РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС 15П084 С МБР УР-100 (8К84). MISSILE COMPLEX 15P084 ICBM UR-100 (8K84)



РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС 15П084 С МБР УР-100 (8К84)
MISSILE COMPLEX 15P084 ICBM UR-100 (8K84)

Ракета УР-100 и ее модификации стали самым массовым типом советских МБР и сыграли решающую роль в достижении военно-стратегического паритета, т.е. примерного равенства боевых возможностей советских и американских СНВ.
Начало разработки ракеты УР-100 в ОКБ-52 — 1960 год. Разработка ракетного комплекса 15П084 с легкой ампулизированной МБР УР-100 официально задана ОКБ-52 главного конструктора В.Н.Челомея Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 30 апреля 1963 года.
Ракетный комплекс с МБР УР-100 предполагалось сделать массовым, что бы обеспечить паритет с США. Это отложило отпечаток на конструкцию ракеты и ШПУ. МБР делалась малогабаритной, а ШПУ упрощенной конструкции.
Основные разработчики РК 15П084: РК в целом и ракеты УР-100 — ОКБ-52; маршевых двигателей первой ступени — ОКБ-154 под руководством С.А.Косберга и А.Д. Конопатова; маршевого и рулевого двигателей второй ступени — ОКБ-117 под руководством С.П. Изотова (ныне ГУНПП «Завод им. В.Я. Климова); системы управления в целом — НИИ-885 под руководством Н.А. Пилюгина, командных приборов — НИИ-944 под руководством В.И. Кузнецова (ныне НИИПМ им. академика В.И. Кузнецова); транспортно-пускового контейнера — филиал № 2 ОКБ-52; стартового устройства — ГСКБ Спецмаш под руководством В.П. Бармина; защитного устройства и установщика — ЦКБТМ под руководством Н.А.Кривошеина (ныне ГП «ЦКБТМ»); командного пункта котлованного типа — КБ-1 ЦКБ-34 под руководством Е.Г.Рудяка (ныне ГП «КБ специального машиностроения»); конструкторские коллективы, возглавляемые главными конструкторами Н.И.Зверевым, М.С.Рязанским, И.И.Картуковым и другими.
При разработке РК 15П084 предстояло создать легкую ампулизированную массовую ракету на высококипящих хранимых компонентах топлива, размещаемую в шахтных установках одиночного старта. Ракета должна была иметь гарантийной срок эксплуатации не менее 5 лет и сохранять высокую боеготовность на протяжении всего срока эксплуатации. Комплекс должен быть простым и надежным, шахта — прочной и живучей, управление пуском должно было осуществляться дистанционно.
В ракетный комплекс было введено много новых и оригинальных конструкторско-технологических решений, которые обеспечивали длительное хранение ракете в ШПУ типа ОС в полной боевой готовности, дистанционное управление контролем технического состояния ракеты и пусковой установки, пуском ракет комплекса с одного командного пункта полка.

Ракета УР-100 проектировалась для использования из ШПУ типа ОС и имела две ступени одного диаметра тандемной схемы с ЖРД на обеих ступенях. Компоненты топлива: горючее — НДМГ; окислитель — AT. В процессе проектирования и разработки МБР УР-100 были реализованы научно-технические конструкторские идеи и решения, которые позволили создать уникальную для своего времени ракету, значительно отличавшуюся от конструкций межконтинентальных ракет, как принятых на вооружение, так и находящихся в стадии разработки.
МБР УР-100 по сравнению со всеми созданными до этого ракетами имела меньшие массо-габаритные характеристики, моноблочную головную часть с зарядом большой мощности. На ракете УР-100 был реализован принцип плотной компоновки отсеков. Баки горючего и окислителя I и II ступеней ракеты несущие с общими совмещенными днищами, изготовлены из сплава типа АМГ-6. Наддув бака горючего первой ступени осуществлялся от специального газогенератора наддува, а баков окислителя обеих ступеней и бака горючего второй ступени — генераторным газом. Главные особенности ракеты УР-100 — ее ампулизация и содержание на всех этапах эксплуатации в герметично закрытом транспортно-пусковом контейнере. На заводе — изготовители баки ракеты ампулизировались, она устанавливалась в специальный транспортно-пусковой контейнер (ТПК), в котором хранилась в арсенале, транспортировалась заправленной.

Ампулизация ракеты УР-100 предусматривала: полную герметизацию топливных емкостей ракеты за счет применения только сварных соединений; изоляцию от агрессивных компонентов топлива и их паров элементов ракеты путем применения мембран; изготовление агрегатов и узлов ракеты из материалов, обладающих высокой коррозионной стойкостью; применение дистанционного автоматического контроля состояния ампулизации ракеты в полной боевой готовности; транспортировку и хранение ракеты в ТПК, заполненном сухим воздухом, с наддувом баков сухим азотом.
Все операции по сборке ступеней ракеты, стыковке электрических разъемов и автономным испытаниям проводились в условиях завода-изготовителя, что существенно повышало надежность и безотказность эксплуатации. Войска были освобождены от большого объема подготовительных работ, сокращено время приведения комплексов в боевую готовность.
Для обеспечения высокой боеготовности ракета находилась в ШПУ в заправленном состоянии. Применение жидких ракетных топлив на ракете УР-100 потребовало решения сложнейшей проблемы обеспечения длительного (в течение 7-10 лет) нахождения ее в заправленном состоянии.
Первоначально гарантийный срок эксплуатации ракеты с заправленными и ампулизированными баками был установлен в 5 лет. В ходе эксплуатации этот срок был увеличен более чем в 2 раза.

