде». ПЭ представлял собой полый металлический шарик диаметром 24 мм заполненный взрывчатым веществом, в центре размещался монолитный шарик диаметром 8 мм из сплава кобальта и карбида вольфрама. Боевая часть противоракеты, массой 500 кг, содержала 15000 ПЭ (в позднем варианте 16000). Чтобы создать на пути цели равномерное дискообразное поле, предварительно, при помощи детонирующих шнуров, разрушалась внешняя оболочка ракеты, затем срабатывал метательный заряд из смеси тротила и пороха. Шарики выбрасывались перпендикулярно оси противоракеты, образуя на пути цели круговое поражающее поле. Для образования равномерного поля диаметром 50-75 метров БЧ срабатывала с упреждением около 0,3 сек. Столкновение боеголовки БР с поражающим элементом вызывало ударную детонацию ПЭ, это облегчало пробитие корпуса. Центральный шарик проникал внутрь боеголовки БР и выводил из строя ядерный заряд[24]. Кроме того, боеголовка с поврежденной теплоизоляцией разрушалась в атмосфере под воздействием набегающего потока воздуха. Именно такой БЧ был осуществлен первый перехват 4 марта 1961 года.

Стационарная полигонная пусковая установка (ПУ) СМ-71П («полигонная») была создана в КБ-2 ЦКБ-34 (ленинградское КБСМ), их производство было выполнено на заводе «Большевик» г.Ленинград. Данную ПУ установили на 6-й площадке полигона Сары-Шаган, гду была оборудована стартовая позиция с 2 ПУ к 1960 г.; стартовая позиция противоракет полигонного комплекса системы ПРО «А» была расположена в 50 км от точки Т-2 — точки прицеливания ракет-целей, запускавшихся с полигона Капустин Яр. ПУ наводится по азимуту и углу места.
Стартовая автоматика создавалась в ОКБ завода «Дзержинец» под руководством главного конструктора А.Ф.Федосеева.

Стационарная полигонная пусковая установка использовалась для бросковых и автономных испытаний ракет системы ПРО (т.е. для испытательных пусков ракет не в составе комплекса), ее высота составляла до 12 м, диаметр основания — 6 м. Масса ПУ достигала 25 тонн.

Исследования отдельных вопросов динамики системы наведения с реальной аппаратурой управления проводилось на динамических стендах НИИ-2 МАП (ныне Гос НИИАС). Испытания полигонного образца противоракетной системы начались на полигоне “А” в районе озера Балхаш в 1960 году. В начале 1966 года на базе СКБ-30 было создано новое самостоятельное предприятие — ОКБ-30, которое в дальнейшем стало именоваться ОКБ “Вымпел”, а еще позже — Научно-исследовательский институт радиоприборостроения (НИИРП).

Алгоритм работы противоракетной системы выглядел следующим образом:
• Перед началом перехвата включалась РЛС дальнего обнаружения «Дунай-2» и на ЭВМ М-40 (ГКВП) запускалась общая боевая программа в режим ожидания . Как только РЛС «Дунай-2», на дистанции 1000—1500 км, обнаруживала цель, ЭВМ получала её предварительные координаты и, по упрежденным координатам, рассчитывала углы установки узконаправленных антенн трех радиолокаторов точного наведения (РТН) .
• На дистанции около 700 км РТН обнаруживали цель, операторы, по радиолокационным образам выделяли из комплексной цели (боеголовка, корпус ракеты и его осколки) боеголовку и захватывали её на автосопровождение. Три разнесенные на местности РТН с высокой точностью определяли расстояние до цели а ЭВМ по этим данным рассчитывала траекторию движения боеголовки (т. н. «Метод трех дальностей» или триангуляция).
• ЭВМ проводила пролонгацию траектории цели, определяла точку падения и попадание её в зону обороны стартовой позиции, рассчитывала траекторию вывода противоракеты, разворачивала пусковую установку в нужном направлении, после чего рассчитывала момент и выдавала команду на пуск противоракеты.
• После пуска противоракета первоначально захватывалась на автосопровождение станцией визирования противоракеты (РСВП), которая располагалась на стартовой позиции. По её данным рассчитывались углы установки антенн радиолокаторов сопровождения противоракеты, которые располагались на площадках рядом с РТН и управляли противоракетой по тому же принципу «трех дальностей».
• После начала сопровождения радиолокаторами противоракеты на РТН и вывода В-1000 на пролонгированную траекторию цели на встречных курсах запускался режим точного наведения, который длился 12-14 секунд. ЭВМ рассчитывала момент и выдавала команду на подрыв боевой части. На пути цели создавалось дискообразное облако осколков, движущееся навстречу цели со скоростью противоракеты (около 1,5 км/с). Атакующия боеголовка, пролетая через облако осколков, получала повреждения и разрушалась в атмосфере.
Первый объект введенный в строй на полигоне «А» (площадка № 2). Непосредственно в работе системы не участвовал, но обеспечил получение первых экспериментальных данных о радиолокационных образах баллистических целей.