Система управления создавалась в НИИ-885 (НИИАП) под руководством Н.А.Пилюгина. В 1962 году была испытана фазовая система радиоуправления, созданная в НИИ-885, которая использовалась для ракет Р-9, Р-36 и УР-100. На ракете УР-100 первоначально испытывалась комбинированная система управления — инерциальная с радиосистемой. Радиосистема была создана в НИИ-885 под руководством М.С.Рязанского, в дальнейшем от нее отказались в пользу автономной инерциальной системы управления. Примененный в системе управления гироскопический хранитель азимута базового направления позволил производить разворот ракеты в плоскость стрельбы после ее выхода из ШПУ. Бортовая и наземная системы управления обеспечивали пуск ракеты из ТПК, высокую точность попадания в цель, высокую готовность к применению в период боевого дежурства.

Для управления межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР) УР-100, Р-36 коллектив НИИ-885 создал Главный токораспределитель Измерительно-преобразовательная головка Прибор нормальной и боковой стабилизации Генератор программных импульсов Приборы автономной СУ 28 фазовые системы радиоуправления с одним наземным командно-измерительным пунктом, размещенным вблизи старта. Эти системы работали в сантиметровом диапазоне радиоволн, обладали улучшенными характеристиками по помехозащищенности, точности, боеготовности, компактности, эксплуатационной пригодности, не накладывали никаких ограничений на направление стрельбы и обеспечивали возможность проведения залпового пуска ракет из позиционного района расположения стартовых позиций.

Наземные средства фазовой системы управления были разработаны как для открытого, так и защищенного вариантов исполнения. Траекторные измерения в фазовой системе — координаты и скоростные составляющие траектории движения ракеты — производились по несущей частоте излучаемого сигнала, который использовался и для передачи команд управления на борт ракеты, и для приема информации об их исполнении. Фазовые системы радиоуправления обеспечивали также выдачу оперативного прогноза отклонений точки падения головной части от цели по измерениям траекторных характеристик начала пассивного участка полета.

Для ракеты разрабатывались два варианта боевых блоков: легкий — для ракеты межконтинентальной дальности и тяжелый — для средней дальности стрельбы. Ядерный заряд для ракеты создавали в НИИ-1011 (Челябинск-70) под научным руководством Е.Н.Забабахина.
Ракета УР-100 была одной из первых МБР, оснащенных комплексом средств преодоления ПРО. На ракете УР-100 был применен комплекс средств преодоления ПРО «Пальма», созданный в НИИ-108 (ЦНИРТИ) под руководством В.Герасименко.

Двигатели первой ступени РД-0216 и РД-0217 с поворотными камерами сгорания разрабатывало ОКБ-154 (КБХА) под руководством С.А.Косберга, в дальнейшем с 1965 года — А.Конопатова. В 1963-1966 гг. Были разработаны двигатели РД-0216 и РД-0217 на компонентах топлива азотный тетрадсид и несимметричный диметилгидразин для первой ступени ракеты УР-100. При создании двигателей были обеспечены требования заказчика по повышению надежности, экономичности, обеспечению гарантированной защиты внутренних полостей двигателя от окружающей среды (амлулизация двигателя) и наиболее полной имитации натурных условий при автономных испытаниях.
Требования технического задания во многом определили схему и конструкцию двигателя. Была выбрана схема с дожиганием генераторного газа с высоким для того времени давлением в камере сгорания, При разработке двигателя были реализованы оригинальные схемно-конструктивные решения, часть из которых была защищена авторскими свидетельствами. Среди них: бесстартерный запуск двигателя с временной отсечкой магистрали горючего камеры сгорания после заполнения охлаждающего тракта камеры сгорания; входные клапаны со складывающейся мембраной принудительного вскрытия: трехступенчатый клапан и окислителя на входе в газогенератор: эксцентриковые компенсаторы для устранения погрешностей при оборке трубопроводов цельносварного двигателя; дренажное устройство для удаления газового пузыря при вправке изделия; ампулизированный вентиль слива, установленный во входных магистралях двигателя. К основным мероприятиям, позволившим ускорить отработку двигателей и существенно снизить материальные затраты следует отнести: испытания двигателей а широком диапазоне изменений параметров, значительно превышающем требования технического задания; многократные испытания одного двигателя путем его перезарядки; совмещение нескольких задач при одном испытании двигателя; испытания специальных, предельных двигателей при крайних значениях внешних и внутридвигательных факторов; виброиспытания двигателей на резонансных частотах; проверка устойчивости процесса в газогенераторе и камере сгорания к жесткому возбуждению. Благодаря такому подходу к стендовой отработке уже через год после начала проектирования были начаты испытания двигателя в составе ступени, а еще через год — летные испытаний.