Начало разработки РЭ-1 — август 1955 г. (СКБ-30), начало строительства — 1956 г. 7 июля 1957 года впервые обнаружена в полете баллистическая ракета Р-2.
Представлял собой однолучевой радиолокатор с полноповоротной двухзеркальной антенной РЭ-10 диаметром 15 м, запитанной от рупорного облучателя. Сферический обтекатель антенны вращался вместе с ней по двум осям. Передающее устройство РЭ-1, на базе хорошо освоенной РЛС Б-200 системы ПВО С-25, обеспечивало импульсную мощность 2 МВт и работало в диапазоне 10 см. Приемник — супергетеродин с двойным преобразованием частоты, имел 2 канала усиления с линейной и логарифмической характеристиками. Выходной сигнал с осциллографических трубок регистрировался на фото и видео пленку. Поскольку системы измерения угловых координат и автосопровождения отсутствовали, наведение проводилось вручную оптическим телескопом КТ-50, связанным следящими электроприводами на сельсинах с антенной. Работы велись в часы видимости цели (рассвет, закат). На радиолокаторе изучались РЛ-характеристики БР Р-2, Р-5 и Р-12 на конечном этапе полета. Максимальная дальность обнаружения целей составила около 400 км. Измеренная поверхность рассеяния (ЭПР) головных частей ракет составила около 0,3 кв. м, корпуса — более 10 кв.м.
В 1958 г. РЛС была модернизирована и получила наименование РЭ-2. Новое передающее устройство с мощностью в импульсе 10 МВт работало на частотах строящихся РЛС точного наведения. Было проведено тщательное измерение параметров радиоканала и его калибровка по эталонным сферам, запускаемым на шарах-метеозондах. Результаты работы фиксировались авиационными кинокамерами АКС-40, специальными камерами РЭ-803 и шлейфовыми осциллографами.
В 1958 г. впервые проводились проводки на орбите советского искусственного спутника Земли № 3.
РЭ-2 работал до 1964 г.
Следующими в серии «РЭ» были:
РЭ-3 на базе радиолокатора точного наведения (РТН) системы «А», измерительный пункт ИП-11, пос. Ука, полигон «Кура», Камчатка (1961—1975 г.).
Первые оптические измерительные средства на полигоне использовались для обслуживания радиолокатора РЭ-1 с 1957 года и состояли из двух кинотелескопов КТ-50 и аппаратуры службы единого времени (СЕВ).
Организационно, на основании директивы Главного штаба Войск ПВО от 18 мая 1961 года, на полигоне были образованы два управления — 3-е управление полигонных измерений и 4-е управление специальных вычислений. К этому моменту измерительный комплекс включал в себя семь площадок (измерительных пунктов) ИП-16, ИП-17, ИП-18, ИП-20, ИП-21, ИП-22, ИП-24, каждый объект обслуживала отдельная войсковая часть. Пункты оснащались кинофототеодолитами КТ-50, КФТ-10/20, скоростными кинотелескопами СКТ-1, СКТ-60, фазовыми радиопеленгаторами «Иртыш-Д» (позднее «Висла-М»), РЛС «Амур» и «Бинокль-Д». В состав измерительного комплекса входила также команда подвижных измерительных средств. Для обработки результатов использовались ЭВМ М-205 (НИЭМ) и ЭВМ М-100.