Маршевый 15Д13 и рулевой 15Д14 двигатели второй ступени в составе двигательной установки 8Д419 создавались в ленинградском ОКБ-117 (завод им. Климова) под руководством С.П.Изотова. Двигатель 15Д13 имел одну неподвижную камеру сгорания, ТНА и был выполнен по открытой схеме, без дожигания. Рулевой двигатель 15Д14 открытой схемы имел четыре поворотные камеры, один ТНА.

Для второй ступени МБР УР-100 в ОКБ-117 (главный конструктор С.П.Изотов) создавался другой однокамерный двигатель 8Д423. тяга ЖРД — 13400 кгс, удельный импульс — 325 с. На базе двигателя в ОКБ был создан ЖРД 11Д423 для лунного космического аппарата ЛК-700 (разработчик ОКБ-52). Двигатель 11Д423 изготовлялся заводом «Красный Октябрь».

ТПК 15Я15 для ракеты УР-100 был создан в филиале №2 ЦКБМ под руководством В.М.Барышева. Герметичный контейнер служил для защиты ракеты от внешних воздействий при перевозке и хранении, а также для защиты ракеты от высокой температуры газовой струи работающих двигателей при газодинамическом старте из ТПК. В ШПУ контейнер подвешивался на амортизаторах, обеспечивающих защиту ракеты от сейсмических нагрузок. Контейнер устанавливался в стартовом сооружении и крепился жестко на четырех узлах, расположенных в верхней части сооружения, а в нижней части он был раскреплен четырьмя горизонтальными опорами. |
Ракета устанавливалась в контейнере на четырех вертикальных опорах и фиксировалась двумя поясами горизонтальной амортизации.
Новым качественным скачком в развитии боевых стартовых комплексов для стратегических ракет межконтинентальной дальности явилось создание в 1963-1966 гг. впервые в нашей стране одиночных шахтных стартовых комплексов для ампулизированных жидкостных ракет УР-100. Боевой стартовый комплекс (БСК) для МБР УР-100 создавался в ГСКБ «Спецмаш» под руководством В.П.Бармина. Он предназначался для приема и длительного содержания ракет УР-100 в боевой готовности, проведения предстартовой подготовки и пуска ракет. В основу создания этих стартовых комплексов были положены следующие принципы: обеспечение длительного содержания ракет в течение нескольких лет в полной боевой готовности; высокая надежность в подготовке и проведении пуска ракет дистанционно из командного пункта в минимально короткое время; проведение регламентных работ на пусковых установках не чаще одного раза в год; индустриальное строительство стартов. При проектировании стартового комплекса и пусковой установки в них были заложены принципиально новые схемные и конструктивные решения.
ОКБ-52 отработку газодинамики шахтного эжекционного стартового сооружения МБР УР-100 поручило НИИ-2 Госкомитета авиационной техники. НИИ-2 провел газодинамические испытания модели шахты с работающим двигателем в масштабе 1:5. К дальнейшим работам был привлечен НИИ-88, который полностью отработал газодинамику старта ракеты УР-100 из шахты.

Стартовый комплекс для ракеты УР-100 состоял из 10 рассредоточенных боевых стартовых позиций (БСП), на каждой из которых размещалась одна ШПУ. На десять ШПУ типа ОС, входящих в ракетный полк комплекса 15П084, был оборудован один подземный командный пункт (КП). Боевая позиция включала в себя ШПУ типа ОС, площадку для размещения подвижного оборудования, караульное помещение и ограждения с охранной сигнализацией.
Вблизи одной из БСП размещался командный пункт БРК, связанный кабельными линиями системы боевого управления и связи со всеми стартовыми позициями. КП размещался в защищенных сооружениях, оборудованных аппаратурой системы дистанционного управления и контроля, боевого управления и связи, системами автономного электроснабжения, обеспечивающих боевое управление БСК и жизнедеятельность дежурной смены. С КП проводились постоянный и периодический контроль технического состояния ракеты и систем ПУ и управления пуском ракет, при этом предстартовая подготовка к пуску проходилась в автоматическом режиме от автономных источников электроснабжения.
Предложенная ГСКБ Спецмаш пусковая установка представляла собой сооружение, состоящее из шахтного ствола и оголовка с тамбуром, закрытая сверху откатывающейся крышей защитного устройства. В ПУ размещались технологическое оборудование и спецтехнические системы, обеспечивающие длительное содержание, подготовку к пуску и пуск ракеты. В стволе шахты были размещены: устройства для подвески ТПК с ракетой, элементы стыковки кабельных и газовых коммуникаций с ракетой, элементы газоотводящей системы, средства откачки грунтовых вод и другое оборудование. В оголовке ПУ была размещена аппаратура для подготовки ракеты к пуску и ее пуска, элементы системы дистанционного контроля и управления, аппаратура электроснабжения спецтоками, средства снабжения ракеты сжатыми газами и другое оборудование. ШПУ обеспечивала защиту ракеты в контейнере и технологического оборудования от воздействия поражающих факторов ядерного взрыва и атмосферного влияния.
Защитное устройство 15У27 для ШПУ с ракетой УР-100 было создано в ЦКБТМ, ведущий конструктор С.С.Кедров. Защитное устройство с ограниченным временем открывания (30 сек), выполнено в виде сдвижной железобетонной плиты (крыши), открывающейся по наклонным под 350 рельсовым путям на 3-х катках (гравитационный метод откатывания). В закрытом состоянии крыша лежит на оголовке ШПУ горизонтально, поджимая расположенные на опорном конце оголовка резиновые уплотнения. При открывании задняя часть крыши специальным подъемно-толкающим механизмом поднимается на уровень наклонных рельсовых путей и сталкивается по ним до полного открытия. В 1966 году в ЦКБТМ была создана опытная крыша 15У27М с СПРД.
Стоимость создания ШПУ МБР УР-100 (8К84) значительно ниже стоимости ШПУ американских ракет «Минитмен», разработанных в то же время, построенных в большом количестве и имевших практически равную степень защищенности.
Для проведения технологических работ по установке ТПК с ракетой в ШПУ, заправке ракеты компонентами топлива, при стыковке головной части к ракете, техническому обслуживанию систем ПУ и ракеты был разработан комплекс подвижного технологического оборудования. Комплекс находился на технической базе и обслуживал несколько БСК. В состав технологического оборудования входили подъемно-транспортное, заправочное и вспомогательное оборудование.
Введенные технические мероприятия и автоматизация работ при подготовке ракет к пуску позволили значительно сократить численность личного состава в ракетном комплексе. Пуск всех ракет полка осуществлял расчет из 2-3 человек, расчет мог произвести пуск ракет двух соседних полков (по флангам). В случае повреждения кабельных коммуникаций пуск ракеты УР-100 производился автономно. При обслуживании ракетного комплекса с МБР типа УР-100 в расчете на одну пусковую установку типа ОС приходилось около 30 человек личного состава.
Предусматривалось проведение не реже одного раза в год регламентно — технического обслуживания ПУ с привлечением боевого расчета и подвижных средств позиционного района. Процесс боевого дежурства ПУ и ракеты, а также пуск ракет осуществлялись без присутствия на них боевого расчета.
КБ-1 КБСМ прорабатывало свой проект шахтных ПУ под ракету УР-100, который в производство не пошел.
Установщик для ракеты УР-100 в ШПУ был создан в ЦКБТМ, ведущий конструктор А.К.Симанин.

Производство ракет УР-100 было начато в 1963 году. Испытания ракетного комплекса с МБР УР-100 проводились на полигоне НИИП-5 под Тюра-Тамом (Байконур) с 19 апреля 1965 года и завершились 27 октября 1966 года. Для их проведения на НИИП-5 были сформированы специальные части: четвертое испытательное управление и шестая отдельная инженерно-испытательная часть. Для ускорения проведения испытаний, отработки всех операций и развертывания комплекса в войсках на НИИП-5 впервые было создано два полноценных стартовых комплекса по 10 ШПУ типа ОС и одним командный пункт в каждом, опытный (№386) и боевой (№386Д). Такого не раньше не в последствие не делалось. Советское руководство хотело как можно быстрее догнать США по количеству развернутых ПУ МБР.

Первый пуск ракеты УР-100 состоялся 19 апреля 1965 года с экспериментальной наземной ПУ, первый пуск из ШПУ состоялся 17 июля 1965 года. Председателем государственной комиссии по ЛКИ был командир ракетной дивизии генерал-майор С.Я.Тюрменко, в последствии его заменили на начальника 4НИИ МО генерал-лейтенанта А.И.Соколова.

Первые пять пусков ракеты 8К84 (УР-100) производились с использованием радиокомандной системы управления, в дальнейшем от нее отказались, на ракете была установлена только автономная инерциальная система управления. Всего по программе ЛКИ было выполнено 60 пусков ракет УР-100 (8К84) включая первые серийные образцы, при испытаниях ракеты достигнуто рекордное количество в месяц — до 13. Ракетный комплекс с МБР УР-100 был принят на вооружение 21 июля 1967 года. Серийное производство ракет УР-100 было развернуто на Московском машиностроительном заводе им. М.В. Хруничева, в омском ПО «Полет» и оренбургском ПО «Стрела».

Первые серийные ракеты УР-100 не имели средств радиотехнической защиты (РТЗ). По постановлению ЦК КПСС и СМ СССР от 23 января 1967 года было задано оснащение ракеты новой головной частью 15Ф842 (вместо 8Ф121) и РТЗ. Летные испытания ракеты УР-100 с РТЗ проводились на НИИП-5 с 20 сентября 1967 года по 13 февраля 1968 года, произведено 9 пусков. Председатель госкомиссии генерал-лейтенант А.И.Соколов. Испытания показали некоторое снижение точности стрельбы ракетами при сохранении дальности стрельбы и повышении эффективности преодоления ПРО противника. В таком варианте ракета УР-100 была заменена в серии.
Не дожидаясь окончания испытаний комплекса с 1964 года началось строительство боевых стартовых комплексов в позиционных районах. Проектные материалы предполагали возможность создания малогабаритной и упрощенной конструкции ШПУ. Транспортно-пусковой контейнер устанавливался в ШПУ с вывешиванием на опорных кронштейнах ствола установки.
Первые ракетные полки с МБР УР-100 стали на боевое дежурство 24 ноября 1966 года (Дровяная, командир Н.Г.Воротников; Бершеть, командир О.А.Грабский). Учебно-боевые пуски ракет УР-100 производились из района пос. Бершеть под Пермью, вскоре с боевых позиций пуски запретили и проводили их только с НИИП-5.
Массовое строительство стартов для МБР УР-100 имело первостепенное значение для наращивания оборонного потенциала нашей Родины. На боевое дежурство в 1966 — 1971 гг. было поставлено 970 ракет УР-100. При постановки комплекса на боевое дежурство было достигнуты рекордные темпы введения в строй ШПУ типа ОС до 200 в год. В июле-августе 1967 года произошло две серьезные аварии с гибелью людей при проведении регламентных работ на боевых комплексах. В дальнейшем конструкторы провели доработки комплекса.
Первоначально предполагалось использовать ракеты УР-100 и в системе противоракетной обороны, предназначенной для отражения массированного ракетно-ядерного удара со стороны США. Работа по системе ПРО «Таран» была начата в 1962-1963 годах по предложению В.Н.Челомея в ОКБ-52. Применение МБР УР-100 с боеголовкой мощностью 10 Мт для перехвата МБР противника должно было обеспечить большой радиус поражения целей и позволить отказаться от селекции ложных целей (техническим заданием было принято для оценки оснащение каждой МБР противника семью ложными целями). Постановление СМ СССР на разработку аванпроекта системы принято 3 мая 1963 года. Предполагалась разработка РЛС ЦСО-С, вынесенной на 500 км от Москвы на ракетоопасном направлении в сторону Ленинграда.
Рассматривалась возможность использования ракет УР-100 в системе ПРО А-35 для дальнего перехвата целей. Работы по системе были свернуты после отставки Н.С.Хрущева.
Опыт эксплуатации ракетного комплекса с МБР УР-100 показал, что их тактико-технические характеристики могут быть улучшены без существенного переоборудования наземных и бортовых систем комплекса и ракеты. В связи с этим было принято правительственное решение о модернизации комплекса непосредственно на боевых стартовых позициях. Разработка была задана Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 19 августа 1970 года. На базе ракетного комплекса с МБР УР-100 в ЦКБ машиностроения под руководством В.Н.Челомея был создан комплекс с МБР УР-100 с улучшенными тактико-техническими характеристиками (ТТХ). Разработка модифицированной ракеты УР-100 с улучшенными тактико-техническими характеристиками была начата в ЦКБМ 9 декабря 1969 года.
В процессе создания комплекса с МБР УР-100 с улучшенными ТТХ были увеличена дальность стрельбы ракеты, повышена точность попадания ракеты в цель, сокращено время на подготовку и пуск ракеты, увеличен межрегламентный период и срок гарантийной эксплуатации ракеты, систем и агрегатов комплекса.
Новый комплекс отличался от 15П084 использованием автономной инерциальной системы управления с расширенными возможностями по переприцеливанию ракеты, что улучшало оперативную управляемость ракетным комплексом, а также уменьшенным временем проведения предстартовых операций при подготовке и проведении пуска ракеты; улучшенными характеристиками проверочно-пускового оборудования, автономной системы электроснабжения и технических систем.
На новой ракете были установлены боевой блок уменьшенной массы с улучшенными летно-техническими характеристиками, способный более эффективно преодолевать систему ПРО противника, новая система управления с расширенными возможностями по перенацеливанию, комплекс средств преодоления (КСП) системы противоракетной обороны (ПРО) противника и др.
Для ракеты УР-100УТТХ был продлен срок эксплуатации и уменьшено время предстартовой подготовки. Новых ШПУ для ракет не разрабатывалось, они размещались в ШПУ, разработанных для МБР УР-100. Все доработки по ракете были проведены силами промышленности под контролем Министерства оборонына серийных ракетах УР-100, находящихся в войсках. Существенные доработки были выполнены только на части комплексов с МБР УР-100. Первоначально планируемое переоснащение ракет УР-100 с УТТХ кассетной РГЧ отпало из-за проведения работ с 1969 года по ракете УР-100К.
Летные испытания комплекса с ракетой УР-100 с УТТХ были начаты 2 февраля 1971 года и завершены 24 ноября 1971 года. Проведено 12 успешных пусков ракеты с полигона НИИП-5. Председателем государственной комиссии по ЛКИ был начальник Пермского ВВИКУ генерал-майор И.Д.Стаценко.
Первый ракетный полк с МБР УР-100УТТХ был поставлен на боевое дежурство 1 марта 1970 года (г. Хмельницкий, командир Ф.А.Воронин). Комплекс принят на вооружение 3 октября 1972 года.
Ракеты УР-100УТТХ устанавливались в ШПУ типа ОС ракетного комплекса 15П084. После ввода в эксплуатацию небольшого количества ракет УР-100 с УТТХ они были вскоре сняты с боевого дежурства и заменены на МБР УР-100Н третьего поколения.
Проект глубокой модернизации ракеты УР-100 предложен ЦКБМ (ОКБ-52 ГКАТ) в 1966 году. Разработка комплекса началась в 1967 году как модернизация комплекса с МБР УР-100 с установкой на нее РГЧ ИН с несколькими боевыми блоками. Первоначально разрабатывалась ракета УР-100А (15А10). Ракета УР-100А выиграла конкурс по замене ракет УР-100 у ракеты Р-38 разрабатываемой КБ «Южное». В системе управления ракеты предполагалось применить БЦВМ и значительно сократить время боеготовности.
Дальность стрельбы УР-100А должна была составить 10000 — 12000 км при точности попадания в цель (КВО) в 900 – 1350 м. В качестве боевого оснащения ракеты рассматривались два варианта: с моноблочной термоядерной головной частью весом в 645 кг и кассетной с тремя боевыми боками (3 х 120 кг). В качестве системы управления рассматривалась инерциальная система с гиростабилизированной платформой и БЦВМ разработки НИИАП (гл. конструктор Н.А.Пилюгин ). Ракета сохранила общую компоновку УР-100 с двумя жидкостными ступенями и основные компоненты топлива. Стартовый вес был порядка 49,5 т при длине МБР до 19,0 м и диаметре корпуса до 2,0 м. Разработка проекта прекращена в начале 1968 года. Тогда же были начаты работы по новой МБР УР-100Н третьего поколения, в которой был использован задел по ракете УР-100А.

МБР УР-100 в ТПК впервые показана на военном параде в Москве 7 ноября 1973 года. 25 апреля 1973 года в ходе учений РВСН впервые был произведен автономный пуск ракеты УР-100 из оголовка пусковой установки ракетным полком из состава Читинской ракетной армии.
К 1974 году произведено 106 пусков с испытательного полигона и 54 пуска с боевых позиций МБР типа УР-100 различных модификаций.
Ракета УР-100 и ее модификации стали самым массовым типом советской МБР. Максимальное количество развернутых ракет типа УР-100 составило 990 (по другим данным — 1030) в 1972 году, в дальнейшем УР-100 стали заменяться ракетами УР-100К, УР-100Н и МР-УР-100.

Размещение ракеты в ТПК позволило производить окончательную сборку ступеней на заводе-изготовителе. Ампулизированная ракета заправлялась на заводе, транспортировалась и хранилась в ТПК, что значительно повысило боеготовность частей РВСН.
Для обучения боевых расчетов ракет УР-100 промышленностью были разработаны учебные ракеты: 8К84Д для проведения контрольных испытаний системы управления ракеты и 8К84Д1 для тех же испытаний с заправкой компонентами топлива. Ремонт учебных ракет производился на Балашовском ремзаводе.
Для размещения на морских надводных и подводных носителях в 1964 году создавался комплекс Д-8 с ракетой УР-100М, работа закрыта на стадии проекта. Было решено дальнейшие работы по морской МБР продолжить СКБ-385 главного конструктора В.П.Макеева – комплекс Д-9 с МБР Р-29.
Вертолет В-12 создавался ОКБ Миля по предложению В.Н.Челомея для доставки МБР типа УР-100 к скрытым шахтным пусковым установкам, расположенных в труднодоступных местах. Но после того как за ШПУ был установлен контроль с помощью американских спутников от этой идеи отказались. Однако вертолет уже был создан и установил много мировых рекордов, но в серийное производство так и не поступил.
27-28 июля 1970 года проходили испытания две экспериментальные ракеты типа УР-100 с термоядерной головной частью мощностью в 1 Мт, имеющие радиолокационную систему наведения и обладавшие дальностью стрельбы 9200 км.

ХАРАКТЕРИСТИКИ

Разработчик ОКБ-52 ГКАТ (ЦКБМ) и филиал №1 ОКБ-52 ГКАТ
Гл. конструктор В.Н.Челомей
Изготовитель з-д №23 (МЗ им. Хруничева), Оренбургский авиазавод №47 (ПО «Стрела»), завод №166 («Полет», г. Омск)
Код НАТО SS-11 Sego и SS-11Mod 2 Sego
Наименование по СНВ-1 РС-10
Тип комплекса ракетный комплекс 15П084 с легкой ампулизированной МБР УР-100 и ШПУ типа ОС, второго поколения
Состояние комплекс 15П084 принят на вооружение 21 июля 1967 года, снят с вооружения в 1988 году.
Ракета УР-100 с УТТХ (8К84УТТХ, 8К84М) принята на вооружение 3 октября 1972 года

Ракета УР-100 (8К84), УР-100 с УТТХ (8К84УТТХ, 8К84М), 15А10(вариант модернизации ракеты — проект),
УР-100М (вариант ракеты для ВМФ, комплекс Д-8)
Дальность стрельбы, км:
— с тяжелой ГЧ 1000-5000
— с легкой ГЧ 1100-10600
— МБР УР-100 с УТТХ (8К84УТТХ, 8К84М) 1000-11000
Сектор обстрела, град.:
— МБР УР-100 +30
— МБР УР-100 с УТТХ (8К84УТТХ, 8К84М) более +150
Точность стрельбы (КВО), м:
— МБР УР-100 1400 (предельное отклонение — 5000)
— МБР УР-100 с УТТХ (8К84УТТХ, 8К84М) 1100 (предельное отклонение — 5000)
Головная часть МБР УР-100 (Вариант 1 — основная):
— тип легкая моноблочная термоядерная 15Ф842 (первоначально — 8Ф121)
— разработчик заряда НИИ-1011 (ВНИИП)
— главный конструктор Б.В.Литвинов, А.Д.Захаренков, О.Н.Тихане
— длина 1,45
— диаметр 1,25
— мощность заряда, Мт 0,5-1,0
— вес, кг 750-765 (800)
Головная часть МБР УР-100 (Вариант 2):
— тип тяжелая моноблочная термоядерная
— разработчик заряда ВНИИП
— мощность заряда, Мт 1,0-1,1
— вес, кг 1500
Головная часть МБР УР-100 с УТТХ (8К84УТТХ, 8К84М):
— тип моноблочная термоядерная с комплексом средств преодоления системы ПРО
— разработчик боеприпаса и заряда НИИ-1011
— мощность заряда, Мт 1,2
— вес головной части, кг 900-1200
Система управления инерциальная с гироскопической платформой на основе поплавковых гироскопов и электромеханических счетно-решающих приборов
— разработчик НИИ-885 (НИИАП)
— гл. конструктор Н.А.Пилюгин
— командные приборы:
разработчик НИИ-885
гл. конструктор Н.А.Пилюгин
Комплекс средств преодоления ПРО:
— тип «Пальма» (на первых ракетах
не было)
— разработчик НИИ-108 (ЦНИРТИ)
— руковод. разработки В.Герасименко
Органы управления:
— I ступень поворотные камеры сгорания основных двигателей;
— II ступень 4-камерный рулевой двигатель
Разделение ступеней тормозные РДТТ на первой ступени
— разработчик РДТТ КБ-2 з-да №81
— главный конструктор И.И.Картуков
Отделение ГЧ тормозные РДТТ на второй ступени
Система прицеливания:
— разработчик КБ-7 ЦКБ-784
— гл. конструктор С.П.Парняков
— руководитель работ А.Д.Лиферов
— ведущий конструктор Г.Б.Барвинок
— тип визуальная оптико-механическая 15Ш14
Тип старта «горячий» — за счет собственных двигателей по направляющим из ТПК в ШПУ
Число ступеней ракеты 2
Длина ракеты, м:
— УР-100 полная с тяжелой ГЧ 16,8-16,925
— УР-100 полная с легкой ГЧ 16,97
— УР-100 по проекту 16,45-16,69
— УР-100УТТХ полная 18,9-19,0
— УР-100УТТХ без головной части 16,5
Макс. диаметр корпуса, м 2,0
Стартовый вес, т:
— по проекту УР-100 39,4
— боевая ракета УР-100 42,34-42,4
— боевая ракета УР-100УТТХ 50,1
Вес пустой, т:
— УР-100 3,38
— УР-100УТТХ 7,1
Топливные баки несущие с совмещенными днищами
Горючее НДМГ
Вес горючего, т:
— УР-100 10,7
— УР-100УТТХ 13
Окислитель АТ
Вес окислителя, т:
— УР-100 27,4
— УР-100УТТХ 30
Гарант. срок хранен. ракеты в ТПК, лет:
— по ТТЗ 5 — в эксплуатации до 17
Первая ступень 8С816:
Размеры, м:
— длина 12,5 (для УР-100УТТХ – 13,3)
— диаметр 2,0
Вес ступени, т 34,0 (для УР-100УТТХ – 38 — 40)
Двигательная установка 3 однокамерных ЖРД РД-0216 (15Д2) и один РД-0217 с ТНА замкнутой схемы
— разработчик ОКБ-154 (КБХА)
— главный конструктор С.А.Косберг (А.Д.Конопатов)
— вед. конструктор В.П.Кошельников
— изготовитель Воронежский мех. з-д
— тяга двигателя в пустоте, тс:
у земли 80
в пустоте 87-87,6
— удельный импульс, с:
у земли 274
в пустоте 306
— скорость вращения турбины, об/мин 31000
Вторая ступень 8С817:
Размеры, м:
— длина 2,9 (для УР-100УТТХ – 3,2)
— диаметр 2,0
Двигательная установка 8Д419 в составе однокамерного маршевого двигателя 15Д13 и четырехкамерного рулевого ЖРД 15Д14
— разработчик ОКБ -117 (ОКБ им. В.Я.Климова)
— главный конструктор С.П.Изотов
Маршевый двигатель однокамерный ЖРД 15Д13 с ТНА открытой схемы
— разработчик ОКБ -117 (ОКБ им. В.Я.Климова)
— главный конструктор С.П.Изотов
— изготовитель з-д №466 («Красный Октябрь»)
— тяга двигателя в пустоте, кг 14000
— удельный импульс, с 320
Рулевой двигатель 4-камерный ЖРД 15Д14 с ТНА открытой схемы
— разработчик ОКБ -117 (ОКБ им. В.Я.Климова)
— главный конструктор С.П.Изотов
— изготовитель з-д №466 («Красный Октябрь») и Уфимский моторостроительный завод
— тяга двигателя в пустоте, кг 15000
— угол отклонения камер, град +45
Транспортно-пусковой контейнер:
Разработчик филиал №2 ОКБ-52
Гл. конструктор В.М.Барышев
Тип 15Я15 с системой амортизации
Амортизация ракеты в ТПК:
— горизонтальная пружинная, два пояса
— вертикальная пружинная с 4 опорами
Материал сплав АМГ-6
Герметизация специальной пленкой
Размеры, м:
— внутренний диаметр 2,6-2,7
— наружный диаметр 2,9
— длина 19,3-19,5
Вес, т 14,4 (для УР-100УТТХ – 8,3)
Боевой стартовый комплекс:
Разработчик ГСКБ «Спецмаш»
Гл. конструктор В.П.Бармин
Число ШПУ в комплексе 10
Расстояние между ШПУ, км 10-12
Число КП 1
Пусковая установка:
Тип шахтная типа ОС 15П784
Разработчик ГСКБ «Спецмаш»
Гл. конструктор В.П.Бармин
Защитное устройство плоская
сдвижная железобетонная крыша 15У27 с пневматическим приводом
— разработчик ЦКБ ТМ
— гл. конструктор Н.А.Кривошеин
— ведущий конструктор С.С.Кедров
— изготовитель:
опытного Уралвагонзавод
серийных Омский ЗПМ
— длина, м 8,16
— ширина, м 6,16
— высота, м 0,73
— общий вес, т 60
— вес крыши, т 48
— источник энергии сжатый воздух из баллонов
Открытие крыши сдвиг по наклонным рельсам в сторону
— колея, м 6,12
— база, м 5,9
— длина отката, м 6,5
— время открытия, с 5-10
Подвеска ТПК жесткая в верхней и нижней части
Система амортизации двухярусная горизонтальная и вертикальная пружинная внутри ТПК
Размеры шахты, м:
— диаметр ствола 4,2
— высота ствола 22,85
— высота ШПУ 26
— глубина катлована 32
Число ракет в ШПУ 1
Защищенность:
— избыточное давление, кг/см2 2
— безопасный радиус от взрыва ядерного заряда мощн. 1 Мт, км более 1,3
Система внутреннего электроснабжения:
— разработчик ЦПИ-31 МО
Командный пункт :
Тип подземный защищенный котлованного типа 15П884
Разработчик КБ-1 ЦКБ-34 (КБСМ)
Гл. конструктор Е.Г.Рудяк
Число КП в комплексе 1
Разработчик СДУК НИИАП
Установщик ТПК в ШПУ:
Тип 15У26
Разработчик ЦКБТМ
Подъемно-транспортная изотермическая машина:
Тип 15Т21
Разработчик КБ «Мотор»

А.В.Карпенко, ВТС «БАСТИОН», 29.03.2015 + доп. 12.04.2019

Источники:
Карпенко А.В. «Российское ракетное оружие 1943-1993 гг.» (справочник). СПб: «Пика», 1993 г., 180 с.,
Карпенко А.В. «Отечественные стратегические ракетные комплексы». Второе издание. Рукопись в двух частях. 2001
Карпенко А.В., Уткин А.Ф., Попов А.Д. «Отечественные стратегические ракетные комплексы». СПб: Невский Бастион – Гангут, 1999 г., 288 с.,
Karpenko A.W., Popov A.D., Solomonov Ju.S., Utkin A.F. “Sowjetisch-russische strategische raketenkomplexe”. Elbe-Dnjepr-verlag, 2006
Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения. М., РВСН, 1996 г.,
История создания и развития АО «Российские космические системы». ООО «Форт Диалог-Исеть». 2015
www.npomash.ru и др.

КОМАНДНЫЙ ПУНКТ ЗАГЛУБЛЕННОГО ТИПА 15П884
РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС Д-8 С МБР УР-100М
РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС 15П020У С МБР УР-100У (15А20У)
РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС 15П020 С МБР УР-100К (15А20)
ОПЫТНО-КОНСТРУКТОРСКОЕ БЮРО «ВЫМПЕЛ»
КОНСТРУКТОРСКОЕ БЮРО ОБЩЕГО МАШИНОСТРОЕНИЯ ИМЕНИ АКАДЕМИКА В.П.БАРМИНА (СПЕЦМАШ)
ВПК «НПО МАШИНОСТРОЕНИЯ»


__      
© А.В.Карпенко 2009-2020/A.V.Karpenko 2009-2020
Page Rank CheckЯндекс цитированияMap