Первая работа системы “А” по перехвату противоракетой баллистической ракеты Р-5 прошла успешно 24 ноября 1960 года, при этом ПР не оснащалась БЧ. В дальнейшем было безрезультатно израсходовано пять БР Р-5 и две ПР. 31 декабря 1960 года была проведена еще одна работа системы “А” по ракете Р-5. Первоначально все шло нормально, но на заключительном этапе пропал сигнал сопровождения цели. 13 января 1961 года на 39 секунде полета ПР произошло пропадание сигнала бортового ответчика. В последующих четырех пусках наземные системы работали безотказно, что позволило перейти к отработке радиолокационной селекции головной части ракеты от обломков корпуса БР.

4 марта 1961 года в районе полигона “А” противоракетой (ПР) В-1000 с осколочно-фугасной боевой частью была успешно перехвачена и уничтожена на высоте 25 км БР Р-12, запущенная с Государственного центрального полигона (ГЦП) и оснащенная вместо штатной боевой части ее весовым макетом в виде стальной плиты весом 500 кг. РЛС “Дунай-2” системы “А” обнаружили БР на дальности 1500 км после ее выхода над радиогоризонтом, после чего на ЭВМ М-40 были определены параметры траектории БР Р-12, выдано целеуказание радиолокаторам точного наведения и пусковым установкам (ПУ), произведен пуск ПР с пусковой установки №1 и по команде с КП подрыв осколочно-фугасной боевой частью на высоте 25 км.

Боевая часть ПР состояла из 16 тысяч шариков с карбид — вольфрамовым ядром, тротиловой начинки и стальной оболочки, она имела неофициальное наименование «вишня в сиропе». БЧ имела плоское поле поражения в виде диска, перпендикулярного продольной оси ПР. Подрыв БЧ производился по команде с земли с упреждением, необходимым для формирования поля поражения. БЧ этого типа проектировалась под руководством Главного конструктора А.В.Воронова. ЦВМ М-40 создавалась в Институте точной механики и вычислительной техники АН СССР под руководством академика С.А.Лебедева. Быстродействие машины М-40 составляло 40000 операций в секунду, объем памяти 50 килобайт. Именно на основании результатов этого пуска противоракеты В-1000, глава Советского государства Н.С.Хрущев на весь мир заявил : «Наша ракета, можно сказать, попадает в муху в космосе».
Противоракета В-1000, имевшая максимальную скорость полета 1000 м/с, была создана под руководством Главного конструктора П.Д.Грушина в ОКБ-2МАП (МКБ “Факел”), которое располагалось в Химках на территории бывшего завода №293. Противоракета В-1000 имела две ступени: первая ступень — твердотопливный стартовый ускоритель, вторая — маршевая ступень с боевой частью, оснащалась ЖРД, созданный в КБ главного конструктора А.М.Исаева. Кроме осколочной боевой части для ракеты разрабатывалась ядерная БЧ. Летные испытания ракеты, обеспечивавшей перехват целей на высотах до 25 км, начались в 1958 году. В качестве метода наведения ПР было выбрано параллельное сближение с целью на строго встречном курсе. Вывод ракеты В-1000 на траекторию, рассчитанную согласно методу наведения, осуществлялся по регулярной кривой, параметры которой определялись прогнозируемой траекторией цели. Главным конструктором автопилота ракеты был П.М.Кириллов. 26 марта 1961 года ПР уничтожила боеголовку БР Р-5 с 500 кг тротила, 9 июня 1961 года при перехвате БР Р-12 была уничтожена ее боеголовка. Всего при испытаниях системы “А” было произведено 11 пусков ПР с уничтожением боеголовок БР, а также пуски экспериментальных ПР с тепловой головкой самонаведения, с радиовзрывателем, с оптическим взрывателем.

Испытания ракеты В-1000 в комплектации С2ТА с тепловой головкой самонаведения (ТГС) проводились на полигоне “А” в 1961-1963 годах. ТГС была создана в Государственном оптическом институте (ГОИ) в Ленинграде под руководством Стороженко. ТГС использовалась не только для повышения точности наведения ПР, но и для управления осколочной боевой частью нового типа с помощью бортовой ЭВМ. В 1961 году были проведены летные испытания ракеты В-1000 с ядерной БЧ (без делящегося вещества), созданной в Челябинске-70. Для нее были созданы и испытаны два типа неконтактных взрывателей — оптический (разработка ГОИ, Главный конструктор С.Я.Эмдин) и радиотехнический (Главный конструктор Бондаренко) — варианты комплектации ракеты Р2ТА и Г2ТА.
В ходе испытаний системы “А”, по информации Г.В.Кисунько, проводилась отработка средств преодоления ПРО для отечественных БР. Запускаемые БР — мишени оснащались надувными ложными целями — “Верба”, раскрывающимися ложными целями -”Кактус” и аппаратурой активных помех “Крот”. В целом натурные испытания системы “А” показали принципиальную возможность перехвата ГЧ БР. В 1961-1962 годах на полигоне Сары — Шаган проводились эксперименты под условным наименованием “Операция К” (К1, К2, К3, К4 и К5), в которых определялось воздействие факторов ядерного взрыва на радиолокацию, связь и др., при этом определялась возможность функционирования системы “А” при воздействии ядерных взрывов, произведенных на высотах от 80 до 300 км. Система “А” показала возможность выполнения своего назначения при применении противником ядерных боеприпасов.
От системы “Сатурн” для системы “А” были взяты обычная боевая часть (ОБЧ) противоракеты с более чем 15 тысячами поражающих элементов — стальных шариков со взрывчатым веществом и ядром из тяжелого прочного сплава. ОБЧ была разработана коллективом во главе с К.И.Козорезовым. К концу 1960 года был изготовлен первый образец новой ОБЧ для противоракеты — таким образом ПР В-1000 к проведению натурных испытаний имела два варианта ОБЧ.

А.В.Карпенко, ВТС «БАСТИОН», 01.04.2017

Источники:
Карпенко А.В. «Противоракетная и противокосмическая оборона», СПб: Невский Бастион, 1998 г., 48 с.,
«Неизвестные войска исчезнувшей сверхдержавы» Ю.В.Вотинцев — «Военно-исторический журнал» № № 8, 9, 10. 1993 год,
«Как мы сбивали «муху в космосе» Г.Кисунько — «Красная Звезда» от 1 июля 1993 года,
Г. В. Кисунько. «Секретная зона. Исповедь генерального конструктора». Москва, 1996 год, «Современник»,
А. Ф. Кулаков. «Балхашский полигон». Москва, 2006 год, ЗАО «Московские учебники — СиДиПресс»,
«Оружие противоракетной обороны россии: героическая эпопея создания оборонной триады и первопроходцы — создатели и испытатели». Москва. 2006 и др.
Коровин В., Ракеты «Факела». М., МКБ «Факел», 2003 г.

ПРОТИВОРАКЕТНАЯ И ПРОТИВОКОСМИЧЕСКАЯ ОБОРОНА
СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ ПРОТИВОРАКЕТНАЯ ОБОРОНА
ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ
ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ СИСТЕМЫ ПРОТИВОРАКЕТНОЙ ОБОРОНЫ
ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКИЕ СИЛЫ (ВКС)
ВОЙСКА ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ
РАДИОТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМЕНИ АКАДЕМИКА А.Л. МИНЦА
НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ДАЛЬНЕЙ РАДИОСВЯЗИ (ОАО НПК НИИДАР)
ОБУХОВСКИЙ ЗАВОД ГОЗ
КОНСТРУКТОРСКОЕ БЮРО СПЕЦИАЛЬНОГО МАШИНОСТРОЕНИЯ (КБСМ)
МКБ «ФАКЕЛ»
НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ РАДИОПРИБОРОСТРОЕНИЯ (НИИРП)


ГЛАВНАЯ НОВОСТИПОЛИТИКА,ПРОГРАММЫ ВООРУЖЕНИЕ,ВОЕННАЯ ТЕХНИКА ФОТО ВТС «БАСТИОН» на НАРОДе КОНТАКТЫ
____
© А.В.Карпенко 2009-2017/A.V.Karpenko 2009-2017
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap